/img/tv1.svg
RU KZ
Как поведут себя тарифы в ВКО

Как поведут себя тарифы в ВКО

За прошлый год в области сэкономили на оплате коммунальных услуг 2,5 млрд тенге.

07:48 10 Февраль 2020 4757

Как поведут себя тарифы в ВКО

Автор:

Ольга Ушакова

Политика по сдерживанию тарифов для населения, начатая год назад, продолжится в 2020 году. Как заявили антимонопольщики, в ВКО на сегодняшний день никаких предпосылок для повышения тарифов для населения они пока не видят.

В это время одни поставщики коммунальных услуг по Усть-Каменогорску и ВКО утверждают, что подадут заявки на повышение тарифов в уполномоченный орган к июлю 2020 года, другие говорят, что не будут увеличивать стоимость за «коммуналку», если не произойдет чего-то «неожиданного».

«В 2019 году у нас прошла большая работа вместе с местными исполнительными органами по снижению тарифов, на 3,5% у нас по всем городам и районам было снижение тарифов для населения, – рассказал руководитель Департамента Комитета по регулированию естественных монополий по ВКО Кайрат Уразбаев. – У нас в области свыше 80 тарифов самостоятельных субъектов естественных монополий, а снижение с 1 января 2019 года произошло по 46 тарифам».

Электричество

Он объяснил, на сегодня нет реальных обоснований для поднятия тарифов на те или иные услуги, кроме энергетики. С 1 ноября 2019 года энергопроизводители повысили тариф, поэтому снабжающее всю ВКО электричеством ТОО «Шыгысэнерготрейд» – «дочка» передающей компании АО «ВК РЭК», вернулось к тарифам для населения, которые действовали с 4 января 2018 года, а потом с 1 января 2019 года были снижены по собственной инициативе предприятия почти на 7%. То есть сейчас для населения тариф составляет 10,395 тенге/кВт*ч. С 1 января по 1 октября 2019 года он был равен 9,719 тенге/кВт*ч. Для прочих потребителей тариф остался без изменения, на уровне 12,936 тенге к/Вт*ч.

«ТОО «Шыгысэнерготрейд» не является субъектом естественной монополии, регулируется несколько иными правилами. У нас очень сильно отличается структура ценообразования, – сообщила подробности заместитель председателя правления АО «ВК РЭК» – ТОО «Шыгысэнерготрейд» Ирина Глибина. – Более 95% в нашей структуре – это затраты на покупку и транспортировку электроэнергии. Они регулируются государством, мы влиять можем лишь на небольшую часть, от 3% до 5% нашего тарифообразования».

ТОО «Шыгысэнерготрейд», по ее словам, было вынуждено вернуться к утвержденным в 2018 году предельным тарифам, чтобы не нести убытки и затем не «вкладывать их в следующие тарифы для потребителей».

«С 1 января 2020 года значительно изменилась стоимость услуги по готовности к несению нагрузки рынка мощности. Практически на 26% увеличилась стоимость этой государственной услуги, на которую мы влиять на нее не можем. Также мы предполагали, что станции оставят свои предельные тарифы. Сейчас этот вопрос только рассматривают. Пока действуют тарифы, которые ввели с 1 октября 2019 года, – объяснила г-жа Глибина.

По ее информации, с учетом того, что всю услугу по передаче электроэнергии осуществляет субъекты естественной монополии, они точно так же имеют долгосрочные тарифы, утвержденные на пять лет. Соответственно, с 1 января 2020 года поменялись тарифы по всем субъектам, которые передают электричество. Рост происходит ежегодно. В этом году произошло значительное увеличение стоимости передачи электричества по АО «КЕГОК». По передающей компании АО «ВК РЭК» также выросла цена, но в пределах утвержденной на пять лет в 2015 году.

«Сейчас мы закроем 2019 год, но в 2020 году мы не планируем рассматривать увеличение тарифа для физических лиц. Он должен для физлиц остаться неизменным, если у нас не произойдет то, что мы не видим на данный момент», – резюмировала Ирина Глибина.

Вода

Финансовый директор РГП «Оскемен Водоканал» Индира Нурсабитова рассказала: их предприятие с 1 января 2020 года сохранило для населения уровень тарифов, который был введен с 1 января 2019 года. По водоснабжению это 66,46 тенге с НДС, по водоотведению – 65,91 тенге. Плата с одного человека для тех, кто проживает в благоустроенном секторе и не имеет приборов учета, в месяц за две услуги составляет 1217,09 тенге.

«Предприятие работает сейчас по долгосрочным тарифам, и тарифы должны были меняться с 1 июня каждого года. Вот с 1 июня 2019 года должны были утвердить тарифы, действующие на пятый год реализации. Поскольку предприятие сохранило уровень тарифов для населения без изменения, то по сравнению с теми тарифами, которые должны были быть, снижение составило по водоснабжению 13,6%, а по водоотведению – 11,1%. Снижение платы произошло на 169 тенге по сравнению с тем, которое должно было быть введено с 1 июня 2019 года», – дополнила она.

Сохранение этих тарифов произошло в РГП «Оскемен Водоканал» за счет экономии затрат по электроэнергии в части водоснабжения и за счет уменьшения инвестиционной программы в части водоотведения на общую сумму около 581 млн тенге. Сейчас на предприятии из-за режима экономии водопотребления, потому что предприятия и население устанавливают приборы учета, РГП «Оскемен Водоканал» в 2019 году недополучил доход в сумме 456 млн тенге. В 2018 году эта сумма составила 205 млн тенге. По оперативным данным, сумма убытков по предприятию на сегодня составляет 232 млн тенге. Кстати, еще в 2017 году «Оскемен Водоканал» работал с прибылью. Предприятие постоянно проводит мероприятия по оптимизации, сокращает персонал. В этом году закрываются два водозабора, где было мало потребителей. А качество воды оставляло желать лучшего. Что касается средней зарплаты, то это на предприятии составляет около 121 тысячи тенге, что на 20% ниже, чем средняя по региону.

«Несмотря на сложное финансовое состояние, предприятие реализует свою инвестиционную программу, которая предусмотрена в действующих тарифах, – говорит Индира Нурсабитова. – В прошлом году только на реконструкцию сетей водоснабжения предприятие потратило 768 млн тенге с НДС».

Общая сумма инвестиционной программы, которая была реализована в прошлом году в РГП «Оскемен Водоканал», составила 887 млн тенге с НДС.

«2020 год это последний год нашего тарифного периода, который длится с 1 июня 2015 года, и мы планируем завершить работы, которые сегодня начаты, на сумму более 1,2 млрд тенге. Что касается 2020 года, у нас заканчивается период долгосрочного тарифа, и мы планируем подать заявку в уполномоченный орган к июлю 2020 года», – резюмировала она.

Тепло

Технический директор АО «Усть-Каменогорские тепловые сети» Талгат Кайркенов рассказал, что предприятие на выполнение программы потратило в 2019 году почти 1,2 млрд тенге. Около 42% ушло на капитальный ремонт сетей, 15% – на ремонт котельного оборудования, электрооборудования, замену и приобретение нового оборудования.

«По независящим от нас обстоятельствам ряд мероприятий перенесли на 2020 год, – добавил г-н Кайркенов. – У нас за 2019 год суммарный доход составил 7,37 млрд тенге, а расходы – 7,58 млрд тенге. Убыток по предприятию составил 210 млн тенге».

С учетом наружных температур в декабре 2019 года были выполнены перерасчеты потребителям, не имеющим приборы учета. Перерасчет составил порядка 126 млн тенге. Говоря иначе, каждому жителю компенсировали по 30-36 тенге за квадратный метр.

«Мы с 1 января 2019 года понизили тариф на 3,4%, у нас также работа велась по предельному уровню тарифа на пять лет, с 2015 по 2020 год. Поэтому в июне мы будем подавать новый тариф на пять лет, с новой инвестиционной программой», – добавил он.

Как заметил Кайрат Уразбаев, в Восточно-Казахстанской области тарифы за коммунальные услуги являются одними из самых низких по стране.

Ольга Ушакова

Почему повышаются тарифы на электроэнергию?

Телемарафон в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

24 Июль 2020 10:28 6026

Фото: Максим Морозов

Как повышение тарифов на электроэнергию отразится на бизнесе?

С 1 июля в Казахстане скорректированы предельные тарифы энергопроизводящих организаций, их рост, согласно прогнозу, составит в среднем 16% по стране.

У 34 энергопроизводящих организаций тариф увеличен, у девяти сохранен на прежнем уровне, у одной организации снижен. Решение скорректировать тарифы объяснялось «независящими от энергопроизводящих организаций» причинами: ростом затрат на приобретение топлива, объемы электрической энергии из возобновляемых источников, обязательными платежами в бюджет и услугами системного оператора.

«Также это связано с новой методологией расчета фиксированной прибыли», – добавляет заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Покупаем дорого, продаем дешево

«Я долгие годы занимаюсь тарифом, в нашей области в том числе, являюсь членом комиссии по тарифам», – присоединился к обсуждению предприниматель из Карагандинской области Николай Абт.

Он напомнил, что в 2013 году была принята инвестиционная программа «Тариф в обмен на инвестиции». «Станциям, у которых тариф был в пределах 3,5 тенге, у кого-то чуть больше, у кого-то – чуть меньше, сделали тариф в два, а кому-то и в три раза больше. Взамен они должны были инвестировать в капремонт. Наша ТЭЦ-3, например, за это время построила новый котел, запустила новую турбину», – говорит спикер.

По его словам, какие-то организации выполнили программу, какие-то – нет. «В 2018 году программа закончилась, и все должны были вернуться к прежним тарифам, но министерство не проконтролировало этот вопрос, и они проработали с повышенным тарифом до 2019 года. Мы обратились в Генпрокуратуру, к президенту страны. В итоге тарифы снизили, но в среднем до 6 тенге. Сейчас поднимают на 20%, насколько это связано с подорожанием угля или каких-то составляющих – непонятно», – отмечает собеседник.

Ведущий телемарафона Данил Москаленко зачитал сообщение от минэнерго: «В 2019 году из-за износа мощностей, недостаточной маневренности и многочисленных аварийных ситуаций Казахстан вынужденно закупил услуги по регулировке электрических мощностей у соседних стран более чем на 8 млрд тенге, что в конечном счете оказывает отрицательное влияние на тариф для казахстанцев».

В ответ на это Николай Абт напомнил, что на северо-востоке Казахстана образуется излишек электроэнергии, его продают в Россию, там электроэнергия стоит дороже, чем у нас, но мы продаем всего по 4 тенге. А в западных регионах Казахстана, где, наоборот, есть дефицит, электроэнергию закупают в России, но «почему-то по 20 тенге».

«Сейчас нам предлагают энергию (на внутреннем рынке. – Ред.) по 7 тенге, хотя реальная себестоимость ее на станциях – 3 тенге, 3,5 тенге, 2,8 тенге», – говорит собеседник.

Зимой расходы вырастут еще

Заместитель директора Палаты предпринимателей г. Шымкент Кайрат Акенов рассказал, что в городе есть основная энергоснабжающая организация (не считая той организации, которая поставляет электроэнергию в индустриальные зоны), обеспечивающая потребителей. Ее тариф сейчас – 27,70 тенге без НДС. Его планируют повысить до 30,39 тенге, это проект, он на стадии защиты. Обоснование – по причинам повышения тарифов энергопроизводящих компаний от 12% до 25%.

«В городе Шымкент официально действующих субъектов предпринимательства – более 70 тыс. Из-за повышения тарифов может пострадать большинство из них. Я созванивался с рестораном, в летний период он потребляет примерно 30 тыс. кВт∙ч, оплата в месяц – 800 тыс. тенге. Но это с учетом того, что пока работают только летники. Зимой ресторан будет отапливаться, расходы вырастут до 1,5 млн тенге», – рассказал собеседник.

Как снизить тарифы и не вызвать риски

«Конечная цена для потребителя складывается из предельного тарифа энергопроизводящих организаций, тарифа на передачу электроэнергии и снабженческой надбавки. Поэтому изменение тарифа при производстве по цепочке вносит свой вклад в изменение конечной цены для потребителя по разным регионам», – поясняет представитель НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Он рассказывает, что проект приказа по корректировке предельных тарифов на электроэнергию поступал на рассмотрение в Нацпалату, после чего Нацпалата отметила, что рост предельных тарифов повлечет за собой повышение конечной цены на электроэнергию и также окажет мультипликативный эффект на другие тарифы – на тепло- и водоснабжение.

«Естественно, это вызовет рост затрат предпринимателей, малого и среднего бизнеса – в первую очередь», – комментирует спикер.

По его словам, НПП предложила провести расчеты конечных тарифов и цен, проанализировать, как изменение предельных тарифов на электроэнергию, отразится на стоимости для конечных потребителей. На заключение Нацпалаты минэнерго направило ответ: в настоящее время миннацэкономики проводит расчеты конечных цен на электроэнергию по группам потребителей с учетом влияния увеличения тарифов энергопроизводящих организаций во втором полугодии.

«Ситуация усугубляется перекрестным субсидированием тарифов для населения за счет тарифов для юридических лиц. Поэтому одно из основных наших предложений – разработка мер по уменьшению этой разницы с учетом необходимости принятия мер адресной поддержки социально уязвимых слоев населения», – говорит Саид Алимбаев.

Также, по его словам, Комитет по регулированию естественных монополий рассматривает варианты снижения сумм инвестиционных программ с указанием мероприятий, подлежащих исключению или переносу на следующий год. «Но это вызывает риски ухудшения экономики самих субъектов естественных монополий и риски ухудшения качества и надежности предоставляемых регулируемых услуг», – отмечает спикер.

Слишком много забирают посредники

Саид Алимбаев поясняет, что законодательство в области электроэнергетики и сам «профильный» закон предполагает утверждение предельного тарифа энергопроизводящих организаций на семь лет, но при необходимости корректируется, что заложено в правилах утверждения предельного тарифа на электрическую энергию. «То есть в соответствии с законодательством минэнерго производит корректировку предельных тарифов. Вместе с тем в законе нет ограничений на количество корректировок», – продолжает эксперт.

«А может быть, нам стоит внести законодательную поправку, которая жесткие меры пропишет?» – задал вопрос Данил Москаленко.

«Никаких законодательных изменений делать не надо, надо просто соблюдать те законы, которые сегодня существуют», – ответил Николай Абт.

Свою мысль он пояснил так. В Алматы и для населения, и для юридических лиц, и для бюджетных организаций электроэнергия стоит 17 тенге. В Караганде некоторые юрлица, причем даже не производственные компании, получают электроэнергию по 4 тенге, а бюджетные организации – детские сады, школы – по 40 тенге. В законе о бюджете сказано: запрещена дотация из бюджета частных компаний. Разница в тарифах – это «скрытая дотация», хищение бюджетных средств. «По-другому мы это не понимаем», – делится мнением предприниматель.

Он считает, что нужно демонополизировать рынок, вводить рыночные рычаги. «В мировой практике генерирующие станции получают 70% от продажной цены, 30% получают все посредники, которые доставляют электроэнергию до потребителей. У нас: 7 тенге – средняя цена генерирующих станций, это новая цена с учетом повышения. А мы, юрлица, платим 24 тенге без НДС. То есть посредники забирают всю основную маржу, там и станциям не достается», – обрисовывает положение вещей спикер.

Скачки тарифов – шок для бизнеса

Исполнительный директор казахстанской ассоциации производителей цемента и бетона «QazCem» Ербол Акымбаев отметил, что повышение тарифов, конечно, оказало негативный эффект на предприятия отрасли, потому что в себестоимости продукции – цемента – электричество занимает от 20% до 30%.

«Но говорить однозначно о том, что повышения не должно быть, мы не можем. По многим причинам. Прежде всего, потому что казахстанской экономике, промышленности нужна своя энергетика. Если не будем ее поддерживать, то просто останемся без энергии, без чего не может быть ни промышленности, ни эконмического развития», – отмечает спикер.

Вместе с тем, отмечает он, единовременное повышение тарифа, а скачок в зависимости от региона был от 15% до 27%, произвело шоковый эффект. «Мы не были готовы. Считаем, что правильнее было бы планомерное поднятие тарифов. Например, на 2-3% в год. Чтобы предприятия могли моделировать свои бюджеты на год, предвидеть такие расходы. Никто никогда не может предвидеть увеличение расходов из-за повышения тарифов на 20-30%», – говорит Ербол Акымбаев.

Кроме того, по его словам, в отрасли есть международные инвесторы, для которых скачок тарифов тоже становится неожиданным фактором.

«Мы как отрасль, бизнес, промышленность хотим знать, будут ли поднимать тарифы ежегодно на 20%, или их будут увеличивать раз в пять лет, раз в три года. Мы хотим получать от правительства, от министерства энергетики четкий план по тарифам на последующие годы, чтобы мы могли строить свои бюджеты, реализовывать инвестпроекты, планы по развитию и не попадать под удар», – говорит представитель цементной отрасли.

Потребление нужно перераспределить

Предприниматель из Актобе Аскар Мамырбаев обратил внимание на деталь, которая, на его взгляд, выпала из общего поля зрения.

«Основная причина роста стоимости электроэнергии – активное внедрение ВИЭ. Цена на такую энергию высокая, ее вынуждены покупать централизованно, а потом распределять среди всего населения и промышленных предприятий», – говорит собеседник.

Он указывает на то, что в западном Казахстане много недропользователей, есть металлургические комбинаты, нефтехимические комплексы, которые построили собственные газотурбинные электростанции. «Используя дешевый газ и получая относительно дешевую электроэнергию, они практически отсоединились от системы, не получают дорогую энергию, как население и МСБ», – говорит участник телемарафона.

По его словам, ВИЭ внедряли потому, что Казахстан обязался снижать промышленные выбросы. «Я считаю, что в правила реализации электроэнергии, которые разработало правительство, необходимо внести изменения, обязать в первую очередь недропользователей потреблять дорогую электроэнергию от ВИЭ, а вырабатываемую ими дешевую электроэнергию, наоборот, отдавать населению и МСБ. В нашем регионе бюджетные организации получают электроэнергию почти по 20 тенге без НДС, а те, кто свою электроэнергию вырабатывают, – по 5-6 тенге. Надо вынести этот вопрос на отдельное рассмотрение», – считает участник телемарафона.

Компании, имеющие частные газотурбинные станции, являются условными потребителями и покупают электроэнергию ВИЭ от Расчетно-финансового центра. Но Аскар Мамырбаев считает, что закупаемые ими 100 млн кВт∙ч в год (столько можно получить только от одной газотурбинной станции мощностью 10 МВт) слишком мало относительно уже имеющихся мощностей газотурбинных станций – 2000 МВт. «Вот в чем разница, на все 2000 надо «раскидать», вот тогда будет эффект. Это позволит снизить тарифы», – уверен он.

Все предложения необходимо рассмотреть

«По мнению бизнеса, особое значение имеют стабильность и прогнозируемость тарифов. Но мы видим объективные причины – курсовые колебания, инфляцию, это оказывает влияние, поэтому тарифы пересматриваются и корректируются. Предприниматель из Актобе озвучивал свое предложение на заседании совета по тарифам при НПП. Все предложения, полагаю, необходимо еще раз обсудить и с предпринимателями, и с членами совета по тарифам», – резюмировал заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Энергопередающая организация Экибастуза заявляет о возможных убытках

Антимонопольное ведомство утвердило понижающий тариф.

13 Февраль 2020 15:14 1411

Фото: Максим Морозов

С 1 марта экибастузское ТОО «Энергоуправление» будет осуществлять транспортировку электроэнергии своим потребителям по новому утвержденному тарифу – 2,29 тенге за кВт*час. Такую цифру утвердил Павлодарский областной департамент комитета по регулированию естественных монополий (КРЕМ). До этого тариф составлял 3,71 тенге.

По мнению директора предприятия Раисы Гайнулиной, озвученному inbusness.kz, возникает ощущение, что идет  подрыв экономики предприятия.

«Или рейдерский захват хотят сделать. Такое ощущение, что мы вернулись в 1990-е годы», – отметил руководитель.

ТОО «Энергоуправление» относится  к среднему бизнесу, здесь трудится около 250 человек. Предприятие оказывает услуги по передаче и распределению электроэнергии потребителям.

«В прошлом году наш тариф составлял 3,86 тенге за кВт*ч, когда был брошен клич о его снижении, мы это сделали – 3,71 тенге. В связи с увеличением объема производства, а у нас появился новый потребитель, мы сочли возможным снизить расценку до 3,20 тенге за кВт*ч, соответствующая заявка была подана, слушания проведены, но нам утвердили иную цифру без объяснений», – говорит Раис Гайнулин.

По словам руководителя предприятия, антимонопольное ведомство предусмотрело в тарифе нулевую прибыль. 

«У нас рыночная экономика. Мы оставили себе прибыль в тарифе, так как летом ряд угольных предприятий останавливают добычу ввиду отсутствия рынка сбыта. В этом случае мы за счет чего должны зарплату выплачивать? С такими же цифрами я должен порезать зарплату в два раза. При этом нашему соседу  – «Горэлектросети», работающей с населением,  тариф подняли до 4,30 тенге за кВт*ч. Такое ощущение, что кто-то ждет нашего банкротства», – делает вывод руководитель.

Средняя заработная плата в энергетической отрасли составляет 188 тыс. тенге. В ТОО «Энергоуправление» – 168 тыс. тенге.

«Зарплата в тарифе составляет более 20%. Остальное – содержание сетей. Заявку на ремонт сохранили. Срезали зарплату в два раза, и прибыль поставили по нулям. Как так можно работать?» – задается вопросом представитель бизнеса.

Как сообщил inbusness.kz представитель областного департамента Александр Фида, существует методика расчета тарифов: затраты делятся на объем услуг.

«У предприятия вырос объем услуг, соответственно, снизился тариф. Мы приветствуем прибыльность предприятия в иной деятельности, которую они могут оказывать. Но что касается регулируемой деятельности, можем ограничивать, такое право имеется», – отметил  собеседник.

При этом уточнил, что тариф – величина прогнозная. Субъект его может предложить пересмотреть, если для этого будут предпосылки. Все зависит от финансово-хозяйственной деятельности.

Марина Попова