Кант бала или повесть о сахарном ребенке

4719

Российский книжный бестселлер о сосланной в Среднюю Азию дочери "врага народа" собираются перевести на казахский язык.

Кант бала или повесть о сахарном ребенке

Книга "Сахарный ребенок" ("КомпасГид", 2014) – единственная в своем роде: это документальная повесть о сталинских репрессиях, рассказанная от лица ребенка и адресованная детям.

Книга была презентована в Астане 12 ноября на первой Евразийской книжной выставке-ярмарке "EurasianBook Fair-2016" и вызвала большой интерес у казахстанских читателей и издателей.

"Эта история близка Казахстану: хотя события происходят в Киргизии, но Казахстан тоже был местом ссылки, здесь тоже были лагеря, и местные жители так же спасали ссыльных. Очень многие казахстанские издатели высказали свой интерес к тому, чтобы выпустить "Сахарного ребенка" на казахском языке. Повесть уже переведена на четыре языка: нидерландский, латышский, болгарский, французский. Мы надеемся, что казахский язык станет пятым", - говорит PR-директор издательства "КомпасГид" Наталья Эйхвальд.

По словам представителя ИД "КомпасГид", сейчас обсуждаются разные предложения, но вполне вероятно, что изданием книги в Казахстане займется издательство "Фолиант"(главный организатор "EurasianBook Fair-2016").

Книга "Сахарный ребенок" в 2015 году вошла в шорт-лист "Лучшие российские книги 2014 года: выбор детей", шорт-лист премии им. Л. Толстого "Ясная поляна" и список выдающихся детских книг мира "Белые вороны", составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой.

Повесть написана Ольгой Громовой на основе воспоминаний Стеллы Натановны Дубровой (Нудольской). Когда Стелле-Эле было пять лет, она вместе с мамой оказалась в лагере для ЧСИР (членов семей изменников Родины) в Киргизии. "Кант бала" - так девочку прозвали киргизские дети за белокожесть и светлые волосы.

Вот что рассказывает об истории создания книги ее автор, главный редактор журнала "Библиотека в школе" Ольга Громова:

"С героиней этой истории я познакомилась много лет назад, в 1988 году. И мы 25 лет дружили, пока она в 2005 году не умерла. Под конец жизни Стелла осталась одна, поэтому болела и умирала она у меня на руках. Собственно говоря, потому мне и досталась ее история. Много лет она рассказывала мне обо всем понемножку, потом я заставила ее писать воспоминания... Уже совсем больная, она вдруг сказала мне: "Уже столько всего написано об этом, и гораздо лучше! Неужели у меня получится второй "Крутой маршрут"? Конечно, нет. А вот с детьми про это никто не говорит". И фактически она оставила мне "домашнее задание": сделать из ее мемуаров повесть для детей".

Интересно, что уже взрослая Стелла Дуброва некоторое время работала в Казахстане: она стала химиком, разрабатывала и внедряла сельскохозяйственные удобрения.

Но не только этим повесть "Сахарный ребенок" близка казахстанскому читателю. Все в ней так знакомо, будто действие происходит где-нибудь в Акмолинской или Карагандинской области. Кто только не живет рядом с девочкой Элей и ее мамой: местные киргизы; столыпинские переселенцы, уехавшие с родины еще до революции; раскулаченные выходцы с Украины; с началом войны - ссыльные поволжские немцы, чеченцы, карачаевцы; беженцы, эвакуированные из Белоруссии. Все они, как могут, помогают друг другу, даже рискуя собой, и делятся последним.

И хотя герои повести переживают по-настоящему страшные испытания, "Сахарный ребенок" - это светлая и духоподъемная книга: о свободе, о победе над страхом и о том, что "хороших людей на свете больше, чем плохих".

Ксения Татаринова