/img/tv1.svg
RU KZ
Касым-Жомарт Токаев: Казахстан обязан позаботиться о своих национальных интересах

Касым-Жомарт Токаев: Казахстан обязан позаботиться о своих национальных интересах

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев дал интервью республиканской газете «Ана тiлi».

12:18 25 Июнь 2020 1112

Касым-Жомарт Токаев: Казахстан обязан позаботиться о своих национальных интересах

Автор:

Фото: Серикжан Ковланбаев

Глава государства рассказал о борьбе с пандемией коронавируса, расширении сферы применения казахского языка, поддержании общественного порядка и других насущных вопросах. МИА «Казинформ» перевело интервью на русский язык.

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Эпидемия, которая сегодня тревожит весь мир, к сожалению, охватила и нашу страну. Как известно, с начала пандемии государство под Вашим руководством предприняло ряд социально-экономических мер. Около двух месяцев в стране действовало чрезвычайное положение. Продолжаются карантинные мероприятия.

Однако в последнее время, несмотря на карантинные меры, распространение вируса ускорилось. Уже сейчас количество зараженных составляет около 20 тысяч. Более ста человек умерли от этой болезни. Это очень тревожит людей. Эпидемия не обошла стороной и представителей власти разного уровня. Сегодня ходят разговоры о том, что «правительство перестало контролировать распространение эпидемии, поэтому в больницах не хватает мест». Что Вы можете сказать по этому поводу? Не проигрываем ли мы в битве с инфекцией?

Действительно, пандемия изменила привычный уклад жизни не только наших соотечественников, но и всего человечества. Мы стали свидетелями того, что перед тяжелой болезнью оказались беспомощными даже самые развитые государства. В крайне сложной ситуации оказались ведущие европейские страны, Соединенные Штаты, азиатские гиганты – Китай, Япония, Южная Корея и многие другие.

Считаю неверными рассуждения о том, что «мы проигрываем в борьбе с эпидемией, а правительство утратило контроль над ситуацией». Как вы знаете, в городах Нур-Султане, Алматы и Шымкенте оперативно построены три инфекционных больницы. Клиники в других регионах были оснащены необходимым оборудованием. Наши врачи обладают необходимыми знаниями для лечения больных. Сегодня медики самоотверженно днем и ночью борются с пандемией. Со своей стороны государство выделило необходимые средства.

Говоря на эту тему, мы должны помнить, что и те, кто находится у власти, – это такие же люди, как и все мы. Ответственным лицам в силу их должностных обязанностей необходимо встречаться с гражданами, поэтому они выезжают в командировки по стране и они могут заразиться. Действительно, они болеют и проходят необходимое лечение. Заболели около 15 человек из числа руководителей различных органов власти.

Согласно текущей статистике, число зараженных вирусом в стране достигло около 20 тысяч человек. Большинство из них – обычные граждане. Вопрос не в том, каким путем кто заразился. Необходимо создать условия для того, чтобы наши граждане скорее выздоровели и не получили осложнений. Нельзя делить заболевших на чиновников и простых людей. Как говорится, «все мы на одной лодке».

Все мы находимся в одной стране, дышим одним воздухом, живем одними проблемами, поэтому никто не сможет полностью защититься от этого заболевания. Мы находимся на одной планете, поэтому нельзя сидеть сложа руки, думая, что болезнь из других стран не придет к нам. Пандемия не признает границ. Только заботясь о себе и своих близких, мы сможем защититься от болезни. Поэтому призываю граждан строго соблюдать режим карантина, внимательно относиться к санитарно-гигиеническим требованиям. Это проходящее явление, временные трудности. Особое внимание мы должны уделить вопросу о том, как мы будем развиваться, что будем делать после завершения пандемии и экономического кризиса.

Да, общество не стоит на месте, оно должно развиваться. Пользуясь случаем, хотел бы поднять ряд накопившихся за последнее время вопросов, которые касаются нашего будущего. В своем первом Послании народу Казахстана Вы особо остановились на вопросах расширения сферы применения казахского языка. Как Вы знаете, национальное издание «Ана тілі», которому в этом году исполняется 30 лет, с первых своих номеров освещает все вопросы, касающиеся родного языка. Как Вы считаете, какие шаги необходимо предпринять, чтобы наш государственный язык стал языком межнационального общения?

Газета «Ана тілі» неизменно поднимает тему усиления статуса, расширения горизонта применения казахского языка в нашем обществе. Причем делает это, последовательно защищая национальные интересы, с заботой о будущем языка. За это искренне благодарен журналистам, работающим в газете, писателям и ученым, участвующим в дискуссии.

Было бы неправильно утверждать, что в сфере применения казахского языка за тридцать лет ничего не изменилось. Положительные изменения, безусловно, имеются. Это отмечают и сторонние наблюдатели. Правда, некоторые из них не всегда радуются такой тенденции, поскольку понимают, что она стала необратимой.

Говоря о статусе казахского языка, следует воздать должное основателю нашего государства, первому президенту – Елбасы Нурсултану Абишевичу Назарбаеву. Он провозгласил независимость Казахстана, когда казахи составляли в нем меньшинство. Тем не менее под его прямым влиянием казахский язык был объявлен государственным.

Действительно, языковая проблема имеет огромное политическое значение и при неправильном обращении с ней может привести к непоправимым последствиям для государственности и безопасности граждан страны. В этом мы воочию убедились на примере Украины. Лобовая атака с целью повышения статуса государственного языка и насильственного расширения ареала его применения контрпродуктивна, поскольку может спровоцировать дестабилизацию межнациональных отношений. Кроме того, нам следует учитывать геополитический фон, в котором особняком стоит самая протяженная в мире сухопутная граница с Россией. География – это тоже важный фактор геополитики.

Но это не значит, что работа должна быть заморожена. Ее нужно продолжать, причем делать это без шума, надрыва, самовозвеличивания. Хорошим примером может послужить опыт Узбекистана. С присущими узбекам тактом и учтивостью, не делая громких заявлений, они полностью решили языковую проблему, охотно прибегая и к русскому языку, когда в этом есть необходимость. К моему удивлению, в госорганах Узбекистана до сих пор используется русский язык, в этом весь прагматизм этого народа. И так было на протяжении всей их истории. Избегая политизации общественных взаимоотношений, отдавая предпочтение труду и торговле, узбеки из немногочисленного народа в начале ХХ века сумели стать самым крупным этносом в Центральной Азии. Поэтому пророческие слова великого Абая об узбекском народе не теряют актуальности и в нашу технологическую эпоху. Эта страна сейчас не митингует, а занимается созиданием.

Извлекая уроки из истории, мы обязаны подумать о благополучии казахского народа в новой эпохе, где главенствующую роль будут играть технологии, роботы. Мир находится на пороге кардинальной трансформации. Поэтому ни в коем случае нельзя скатываться в архаику, зацикливаться на лингвистической культурологии. Почитая собственную историю, храня традиции, в то же время мы должны стремиться вперед.

Постоянные стенания по поводу ущербного состояния государственного языка вызывают недоумение за рубежом, особенно в центрально-азиатских государствах. Это тот случай, когда нужно меньше говорить, больше делать. В противном случае в глазах международного сообщества мы будем выглядеть ущербной нацией.

Итак, что же нужно и можно сделать?

Во-первых, казахский язык должен стать престижным, востребованным в нашем обществе. При назначении на государственные должности, особенно сопряженные с общественными коммуникациями, предпочтение отдавать тем, кто наряду с профессиональными качествами хорошо владеет казахским языком. Госслужащие, не умеющие вести дискуссию и диалог на государственном языке в парламенте или на пресс-конференциях, должны стать анахронизмом.

Во-вторых, нам следует поддерживать и поощрять представителей других этносов, хорошо владеющих казахским языком. Избирать их в парламент и представительные органы, назначать на высокие посты в системе государственной службы, отмечать государственными наградами. Такие люди помогут поднять казахский язык до уровня языка межнационального общения.

В-третьих, проявлять толерантность и понимание к тем нашим соотечественникам, которые допускают фонетические и орфографические ошибки при использовании казахского языка. Таких ведь среди молодых людей немало. Нельзя смеяться над теми, кто стремится говорить по-казахски, напротив, мы должны поддерживать их.

В-четвертых, предстоит поработать над улучшением содержания телевизионных и радиопередач. Они должны стать центром притяжения общественного мнения, а не копировать российские аналоги. Должно быть больше не дешевых развлекательных шоу, а программ, которые служат национальной идее, обращаются к коренным истокам нашего бытия.

Опыт же наших среднеазиатских соседей, как мне представляется, может быть полезен для нас. В популяризации казахского языка важную роль играет кинематограф. Нам нужна качественная продукция и на историческую, и на современную проблематику. Кыргызские кинематографисты сумели снять интересный, содержательный фильм «Курманжан Датка» с бюджетом всего в 1,5 млн долларов. Наши кинематографисты запрашивают гораздо большие бюджеты, но качество фильмов не всегда высокое. К сожалению, сейчас кинематографическое сообщество погрузилось во внутренние распри, что мешает продуктивному творчеству.

Но посыпать голову пеплом тоже не стоит. Меня радует, что политическая блогосфера смещается в сторону казахского языка. Другое дело, нам нельзя скатываться на позиции бездумного национализма и радикализма.

Далее. Укрепляя позиции казахского языка, не следует ущемлять статус русского языка. Как я сказал выше, язык – это большая политика, поэтому поспешность и шапкозакидательство могут нанести ущерб нашей государственности. В практическом плане преподавание точных наук в вузах можно оставить на русском языке. Здесь для нас полезен опыт Малайзии, где вначале решили отказаться от английского языка, но затем восстановили его статус в вузах и как средство дипломатических коммуникаций.

Наше подрастающее поколение наряду с казахским должно свободно владеть и русским языком. Это веление времени. В начальных классах школ приоритет следует отдать казахскому языку. Также необходимо обучать и русскому языку. А к изучению английского можно приступить с пятого-шестого класса.

Демография развивается в пользу казахского языка, значит, мы обязательно достигнем поставленной цели. Не будем забегать вперед. Поспешность – плохой попутчик на этом сложном пути, где еще много подводных камней. Но уповать на благоприятную тенденцию тоже не будем. Нужно действовать умно, с полным пониманием исторической ответственности. Только цивилизованным путем мы сможем превратить казахский язык в язык науки.

Казахи говорят: «Хлеб, заработанный трудом, сладок». Из рассказов представителей старшего поколения мы знаем, что прежде с особым уважением относились к труду и к человеку труда. В настоящее время по Вашим поручениям правительство разработало и успешно реализует ряд программ, направленных на построение общества труда. Какие новые шаги следует предпринять для того, чтобы наш труд служил во благо нашему народу, нашей земле?

Не секрет, что мы, казахи, известны всему миру своей щедростью души, способностью воспринимать мироздание поистине широким философским взглядом. Терпение и сострадание ­у нас в крови. Первые западные путешественники, посетившие Великую степь, выделили именно эти качества нашего народа. В то же время мы знаем и свои недостатки, в концентрированном виде нашедшие отражение в бессмертном творении Абая «Қара сөздер». Кстати, я согласен с Муратом Ауэзовым, что «Қара сөздер» следует дать второе название «Ғақлият».

К сожалению, среди нас немало и тех, кто скептически относится к созидательному труду. Меня это не может не огорчать. Мы должны в корне пересмотреть отношение общества к труженикам. Каждый труд должен быть в почете. Поэтому я учредил новую государственную награду «Халық алғысы» и расширил перечень заслуг для поощрения орденом «Еңбек Данқы».

В прошлом году мы пригласили в Акорду простых тружеников предприятий, села и наградили их орденами. Мы должны создавать вокруг таких людей своеобразную ауру уважения и даже обожания, чтобы наши юные соотечественники понимали, что общественного признания можно добиться не только на престижных позициях на государственной службе, но и простым трудом.

Правительство по моему поручению разработало карту занятости. На ее реализацию направляется до триллиона тенге. Недавно я покритиковал правительство и акимов за то, что создается мало постоянных рабочих мест, предпочтение отдается сезонным работам. У нас около двух миллионов самозанятых, довольно большая безработица. Это серьезнейшая социальная проблема, которую надо оперативно решить.

Считаю, что идеология труда должна занимать ведущее место в произведениях и выступлениях авторитетных представителей интеллигенции. Сейчас не время восхищаться традициями проведения тоев в духе поговорки «Той тойға ұлассын». В технологическую эру мы должны оставить в прошлом праздные разговоры, самовосхваление. Даже в нынешнее время угрожающей миру пандемии некоторые граждане в своих письмах просят меня разрешить проведение тоев. Наступила эпоха самовыживания государств, и труд как образ жизни должен выходить на передний план. Время тоев уходит. Наступает время разума, науки, знаний, труда.

Мир изменился. В любом случае мы не можем оставаться на обочине глобализации, закрывшись на все замки. Как специалист, хорошо разбирающийся в межгосударственных отношениях, не могли бы Вы высказать свое мнение о том, какое место казахи с их уникальным мировоззрением и образом жизни могут занять в пестрой мозаике народов мира.

Мир действительно изменился. Казалось бы, незыблемая глобализация под воздействием пандемии сдала свои позиции в пользу самоизоляции и самовыживания государств. Появился повышенный спрос на национализм в международных отношениях. Эту тенденцию я предсказал в 2008 год, но мой вывод не был поддержан политиками и учеными. Даже вакцина против коронавируса разрабатывается вне международного сотрудничества по принципу «каждый сам за себя».

В условиях пандемии слабее звучит голос ООН как безальтернативной, уникальной международной организацией. Нагнетается конфронтация между крупными державами, обостряются региональные конфликты. Для Казахстана, как регионального государства, это неблагоприятная тенденция.

От санкционных войн и политического противостояния наша экономика несет убытки. Наша страна неизменно демонстрировала свое миролюбие и готовность внести конструктивный вклад в глобальную и региональную безопасность. Елбасы известен во всем мире как лидер антиядерного движения, твердый сторонник всеобщего разоружения.

За годы независимости многое было сделано для ее укрепления. Самое главное – незыблемость нашей государственной границы. Юридическое оформление, делимитация границы Казахстана с Россией, Китаем, государствами Центральной Азии имеет поистине историческое значение. Мы видим, к каким страшным, непоправимым последствиям приводит отсутствие соглашений по границе.

У Казахстана всегда была свое понимание безопасного мира, свой самобытный стиль в международной дипломатии. Наш первый президент Н. Назарбаев сделал ставку на многовекторную, сбалансированную внешнюю политику с упором на стратегическое партнерство, сотрудничество с Россией и региональную интеграцию. Это был правильный выбор. Но ситуация в мире не стоит на месте, меняются геополитические устремления ведущих держав. В этих условиях Казахстан обязан позаботиться о своих национальных интересах. Именно поэтому на саммите ЕАЭС 19 мая я заявил, что интеграция будет поддерживаться нами до того момента, пока она не наносит ущерба суверенитету Казахстана.

Мы не можем обойти вопрос о поддержании общественного порядка. Как говорят, «свобода кулака заканчивается там, где начинается мое лицо». Как будут регулироваться вопросы соблюдения общественного порядка и личной безопасности граждан, выходящих на мирные шествия?

Участие в мирных собраниях и митингах – это конституционное право граждан Казахстана. В своем прошлогоднем послании я четко сказал, что, как гарант Конституции, вижу свой долг в том, чтобы полностью обеспечить это право.

Парламентом принят новый закон о мирных собраниях. Прошедший через общественную экспертизу, этот закон, по моему глубокому убеждению, является большим шагом вперед в продвижении демократии в нашей стране. Теперь для проведения мирных собраний требуется за пять дней лишь уведомить местные власти, не спрашивая у них разрешения. Для организации таких собраний будут выделены специальные места. От организаторов митингов требуется не нарушать общественный порядок и покой граждан, не выступать с антиконституционными лозунгами, не разжигать межнациональную и социальную рознь. И это вполне естественно, особенно с учетом недавних событий в США и других развитых странах.

Но некоторые наши сограждане, получающие гранты от международных правозащитных организаций, выступили с необоснованной критикой закона. По их мнению, в Казахстане должен действовать принцип «когда хочу, с кем хочу, где хочу», то есть полная вседозволенность. Особенно меня возмутили их требования допустить к участию в митингах иностранных граждан и несовершеннолетних детей. Замысел очевиден. Им нужны беспорядки и дестабилизация, а нам нужен стремительно развивающийся, благополучный и суверенный Казахстан.

В то же время государство обязано «слышать» законные требования своих граждан, идти им навстречу в рамках имеющихся финансовых и правовых возможностей. Молодым людям нужно создавать социальные лифты. Следует вовремя исправлять ошибки в госуправлении и идеологической сфере. Если это войдет в практику, то справедливость, безусловно, восторжествует, о чем я говорил в своей предвыборной платформе. И тогда отпадет необходимость в многочисленных митингах.

Пока же наша страна подвержена «митинговщине», большей частью навязанной провокационными лозунгами извне. Это ставит Казахстан в невыгодное положение на международной арене, где обостряется серьезная конкуренция на региональном уровне. В Центральной Азии основными государствами являются Казахстан и Узбекистан. Между нами разворачивается масштабное сотрудничество, что не исключает экономической конкуренции. Вот об этом нам ни в коем случае нельзя забывать. Казахстан обязан сохранить свои лидирующие позиции. А для этого наша страна должна быть стабильной. Что касается нашей внутренней культуры, то стабильность должна обеспечиваться не силовыми структурами, а в первую очередь самим населением.

И в условиях пандемии, и в другое время народ прислушивается к голосу интеллигенции. Люди следуют за пассионарными личностями не только в период трудностей. Считаете ли Вы, что интеллигенция сейчас достойно осуществляет свою миссию? Как Вы думаете, какую роль она играет в современном обществе?

Действительно, мнение передовой интеллигенции, особенно в периоды социального напряжения, имеет важное значение. Люди внимательно прислушиваются к голосу разума, извлекают полезные для себя уроки и выводы. Особенно это актуально для нашего общества, традиции которого уходят вглубь веков. Я благодарен всем представителям интеллигенции, в частности академику Торегельды Шарманову, за полезный вклад в реализацию государственной политики в условиях пандемии.

Полагаю, наши известные писатели могли бы более активно участвовать в современных событиях, передавать свой жизненный опыт молодежи, выступая в роли своеобразного путеводителя.

Сейчас, когда весь мир столкнулся с последствиями пандемии, когда мировая экономика рушится буквально на глазах, когда на первый план выходит совершенно новый уклад жизни, подрастающее поколение интересуется мнением наших моральных авторитетов. Ведь всех нас, особенно молодежь, мучает вопрос: «А как жить дальше?» И тут наши взгляды, наше бытие должны соответствовать новым реалиям. На смену рассуждениям на историческую тематику должны прийти обновленные ценности. Нужны умозаключения, адекватные вызовам нового времени.

С наступлением эпохи ультрасовременных технологий, роботов, искусственного интеллекта особую актуальность приобретает понятие морали. Будут ли востребованы в новую эпоху такие человеческие качества, как честь, достоинство, совесть? По-моему, это большая философская тема, достойная заинтересованной дискуссии представителей интеллигенции. Ведь без моральных ориентиров, без национальных ценностей мы пропадем в мире машин и роботов. И произведения наших великих писателей тоже утратят свою актуальность. Это было бы крайне нежелательным развитием событий, поэтому наша интеллигенция уже сейчас могла бы задуматься над вопросами будущего бытия.

Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич! Управление страной – это огромная ответственность. Прошел всего год. Однако известный политолог Нурлан Сейдин, анализируя этот период, назвал его «годом доверия и испытаний». В этой связи что придает Вам, лидеру страны, уверенность в ее будущем?

Прошедший год президентства действительно был нелегким. Можно сказать, что это был год преодоления тяжелых испытаний. Но я всегда ощущал поддержку народа, и это придавало мне силы и уверенность в конечном успехе такого сложного дела, как управление государством. В течение года было осуществлено немало реформ в политической и экономической областях. Эта политика будет продолжена, у меня есть идеи насчет дальнейшей модернизации нашей страны.

Мы не должны стоять на месте, иначе скатимся в застой со всеми последствиями для государственности. Никогда нельзя забывать простую истину, что в этом сложном, многомерном мире мы, казахи, по большому счету никому не нужны. Мы нужны только собственной стране. Более того, никуда не исчезли недоброжелатели в лице политиков и даже государств, не радующихся успехам Казахстана. Иначе говоря, развитие и процветание Казахстана находится исключительно в наших руках. Права на ошибку у нас нет, потому что на весах истории находится судьба казахского народа.

Уважаемый господин Президент! Хочу выразить Вам искреннюю благодарность за то, что Вы нашли время дать интервью национальному изданию по проблемам социально-политической и духовной жизни нашего общества. Пусть Казахстан займет достойное место в мировом геополитическом пространстве! Пусть наша страна будет защищена и от внутренних потрясений, и от внешних недругов!


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Глава государства принял премьер-министра Аскара Мамина

Касым-Жомарт Токаев заслушал отчет Аскара Мамина об итогах социально-экономического развития страны за январь-август текущего года.

15 Сентябрь 2020 15:11 2417

Фото: akorda.kz

Премьер-министр доложил, что за восемь месяцев в обрабатывающей промышленности обеспечен рост на 3,3%, из них в машиностроении – на 16,3%, в том числе автомобилестроении – на 51,8%, а также фармацевтике – на 34,1%, легкой промышленности – на 11%, химической промышленности – на 3,1% и производстве готовых металлических изделий – на 18,8%.

В 2020 году в рамках карты индустриализации запланирован ввод 206 проектов на общую сумму 996 млрд тг. Это позволит увеличить объем производства на 1,3 трлн тг, экспорта – на 325 млрд тг, создать порядка 19 тысяч новых рабочих мест.

Объемы строительства увеличились на 6,5%, ввод жилья – на 6,4% или порядка 8,1 млн кв. м. С начала года построена 71 тысяча единиц жилищ, что на 8,6% выше показателя за аналогичный период прошлого года.

В сельском хозяйстве обеспечен устойчивый рост на 4,9%, объем производства продуктов питания вырос на 3,6%.

Аскар Мамин отметил, что принятые меры позволили стабилизировать рост цен на социально значимые товары на уровне 4,4%, что в два раза ниже прошлогодних показателей (8,7%).

С начала года мерами содействия занятости в рамках государственных программ охвачено 847 тысячи человек, что на 82,1% превышает показатели прошлого года.

По итогам встречи глава государства указал на важность реализации мер по обеспечению занятости населения, поддержке субъектов предпринимательства, внедрению новых технологий в производственные процессы, стабилизации эпидемиологической ситуации и поэтапному смягчению карантинных требований.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Политологи – о послании президента

Каков месседж обращения главы государства, и есть ли в нем ответы на запросы общества.

03 Сентябрь 2020 14:46 6835

Фото: akorda.kz

1 сентября Касым-Жомарт Токаев обратился к народу Казахстана. Второе послание второго президента появилось ровно год спустя после первого.

Масштабный программный документ состоит из 11 глав и называется «Казахстан в новой реальности: время действий».

Президент возродил агентство по стратегическому планированию и реформам, объявил о создании нескольких структур – высшего президентского совета по реформам, комиссии по реформе правоохранительной и судебной системы при администрации президента, министерства по ЧС и др.

Вновь поднял вопрос о возможности использования гражданами части своих пенсионных накоплений. Говорил о дифференциации налоговых ставок, о розничном налоге с оборота для предпринимателей из наиболее пострадавших от пандемии секторов экономики.

Некоторые тезисы послания прозвучали достаточно жестко. Например, о кризисе доверия к тенге со стороны национальных и международных инвесторов, о том, что экспортеры оставляют валютную выручку за рубежом, не заводя ее на внутренний валютный рынок, а банки не кредитуют реальную экономику, поскольку «имеют хорошую возможность зарабатывать на валютном рынке и инструментах Нацбанка». Президент поручил заинтересовать экспортеров продавать валютную выручку внутри страны и принять меры по прекращению валютных спекуляций и переориентации ликвидности на кредитование бизнеса.

Еще один яркий тезис Касым-Жомарта Токаева – о качестве высшего образования. Глава государства напомнил о своем прошлогоднем поручении закрыть учебные заведения, занимающиеся «печатанием» дипломов. «Работа идет трудно из-за сопротивления влиятельных лиц, вовлеченных в прибыльный образовательный бизнес», – сказал он и поручил премьер-министру взять вопрос «на особый контроль».

Inbusiness.kz попросил политологов прокомментировать, на какие запросы общества глава государства ответил в своем послании, изменилось ли за год его видение ситуации в стране, чем второе послание отличается от первого, дал ли президент новые рецепты для решения старых проблем. И в целом – каков основной посыл этого обращения к народу. Тем более, судя по интересу к выступлению Касым-Жомарта Кемелевича, общество действительно хотело услышать, что скажет президент.

Айдос Сарым: «Это очень приземляющий документ»

Послание – стратегический документ, комплексное видение ситуации, ответ на многие вопросы, которые накапливались в течение этого года. Было заметно желание президента ответить на очень большое количество вопросов, не теряя при этом единства смысла и содержания. Это первое что бросается в глаза.

Второе – содержание послания выдержано в логике и русле тех вещей, о которых президент говорил до этого. Казахстан не намерен идти вслед за популистами, за большими лозунгами, реформы лучше осуществлять планомерно. В этом смысле это документ здравого смысла, который ориентирован на то, чтобы дать максимально комплексный и выверенный ответ на всю повестку, которая существует в стране.

Есть люди, которые всегда требуют результаты прямо сейчас, но в жизни это трудно сделать. Поэтому лучше создавать инфраструктуру и институциональные основы, которые обеспечат проведение планомерных реформ и учтут особенности текущей ситуации. В этом смысле документ получился большим, политико-философским, стратегическим.

Если говорить о главном месседже обращения к народу, то, как мне кажется, он заключается в следующем: государство очень трезво, очень здравомысляще оценивает текущую ситуацию, завышенных ожиданий, ликующих настроений нет ни у нас, ни в мире. Заметен запрос, я сказал бы, на подчеркнутую адекватность. Нет ни шапкозакидательства, ни излишнего оптимизма. Наоборот, очень приземляющий документ, который нацеливает людей на достаточно длительный временной промежуток.

Также заметна нацеленность на реформы – экономические, политические, социальные. О них уже очень много было сказано. В послании отражено многое из того, что президент называл концепцией слышащего государства. Многие обращения граждан были услышаны, многие трезвые предложения, которые озвучивались в течение этого года, так или иначе в послание попали, они имплементированы в цельный документ и благодаря этому его цена сильно вырастает. Основные целевые аудитории – бизнес, госсектор и пр. – услышали оценки и конкретные предложения, которые, наверное, им будут интересны.

Сокращение квазигоссектора, госаппарата – это пример ответа главы государства на многочисленные обращения и публикации, которые содержали справедливую критику.

Не думаю, что создание новых структур – это усложнение. Тем более вряд ли это приведет к увеличению госаппарата. Если у нас сейчас 100 тыс. чиновников, и их количество должно сократиться на 10% до конца года, а потом еще на 25%, это говорит о том, что мы должны привести число госслужащих до 60-65 тыс. человек. Не считая квазигоссектора, конечно. Сокращение – это, безусловно, важно, экономия важна, но не за счет утери управляемости или невозможности реализовывать решения.

Горизонт планирования агентства по стратегическому планированию и реформам – два-три года. Это будет, наверное, своего рода проектный центр, который должен отрабатывать возможные реформы, согласовывать их, предлагать президенту, вырабатывать законопроекты для их принятия. А после этого сходить со сцены. У нас уже был пример подобной структуры – агентство, которое достаточно много сделало и потом было ликвидировано, потому что многое из того, о чем тогда говорилось, было реализовано и дало эффект. Здесь речь идет о том же самом.

Президент сказал, что статистика не должна находиться в подчинении у исполнительной власти («в системе государственного планирования главным планировщиком, исполнителем и оценщиком выступает госаппарат, и это неправильно». – Ред.). Этого не должно быть. Глава государства забрал эту структуру к себе (комитет по статистике переводится в состав нового агентства по стратегическому планированию и реформам, которое в свою очередь будет напрямую подчиняться самому президенту. – Ред.). Президент этим самым говорит: ребята, теперь за это будут отвечать. Это немаловажный сигнал. У наших министров, акимов уже будет меньше возможностей приукрасить действительность или что-то скрыть.

Прозвучали ли в послании ответы на запросы общества? Думаю, те граждане, которые наиболее пострадали от пандемии, услышали в послании ответ на свои текущие запросы. И те, кто нацелен на дальние горизонты, наверно, тоже услышали ответы на свои запросы, по крайней мере, многое было сделано для того, чтобы они их услышали. Дальше многое будет зависеть от политической воли и ответственности всего общества. Мы входим в непростое время, начинается большой электоральный цикл. Самое главное – высшая власть демонстрирует готовность к изменениям и желание начать эти реформы с себя, начать изменения сверху. Все остальные могут присоединиться и стать частью этого процесса.

Общество ждет адекватных оценок и признания ошибок, и это прозвучало достаточно жестко и откровенно. Я считаю, что любой серьезный разговор, любые изменения должны начинаться с правильной диагностики. Необязательно четвертовать каждого провинившегося, должны быть какие-то процедуры. Но в целом, когда дается правильная оценка и делаются правильные выводы, это становится основой, которая будет вызывать доверие. Не все понимают, что возможности государства ограничены, но люди ждут хотя бы понятной и справедливой оценки, адекватности: у нас нет больше завышенных ожиданий, мы будем жить в тех условиях, в которых живем.

Если проводить параллель с прошлогодним обращением президента к народу, то нужно сказать, что первое послание все-таки принималось в достаточно непростых условиях и требовало оперативных ответов на острые болезненные темы. Этот год, понятно, был не менее сложным. Помимо ответов на текущие вопросы, нынешнее послание подразумевает комплексный подход, видение на ближайшие годы. Это среднесрочная перспектива, как минимум. Реформы будут, но не сегодня. Любые реформы предполагают принятие законов. Какие-то законы успеет проработать нынешний парламент, какие-то – останутся парламенту нового созыва.

Реформы – это серьезный пересмотр стратегии развития страны. И это та платформа, на которой многие смогут найти себя. Потому что много дверей оставлено открытыми: если вы заинтересованы в этих реформах, приходите, давайте обсуждать, есть структуры, организации, простые инструменты, которые позволяют такой диалог вести.

Самое главное, страна будет двигаться по пути реформ. Политические реформы обозначены, и здесь очень важный момент, месседж, связан с развитием местного самоуправления. Большинство граждан живет вне столиц. Основная часть примеров коррупции и бюрократии – это произвол чиновников на местах. Мы видели в течение года разного рода конфликты, которые в принципе можно было бы решить на местном уровне, не выводя их на уровень центральной власти, если бы было сильное самоуправление.

Мне кажется, подчеркнутая адекватность и понимание ситуации должны стать правильным стимулом, сигналом для общества. Казахстан, самое главное, будет развиваться, демократизироваться, идти по пути реформ. И реформы будут выверенными.

Об этом говорит создание агентства по стратегическому планированию и реформам, высшего президентского совета по реформам. Эти структуры должны после долгих необходимых консультаций, споров с разного рода группами, прений определять характер, вектор, глубину реформ и только после этого реформы будут приниматься. То, что выбран именно такой формат, я считаю правильным. Президент не стал навязывать свое видение, он хочет выслушать максимальное количество людей.

Самое важное сейчас – в целом знать, чем мы обладаем сегодня, какие возможности и перспективы у нас есть, что сколько стоит и что такое национальное богатство в стране, и уже потом говорить о справедливом разделении и т.д.

Андрей Чеботарев: «Серьезные политические реформы пока не озвучены»

Если первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в свое время говорил о том, что экономика первична, а политика – вторична, то действующий глава государства Касым-Жомарт Токаев и в своем первом, и во втором послании отобразил представление о том, что все идет нога в ногу.

Да, чувствуется акцент на политический блок, но в части модернизации государственных институтов, системы государственного управления. Не политических реформ. Хотя президент и отметил в послании, что есть проблемы, ограничивающие деятельность парламента, но это вопрос конституционной реформы. На уровень конституционного реформирования глава государства пока еще не решается.

Президент дал понять: кризис, вызванный пандемией, обнажил все проблемы государственной деятельности, и необходимо принять соответствующие меры. Поэтому он и заявил о создании нового агентства по стратегическому планированию и реформам. Такое агентство у нас уже было. Видимо, оно будет координировать и в какой-то степени контролировать другие госорганы, чтобы они выполняли свои стратегические планы. Большой плюс в том, что этот орган будет подчиняться непосредственно главе государства и, скорее всего, будет контролировать деятельность правительства.

Глава государства коснулся вопросов развития местного самоуправления, отметил необходимость разработки новой концепции по этому вопросу, срок действия старой заканчивается в этом году, но по ней мало что было выполнено. Были затронуты вопросы развития местного самоуправления, скажем так, на жилищно-коммунальном уровне: глава государства говорил об институте объединений собственников имущества («запущена реформа, принят соответствующий закон, правительство и акимы должны обеспечить реализацию этой важной реформы». – Ред.).

Однако серьезные политические реформы, которых определенная часть общественности ждала от президента, он не озвучил. Возможно, этот вопрос будет вынесен на следующем заседании Национального совета общественного доверия.

Предложены ли для решения старых проблем новые инструменты?

Еще в прошлом году на заседании НСОД Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости включения в состав квазигосструктур представителей общественности, но пока не было слышно, что эта инициатива была реализована. Тем более мы знаем, что у нас квазигоссектор, несмотря на формальное подчинение правительству, стоит особняком. Возможно, этот вопрос сейчас будет включен в повестку.

Изменилось ли за год видение президента, как должен развиваться Казахстан?

Если сравнить послания прошлого и этого года, то можно сказать, что тогда это было послание президента, который, по сути, только начал исполнять свои обязанности. А сейчас это послание президента, который прошел серьезные испытания разными критическими моментами, случившимися за все время его президентства. Пандемия, которая стала вызовом более серьезным, чем всевозможные экономические кризисы прошлого и настоящего, заставляет меняться и пересматривать свои решения.

Единственное, президент остается верен тому, что сказал в прошлом году: он не будет спешить с политическими реформами. Он осторожно подходит к вопросам взаимодействия между органами власти и гражданским обществом, осторожно говорит о местном самоуправлении, без выхода на уровень введения прямой выборности акимов населением. Посмотрим, как дальше пойдет процесс.

Расул Жумалы: «Чувствуется позиция самого Токаева по посту президента»

Пандемия, кризисные явления, снижение цен, причем радикальное, на основные статьи нашего экспорта – все это создало тяжелую обстановку, прежде всего в социальной сфере. Люди на себе ощущают проявления всех этих кризисных явлений – остановку бизнеса, невозможность выплачивать кредиты, потерю работы. В этом плане, мне кажется, много ожиданий и надежд у общества было связано с этим посланием. Да, определенная часть общества индифферентна к общественной жизни, к политике как таковой. И, тем не менее, у значительной части населения интерес был. Ситуация требует новых, тяжелых, непривычных решений.

Президент год-полтора на посту, он заявляет о преемственности линии предшественника и в тоже время мы видим, как он пытается найти лучшие решения для сегодняшнего дня, говорит о демократических реформах – политических, экономических, социальных. И здесь чувствуется кредо, позиция самого Касым-Жомарта Токаева на посту главы государства. У него есть свой почерк.

Само послание, мне кажется, – это продолжение линии, которую президент обозначил год назад во время своей инаугурационной речи. О том, что нужен эффективный механизм управления страной, нужно быть ближе к обществу через слышащее государство, ответственный парламент. В послании этого года обозначено логическое продолжение поставленных задач, заявленных целей. Глава государства несколько раз повторил, что начатые реформы – это только начало процесса, они будут продолжаться и углубляться. Потому что без реформирования существующей системы движение вперед уже невозможно.

Многие вещи в его послании действительно перекликаются с посланиями Нурсултана Назарбаева. Но есть отличия, и я хотел бы обратить внимание на два момента.

Первое: большая часть послания касалась проблем сегодняшнего дня, которые волнуют общество, каждого гражданина, – трудоустройство, сохранение бизнеса, налоги, льготы, малый и средний бизнес, село, молодежь, обеспечение жильем. Это все, что болит. В прежние времена, мне кажется, эти вопросы не имели такой остроты и масштаба, как в нынешнем послании. В прошлом в обращениях к народу можно было увидеть примерное разделение 50 на 50 – текущие вопросы и глобальные, амбициозные задачи планетарного масштаба (превратить Казахстан в финансовый центр региона, войти в 50 конкурентоспособных государств в мире, запустить 30 корпоративных лидеров и т.д.). Масштабные, пафосные и мало о чем говорящие обывателю проекты.

В новом послании Касым-Жомарта Токаева эти вещи сведены к минимуму. В этом плане послание можно охарактеризовать как программу первоочередных, безотлагательных действий. Тем более, по данным ВОЗ, влияние пандемии так или иначе будет ощущаться в течение двух лет, и Токаев отметил, что тяжелые времена будут сохраняться. Восстановление экономики до коронавирусного периода займет около пяти лет. Расслабляться очень рано и во многом те приоритеты, которые президент обозначил, – на злобу дня, они не требуют отлагательств. Главная задача – качество жизни, обеспечение жильем, рабочими местами, достойной заработной платой.

Второе отличие, о котором я хотел бы сказать: в послании было поставлено очень много задач, все актуальные темы, которые волнуют людей, затронуты – инновационная экономика, переход к зеленым технологиям, помощь МСБ, социальные вопросы, обеспечение жильем и т.д.

Причем, в отличие от предыдущих лет в этом году не просто поставлены задачи – достигнуть такого-то уровня, такого-то показателя. Почти по всем задачам есть конкретная рецептура, каким образом мы будем достигать целей, за счет чего, за счет каких средств, за счет каких ограничений, документов или законов.

Глава государства обозначает тему, скажем, повышения открытости и борьбы с коррупцией, дублирования функций и сразу же подкрепляет это конкретными поручениями. Например, по сокращению на 25% количества госслужащих и повышения за счет сэкономленных средств заработных плат на госслужбе. Говорит о том, что институт ответственных секретарей не оправдал себя, и его введение только привело к двоевластию в министерствах и ведомствах – и сразу же указывает на то, что эту практику надо сокращать, усиливать персональную ответственность министров («спрос должен быть с одного человека – министра, назначаемого президентом» – Ред.). Говорит об открытости госорганов и тут же ставит задачи проводить онлайн-трансляции заседаний маслихатов, обеспечить видеонаблюдение в правоохранительных органах.

Теперь очень важно, каким образом задачи будут воплощаться в жизнь. Силен соблазн и есть прежняя инерция работать по-старому. Будем наблюдать, каким образом это будет происходить, будет ли очередное разъяснение, выезды депутатов в регионы, кампанейщина, вывешивание лозунгов с цитатами из послания либо это будут конкретные действия. Понятно, что основная ответственность лежит на Токаеве и его команде, правительстве. Но как будет воспринимать это огромная масса чиновников? Обычно реформирование у нас начинается сверху, но на среднем уровне все тормозится. Поэтому от чиновников будет зависеть, будет ли это претворяться в жизнь или нет. Необходимо запустить механизм мониторинга, чтобы понимать, каким образом реализуются положения послания. У нас до этого было около 20 посланий, отчета по ним нет, и обычно когда озвучивается новое послание, прежнее забывается.

Кроме того, гражданское общество, как мне кажется, до сих пор индифферентно и пассивно, дистанцируется от политики, общественной активности. Активность, которую мы наблюдаем в соцсетях, от силы составляет, может быть, 5%. Многое зависит от настойчивости самого общества, сейчас даются возможности проявить себя – в части свободы слова, разрешения на митинги, есть общественные советы («надо создать единый легитимный институт онлайн-петиций для инициирования гражданами реформ и предложений». – Ред.). Многое будет зависеть от инициативы низов, от того, как люди будут использовать возможности по борьбе с коррупцией, потенциалу общества, человеческому капиталу. Если подавляющая часть общества будет сохранять пассивность и наблюдать со стороны, получится у Токаева или нет, то ничего и не получится.

Не было ли ощущения, что здравоохранению уделено не так много внимания в послании, хотя, вероятнее всего, запрос у общества на это был из-за пандемии Covid-19?

Я не выступаю как адвокат Токаева, но сложно объять необъятное, и опять же не единым посланием. Президент обозначил приоритеты. Пандемия показала нам ценность тех или иных вещей, и все-таки наш главный приоритет – социальное положение и качество жизни граждан. Давайте пока делать все возможное в этом плане. Повышение зарплаты учителям и врачам, их поощрение и повышение статуса, социальная поддержка молодых семей, жилищное строительство, возможность использования части пенсионных накоплений. Это то, что в финансовых возможностях правительства. Можно спорить, достаточно или нет внимания уделено, не на 25% поднять зарплату, а на 100%. Это вопрос возможностей. Когда президент говорит, что средняя заработная плата врачей должна быть в два раза выше средней по стране, то это, во всяком случае, укладывается в логику этого направления – социально ответственного государства. Другое дело, политика и экономика – это искусство возможного и зависит от того, сколько денег в казне.

В самом послании, как я уже сказал, не много было пафосных задач, на что в прошлые годы тратились большие деньги – проведение имиджевых мероприятий, форумов, международные инициативы. А сейчас фокус внимания обращен на необходимые внутренние каждодневные проблемы. Направление правильное. Насколько достаточно этих усилий – мнения могут быть разными.

И год, и два года назад была достаточно критическая ситуация, сильные протестные настроения, тихий протест, очень сильный кризис доверия, общество не доверяет институтам власти, скептически относится даже к благим инициативам, к электоральным процессам. Такой тотальный скепсис. Касым-Жомарт Токаев – дипломат, знает международный опыт и понимает, что если с протестными настроениями не работать, то рано или поздно это приведет к взрыву, как это сейчас происходит в Белоруссии, ранее было в Украине, в арабских странах.

Год назад президент заявил, что так дальше продолжаться не может, нам нужны системные политические реформы, нужно менять правила игры в сторону большей открытости, того же слышащего государства. Но год-полтора – это не так много для политики. Потому к инициативам я стараюсь относиться с пониманием, а не с позиции, что ничего не получится и это очередной популизм.

Мне в большей части пока импонирует то, что Токаев держит свою линию, обозначенную год назад. И то, что он заявил, что уже сделали за год – изменили законы, убрали какие-то барьеры, это только начало этого процесса, и мы будем продолжать реформы, прежде всего политические. Это принципиальная последовательная позиция, ее продолжение я увидел в послании.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!