RU KZ
«Когда пишут «Аскаров, пошел вон!», я рад, что они не кричат «Аскаров, спаси!»

«Когда пишут «Аскаров, пошел вон!», я рад, что они не кричат «Аскаров, спаси!»

12:01 29 Май 2020 5822

«Когда пишут «Аскаров, пошел вон!», я рад, что они не кричат «Аскаров, спаси!»

Автор:

Олег И. Гусев

«Потому что тогда мне было бы стыдно», – считает главный санитарный врач Карагандинской области.

Карантинные ограничения вызвали массу критики в адрес государственных органов. Досталось всем: медикам, полиции, акиматам. Inbusiness.kz предоставил право высказать свою позицию наиболее критикуемому в период карантина человеку в регионе – руководителю департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг Канату Аскарову.

Разговор по телефону начался с обычных приветствий, и на вопрос: «Как дела?» – автор ответил:

Сидим в закрытом, окруженном блокпостами городе, Вас, Канат Кыргызбаевич, вспоминаем.

Мы выполняем поставленную задачу – максимально сохранить здоровье населения. Такой вирус пришел впервые, везде его по-разному встретили. Но своевременное принятие решения нашим главой государства нам помогло.

То, что в нашей стране меры приняли превентивно, когда еще ни одного заболевшего не было – это вопросов не вызывает. Но потом такая чехарда пошла: в разных регионах при, в общем-то, похожей статистике заболеваемости карантинные ограничения разнились, как земля и небо. Не было видно единого алгоритма, к примеру: 30 инфицированных на 100 тысяч населения – одни меры, 50 – строже и т. д. Сколько с коллегами разговаривал в областях – у всех все по-разному.

Каждая область по-своему индивидуальна, у нее свой характер, свой менталитет, даже своя дисциплина. Я работал во многих городах нашей области, так у нас даже в каждом городе свой менталитет. С учетом этих особенностей и вырабатывались подходы к регионам. Ведь, даже если идет регистрация, но есть дисциплина и порядок [соблюдение карантинных требований], это дает возможность двигаться. Когда нет порядка, то даже при небольшой регистрации есть настороженность.

Конечно, многое зависит и от экономической составляющей: например, ВКО и Карагандинская область имеют градообразующие комбинаты с непрерывным циклом работы, где-то таких гигантов нет. Поэтому с учетом специфики нельзя сравнивать [карантинные меры], а подходить индивидуально.

Но в Карагандинской области мы же перегнули палку?

Жесткие превентивные меры позволили нам, здравоохранению, местным исполнительным органам, всем структурам подготовиться к встрече коронавирусной инфекции. Другие страны, считая, что у них высокоразвитая медицина, несерьезно подошли к проблеме.

Здесь соглашусь. По данным Глобального индекса безопасности здравоохранения за 2019 год, США заняли первое место по готовности к пандемии, набрав 83,5 балла. Великобритания по готовности стала второй – 77,9 балла. И даже Италия набрала в рейтинге 56,2 балла.

А Казахстану «подарили» всего 40 баллов. И где теперь эти «гранды медицины» с их готовностью? (Подробнее можно посмотреть здесь. – Авт.).

Я с Вами согласен. Есть еще одна вещь, о которой никто не говорит: государственная система управления здравоохранением лучше, чем частная.

Однозначно и здесь соглашусь.

У меня много однокурсников в Канаде, в Америке, в Германии, они говорят: «Канат, все в частных руках, да, у нас хорошие здания и хорошее оборудование. Но, когда нет единой системы управления мы оказались бессильны: какой-то простой, как мы думали, вирус сломал все наше понимание о системе здравоохранения».

У нас тоже хотели развалить советскую систему, где была единая система профилактики, лечения и оздоровления. ВОЗ хотела, чтобы мы это все уничтожили, но, слава Богу, им не дали такую возможность. Сейчас они сами убедились, что ошибались.

Канат Кыргызбаевич, почему говорят, что человек умер от коронавируса, а на самом деле он болел, например, онкологическим заболеванием да еще и прошел 12 сеансов химиотерапии. Никакого иммунитета не осталось после этих сеансов, но мы упорно говорим, что он умер от COVID. Умирают же от «своих» хронических заболеваний.

Потому что коронавирус его заразил и вызвал пневмонию. А организм уже не может справляться и бороться, потому что у него нет иммунитета. А мы не можем управлять населением: наши предложения, рекомендации и выступления не воспринимаются населением всерьез. Но вирус – он, как радиация, невидим.

Канат Кыргызбаевич, я Вас перебью: не было и нет четкой кооперации и слаженности в действиях санврачей, медиков, местной исполнительной власти и полиции. Если с коронавирусом все действительно так страшно и ужасно, то одних увещеваний и разговоров мало. Если Вы своим решением закрываете город, то полиция по этому поводу не должна на радостях кошмарить бизнес, а от-ра-ба-ты-вать с населением. Нужны, простите, репрессивные меры. Задерживается на видеокамеру 10-20 человек, затем прямой репортаж из административного суда, где не соблюдающим карантин дают 5-10-15 суток ареста. То есть местная власть демонстрирует, что она действительно власть, а не администратор финансовых потоков и что эпидемиологическая ситуация действительно очень серьезная. И тогда люди будут сидеть дома.

Я с Вами согласен. Но здесь есть еще один момент, была ситуация в Караганде, на Шахтеров, 52. Там был выявлен очаг, приехали эпидемиологи и полицейские и попросили не выходить, пока не обследуют всех жителей подъезда. Там женщина так скандалила и кричала, пытаясь выйти с детьми из подъезда, хотя полицейские очень вежливо попросили не выходить. После того, как видео с инцидентом опубликовали, этих полицейских начали «мочить». У административной полиции были функции в момент ЧП, но потом статья уже перестала действовать. Сейчас набирается опыт, как нам действовать с населением в таких ситуациях. Кроме того, я предлагаю прививать определенную [карантинную] культуру на предприятиях, чтобы расширить круг понимания. Жесткие методы, палка – это хорошо, но я хотел бы, чтобы люди сами оценивали и осознавали ситуацию. Вирус не закончится сегодня, он с нами теперь будет всегда, поэтому нужна культура и пример для окружающих.

Заблокированный подъезд в Темиртау

А как быть с закрытием подъездов?

Что касаемо карантинных подъездов, то первоначально было предложено закрывать на 14 дней инкубационный [период], потому что мы еще не знали, как вирус себя ведет. Для анализа требовалось время, кроме того, много его ушло на выявление связей контактных: на работе, родственники, друзья. Большая часть населения, спасибо, это выдержала, кто-то возмущался, мы все разные. Когда мы проанализировали заболеваемость в карантинных подъездах, где по результатам регистрации не было, то приняли решение на два дня [закрывать подъезды]. Коронавирус всех стряхнул и заставил задуматься. Я надеюсь, что в октябре мы будем максимально готовы.

Вторая волна?

Да, конец сентября – октябрь, по прогнозам. Говорят, что коронавирус поражает в основном пожилых. Но я хочу сказать, что у нас их не так много. В Карагандинской области болеет в основном активное население – 29-50 лет.

Почему так?

У нас дети своих стариков в основном попрятали, спасибо им за это.

(Действительно, взрослые дети запрещали своим пожилым родителям выходить из дома, сами привозили им продукты и лекарства. С одинокими по максимуму старались отрабатывать волонтеры. – Авт.).

А вот активная часть населения, которая двигается, работает на непрерывном производстве, в медицине, на объектах жизнеобеспечения (а куда деваться – нужно работать), она и заболевает. 20 числа ЕНТ, а у нас 49 выпускников, находившихся в близком контакте (кто-то из родственников заболел), сейчас на карантине. Как для них создать условия? Родители не подумали о своей безопасности, а теперь их дети в изоляторе. А если они заболеют, то на тестирование не попадут.

Сейчас наша задача состоит в том, чтобы мы выработали коллективный иммунитет и подготовились к осени и зиме. И тот болезненный опыт, что мы приобрели, ляжет в основу новых алгоритмов и новых подходов.

Работа коллективного иммунитета

А как мы приобретем коллективный иммунитет, если не инфицируется значительная часть населения?

Все правильно. Поэтому мы не сразу, а потихоньку делаем послабления. Когда вы будете видеть, что ТРЦ открылись, но в них не открылись кинотеатры и развлекательные заведения, то это меньше контактов…

Меньшее зло?

Да. Потом, когда мы постепенно увидим, что приобретается коллективный иммунитет, уже не будет серьезных очагов, когда население само будет жить этой необходимостью [соблюдения правил], перейдем к следующему шагу смягчения. Некоторые страны не ввели ограничения сразу, а только потом, когда вирус распространился. Что толку от того, что они ввели карантин и большая часть населения заразилась? Созванивался с другом в Санкт-Петербурге, он говорит, что народу валом, класть некуда.

Россия тоже достаточно поздно включилась в карантинные мероприятия.

Знаете почему? У них медики-шоумены на телевидении выступали и успокаивали население, что это обыкновенный вирус, критиковали Китай и говорили, что ничего страшного не происходит. Успокоили. Теперь они не выступают, потому что все их выступления противоречат нынешней ситуации.

Регистрация по несколько тысяч случаев в день. У нас такого, слава Богу, нет. Но зато мы клянем санитарных врачей и медиков.

У нас свои проблемы, у них свои. Многие [в соцсетях] пишут «Аскаров, пошел вон!» А я радуюсь, потому что они не кричат «Аскаров, спаси!», потому что тогда мне было бы стыдно. А пока они все здоровы, передвигаются, открывают бизнес, живут счастливо и кричат «Аскаров, пошел вон», я себе говорю, что мы задачу свою выполняем.

Олег И. Гусев