/img/tv1.svg
RU KZ
Коронавирус повлиял на любовь казахстанцев к мороженому

Коронавирус повлиял на любовь казахстанцев к мороженому

Производители терпят убытки из-за карантина.

08:13 14 Август 2020 6311

Коронавирус повлиял на любовь казахстанцев к мороженому

Автор:

Мира Бахытова

Фото: Мира Бахытова

Одно предприятие закрылось, на другом вдвое упало производство, два существующих на юге страны завода по выпуску мороженого пострадали из-за пандемии коронавируса, передает корреспондент Inbusiness.kz.

Если северяне потребляют мороженое круглый год, невзирая на календарь, то в южных регионах Казахстана лишь весна и лето традиционно считаются сезонами холодного лакомства. Но только не в этом году. Производители, что называется, «просели» по всем показателям. Завпроизводством ТОО «Балмуздак» Адхам Айтметов, завод находится в Толебийском районе Туркестанской области, рассказал, что раньше в сезон выпускали по 15-16 тысяч коробок мороженого, это почти 800 тысяч штук сладкого холодного лакомства в день. Теперь из-за снижения спроса пришлось остановить половину линий.

«Производство на 50% снизилось, как началась пандемия, от силы семь-восемь коробок в день производим. Сразу заметное снижение спроса произошло. В этом году вообще такого понятия, как сезон, не было, он вроде только начался – и сразу пандемия. У нас есть линии, где производственная мощность очень высокая, пять видов можно выпускать, но их можно всего за неделю сделать, а потом будем простаивать, поэтому именно эти линии мы остановили. Продавали с прошлого года в Узбекистан, но в связи с пандемией нет возможности. Интересовались нашим мороженым из России, но коронавирус тоже помешал этому. Пять тонн шоколада (шоколадного мороженого) в день можем выпускать, но оно вообще не идет летом. Увидим осенью, упал ли спрос», – поделился заместитель директора по производству ТОО «Балмуздак» Адхам Айтметов.

Представитель завода предполагает, что причина снижения спроса в том, что люди ассоциируют мороженое с праздником и весельем, а раз закрыты все развлекательные центры, то и поводов покупать мороженое вроде как нет, также большие закупки делались для тоев и банкетов, которые сейчас под запретом. Такие же причины называют и специалисты Региональной палаты предпринимателей Шымкента.

«В Шымкенте всего один завод мороженого – ТОО «Азия-Холод», из-за снижения спроса им пришлось совсем остановить производство. Единственное, работают холодильные камеры, потому что там готовая продукция. Мы сделали анализ и выявили три фактора, три причины снижения спроса. Первая – те, кто переболел COVID-19 или считает, что болел именно коронавирусом, либо боится заболеть, уже не покупают мороженое. Вторая – снизилась в целом покупательская способность. Третья – это ограничения и запреты работы ТРЦ, гипермаркетов, кинотеатров, а магазины уже не берут мороженое в больших объемах», – отмечает заместитель директора НПП «Атамекен» Шымкента Адильжан Даткаев.

В то же время на «Балмуздаке» все-таки сохранили коллектив, здесь трудоустроено 220 человек, в основном это жители села Первомаевка, где расположен завод.

«Нам государство помогло с отсрочкой кредитов, нам немного помогло это. Мы не стали экономить на работниках. Просто обеспечиваем людей другой работой – крышки, стаканчики, клеить наклейки. Сокращения не было, и даже зарплаты на июнь-июль подняли на 10%, это самое трудное время для них, и мы каждый год им поднимали зарплаты – всем, кроме руководства», – рассказал Адхам Айтметов.

Мира Бахытова, Шымкент


Подпишитесь на наш канал Telegram!

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/KSvXWqKT.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/XMdLAx9A.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/SnYVNbwg.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/di7HSIEf.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/iPWovp6P.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/n1DJHOOT.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/WIE5QiiG.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/jkvfSJGh.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/R2q5DYZd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/vEGIlrAu.jpg

Анализ текущей ситуации по экспорту муки и макаронных изделий

Производство муки: потенциал наращивания экспорта.

07 Сентябрь 2020 15:48 5421

Объем производства за январь-июль 2020 года составил 1,89 млн тонн муки, что на 6,4% (2,019 млн тонн) ниже, чем за аналогичный период 2019 года, сообщает Центр развития торговой политики QazTrade.

В 2019 году производственные мощности составили 10,2 млн тонн, однако загружены они были на 29% и произвели 2,9 млн тонн муки. Потенциал производства муки составляет 7 млн тонн при загрузке всех мощностей, что дает возможность для расширения рынков сбыта на экспорт.

Размещение производственных сил мукомольной отрасли распределены не равномерно. Так, на пять областей приходится более 70% всей произведенной продукции – Акмолинская область – 10,4%, Карагандинская область – 9,7%, Костанайская – 28,8%, Северо-Казахстанская область – 9,0% и г. Шымкент – 12,1%, однако, в данных зерносеющих регионах наблюдается спад производства.

В Мангистауской и Атырауской областях наблюдается увеличение производства в 14 раз по сравнению с аналогичным периодом января-июля 2019 года. В Кызылординской области в январе-июле 2019 года производство не зафиксировано.

Производство макаронных изделий: потенциал наращивания экспорта

Объем производства за январь-июль 2020 года составил 102 тыс. тонн макарон, что на 9,1% (93,9 тыс. тонн) ниже, чем за аналогичный период 2019 года.

В 2019 году производственные мощности составили 347 тыс. тонн, однако загружены они были на 47,8% и произвели 166 тыс. тонн макарон. Потенциал производства составляет 181 тыс. тонн, при загрузке всех мощностей, что дает возможность расширения рынков сбыта на экспорт.

Размещение производственных сил макаронной отрасли расположено в пяти областях, на долю которых приходится порядка 79% всей произведенной продукции – города Нур-Султан и Шымкент (18%), Костанайская и Северо-Казахстанская области (15%) и Западно- Казахстанская область (13%). Сконцентрированы основные производственные мощности преимущественно на севере страны. В Кызылординской и Туркестанской областях за период январь-июль 2019 – 2020 годы производство макаронных изделий не зафиксировано.

Сбалансированность внешнеторгового оборота и отдача от одного тенге инвестиций

Коэффициент сбалансированности внешнеторгового оборота по продукции «мука» равен 0,98 или ближе к 1, что означает преобладание экспорта над импортом, либо объемы импорта несущественные по сравнению с экспортом. Данный коэффициент означает огромный потенциал интеграции и наращивание экспорта по данной продукции и высокое качество продукции.

По продукции «макароны» индекс конкурентоспособности равен 0,09, что означает полную сбалансированность внешнеторгового оборота (коэффициент ближе к нулю), имеет место при равенстве экспорта импорту, это означает, что внешнеторговый обмен по данному товару происходит при равенстве торговых условий и возможностей. Для экспорта макаронных изделий необходимы увеличение инвестиций и обновление производственных мощностей для повышения качества продукции и наращивания экспорта.

Исходя из этого, данный показатель отражает прирост экспорта на единицу прироста инвестиций и является критерием эластичности экспорта муки и показывает зависимость от экономического роста производства муки и от инвестиционных вложений. Экспорт макарон менее инвестиционно привлекательная отрасль и нуждается в долгосрочных мерах финансовой поддержки. Учитывая данный показатель, производство муки остается более привлекательным как для производителей, так и для инвесторов по сравнению с производством макарон, однако при увеличении мер поддержки и привлечений инвестиций производство макаронной продукции имеет высокую цепочку добавленной стоимости.

Производство муки: потенциал наращивания экспорта

С 22 марта до 1 июня текущего года в РК действовали запреты и ограничения (квоты) на экспорт муки, введенные в связи с необходимостью обеспечения продовольственной безопасности населения и повышенным спросом в странах – импортерах казахстанской продукции (приказы МСХ РК от 22 марта 2020 года № 103, от 2 апреля 2020 года № 111).

Средняя загруженность элеваторов составляет 35-40%. Это говорит о высоких производственных возможностях ОТП мукомольной промышленности и о высоком потенциале дальнейшего производства.

Вызовы и барьеры экспорта макаронных изделий:

  • Применение странами-импортерами мер нетарифного ограничения в торговле.
  • Совмещение рынков зерна и муки в Центральной Азии привело к резкому росту мукомольной промышленности в странах – импортерах отечественной муки.
  • Квотная система для основных импортируемых продуктов питания.
  • Тарифная система для основных импортируемых продуктов питания.
  • Отличие в стандартах на поставляемую продукцию.

Показатели торговли муки: экспорт

С 2015 года наблюдается тренд на снижение экспорта муки из Казахстана с $494 млн до $363 млн, или на 26,5%.

При этом, несмотря на введенные ограничения в связи с продовольственной безопасностью во время режима ЧП, экспорт пшеничной муки в совокупности за шесть месяцев текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года показал рост. Экспорт муки из Казахстана за январь-июнь 2020 года увеличился на 23,75% и составил $198 млн. Стоит отметить, что экспортная выручка по муке выросла на фоне снижения физобъемов, что свидетельствует о скачкообразном росте цен на данную продукцию.

Лидерами по экспорту пшеничной муки являются Костанайская область (37,4%) и г. Шымкент (18%). В 2019 году суммарно из этих двух регионов было экспортировано продукции на $201,1 млн. Также крупными поставщиками пшеничной муки являются Северо-Казахстанская, Акмолинская, Туркестанская, Карагандинская области и г. Нур-Султан. На их долю приходится 35% от всего экспорта, или $127,4 млн. В трех регионах экспорт не наблюдался.

Показатели торговли муки: импорт

За первое полугодие 2020 года импорт пшеничной муки по сравнению с аналогичным периодом прошлого года показал значительный рост (276,8%) и составил $1,6 млн.

Необходимо отметить, что обеспеченность внутреннего рынка мукой находится на высоком уровне среди прочих товарных групп. За прошедший год импорт муки составил не более 0,12% от производства в стране.

Основными потребителями казахстанской муки являются Афганистан – 61% ($221,4 млн) и Узбекистан – 21,2% ($76,9 млн). Также в число крупных потребителей входят такие страны, как Таджикистан – 5,3% ($19,3 млн), Россия – 4,5% ($16,4 млн), Туркменистан – 2,9 % ($10,4 млн) и Кыргызстан – 2,6 % ($9,6 млн).

Согласно данным UN Comtrade, поставки казахстанской муки в основные страны-импортеры в среднем составляют 90% от общего импорта данных стран.

Развитие поставок макаронной продукции

Макаронный рынок имеет крупные масштабы в мире – общий экспорт макаронных изделий составляет около 8,7 млрд долл. США. При этом доля казахстанской продукции на рынке составляет менее 0,2%. Учитывая наличие высококачественных компонентов для производства макарон на внутреннем рынке (мука, вода, прочие добавки), у Казахстана большой потенциал развития в данной отрасли.

Добавленная стоимость при производстве макаронных изделий многократно превышает добавленную стоимость при производстве продуктов среднего передела (муки пшеничной) или экспорта сырья.

В Казахстане производится относительно большой объем макаронных изделий. Экспорт в 2019 году составил более 29 млн долл. США. При этом экспорт товарной позиции составляет 20% от производства, что указывает на большой потенциал производства и увеличения экспорта макаронных изделий.

  • Объем экспорта макаронных изделий увеличился почти в два раза за последние два года.
  • Основные компоненты производства макаронных изделий имеются на внутреннем рынке в широком доступе (мука, вода, прочие добавки).

Показатели торговли макаронных изделий

Экспортные поставки макаронных изделий за январь-июнь 2020 года составили $21,2 млн, что на 58,2% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Вместе с тем наблюдается положительная динамика экспорта макаронных изделий за последние пять лет с $10,6 млн до $29,1 млн (рост 174,5%), что свидетельствует о росте конкурентоспособности отечественной продукции на зарубежных рынках.

За период с 2015 по 2019 год импорт макаронных изделий показал незначительное снижение на 6,3%, с $41,5 млн до $28,9 млн. Однако, несмотря на ограничительные меры, вызванные пандемией COVID-19, импорт макаронных изделий за первое полугодие 2020 года составил $17,9 млн, что на 15,5% больше, чем за аналогичный период 2019 года ($15,5 млн).

Потенциал наращивания экспорта макарон в КНР

Объем потребления макаронных изделий Китая за последние три года показал рост в среднем на 6%, при этом темпы роста импорта составили с 2017 по 2019 год 9%. Однако необходимо наращивать производство для экспорта в Китай, учитывая, что доля экспорта в Китай от общего объема экспорта РК составляет не более 1%. Так, в 2019 году было экспортировано 370 тонн продукции. Учитывая емкость рынка Китая и возможности производства РК, необходимо рассмотреть данный рынок для отечественных компаний.

При эффективном вложении инвестиций в макаронную отрасль имеется потенциал дозагрузки мощностей, при этом учитывая внутреннее потребление (реализация на внутреннем рынка в 2019 году 153 тыс. тонн). Учитывая оценочный рост экспертного сообщества, средний рост потребления макарон в РК за последние годы составил 13%. Учитывая данные факторы, потенциал производства макарон при загруженности на 47%, или 166 тыс. тонн продукции, имеет три сценария дозагрузки мощностей. (средняя экспортная стоимость – 665 долларов за тонну продукции). Также для выхода на рынки Китая необходимо обновление производственных мощностей, расширение линейки продукции макаронных изделий, налаживание технологического процесса под потребности Китая и усиление мер поддержки.

  1. Сценарий – при дозагрузке мощностей на 10% прирост экспорта составит 16,5 млн долларов, или рост экспорта на 56%.
  2. Сценарий – при дозагрузке мощностей на 20% прирост экспорта составит 39,7 млн долларов, или рост экспорта в 1,37 раза.
  3. Сценарий – при дозагрузке мощностей на 30% прирост экспорта составит 62,8 млн долларов, или рост экспорта в 2,1 раза.

Показатели торговли макаронными изделиями

Лидерами по экспорту макаронных изделий являются Алматинская (33,7%), Костанайская (13,4%) и Павлодарская (12,2%) области. В 2019 году суммарно из этих трех регионов было экспортировано продукции на $17,2 млн. Также крупными поставщиками макаронных изделий являются г. Алматы и Шымкент, Западно-Казахстанская, Северо-Казахстанская и Карагандинская области. На их долю приходится 36,8% от всего экспорта, или $10,7 млн. В Кызылординской области экспорт не наблюдался.

Единая экспортная корзина на 2020 год (январь-июнь). Макаронные изделия

  • Создание совместных предприятий для увеличения передела продукции еще на один уровень выше.
  • Снабжение афганского рынка с оптимальными просчетами логистики.
  • Привлечение инвестиций.
  • Создание регионального бренда в рамках совместных предприятий.
  • Совместное лоббирование внешних рынков.

Контейнерные перевозки для экспорта сельхозпродукции

По информации АО «НК «Қазақстан темір жолы», в Казахстане в 2020 году установлены понижающие коэффициенты к предельному уровню тарифов на услуги магистральной железнодорожной сети и локомотивной тяги при перевозке в контейнерах зерновых и зернобобовых культур, продукции мукомольно-крупяной промышленности через станции Актау, Курык, Алтынколь, Достык, Сарыагаш, Болашак, Оазис и Луговая.

Также для поддержки казахстанских производителей в период пандемии АО «НК «КТЖ» отменило до конца года сбор в 10-кратном размере за хранение грузов, простаивающих свыше 48 часов. В рамках Стамбульской конвенции срок временного ввоза контейнеров увеличился до 180 дней.

Преимущества перевозки в контейнерах:

  • Варианты погрузки на элеваторе и на местах хранения зерна (в амбарах).
  • Возможность перевозки на более дальние расстояния.
  • Возможность осуществления перевозки с более высокой скоростью, «от двери до двери» и без необходимости перегрузки в пути следования.
  • Обеспечение сохранности груза.

SWOT-анализ по развитию мукомольной отрасли в РК

Анализ рынка лапши быстрого приготовления

Импорт лапши быстрого приготовления за период январь-июнь 2020 года составил $4592 тыс., что на 18% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Если в январе-июне 2019 года сальдо составляло $497 тыс., за январь-июнь 2020 года сальдо составило уже $1592 тыс. Экспортировали в январе-июне 2020 года на $3000 тыс., что ниже на 11,3% за аналогичный период 2019 года.

Согласно данным Всемирной ассоциации лапши быстрого приготовления (WINA), объем потребления в Казахстане в 2019 году составил 250 млн порций. Основными потребителями лапши являются Китай, Индонезия, Индия, Япония и Вьетнам, на долю которых приходится 67% мирового потребления. Казахстан занимает 28-е место с долей 0,2% от общего потребления в мире.

Важным конкурентным преимуществом отечественного продукта является то, что себестоимость быстрой лапши в Казахстане на 60% ниже, чем в Китае.

При этом считается, что производство быстрой лапши сложнее и дороже производства макарон из-за необходимости крупных вложений в производственную линейку, оборудование и подбор высококвалифицированного персонала.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Продовольственная безопасность: от производства до потребления

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

03 Июнь 2020 08:00 3043

Фото: Мария Матвиенко

Как обеспечить продовольственную безопасность в условиях коронакризиса? Об этом говорили участники очередного телемарафона «Бизнес & государство».

«Доля АПК в ВВП Казахстана стабильно увеличивается в последние несколько лет, – открыл дискуссию заместитель директора департамента агропромышленного комплекса и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Еркен Наурзбеков. – Особенно рост заметен в подотрасли животноводства, например по мясу птицы, также увеличивается производство говядины и баранины. Рост есть и в растениеводстве. Такой эффект дает диверсификация посевных площадей. Мы потихоньку отходим от монокультуры – пшеницы и начинаем сеять более маржинальные культуры – масличные, зернобобовые. Например, сегодня Казахстан является мировым лидером по экспорту льна – это масличная культура, очень высок спрос на нее на внешних рынках».

«Ножки Буша» все еще теснят местных

«Почему до сих пор у нас есть зависимость от импортных поставок по мясу птицы – почти 50%? Когда вы накормите нас куриным мясом отечественного производства?» – обратился ведущий Данил Москаленко к вице-президенту Союза птицеводов Казахстана Бакит Кушегуловой.

«В ближайшие годы. Союз птицеводов разработал программу развития птицеводства, мы планируем к 2027 году увеличить производство и полностью обеспечить Казахстан и даже выйти на экспорт с производством 150 тыс. тонн», – ответила гость эфира.

По ее словам, отрасль не может обеспечить продукцией внутренний рынок, потому что «есть проблемы развития». «Инвесторы не сильно заинтересованы, так как имеются проблемы в нашей отрасли. Насколько нам известно, в течение двух-трех лет у нас будет увеличиваться производство за счет модернизации, расширения и строительства новых птицефабрик», – говорит спикер.

По ее словам, на отрасль давит низкая стоимость импортной продукции: завозное мясо птицы стоит один доллар за килограмм (официальный курс на 3 июня – 402,37 тенге за доллар. – Ред.), мясо птицы местных производителей – 680-720 тенге за килограмм.

«Проблема – в стоимости кормов, а их доля в себестоимости продукции составляет 70%. В этом году цены на корма выросли в два раза. Если в прошлом году покупали за 45-50 тыс. тенге, в этом году – за 100 тыс. тенге, это только зерновые. А еще масличные культуры, кукуруза – стоимость выросла в два-три раза», – говорит Бакит Кушегулова.

Еркен Наурзбеков соглашается с этим:

«Как бы парадоксально это ни было, особенно на севере страны, но корма очень сильно подорожали. Это связано с тем, что зернофуража практически нет. Птицефабрики вынуждены покупать пшеницу третьего, четвертого классов, то есть продовольственную, и пускать ее на корм. В прошлом году по сравнению с 2018 годом урожайность была более низкая и был очень большой спрос на нашу пшеницу на внешних рынках. Это сказалось на внутренних ценах».

Спикер приводит в пример костанайские птицефабрики: очень дорогую пшеницу, по стоимости в пределах 100 тыс. тенге, они закупают в последние один-два месяца. И поскольку 70% себестоимости мяса птицы действительно составляют корма, то любой скачок цен на них всегда сказывается на конечной цене продукта.

«Очень сильно давит импорт. Нашим птицефабрикам сложно конкурировать с «ножками Буша», которые заходят по стоимости одного доллара. И не секрет, что в США есть поддержка экспорта, субсидирование, поэтому такая низкая цена», – поясняет Еркен Наурзбеков.

Он приводит данные: в 2019 году Казахстан импортировал около 173 тыс. тонн куриного мяса.

«Объемы очень большие и в тоннаже, и в долларах. По этому виду продукции мы зависим от импорта на 45,3%. Но зависимость есть не только по мясу птицы. Также по сахару, плодоовощной продукции. Только по яблокам мы на 37,3% зависим от импорта. Это вызывает вопросы о продовольственной независимости», – комментирует представитель НПП.

Супермаркеты VS птицефабрики: битва за яйца

«На сегодняшний день все ритейлеры сильно зависят от дистрибьюторов, которых больше, чем производителей. Также мы очень уязвимы в вопросе импортозамещения, потому что и сырьевая база, и производство внутри страны не покрывают все потребности населения. Пандемия стала индикатором этой проблемы», – продолжила обсуждение директор сети супермаркетов «Корзинка» (Жамбылская область) Ляззат Нурбекова.

Она говорит, что в период ажиотажа, когда люди скупали с полок практически все, товары социальной значимости, в том числе куриное бедро, доставались сети с большим трудом.

«Приходилось товар «доставать». У дистрибьюторов в Казахстане нет стоков в распределительных центрах. Пандемия также показала дефицит оборотных средств. Дистрибьюторы в большинстве своем не могут делать запасы, чтобы в период кризиса или дефицита покрывать всю потребность. С производителями приходилось договариваться о том, что нужно вставать в очередь. Все условия, прописанные в договорах по социально значимым товарам, просто канули в Лету, потому что все перешло на предоплатную основу», – рассказывает спикер.

Распределение продукции по торговым сетям тоже вызывало большие вопросы.

«Крупные сети, которые грозят штрафными санкциями и прописывают поставщикам жесткие обязательства, были поставлены в очередь первыми, а мы получали продукцию по остаточному принципу. Поэтому были большие затруднения. Со стороны некоторых дистрибьюторский компаний также были спекуляции», – говорит представитель торговой сети из региона.

По ее словам, СПК «Тараз» в период острого кризиса поддерживала ритейлеров по некоторым позициям, и это все равно не покрывало всю потребность. «В любом случае была хоть какая-то поддержка. Процентов на 15-20, и то по считанным позициям – по сахару и гречке. По муке, картофелю и другим социально значимым товарам, которые есть в постановлении правительства, всего19 позиций, был дефицит», – делится опытом собеседница.

Бакит Кушегулова отвечает так: «Правительство установило предельные цены на яйцо первой категории на период ЧП. Супермаркеты говорят: нам яйцо первой категории не нужно, так как цена на него фиксированная. Давайте нам или отборное, или вторую категорию. Особенно в северных регионах наши производители с таким столкнулись, и у них склады были забиты яйцом. Супермаркеты не брали, а сами они не могли вывезти, потому что блокпосты стояли между регионами».

Также спикер отмечает, что производители в западных регионах страдают из-за импорта яйца: Россия продает более дешевую продукцию и мешает нашим производителям работать.

Ждем новые правила субсидирования

«За нарушение розничными сетями предельных цен были предусмотрены штрафы. Мы эту проблему поднимали на всех уровнях и все-таки убедили госорганы, что такие предельные цены не соответствуют реальности. В некоторых регионах, например, в Карагандинской, Северо-Казахстанской областях, розничным сетям установили цены ниже, чем у производителей. То есть, по сути, их загнали в угол: им сказали, что они должны продавать без наценки или в минус. Естественно, сети отреагировали: боялись брать яйцо первой категории из-за административных мер», – комментирует Еркен Наурзбеков.

Однако это, по его словам, лишь одна из проблем обеспечения продовольственной безопасности. В числе актуальных проблем – недостаточность господдержки. «Например, по мясу птицы сумма господдержки в себестоимости составляет 60-80 тенге на килограмм. Есть учитывать, что мясо от производителя по себестоимости и с минимальной наценкой стоит 680-720 тенге за килограмм, то доля господдержки составляет примерно 10%», – говорит спикер.

Он считает, что через господдержку – субсидирование и льготное кредитование на основные и оборотные средства – должна повышаться конкурентоспособность.

«В Западном Казахстане давит российский импорт. Это из-за недостаточной конкурентоспособности товаров отечественного производства по сравнению с российскими товарами. Уровень господдержки у нас несопоставим в сравнении с российским. Мы предлагали минсельхозу сделать усиление по тем товарам, по которым страна зависит от импорта. Нас услышали. Ждем новые правила субсидирования, где это будет отображено», – рассказывает спикер.

Усилить контроль на входе

Еще один вопрос, по словам представителя НПП, – качество продукции. Те предприятия, которые работают уже давно, достаточно конкурентоспособны по качеству. И казахстанская продукция намного лучше по некоторым позициям, чем импортная.

«Мы обращались с вопросом к минздраву, к комитету контроля качества о том, насколько импортная продукция соответствует качеству. Мы просили усилить контроль на входе в страну, более качественно отбирать пробы и подходить к пропуску продукции на внутренний рынок», – говорит Еркен Наурзбеков.

По его словам, исходя из понимания того, что обеспечение продовольственной безопасности – комплексная проблема, нужно рассматривать и такой вопрос, как соответствие продукции мелких фермеров требованиям торговых сетей по упаковке, количественно-качественным характеристикам, ритмичности поставок.

Есть вопрос и того, насколько стабфонды СПК обеспечены средствами и достаточно ли тех товаров, которые они закупают.

Что нужно для поддержки

Бакит Кушегулова также прокомментировала вопрос качества импортной продукции. Те же американские окорочка, говорит она, имеют длительный срок годности, что ставит под сомнение их безопасность, но, тем не менее, Казахстан закупает такую продукцию. Есть вопросы и к качеству российской продукции.

«Мы поднимали вопрос сокращения импорта до 50 тыс. тонн», – говорит спикер.

Она согласна с тем, что доля субсидий в себестоимости не покрывает затрат, 10% недостаточно. Отрасли хотелось бы пересмотра господдержки и чтобы предоставлялись дополнительные субсидии, например, по кормам.

Также вопросы вызывает кредитование на оборотные средства. «По дорожной карте бизнеса фабрики не могут получить кредиты на оборотку, потому что относятся к крупному бизнесу. Предприятие с численностью персонала 250 человек уже считается крупным, а на птицефабриках количество работников бывает 800-900, до 1000 человек доходит. Потому что полный цикл, от выращивания до забоя, поэтому рабочих больше, но почему-то птицефабрики попали в категорию крупного бизнеса. Мы говорили о том, чтобы такие производства в сфере сельского хозяйства не относили по ДКБ к крупному бизнесу», – говорит представитель отраслевого союза.

Ляззат Нурбекова перечислила условия, которые помогли бы ритейлу:

«Хотелось бы, чтобы в период подобных трудностей сдерживались цены и применялся адмресурс к производителям, потому что были скачки по отпускной цене. Хотелось бы рассчитывать на поддержку со стороны местных СПК. И чтобы было понимание того, что ценообразование в ритейле зачастую регулировать очень тяжело, потому что это рыночные отношения. И хотелось бы, чтобы было некое выравнивание, и торговые сети не выстраивали в иерархию от того, национальные они или локальные. Потому что мы все работаем в одной области», – говорит в заключение спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова