/img/tv1.svg
RU KZ
Наценку пропишут в законе

Наценку пропишут в законе

Правительство намерено законодательно закрепить предельные размеры наценок на социально значимые продукты питания. 

15:45 12 Декабрь 2016 6588

Наценку пропишут в законе

Автор:

Саян Абаев

Рост цен на продукты питания, регулярно происходящий в одни и те месяцы уже много лет, по-прежнему остается неким "бичом" для правительства. Несмотря на всевозможные меры, стабилизировать цены даже на социально значимые товары никак не удается. В очередной раз ценовая ситуация стала темой для заседания кабинета министров, где вновь предложен новый пакет мер - уже законодательных. 

По официальной статистике, в ноябре инфляция составила 7,5% к началу года. Цены на продовольственные товары только за ноябрь выросли на 2% (с начала года на 7,8%), на непродовольственные - на 0,9% (с начала года рост составил 8,6%). При этом на социально значимые продукты питания цены за 11 месяцев 2016 года выросли на 11,2%. 

Наибольший рост цен статистика зафиксировала на куриные яйца (34,2%), черный чай (11,7%), мясо кур (5,1%), творог (4,4%). Снижение стоимости отмечено на лук (18,5%), морковь (15,3%), картофель (11,1%). Традиционные внутренние факторы, повлиявшие на изменения цен - это сезонность ряда товаров, рост тарифов на услуги естественных монополий и увеличение стоимости ГСМ. Внешние факторы - это рост мировых биржевых цен на сырье, например, сахарный тростник. 

Несколько лет назад для стабилизации цен правительство решило создавать стабилизационные фонды с некоторым запасом продовольствия и проводить регулярные сельхозярмарки в городах. Как доложил министр национальной экономики Куандык Бишимбаев, с 25 августа по 5 декабря в Астане, Алматы и областных центрах было проведено 1493 ярмарки. Запасы стабфондов регулярно пополнялись, и сейчас в них хранится 22,9 тыс. тонн продовольственных товаров (картофель, мука, сахар, лук, морковь, рис, подсолнечное масло). В течение трех месяцев акиматами даже осуществлялись интервенции из стабфондов для стабилизации цен. Так, за три месяца на рынки было "выпущено" из стабфондов 4930 тонн продуктов на сумму 544 млн тенге. Однако большой стабилизации цен пока не заметно.

В министерстве сельского хозяйства уверены, что причиной этому - неполное использование возможностей стабфондов. Первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов констатировал: зачастую часть средств, выделенных на стабфонды, находится на депозитах. "По отдельным регионам размер депозитов превышает половину выделенных средств. Наряду с этим, обращает на себя внимание огромная дебиторская задолженность, которая в отдельных случаях достигает 90%. Указанные проблемы являются, прежде всего, следствием неэффективного менеджмента. Так, акиматом Алматы в декабре прошлого года было выделено 14 млрд тенге на стабфонды. Из данной суммы 13,4 млрд по сей день находится на депозите. В то же время цены на продовольственные товары в Алматы с начала года выросли на 8,4%", - отметил он.

При этом, поскольку рост цен на плодоовощную продукцию сезонный, а потому прогнозируемый, просчитать, когда будет пиковая цена, а когда минимальная, очень просто. Однако по данным минсельхоза, только пять областей воспользовались минимальной ценой и закупили овощи в запас. Это Восточно-Казахстанская, Атырауская, Актюбинская, Костанайская, Акмолинская области. Правда, закупленный объем - минимален и не сможет оказать серьезного воздействия на рынок в период роста цен. "Это не связано с финансовыми возможностями стабфондов, так как имеющиеся у них средства позволяют покрыть потребности рынка от 15 до 80%. Мы понимаем, что деньги стабфондов не идут только на овощную продукцию, но считаем, что минимальный объем, который закупается, должен составлять не менее 15%", - заявил господин Айтуганов.

Впрочем, есть не только сезонность и несвоевременные и недостаточнык интервенции из стабфондов. На рынке возникают и ценовые сговоры. С начала года антимонопольным комитетом начато 40 расследований по фактам роста цен на социально значимые продукты питания. На сегодняшний день завершено уже 33 расследования, в результате подтверждены факты согласованных действий по установлению и поддержанию цен в 45 субъектах рынка, которые без каких-либо экономически обоснованных причин повысили цены на реализацию продуктов питания (гречневая крупа, куриные окорочка, сахар, хлеб, мука, молочная продукция). Общая сумма выставленных материальных санкций по итогам завершенных расследований с учетом монопольного дохода составила порядка 277 млн тенге, из них в бюджет государства поступило около 14,5 млн тенге.

Министерство национальной экономики изучило международную практику по контролю за ценами на социально значимые товары. Результат Куандык Бишимбаев представил в правительстве: 

"Предлагаем законодательно закрепить размеры предельных торговых наценок в реализации социально значимых продуктов питания в розничной и оптовой торговле и дифференцированно подходить к этим торговым наценкам в зависимости от категории торгового объекта. Если это гипермаркет, если это магазин у дома, должна быть разная торговая наценка, но мы в целом предлагаем ее законодательно закрепить с тем, чтобы все соответствовали этим торговым наценкам. Кроме того, на базе этих торговых наценок мы будем ежемесячно исчислять рекомендуемые цены, которые станут обязательным для публикации всеми торговыми субъектами. То есть потребитель, придя в соответствующий объект торговли, будет иметь полностью информацию о том, каков рекомендуемый уровень цен на социально значимые продукты питания. Это позволит потребителю самостоятельно участвовать в мониторинге цен, и, в случае широкого отклонения, он может обратиться в местные исполнительные органы", - рассказал министр. 

При этом местные власти предложено наделить полномочиями по контролю за уровнем цен и принимать административеые меры в отношении субъектов торговли, нарушающих требования о предельной наценке. Комитет по защите прав потребителей министерства национальной экономики предлагается наделить полномочиями по расследованию в отношении оптовых поставщиков социальных продуктов. А торговым сетям - также законодательно запретить взимание, так называемых, "ретро бонусов" - вознаграждение за реализацию социально значимых продуктов питания, что должно удешевить цены на эти продукты для рядовых покупателей.

"Внедрение этих механизмов должно осуществляться поэтапно, последовательно, с учетом соблюдения баланса интересов субъектов предпринимтеельства, производителей и рядовых потребителей. Данные изменения позволят более транспарентно оценивать, как же складыватеся цена на социально значимые продукты питания", - объяснил господин Бишимбаев. 

Наряду с этим, собственно, перечень таких товаров глава миннацэкономики предложил пересмотреть - в сторону уменьшения. Сегодня в него входит 33 наименования продуктов, однако, заметил министр, в международной практике этот список ограничивается 9-12 видами товаров. "Это связано с тем, что очень много однородных товаров, наименований, поэтому необходима стандартизация и приведение в соответствие нашего перечня, с тем, чтобы можно было четко мониторить, на какой же вид товара будет регулироваться торговая наценка", - объяснил он. 

Свой пакет предложений есть и у минсельхоза. В частности, предложено упростить процедуру порядка работы стабфондов. Кайрат Айтуганов заметил, что сегодня для осуществления интервенций на рынок, необходимо пройти пять этапов, чтобы согласовать "выброс" продукции. Минсельхоз предлагает все эти этапы сократить, оставив только согласование собственно перечня продукции с предельной надбавкой. 

Еще одно предложение - это создавать торговые компании на условиях государственно-частного партнерства. "Предлагаем предоставить возможность СПК создавать компанию на основе ГЧП с долей участия государства в уставном капитале не более 49%. Для частного предприятия этот проект будет выгоден представленными СПК ресурсами, товарным или денежным кредитом, социальными магазинами и другими объектами СПК. Преимуществом для СПК является минимизация затрат на необходимую дополнительную инфраструктуру", - объяснил господин Айтуганов. 

Третий механизм - это сотрудничество непосредственно с торговыми объектами, когда акимат разрабатывает перечень соответствующих критериев, выбирает подходящий торговый объект и заключает с ним договор, по которому бизнесу предоставляются кредиты, а бизнес берет на себя обязательства по реализации определенного перечня продуктов по фиксированным ценам. 

Бизнес, как оказалось, в принципе против предложенных мер не возражает. Генеральный директор гипермаркета "Кенмарт" Константин Макаренко, выступая на заседании правительства, заметил, что "сам рынок, именно жесткая конкуренция на нем, не дают уйти в глубокие наценки, поэтому, если мы хотели бы даже сделать какие то супер наценки, мы просто потеряем наших покупателей". 

"Поэтому я могу смело сказать, что те предложенные инструменты, предложенный коридор минимальных наценок позволяет комфортно чувствовать себя при ценообразовании. В то же время необходимо и очень важно учесть, что ассортиментный перечень гипермаркетов, супермаркетов очень широкий - более 25 тысяч наименований. В список социально значимых товаров при всем разнообразии  торговых марок, производителей попадает очень много товаров. Например, у меня в гипермаркете это более 800 товаров. Поэтому во избежание ошибок и перегибов при регулировании цен необходимо четко прописать все правила и процедуры, так, чтобы мы могли нормально работать", - заметил он, и предложил создать рабочую группу, чтобы выработать согласованные позиции по перечню товаров и разработке правил контроля, чтобы потом сами проверки не создавали трудностей для предпринимателей. 

Премьер-министр Бакытжан Сагинтаев с озвученными предложениями согласился, и подчеркнул: предложенные меры не означают, что "сейчас мы берем и сразу же все рыночные механизмы закрываем". "Мы не говорим, что никто не должен работать в рыночных условиях, никто не должен зарабатывать, просто, если есть условия для создания, зарабатывания монопольно высоких цен, это мы должны, с учетом тех инструментов, которые у нас имеются в рамках антимонопольного законодательства, мы должны их пресекать", - заявил премьер. При этом правительству, считает он, необходимо создавать для бизнеса условия по снижению издержек - от логистики и транспорта до цен на электроэнергию. 

Гораздо жестче позиция главы кабмина в отношении стабфондов. Он напомнил, что уже было решено: стабфонды - зона ответственности акимов, и "каждый раз на заседании правительства учить их, как надо управлять стабфондами - некорректно". 

"Местные исполнительные органы должны сами отвечать, здесь мы не должны вмешиваться. Деньги не используют по назначению - хорошо, лежат на депозитах - пусть тогда перед обществом сами отвечают", - жестко подчеркнул господин Сагинтаев. 

Саян Абаев 

Месячная инфляция в Казахстане – на минимальном уровне с 2011 года

По официальным данным, рост цен на товары и услуги в августе составил 0,1%. Меньше за 9,5 года не было ни разу, столько же – лишь однажды.

03 Сентябрь 2020 08:00 2396

Рост цен в Казахстане значительно замедлился. По официальным данным, в августе товары и услуги в республике подорожали на 0,1%. И это крайне низкий показатель. С начала 2011 года более низких темпов роста не было ни разу, и лишь однажды, в июле 2018-го, он так же, как и сейчас, составлял 0,1%. Таким образом, прошедший месяц оказался одним из самых успешных в плане борьбы с инфляцией за последнее десятилетие. Впрочем, пока есть куда стремиться – годовая инфляция (за последние 12 месяцев) находится на достаточно высоком уровне – 7% против 7,1% по итогам июля.

Один из ключевых факторов снижения темпов – это снижение стоимости продовольственных товаров. Важно это по двум причинам:

  • Продукты питания – ключевой драйвер инфляции. За первые семь месяцев 2020 года стоимость, по официальным данным, увеличилась на 7,6% при общем темпе роста цен в 4,4%.
  • В последний раз падение цен отмечалось в августе 2018 года – ровно два года назад (на 0,2%). В сентябре того же года стоимость не менялась, а после этого начался 22-месячный марафон безостановочного роста.

Сезонные товары подешевели. Но меньше, чем обычно

Снижение цен в прошедшем месяце оказалось относительно небольшим – 0,2%. Драйвером снижения стали сезонные продукты. В первую очередь речь идет об овощах и фруктах. По данным комитета по статистике, фрукты в среднем по Казахстану подешевели на 2,3%. Это далеко не лучший результат – за последние шесть лет августовское снижение цен лишь однажды было меньше – в 2019 году (-2%).

Что касается овощей, то они подешевели в среднем на 7,5%. И это – один из худших результатов для августа за последние 7 лет (хуже было только в 2018 году – минус 5,7%). Основной тренд на снижение задавали социально значимые продукты. По официальным данным, в прошедшем месяце:

  • Картофель подешевел на 13,2%. Это стало самым сильным сезонным снижением за последние три года.
  • Морковь потеряла в цене 6,2% – один из худших результатов за последние семь лет.
  • Лук – 9,7%. Для сравнения: в августе 2019-го цены упали на 18%.
  • Капуста подорожала на 1,5%. Но это относительно немного, учитывая, что годом ранее за месяц цены подросли на 24,2%.

Рост цен на гречку не останавливается

Повлияли на общее снижение цен на продовольствие и другие продукты. Например, стоимость яиц снизилась на 0,3%. Это значит, что сезонный рост цен тут начнется позже, чем в прошлом году – в августе 2019-го яйца подорожали на 6,3%. Стоит отметить, что обычно сезон роста цен на яйца в Казахстане начинается в августе-сентябре и продолжается пять-шесть месяцев – такая динамика отмечается на протяжении последних как минимум 10 лет.

Дешевеет и мясо птицы. Правда, незначительно – всего на 0,1%. Впрочем, снижение продолжается уже три месяца подряд. Как итог: за последний год стоимость увеличилась на 3,6%, а с начала 2020-го – на 0,9%. Учитывая темпы роста цен на продукты, такие темпы можно считать достаточно низкими. Да и в целом рост цен на мясо оказался достаточно невысоким – 0,4%, что является наименьшим августовским значением за пять лет.

Впрочем, подорожавших товаров также немало:

  • Стоимость подсолнечного масла в августе выросла сразу на 1,6%. За последние 3,5 года месячный рост был выше лишь дважды – в сентябре и октябре 2018 года (1,9% и 2,1% соответственно).
  • Еще сильнее – на 1,8% – подорожали табачные изделия. С начала года сигареты уже подорожали на 10,8%. Столь сильного роста не было с 2015 года (тогда за восемь месяцев рост составил 14,2%).
  • Гречневая крупа в августе подорожала на 1,5%. Гречка является одним из самых быстродорожающих продуктов питания – в январе-августе рост цен на нее составил уже 29,5%.

Линеек нет, но цены растут

Если продукты наконец перестали дорожать, то с другими видами товаров ситуация обратная. Стоимость непродовольственных товаров в августе выросла на 0,5% (большего роста в 2020 году еще не было), на платные услуги – на 0,3%. Одна из причин роста – это начало нового года. Даже несмотря на то, что далеко не все учащиеся с сентября пошли в образовательные учреждения, продавцы подняли цены на многие товары:

  • Стоимость ученических рюкзаков в августе выросла на 2,9% (год назад – на 2,7%).
  • Учебно-справочной литературы – на 2% (2,8%).
  • Канцтоваров и чертежных принадлежностей – на 2% (3,1%).
  • Костюмов – на 1,1% (3%).
  • Детской кроссовой обуви – на 0,8% (1,1%).

Интересно, что в целом стоимость обуви по республике выросла на 0,7%, тогда как тарифы на ее ремонт – на 1,4%.

Ритуальные услуги дорожают быстрее услуг врачей

Продолжается рост цен в здравоохранении. В очередной раз отмечается значительный рост цен на антисептики – в августе они подорожали на 2,8% против 0,2% годом ранее. Рост цен на жаропонижающие составил 2,1% против 0,4% в августе 2019-го. В целом медикаменты подорожали за месяц на 1,1%. Это максимальное значение с апреля, то есть с момента введения в республике первого карантина.

Еще сильнее – на 1,2% – выросли в стоимости услуги больниц. Дорожают и амбулаторные услуги – в августе их стоимость поднялась на 0,7%. К слову, рост цен в сфере здравоохранения давно стал привычным. С начала 2011 года (то есть почти за 10 лет) был лишь один месяц, когда амбулатория не дорожала (в апреле 2020-го) и ни одного – когда она дешевела.

Еще одна неприятная тенденция – рост тарифов на ритуальные услуги. За месяц расценки выросли на 1,3%. Этому предшествовал еще более серьезный июльский рост в 3,2%. Для лета подобный всплеск цен – это нонсенс.

Что еще изменилось в цене?

  • Постепенное открытие границ и восстановление внутренней логистики привело к росту цен на билеты. В августе стоимость железнодорожных билетов выросла на 0,8%, авиабилетов – на 0,3%. Расценки на автомобильный транспорт растут медленнее всего – на 0,1%.
  • Отчасти это объясняется тем, что топливо продолжает дешеветь. За месяц и бензин, и дизельное топливо потеряли в цене по 0,1%. Первый дешевеет уже пять месяцев подряд, второе – шесть.
  • Услуги общественного питания подорожали на 0,6%. Таким образом, прогнозы, что после снятия карантина цены взлетят из-за недополученной в течение лета прибыли, не сработали. По крайней мере пока.
  • Аналогично и с салонами красоты, и парикмахерскими. Цены действительно выросли, но ненамного – 0,8%. Годом ранее, к примеру, рост расценок составлял 0,8%.

Алексей Никоноров


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Удастся ли «загнать» инфляцию в коридор 8-8,5%?

Эксперты предположили реальный уровень к концу года.

22 Июль 2020 12:47 4846

Удержать инфляцию в коридоре 8-8,5%. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев дал такое поручение на расширенном заседании правительства 10 июля.

«В июне текущего года годовая инфляция достигла 7%. С учетом проблем в экономике целевой коридор по годовой инфляции был скорректирован до 9-11%. Вместе с тем считаю необходимым обеспечить удержание уровня инфляции в пределах 8-8,5% путем реализации более эффективной денежно-кредитной политики», – сказал он.

Каким образом можно удержать инфляцию в коридоре 8-8,5% в тех условиях, которые сейчас есть, и с учетом того, что индекс потребительских цен превысил индекс инфляции в 1,6 раза? И каких значений инфляция может достичь к концу года?

До осени – реально, дальше – маловероятно

«Теоретически удержать инфляцию (в предложенном коридоре. – Ред.) достаточно просто: нужно поддерживать стабильность тенге (так как 1% девальвации ведет к росту инфляции на 0,43%), снизить таможенные пошлины (чтобы сократить стоимость импортных товаров) и максимально расширять конкуренцию на рынке (в том числе за счет разрушения де-факто монополий на рынках). Практически это сложно, и с учетом ожиданий по рынку нефти (цены и/или ограничения по добыче) и эффективности госаппарата (что демонстрирует ситуация на рынке лекарств), это маловероятно», – говорит директор «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н. Марат Каирленов.

Он считает, что только инструментами денежно-кредитной политики Нацбанка эту задачу не решить, так как вопросы таможенных пошлин и конкуренции на рынках лежат вне компетенции главного банка страны.

«Со своей стороны Нацбанк ревальвировал тенге к доллару с 470 тенге за доллар почти до 400 тенге за доллар, что «придавило» инфляцию (до 470 тенге за доллар «американец» взлетал в обменных пунктах в марте, после того, как упали нефтяные котировки и началось распространение коронавируса; официальный курс за этот период доходил до 448 тенге за доллар и опускался до 397, на 21 июля – 414,8, в обменниках доллар стоит в пределах 415 тенге. – Ред.). В этом плане давление на курс тенге и инфляцию оказывает рост наличных тенге и денежной базы почти на 20% за пять месяцев этого года, но это скажется на рынке позже, при снижении цен на нефть и накоплении дисбалансов в госбюджете», – говорит аналитик.

По его мнению, удерживать инфляцию на уровне не выше 8,5% реально до осени, дальше – маловероятно.

«В зависимости от развития ситуации на рынке нефти и мировых фондовых рынках (что определяет объем и ликвидность активов Нацфонда) инфляция окажется, скорее всего, на двузначном уровне, вероятно – 11-15%», – предполагает Марат Каирленов.

Как не «убить» экономику

«Проблема инфляции у нас не в том, что ее можно решить какими-то процессами, вроде повышения базовой ставки Нацбанка. Проблема в том, что у нас нет полноценного частного сектора, полноценной рыночной экономики, которая может производить товары. У нас нет внутренней конкуренции, потому что засилье квазигосударственных компаний, государство огромное и все контролирует», – говорит эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев.

Он предлагает посмотреть на ситуацию с обеспечением лекарствами и рост цен на них. «То, что происходит в этой сфере, обязательно отразится на инфляции. Самый обычный, простой, знакомый с детства парацетамол превратился в дефицитный продукт. Пример с лекарствами – «локальная» история. Но такие истории у нас по всей экономике: везде «сидит» какой-то оператор, какая-то структура, через которую проходят финансовые, товарные потоки, и она, по сути, определяет, как будут жить все остальные». – говорит собеседник.

Когда рынок монополизирован настолько, сбить инфляцию невозможно. «Каждый монополист на своем участке заинтересован в том, чтобы цены росли, потому что это его прибыль. Поэтому и инфляция будет расти. Эта проблема не решится, пока не будет изменена структура экономики, и это вопрос политической воли», – уверен собеседник.

По его словам, сейчас у Нацбанка есть два способа повлиять на инфляцию, – повышение базовой ставки и изъятие ликвидности с рынка. Логика здесь такая: повышаем процентную ставку, кредиты становятся дороже, значит, люди будут пользоваться ими меньше, плюс если изымается ликвидность из экономики, у людей становится меньше денег, они будут меньше покупать и инфляция начнет падать. На повышение процентной ставки мы пойти не можем, потому что таким образом «убьем» кредитование и всю экономику. В то время как остальной мир, включая Россию, кстати, наоборот, понижает ставку центробанка.

«До конца года уровень инфляции в Казахстане будет выше 10% – однозначно. Не сможем ее удержать никакими способами (если только не через обнищание населения). Уже середина лета – время, когда овощи и фрукты обычно значительно дешевеют, но сейчас этого не происходит. Стоимость этой продукции остается достаточно высокой, и это «дно», с которого цены начнут разгоняться осенью. Поэтому реальная инфляция не опустится ниже 10%», – уверен Арман Бейсембаев.

Нацбанк отвечает за «свою» часть инфляции

Решение по ключевой ставке Банк России озвучил 19 июня, ставку снизили на 100 б.п., до 4,50% годовых. В пояснении говорилось, в том числе о более сильном, чем ожидалось ранее, действии дезинфляционных факторов и том, что «влияние краткосрочных проинфляционных факторов в основном исчерпано». В России хотят удержать инфляцию вблизи 4%.

Национальный банк Казахстана тоже снизил базовую ставку – 20 июля, с 9,5% до 9,0%, при этом процентный коридор сужен с +/- 2 п.п. до +/-1,5 п.п.

НБК объяснил свое решение ослаблением проинфляционных рисков и более сильным по сравнению с ожидаемым сокращением экономической активности в первом полугодии. Главный банк страны ожидает, что дополнительное дезинфляционное воздействие окажут меры, принятые для ужесточения карантина.

Регулятор указал на «более умеренный рост монетарного компонента инфляции» (показатели базовой инфляции растут медленнее общей инфляции). Заметим, что после того как президент обозначил задачу удержать инфляцию в коридоре 8-8,5%, председатель Нацбанка Ерболат Досаев, выступая на заседании правительства 14 июля, сообщил, что НБК будет использовать для этого имеющиеся у него инструменты. Вместе с тем для снижения немонетарной инфляции «требуется принятие мер со стороны правительства и местных исполнительных органов по снижению зависимости от импорта путем насыщения рынков товарами, оптимизации цепочек поставок и недопущения спекуляций». Это, как отметил глава НБК, «позволит повысить эффективность реализации денежно-кредитной политики».

На 2020-2021 годы установлен целевой коридор инфляции 4-6%. В апреле в качестве базового сценария антикризисного плана рассматривался вариант увеличения инфляции до 9-11% к концу 2020 года, затем ожидания скорректировали до 8-8,5%.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!