/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 29 404,07 Hang Seng 27 972,17
KASE 2 341,93 РТС 1 539,27
FTSE 100 7 427,08 Пшеница 544,40
«Не скажу, что банковский сектор находится в кризисе, но он однозначно проходит этап трансформации»

«Не скажу, что банковский сектор находится в кризисе, но он однозначно проходит этап трансформации»

Болат Жамишев поделился своим видением того, что происходит в финансовом секторе.

24 Апрель 2019 07:51 5697

«Не скажу, что банковский сектор находится в кризисе, но он однозначно проходит этап трансформации»

Автор: Елена Тумашова Фото: Мария Матвиенко

Болат Жамишев, завершающий свою деятельность в качестве председателя правления Банка развития Казахстана, – о том, с какого момента казахстанский банковский сектор перестал быть передовым, что МФЦА – это бизнес-проект, и не все бизнес-проекты выстреливают, и что будущим управляющим пенсионными активами важно найти правильный уровень гарантий. Также, как независимый директор «Цеснабанка», он рассказал об объединении этого финансового института с другим и о поиске консультантов для разработки долгосрочной стратегии.

Банки: кризис или трансформация?

«Почему получилось так, что самая передовая в СНГ банковская система вдруг оказалась в такой ситуации, что ее пришлось спасать?» – это был один из первых вопросов, который прозвучал для Болата Жамишева на встрече KASE Talks.

«Казахстан ничем не отличался от многих других стран, когда разгонял экономику за счет дешевого внешнего фондирования. Прирост ВВП обеспечивался строительством и финансовым сектором – они поддерживали друг друга. Когда в 2008 году начался кризис, а лимиты на развивающиеся страны обрезали еще в 2007 году, казахстанский банковский сектор остался без фондирования. Пузырь на строительном рынке, в свое время выгодный всем и поддерживаемый Правительством, лопнул. Это тот период, с которого казахстанский банковский сектор уже не является передовым», – ответил гость встречи.

Он не стал называть то, что происходит сейчас в банковском секторе, кризисом, но высказал мнение, что это этап трансформации, однозначно.

«Когда был кризис тенговой ликвидности, целые институты не работали на рыночных условиях. Сейчас в банковском секторе нет ничего, что можно было бы измерить как кризисное состояние. Я считаю, что банки находятся в состоянии, при котором кредитование экономики совершенно недостаточное. Страны, в которых ссудный портфель к ВВП на уровне 40%, имеют отсталую банковскую систему. Мы сейчас там. Говорить о том, что это кризис? Это нынешнее состояние уровня кредитования в нашей экономике, и понятно, что с него нужно подниматься. Но это не кризис, который переждешь, и затем, когда что-то поменяется, можно будет двигаться. Это то, что нужно двигать системно», – считает Болат Жамишев.

Он также отмечает, что новый стандарт финансовой отчетности МСФО-9 (внедряемый в Казахстане с прошлого года. – Ред.) значительно усложняет возможность кредитования корпоративного сектора.

«В учете необходимо отразить не только состоявшиеся убытки и проблемы, но и возможные. Если у тебя проект на 10-15 лет, ты должен будешь учесть все возможные риски, которые в этот период могут случиться. Это достаточно сложно, но возможно, если корпоративный сектор будет стремиться к прозрачности и Правительство будет обеспечивать прозрачность корпоративного сектора», – пояснил спикер.

Нужен ли Казахстану земельный банк

На прошлой неделе депутат Жексенбай Дуйсебаев, секретарь Комитета по аграрным вопросам мажилиса Парламента РК, предложил создать в Казахстане земельный банк, для того чтобы аккумулировать в нем средства, направляемые в АПК. Он перечислил ряд организаций и структур, которые в Казахстане так или иначе занимаются финансированием сельского хозяйства, и высказал мнение, что эти структуры отвечают только за свой оборот.

Комментируя эту тему, Болат Жамишев отметил:

«Мой ответ не будет отличаться от тех ответов, которые я на разных позициях разным людям в разных ситуациях давал. Я считаю, что не нужно создавать такой банк».

По его мнению, если это будет специализированный банк развития, то не понятно, какие преимущества он будет иметь по сравнению с «КазАгро».

Если же речь идет о банке второго уровня, то такой финансовый институт сконцентрирует все риски сельского хозяйства на себе. Концентрация рисков в одном секторе приведет к тому, что этот банк в конце концов лопнет. Это будет очень неустойчивый банк, и он будет требовать постоянной государственной поддержки.

«Есть холдинг «КазАгро», через который все это можно реализовать. И, когда такому институту постоянно оказывается финансовая поддержка, это нормально, для этого он и создан», – отметил спикер.

МФЦА, конкуренция и разделение «долей»

Ситуация на фондовом рынке, по мнению Болата Жамишева, складывалась в течение многих лет под действием как объективных, так и субъективных причин. Сейчас создан Международный финансовый центр «Астана» – еще одна биржевая площадка.

«KASE и МФЦА следует разделиться и определиться с полномочиями. Поскольку наш рынок конкуренцию между двумя площадками не выдержит. Это не та конкуренция, которая нашей стране нужна», – сказал спикер.

Он уточнил, что не работал специально над конкретными предложениями, как это сделать.

«У меня есть просто понимание того, что Международный финансовый центр – да, в государственном масштабе, но это бизнес-проект. Не все бизнес-проекты выстреливают. Это не то, что ты создал, внес изменения в законодательство, назначил людей, люди начали работать, и все пошло-поехало. Это проект с определенными рисками, который может не состояться», – говорит Болат Жамишев.

И напоминает о попытке создания международного финансового центра в Алматы, что планировалось буквально перед самым кризисом 2007 года. И кризис эту идею очень сильно осложнил.

«Это большая амбициозная задача, которую страна перед собой поставила, и хотелось бы, чтобы она реализовалась. Но есть такой момент: не во всех случаях вообще нужно использовать английское право. То есть то преимущество, которое дает МФЦА, не во всех случаях нужно. Все-таки если речь идет о привлечении внешних инвесторов, то, наверное, требования к ним не те же, что к внутренним. Поэтому здесь должна пройти линия разделения. Для обеих площадок (KASE и МФЦА. – Ред.) должны быть четкие и понятные правила игры для тех и других, чтобы не было возможности арбитража», – отметил финансист.

Пенсионные активы: что делать

Отвечая на вопрос о будущем пенсионных активов, Болат Жамишев напомнил, что возглавлял Национальное пенсионное агентство при Министерстве труда (в 1997 году. – Ред.), в составе рабочей группы занимался разработкой концепции и закона о пенсионном обеспечении.

«Я думаю, инициатива по созданию частных управляющих компаний хорошая. Все-таки создание ЕНПФ было ошибкой. Но, даже если она допущена, надо пытаться не начинать все с чистого листа. Если уж ЕНПФ создан, можно использовать его преимущества», – отметил он.

Например, чтобы контроль над эффективностью управления в доверительном управлении осуществлялся не надзорным органом, который всегда ограничен каким-то рамками, а ЕНПФ.

«И в этом случае полномочия его могут быть очень широкие – буквально такие, какие он пропишет в договоре на управление. Но за этими правами, естественно, будет и ответственность. То есть Единый накопительный пенсионный фонд будет ответственен за сбор пенсионных взносов, за передачу в управление, за правильное управление, за сохранность – чтобы не было манипуляций со стороны управляющих компаний», – поделился мнением спикер.

По мнению Болата Жамишева, вопрос об уровне гарантий будет ключевым для населения, для того чтобы оно в принципе определилось с тем, какой компании передавать свои пенсионные накопления.

«Потому что в периоды высокой инфляции и больших рисков гарантирование на уровне инфляции ни одна управляющая компания не обеспечит. Я за то, чтобы гарантии были на определенном уровне, но вопрос – на каком. Гарантировать так, чтобы исключить интерес к какому-либо рисковому инвестированию, тогда не будет частных компаний. И будет то, что мы заслуживаем», – считает спикер.

«Цеснабанк» на стадии стабилизации

«В отличие от Банка развития Казахстана, о котором я могу говорить вообще обо всем, что знаю, здесь ситуация несколько иная. Банк находится в стадии стабилизации, поиска путей развития», – продолжает Болат Жамишев (с февраля этого года он является независимым директором этого банка. – Ред.).

В настоящее время, по его словам, принято решение об объединении «Цеснабанка» и First Heartland Bank. Напомним: в начале февраля этого года АО First Heartland Securities, брокерская компания, входящая в группу First Heartland, в которую также входят коммерческий банк First Heartland Bank и компания по управлению активами First Heartland Capital, объявило о приобретении 99,5% простых акций АО «Цеснабанк».

По словам Болата Жамишева, финансовые институты объединяются «не потому, что две модели банков схожи и их объективно нужно слить, а потому, что и у того, и у другого банка один и тот же акционер, и абсолютно незачем иметь два банка».

«Решение будет найдено», – подчеркнул собеседник.

Он также рассказал, что разработана стратегия краткосрочных действий на год (для «Цеснабанка». – Ред.). И отбираются консультанты для разработки долгосрочной стратегии банка.

«В ближайшее время соглашение с консультантами будет подписано, и долгосрочная стратегия банка будет разработана исходя из того технического задания, которое приняли во внимание все потенциальные консультанты. Банк будет универсальным. Но концентрироваться будет на работе с малым и средним бизнесом, ограниченно – с корпоративными клиентами», – заключил Болат Жамишев.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Экспресс-гарантии – быстрое решение для участия в госзакупках

Разбираемся, как за час получить гарантию, не выходя из офиса.

10 Февраль 2020 08:00 1063

Экспресс-гарантии – быстрое решение для участия в госзакупках

С активным ростом и развитием малого и среднего бизнеса в стране активизировались и финансовые институты. Сегодня банки предлагают огромный выбор инструментов, которые позволили бы компаниям вести свою деятельность эффективно. Один из наиболее востребованных продуктов – банковские гарантии, которые позволяют бизнесу принимать участие в тендерах и госзакупках без необходимости предоставления обеспечения контракта. Несмотря на то, что этот продукт предлагает большинство банков, у каждого из них разные тарифы и условия. Некоторые игроки пошли дальше, переведя такой стандартный продукт в «цифру», сократив тем самым время получения до минимума.

Недавно в Евразийский банк обратился клиент, которому нужно было срочно предоставить гарантию для участия в тендере, буквально за пару часов. В банке оформили ему гарантию за час. Он получил ее дистанционно в своем личном кабинете на портале госзакупок. За такими оцифрованными решениями будущее, считают в банке. Разбираемся, как быстро оформить гарантию и кому она может пригодиться.

Евразийский банк разработал для бизнеса простые, понятные и удобные инструменты. Здесь начата активная работа по банковским гарантиям, документарным операциям, аккредитивам для представителей МСБ. Флагманом для МСБ стал новый продукт – экспресс-гарантии для государственных закупок. Для их выпуска совершенно не обязательно посещать офис банка, достаточно отправить электронную заявку через приложение Client’s Bank. Вся процедура займет несколько минут, и уже в течение часа гарантия в личном кабинете на портале госзакупок. В банке признаются, что такого результата позволила добиться оптимизация всех действующих процессов и упор на развитие онлайн-обслуживания клиентов.

«Мы провели анализ рынка и увидели большую потребность наших клиентов в банковских гарантиях, причем спрос на них остается постоянным практически в течение всего года, так как закупки услуг различными компаниями происходят постоянно, и все они совершаются онлайн. Это значит, что выиграет не только тот, кто предложит лучшие условия, но и тот, кто оперативно отреагирует на запросы клиентов и быстро, в режиме онлайн предоставит все необходимые подтверждающие документы», – пояснила исполнительный директор по корпоративному бизнесу Евразийского банка Анна Максимова.

Экспресс-гарантии предоставляются без залогов, денежного покрытия, расчета оборотов и полностью дистанционно.

Максимальный размер гарантии – один миллион тенге. По словам представителей банка и как показала практика, в пределах этой суммы МСБ и требуются гарантии. К примеру, если рассмотреть миллион тенге как 1% от суммы тендера, сумма контракта составит 100 млн тенге, а это уже достаточно крупная поставка товаров или услуг для МСБ.

При этом такую же сумму – 1 млн тенге – составляет и максимальный размер кредитной линии при ее открытии. После изучения тарифов в других финансовых институтах, банк предложил конкурентные тарифы. Так, комиссия за открытие кредитной линии сроком на один год составит 30 000 тенге, за выпуск гарантии – 15 000 тенге.

Для быстрого получения гарантии от клиента требуется лишь наличие текущего счета, открытого в Евразийском банке, с момента регистрации компании должно пройти не менее шести месяцев, а также должна отсутствовать просроченная задолженность перед банками и по платежам в бюджет.

Несмотря на небольшой срок запуска продукта, им уже успели воспользоваться клиенты. Популярными экспресс-гарантии оказались среди компаний из сферы питания, торговли и других услуг. Впрочем, как отмечают в банке, этот продукт может быть полезен всем компаниям МСБ, которые активно участвуют в госзакупках и тендерах.

«Зачастую для получения гарантий клиенту необходимо предоставить залог или лично прийти в офис, предоставить документы, пройти какие-то процедуры. Но для компаний, часто участвующих в тендерах, такие процедуры тормозили процесс участия в тендерах, поэтому мы решили создать продукт, который позволит быстро получить гарантию и не тратить время на посещение отделений банка. Если у клиента нет обеспечения для участия в тендере, а, как правило, требуется наличие не менее 1% от суммы контракта, мы здесь идем навстречу клиентам, никакие залоги от них не требуем, в рамках одного миллиона тенге он может выпустить гарантию без какого-либо обеспечения, оплатив лишь комиссию банка. И все это быстро, дистанционно, из любой точки мира. Таким образом, мы максимально разгрузили нашего клиента по затратам времени, сил, финансов», – отметила Анна Максимова.

Помимо экспресс-гарантий, Евразийский также предлагает своим клиентам и другие виды гарантий, покрывающие уже более крупные суммы – свыше миллиона тенге. Это в том числе гарантии без обеспечения, под обороты компании.

Конечно, выпуская продукт на такую большую сумму без какого-либо обеспечения со стороны клиента, банк принимает на себя определенный риск, но, как отмечают в Евразийском, расчеты показали, что процент выплаты по тендерным гарантиям минимальный. Таким образом, риск выплат по таким гарантиям очень низок, менее 1%. В долгосрочных планах банка занять до 20% казахстанского рынка банковских гарантий.  

В банке проконсультируют клиентов по любым вопросам участия в тендере и заключения различных договоров.

В заключение стоит отметить, что при заключении договоров важно обращать внимание на рейтинг и репутацию банка, с которым работает подрядчик. Евразийский банк работает на рынке республики более 25 лет, входит в десятку крупнейших банков по активам. Международное агентство Moody’s присвоило долгосрочный депозитный рейтинг в местной и иностранной валютах Евразийскому банку на уровне B2.

Материал подготовлен совместно с партнерами

Как поддерживать банки без бюджетных средств?

Аналитики перечислили варианты.

31 Январь 2020 08:21 2448

Как поддерживать банки без бюджетных средств?

«Роль банковского сектора в развитии экономики снижается с каждым годом», «финансовая система больна» – эти фразы прозвучали в выступлении президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева на расширенном заседании правительства 24 января. Необходимо, не откладывая в долгий ящик, разработать подходы к оздоровлению банковской системы, сказал глава государства, причем поддержка банков должна быть на рыночных условиях, без использования бюджетных средств. Inbusiness.kz спросил аналитиков, нужно ли оздоравливать банковскую систему и как это можно делать без бюджетных средств.

Главное в спасении – для чего оно нужно

«В 2018 году банковский сектор уже был оздоровлен. И, согласно отчету официальных представителей, оздоровление прошло результативно: уровень неработающих займов был снижен, а доходность банковского сектора увеличена», – говорит начальник отдела инвестиционного анализа «Астана Инвест» Серик Козыбаев.

Он напоминает, как выглядело последнее оздоровление банковского сектора.

«Банки выпустили облигации с доходностью ниже, чем доходность гособлигаций, которые были приобретены банками. То есть участники рынка дали в долг под высокий процент, а взяли в долг под низкий процент. Разница между доходностями составила их прибыль. Также БВУ улучшили свой баланс, приобретя гособлигации», – говорит спикер.

Он отмечает, что банки оказались в таком положении из-за «банального воровства денег акционерами и топ-менеджерами».

«Нужно ли поддерживать банковский сектор вновь?!» – задается вопросом эксперт. Он считает, что если это потребуется для развития платежной системы с целью борьбы с теневой экономикой, то это будет позитивным решением, в противном случае не стоит этого делать.

«Лучше ужесточить контроль и наказание за выдачу заведомо невозвратных займов. В конце концов, для этого не потребуется выделение бюджетных средств», – считает собеседник.

Отвечая на вопрос о том, как можно поддержать банковский сектор без бюджетных средств, Серик Козыбаев предполагает в качестве варианта внесение изменений в регулирующие нормы, например, в отношении создания провизий и капитала. Также это может быть контроль объемов беззалогового кредитования и контроль роста потребительского кредитования в целом.

«Большие объемы выданных беззалоговых кредитов это большой риск для банковского сектора», – комментирует он.

На его взгляд, взаимоотношения банков и государства в будущем будут зависеть прежде всего от государства, от того, насколько государство в лице регуляторов готово выслушать и создать конструктивный диалог с банковским сектором.

Все, что должно, и даже больше

«Государство уже сделало все, что должно было, и даже гораздо больше нужного. На помощь банкам, по разным оценкам, ушло до 10-12 млрд долларов, что составляет примерно треть годового республиканского бюджета», – говорит генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

По его словам, основные проблемы в секторе разрешены. «Кто успел получить господдержку – получили ее, и теперь государство посылает месседж банкам, что помощи больше не будет», – говорит собеседник.

В то же время, продолжает он, проблемы в крупных БВУ или решены, или значительно облегчены, соответственно, вполне вероятно, что государство теперь будет позволять банкам банкротиться или уходить с рынка.

«Хотелось бы добавить, что это послание для акционеров банков и для населения повторялось и транслировалось постоянно. Для акционеров – чтобы понимали, что помощи от государства не будет, для населения – чтобы оно знало, что нужно с умом подходить к выбору банка и не винить государство в случае возникновения у фининститута проблем», – говорит эксперт.

По его мнению, теперь регуляторы в лице Нацбанка и АРРФР будут оказывать давление на акционеров банков, чтобы те капитализировали прибыль либо привлекали новый, дополнительный капитал.

«В результате мы практически неизбежно увидим в этом году новые сделки по покупке и слиянию банков среди средних и мелких либо уход мелких банков с рынка. Мы считаем, что к концу года в стране станет на один-три банка меньше», – прогнозирует Мурат Кастаев.

Он считает, что для оздоровления банковского сектора нужно выстроить в нем рыночную конкуренцию.

«А значит, прекратить кредитовать экономику через квазигоссектор, постепенно свернуть льготные кредиты и субсидии. Нужно отдавать в рыночную среду ипотечное и автокредитование, где доминируют государственные льготные программы», – перечисляет спикер меры, которые помогут обойтись без вливания бюджетных средств в банковский сектор.

Также, на его взгляд, необходимо распределять свободные средства (счета и депозиты) государственного и квазигосударственного секторов на рыночных условиях, позволять банкам конкурировать между собой и позволять неэффективным банкам уходить с рынка.

«Банковский сектор не нужно поддерживать ни бюджетными средствами, ни другими, рынок сам расставит все по местам. Для банков нужно создать условия для конкуренции, нужно значительно, радикально сократить государственное участие в экономике, распустить или приватизировать субъекты, входящие в государственные холдинги (кроме компаний из стратегически важных отраслей). Необходимо продолжать приватизацию, диверсификацию экспорта и импортозамещение», – говорит собеседник.

Без надежды на «белого рыцаря из правительства»

«Оздоровление системе нужно, этот диагноз был поставлен по результатам AQR», – говорит аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане Андрей Чеботарёв.

Напомним: в конце прошлого года Нацбанк сообщил о завершении первого этапа проверки качества активов в 14 банках. По результатам этой проверки дополнительный основной капитал, который необходим для покрытия рисков, оценен в 3% от активов, или 450 млрд тенге.

«Другой вопрос, как оздоравливать и за чей счет, – продолжает эксперт. – Это длинная и системная работа, которая требует взвешенного подхода. С одной стороны, надо работать над системой рисков для минимизации неработающих кредитов. С другой – стимулировать отечественный бизнес привлекать средства под рыночный процент. Это будет сделать достаточно трудно, так как базовая ставка у нас высокая (9,25%. – Ред.) и к снижению ее пока нет никаких предпосылок».

В ответ на поручения президента председатель агентства РК по регулированию и развитию финансового рынка Мадина Абылкасымова, выступая на заседании правительства 28 января, сказала, что оздоровление банковского сектора будет продолжено посредством создания адекватного запаса провизий и капитала на рыночных условиях без использования бюджетных средств.

«У банков есть акционеры и, видимо, руководство агентства, хочет обратиться именно к ним как к одним из основных заинтересованных лиц в спасении системы», – говорит Андрей Чеботарёв. Он приводит в пример Украину, где NPL составляет около 50%.

«Там предлагают узаконить правило, которое позволяет банку выдавать кредиты только на акционерные средства. Это крайняя мера, но достаточно действенная», – считает аналитик.

Можно ли ожидать, что государство резко изменит свою политику в отношении банков, и запрет на использование бюджета для спасения банков будет прописан законодательно, либо регулятор обозначит крайние условия, при которых можно будет потратить средства из казны, а в остальных случаях банки должны будут самостоятельно справляться со сложностями?

Отвечая на этот вопрос, Андрей Чеботарёв высказывает мнение, что запрет выделять средства на спасение и поддержание банков, скорее всего, не будет прописан законодательно.

«Это отрежет путь для такого спасения, а закрывать эту «лазейку» не хочется никому, ни правительству, которое рано или поздно может воспользоваться ею, ни банкам, которые все равно надеются, что в случае беды им помогут», – говорит аналитик.

Но все же он надеется, что изменения произойдут, и государство перестанет предоставлять финансовую помощь банкам, а банки, в свою очередь, перестанут рассчитывать на «белого рыцаря из правительства», который их непременно спасет, и они и дальше будут приносить прибыль акционерам.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: