/img/tv1.svg
RU KZ
Почему в регионах «буксует» господдержка инноваций?

Почему в регионах «буксует» господдержка инноваций?

Лишь каждый девятый инновационный проект в Казахстане, претендующий на господдержку, получает ее.

16:36 26 Июль 2016 2665

Почему в регионах «буксует» господдержка инноваций?

Автор:

Ольга Ушакова

За последние пять лет в Казахстане было подано 2655 заявок на реализацию инновационных проектов. Но государственное финансирование получили только 310 проектов на общую сумму 16,2 млрд. тенге. С этого года помимо Национального агентства по технологическому развитию (АО «НАТР») гранты на инновации выдают по линии проекта Всемирного банка «Стимулирование продуктивных инноваций» и АО «Фонд науки РК». Об этом шла речь на недавно прошедшем в ТОО «Технопарк «Алтай» Усть-Каменогорска семинаре по вопросам поддержки инновационных проектов.

ВКО – на третьем месте по уровню инновационной активности после Астаны и Алматы. За последние пять лет число предприятий, использующих  в своем производстве инновации, увеличилось в четыре раза. По данным акимата ВКО, сейчас их 240, при этом каждое пятое крупное предприятие региона пользуется инновациями. Подавляющая часть предприятий внедряет их за счет собственных ресурсов, банковских средств.

Для продвижения инноваторов и их идей на рынок в ВКО восемь лет назад был организован один из четырех технопарков страны - ТОО «Технопарк «Алтай» (47,7% доли в нем принадлежит Восточно-Казахстанскому государственному университету, остальная доля в 52,3% – АО «НАТР»). На его создание государство потратило около полутора миллиардов тенге. Миссия технопарка - «создание благоприятных условий для развития инновационной деятельности в регионе посредством внедрения эффективного механизма всесторонней поддержки создания и развития новых инновационных предприятий».

Счет идет на единицы
По официальной информации, в прошлом году АО «НАТР» через ТОО «Технопарк «Алтай» профинансировало четыре проекта на общую сумму около 26 миллионов тенге. Срок их реализации – 2-3 года.

Как объяснил директор технопарка Думан Тастанбеков (возглавляет предприятие с 2014 года), в период с 2010 по 2013 годы ТОО «Технопарк «Алтай» оказывал инноваторам Восточного Казахстана услуги по технологическому инкубированию. Финансирование проектов было открыто в 2011 году и велось через АО «НАТР». Из пяти проектов 2011 года свое логическое завершение получил только один. Как считают специалисты, причина – в недостаточной проработке заявок инноваторов, в результате чего финансирование получили сомнительные, либо «сырые» проекты. Начиная с 2013 года, услуги по бизнес-инкубированию в соответствии с изменениями в законодательстве технопарк прекратил. В этом же году он стал принимать и обрабатывать заявки на грантовое финансирование. 

«В 2013 году только один инноватор получил грант - 200 тысяч тенге, для повышения квалификации, - рассказал Думан Тастанбеков. - В 2014 году было 30 заявок на получение грантов, но через технопарк прошли с полдесятка проектов и только один получил грант -  около 4 млн тенге. В 2015 году было 30 заявок, обработку через технопарк прошли 10, по пяти заявкам прошло финансирование от АО «НАТР», при этом один из инноваторов связался с АО «НАТР» напрямую. Технопарк заявки только обрабатывает, их финансированием занимается АО «НАТР»».

По словам Думана Тастанбекова, с 2016 года в технопарке функционирует региональный офис инноваций. Он создан для поддержки инноваций по принципу «одного окна», определению инновационного потенциала региона, оказанию всестороннего содействия инноваторам, продвижению инновационных проектов. Занимаемая площадь – 300 квадратных метров. Технопарк предоставляет инноваторам и стартап-компаниям комплекс сервисных услуг, в том числе по юридическому, бухгалтерскому сопровождению, маркетингу, проект-менеджементу, услуги по управлению рисками. На базе офиса бесплатно могут размещаться стартап-компании, компании получившие гранты по линии АО «НАТР», из других источников. Главное - проект должен быть технически реализуем, у компании не должно быть финансовой задолженности и препятствий для использования интеллектуальной собственности.

«Сейчас у нас в офисе пять стартап-компаний, с ними заключены договора на комплекс услуг, - отметил Думан Тастанбеков. – Практика показывает, что получить финансирование инновационных проектов непросто. Сейчас, в связи с кризисом, условия ужесточились».

«Практика показывает, что в целом по Казахстану только одна к девяти заявок была одобрена и получила финансирование», - отметил эксперт проекта ЕС «Региональное развитие Казахстана» Дамир Егизбаев.

К примеру, за 2015 год в АО «НАТР» поступило 462 заявки от казахстанцев на предоставление инновационных грантов. Это, по оценкам специалистов, рекордное число за всю историю агентства. Пока с инноваторами заключили только 51 договор на сумму 1 млрд 632 млн тенге, остальные заявки проходят стадию рассмотрения. По словам Олжаса Билялова, сумма грантов на инновационные проекты по линии АО «НАТР» колеблется от 5 до 50 млн тенге.

Что не так с потенциальными инноваторами?
Основными причинами отказа в государственной поддержке сотрудники НАТРа называют неправильное оформление заявки, спорность права интеллектуальной собственности, неперспективность проектов с точки зрения рынка.

«Как следствие, у нас много жалобщиков, которые пишут письма главе государства, что их заявки необоснованно отклонили, - рассказал заместитель директора центра трансферта и коммерциализации технологий АО «НАТР» Олжас Билялов. – Основная причина отказа с нашей стороны в финансировании проекта – его недостаточная проработка, отсутствие проверки рыночной средой. Если у человека есть хорошая идея, но она нигде не внедрена, или не принесет финансовой отдачи, государство несет большие риски, вкладывая средства в его «ноу-хау». Вторая распространённая причина отказа с нашей стороны в предоставлении гранта – либо патент принадлежит другому человеку, либо право интеллектуальной собственности не оформлено юридически. Очень часто ученые, которые подают заявки, заинтересованы не деньги зарабатывать, а наукой заниматься, для АО «НАТР» важно другое – чтобы проект в дальнейшем приносил экономике государств реальные деньги».

Как отметил начальник отдела коммерциализации и трансфертов АО «Фонд науки» Аблай Ахымбеков, в Казахстане с прошлого года действует Закон РК «О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности». АО «Фонд науки» определен оператором по грантовому финансированию.

«В середине августа будем объявлять о приеме заявок по шести направлениям – химия, нефтехимия, машиностроение, разработка стройматериалов, пищевая промышленность и машиностроение. Заявителями могут стать аккредитованные научные лица, участники коммерциализации. Срок реализации проекта – не больше трех лет», - добавил он.

В рамках проекта Всемирного банка «Стимулирование продуктивных инноваций», в свою очередь, финансируют вузы, научно-исследовательские организации, исследовательские группы, участвующие в государственной программе индустриально-инновационного развития и ставит своей задачей поддержку научно-исследовательских проектов с коммерческим потенциалом.

«Государство заинтересовано в продвижении инноваций, АО «НАТР» перекрывает до 80% затрат на реализацию проектов, а по остальным источникам финансирования – до 100%, если проект интересен бизнесу», - отметил Олжас Билялов.  

Инноваторы пошли под суд
Со стороны государственных структур до сих пор нет реальной поддержки предпринимателям, которые занимаются разработкой и внедрением передовых технологий. В этом убежден один из ведущих мировых специалистов в области вибротехники, известный изобретатель и инноватор Казахстана усть-каменогорец Анатолий Ковшик.

В его «копилке» - несколько десятков запатентованных в Казахстане и Российской Федерации изобретений. Одно из его знаменитых творений – холодильник, который заряжается от естественного холода зимы и работает потом круглый год. А созданное им ТОО «Инженерный центр «Вибротехмаш УК» специалисты считают одной из ведущих инженерных компаний на постсоветском пространстве в области разработки и внедрения вибротехники. Она работала с крупнейшими предприятиями Казахстана, России, других стран, участвует в реализации Федеральной программы Российской Федерации по внедрению водоугольного топлива.

 «Вибрационное оборудование, которое мы создаем, применимо в различных отраслях экономики: металлургии, медицине, сельском хозяйстве, строительстве, переработке продуктов питания, - говорит Анатолий Ковшик.- Мы отслеживаем всех своих конкурентов и можем с уверенностью сказать, что наши вибромельницы – лучшие в мире. К примеру, благодаря нашим машинам процесс цианидного выщелачивания золота увеличивается в 30 раз за счет вибрации. Но сегодня наша компания оказалась на грани банкротства, наши банковские счета по решению суда арестованы».

Несколько месяцев назад на Анатолия Ковшика и еще шестерых глав инновационных фирм из Восточного Казахстана подало в суд ТОО «Восточно-Казахстанский технопарк «Алтай», требуя вернуть бюджетные средства, которые им выделило Национальное агентство по технологическому развитию (НАТР) для развития инновационных проектов в Восточном Казахстане еще в 2010 году. В частности, фирма «Вибротехмаш УК» получила деньги для создания и запуска цеха по переработке пантов и сброшенных рогов маралов на базе крестьянского хозяйства «Багратион» и цеха по производству жидкого стекла без применения автоклавов. Как другие инновационные компании, она заключила договор технологического бизнес-инкубирования с технопарком. Но вместо реальной поддержки инноваторы получили судебные иски на десятки миллионов тенге. Помимо этого, на второй этап создания цеха по производству жидкого стекла денег Анатолию Ковшику вообще не выделили, а дальнейшую реализацию проекта по переработке пантов и сброшенных рогов маралов в НАТРе признали нецелесообразной.

Четыре иска к инноваторам удалось решить в досудебном порядке. Одна инновационная компания в суде доказала свою правоту и отбилась от многомиллионных исков технопарка, но фирма Анатолия Ковшика в суде проиграла, суд обязал ее выплатить «Алтаю» 12 миллионов тенге. В частности, как сказано в судебных актах, инноватор нарушил календарные сроки исполнения договора, а акты приема-передачи оказанных фирмой услуг подписаны только одной стороной – Анатолием Ковшиком. Доводы инноватора о том, что он все работы выполнял в срок, в суде посчитали необоснованными.

«Если бы мне выделили деньги по второму траншу на реализацию инновационного проекта по жидкому стеклу, он бы уже работал, а так у меня забрали те деньги, что давали, - вздыхает господин Ковшик. – Ведь по условиям договора оборудование, приобретенное за средства, которые выделялись на проект, является собственностью технопарка. По моему второму проекту, который касается переработки пантов и сброшенных рогов марала – отдельная тема. Сейчас все мараловодческие хозяйства Восточного Казахстана дышат на ладан, поголовье маралов и оленей значительно уменьшилось – у них нет средств на корма, на развитие. Проблема в том, что  внутри страны нет сбыта продукции, отсутствует культура пантолечения. Мараловоды вынуждены продавать панты южно-корейскому представителю по дешевке. Этим видом бизнеса заниматься невыгодно. На продукцию нашего цеха тоже не было должного спроса. Вот так все и завалилось».

Во время недавней встречи с акимом ВКО Даниалом Ахметовым по аспектам использования в регионе углеводородного топлива Анатолий Ковшик пожаловался ему, что его беспокоит состояние инноваций в области, и что технопарк «Алтай» «не оказывает инноваторам должной помощи, а только гробит все». «После этого разговора меня пригласили к начальнику управления предпринимательства и промышленности ВКО Шакариму Буктгутову. Он спросил, как я смотрю на создание в ВКО Центра коммерциализации инновационных проектов. Он стал рассказывать, что есть намерения выкупить долю НАТРа в технопарке с тем, чтобы он принадлежал региональному техническому университету – ВКТУ.  Я парировал, что с 2004 по 2008 годы технопарк уже находился под прямым руководством университета, но за это время не было реализовано ни одного инновационного проекта, и предложил чиновнику обсудить вопросы за круглым столом с инноваторами. Получил отказ», - рассказывает господин Ковшик.

Вместе с тем, по его мнению, Научный институт интеллектуальной собственности – организация с экспертными функциями патентного ведомства - с тех пор как вошел в состав министерства юстиции РК, стал только лишь «коллежским регистратором».

«Он не отслеживает наиболее перспективные изобретения, новые разработки, способные помочь экономике Казахстана. В ВКО вообще нет органа, ответственного за изобретательство. Филиал НИИС исполняет функции почтового отделения, куда изобретатели-инноваторы приносят заявки на получение патентов. А подача заявок, экспертиза, внесение в реестр, публикация и выдача патентов – платные. Получить патент в России стоит в пересчете на наши деньги около 1200 тенге, причем там есть скидки для пенсионеров, молодых ученых, частников, а у нас цена – в несколько раз больше. И скидки, как в насмешку, есть только для участников Великой Отечественной войны», - заключает Анатолий Ковшик. 

Ольга Ушакова, ВКО