/img/tv1.svg
RU KZ
Роман Корнев, Fitch Ratings: «Качество активов БВУ РК продолжает оставаться слабым»

Роман Корнев, Fitch Ratings: «Качество активов БВУ РК продолжает оставаться слабым»

Многие банки реструктурируют потенциально дефолтные займы в надежде на восстановление экономики в будущем.

09:55 11 Август 2016 3337

Роман Корнев, Fitch Ratings: «Качество активов БВУ РК продолжает оставаться слабым»

Автор:

Аскар Муминов

8 августа международное рейтинговое агентство Fitch представило обзор банковского сектора Казахстана, в котором было отмечено, что небольшой рост экономики и высокие риски для качества активов продолжают сдерживать банковское кредитование в Казахстане. 

Валовые кредиты в секторе сократились с корректировкой на изменения валютного курса на 1,4%. Нерозничные кредиты уменьшились на 2,7%.

Прибыль до отчислений под обесценение кредитов (за вычетом разовых статей) в годовом выражении сократилась до 4,8% от средних кредитов во втором квартале 2016 года по сравнению с 5,3% в первом квартале 2016 года на фоне более слабых результатов переоценки иностранной валюты. 

В целом ситуация в банковском секторе продолжает оставаться неопределенной, это происходит на фоне заявлений представителей Национального банка о скором проведении стресс-тестирования банков, крупнейшие из которых в этом году пережили существенное понижение рейтинга. Как все эти факторы отражаются на секторе в целом? Об этом abctv.kz поговорил с директором группы финансовых организаций Fitch Ratings Романом Корневым.

- В своем последнем отчете Fitch прогнозирует, что проверка качества активов, объявленная Нацбанком, вряд ли начнется ранее 2017 года. С чем Вы связываете задержку, ведь ранее регулятором было объявлено, что она должна быть закончена до конца 2016 года?

- Мы предполагаем, что задержка может быть связана с длительностью подготовительного процесса – выбором консультантов, аудиторов, разработкой и утверждением методологии и т.п.

- Между тем, 5 августа заместитель председателя Национального банка Казахстана Олег Смоляков рассказал, что Нацбанк намерен в ближайшее время запустить процесс стресс-тестирования банков. Как Вы оцениваете готовность казахстанских банков к масштабной оценке со стороны регулятора, и что может выявить такое стресс-тестирование?

- Мы считаем, что у многих казахстанских банков имеются существенные проблемные малообеспеченные кредиты, под которые не создавались достаточные резервы. Эти кредиты банки продолжают отражать в составе работающих портфелей, несмотря на то, что в большинстве случаев основанием для этого является формальное соответствие заемщиков графикам платежей благодаря реструктуризациям и отсрочкам по погашению основного долга или процентов. Ситуация усугубилась, на наш взгляд, в результате девальвации тенге, которая ударила по огромному массиву валютных кредитов. По состоянию на 30 июня 2016 года валютные кредиты составляли 47% совокупного размера кредитных портфелей сектора в то время как неработающие кредиты лишь 10%. Вместе с тем готовность Нацбанка требовать создания более высоких провизий по потенциально проблемным займам в крупных банках трудно спрогнозировать, поскольку это поставит вопрос об источниках докапитализации. Точечные решения по отдельным банкам достаточно вероятны, на наш взгляд.

- Как в целом можно оценить нынешнее состояние банковской системы, оно хуже ожиданий, или все-таки сектор держится, несмотря на кризис?

- К сильным сторонам я бы, прежде всего, отнес ликвидность банковского сектора. По нашим оценкам, высоколиквидные активы, которые преимущественно включают средства на счетах в Нацбанке, составили по состоянию на 30 июня 2016 года примерно 7 трлн. тенге или 30% обязательств банковского сектора. Это означает, что большинство банков способны своевременно осуществлять платежи и переводы, а в случае существенного оттока депозитов по каким-либо причинам, справиться с ним собственными силами. Внешний долг банковского сектора составлял в пересчете на национальную валюту около 2,5 трлн. тенге. Относительно низкий объем внешнего долга в настоящее время позволяет банкам осуществлять своевременные платежи иностранным кредиторам, а в некоторых случаях - и досрочные выплаты.

В то же время, качество активов продолжает оставаться слабым. Многие банки реструктурируют потенциально дефолтные займы в надежде на то, что восстановление экономики в будущем способствует решению проблем заемщиков. Низкое качество кредитов связано не только с внешними шоками, девальвацией и высокой инфляцией, но и с системными проблемами - низкой диверсификацией экономики, низкой внутренней конкуренцией, недостаточно жестким регулированием банков, отсутствием надлежащей защиты прав кредиторов и слабыми стандартами кредитного андеррайтинга. Высокие кредитные и инфляционные риски ведут к высокой долларизации экономики и, в конечном итоге, высокой стоимости финансовых ресурсов в тенге для заемщиков. Новое кредитование уже довольно продолжительное время остается на низком уровне. Совокупный кредитный портфель банковского сектора сократился за 12 месяцев к 30 июня 2016 года на 3,3% во многом из-за того, что доля валютных депозитов в системе оставалась достаточно высокой – выше 60% в данный период.

- Чем отличается стратегия государства по защите банков в условиях нынешнего кризиса от того, что было в 2007-2009 годах?

- Государство ранее более активно способствовало реструктуризации внешних долгов проблемных банков через национализацию «БТА Банка», «Темiрбанка» и «Альянс Банка». Из-за списаний и погашений уровень внешнего долга банковского сектора существенно снизился, и значение реструктуризации в качестве одного из основных инструментов рекапитализации проблемных банков частично утратило значение. Таким образом, если ранее государственная поддержка предоставлялась в ограниченном объеме и преимущественно на условиях паритетного участия кредиторов в капитале, то в последние годы, и особенно в текущий кризисный период, государство предоставляло банкам значительные объемы дешевого финансирования и производные финансовые инструменты для компенсации потерь от переоценки валютных позиций.

- Что показывает Ваш анализ - выработали ли ключевые банки страны антикризисные стратегии, или по-прежнему главная стратегия - ждать денег от государства?

- Государство или, если точнее, государственные компании и фонды по-прежнему являются основным кредитором банковской системы Казахстана. По нашим оценкам, они в совокупности составляют около трети обязательств банков. Этому есть объективные причины, такие как: высокая доля государства в экономике, особенно в нефтегазовом секторе. В то же время государство в рамках программ поддержки бизнеса, строительства, сельского хозяйства также принимает опосредованное финансовое участие  в оздоровлении кредитных портфелей, хотя и пока недостаточное, чтобы кардинально улучшить ситуацию с качеством кредитов. В условиях относительно небольшой и слабо диверсифицированной экономики банкам сложно находить и занимать существенные и одновременно устойчивые в плане кредитного качества сегменты рынка.

- Как Вы считаете, почему некоторые банки отказались от денег ЕНПФ, выделенных со стороны государства, действительно ли они пришли на рынок слишком поздно и под большой процент, как утверждала председатель правления «Народного банка» Умут Шаяхметова?

- Программа размещения средств АО «ЕНПФ» действительно совпала в начале 2016 года с периодом падения рыночных ставок размещений в тенге ввиду наметившейся дедолларизации. Многие банки также могло не устроить предложение о размещении депозитов вместо облигаций. Кроме того, возможности для последующего размещения привлеченных от ЕНПФ ресурсов на пике их стоимости и при повышенных кредитных рисках также ограничены. Что касается «Народного банка», то он имеет возможность выбирать одни из лучших условий фондирования на рынке благодаря самой крупной сети отделений в стране и самой низкой среди крупных банков средней стоимости фондирования.

- В этом году у ведущих казахстанских банков, в том числе со стороны Вашего агентства, были пересмотрены кредитные рейтинги. Возможно, ли их дальнейшее понижение, и как пересмотр рейтингов сказался на банковской системе в целом, имел ли он негативный эффект?

- В 2016 году мы подтвердили большинство рейтингов как крупных, так и средних казахстанских банков, поскольку их довольно низкие текущие уровни уже учитывают существенные риски дефолта для кредиторов. Понижение долгосрочного рейтинга имело место только в случае «Казкоммерцбанка», который был понижен до уровня «ССС» с «B-». В ряде случаев прогноз по рейтингам был изменен со стабильного на негативный - сейчас три банка в Казахстане с рейтингами Fitch Ratings имеют негативный прогноз по долгосрочным рейтингам, что означает что мы ожидаем понижения этих рейтингов в будущем.

- Один из болезненных для банковской системы вопросов - рефинансирование ипотечных займов. Как Вы оцениваете угрозу для крупнейших банков страны из-за проблемы ипотечных займов, прошла ли острота момента, или основные сложности еще впереди?

- Проблема неработающих ипотечных займов не является основной с точки зрения финансовой устойчивости банков, поскольку объем таких займов относительно невелик. По состоянию на 30 июня 2016 года общая сумма ипотечных займов составляла 1 трлн тенге или 6% совокупного кредитного портфеля банковского сектора. Неработающая задолженность по ипотеке - просрочка свыше 90 дней – составляющая, по нашим оценкам, приблизительно треть всей ипотеки, сформировалась в основном в период 2007-2009 гг. по валютным займам. С тех пор банки покрыли провизиями уже больше половины безнадежного долга. Государство также предоставляло средства в рамках целевых программ под сниженные процентные ставки, повышая таким образом прибыльность банков и их способность абсорбировать кредитные потери от реструктуризаций.

- Как оценивается состояние крупнейшего банка страны «Казкоммерцбанка», который в первую очередь получил негативные оценки от рейтинговых агентств? Сильно ли на активы банка повлияло слияние с БТА, как Вы оцениваете те перестановки в финучреждении, которые имели место? Могли ли они быть связаны с недовольством акционеров ростом токсичного портфеля банка?

- «Казкоммерцбанк» имеет крупнейший в стране объем проблемных кредитов, в основном, в секторе недвижимости. Эти кредиты были большей частью переданы на баланс бывшего дочернего банка БТА в 2015 году, однако, чтобы осуществить данный перевод, «Казкоммерцбанк» предоставил БТА финансирование на сумму свыше 6 млрд долларов. Это в пять раз превышает капитал банка по данным регулятивной отчетности на 30 июня 2016 года. Некоторые перестановки в руководстве банка могли быть связаны с приходом нового контролирующего акционера. Часть сотрудников, вероятно, перешла на работу в БТА для продолжения мониторинга портфеля проблемных активов. Насколько нам известно, видение обновленного состава акционеров и органов управления банка относительно перспектив возвратности портфеля БТА за последнее время существенно не изменялось.

- Нацбанк продолжает определяться с базовой ставкой, снижая ее достаточно медленно. При этом кредитование бизнеса фактически замерло, а обуздать инфляцию за счет высокой ставки не получается. Как в этих условиях банки могут кредитовать бизнес? Каково вообще состояние банковского кредитования в настоящий момент?

- Кредитование остается низким в Казахстане. Совокупный кредитный портфель банковского сектора сократился с поправкой на изменения валютных курсов на 1,5% за первое полугодие 2016 года, несмотря на вливания средств со стороны государства и постепенный перевод накоплений из иностранной валюты в тенге домохозяйствами. Ситуация с ликвидностью в национальной валюте улучшилась, и в ряде отраслей - строительство, сельское хозяйство - наметился рост, однако, сдерживающими факторами остаются высокие риски для бизнеса, большой объем накопленных проблемных активов на балансах и потребность в их резервировании.

- Какое влияние на банковский сектор оказала программа дедолларизации, объявленная Нацбанком. Можно ли сказать, что рост тенговых депозитов оказался существенным и это влияет на оздоровление банковской системы?

- Средства домохозяйств на счетах и вкладах в банках Казахстана в иностранной валюте снизились за 1 полугодие 2016 года с 79% до 68%, средства юридических лиц упали до 51% с 62%. Пока это не привело к оживлению кредитования, однако, возобновление роста кредитов возможно, если не остановится дедолларизация фондирования, и улучшатся ожидания рынка относительно будущей устойчивости валютных курсов.

- Ранее сообщалось, что с 1 января 2016 года капитал банков не должен быть менее 30 млрд тенге, с 2017 года - 50 млрд, с 2018 года - 75 млрд, с 2019 года - 100 млрд. Как это будет влиять на банковскую систему, и планирует ли агентство рейтинговые действия в свете изменения капиталов банков?

- Нацбанк все-таки отменил в начале года требования по повышению размера капитала, оказав тем самым поддержку акционерам некрупных банков. Вместо этого в течение первого полугодия 2016 года вступило в силу требование о повышенном размере собственного капитала для банков, активно привлекающих средства розничных клиентов. Мы не ожидаем, что требования о минимальном размере капитала вновь вступят в силу. Если все же они вернутся, то рейтинговые действия в отношении банков могут зависеть от условий докапитализации в каждом случае.

- Высока ли вероятность консолидации банковского сектора Казахстана после получения Нацбанком результатов стресс-тестов?

- Консолидация сама по себе не ведет к значительному улучшению финансового состояния банка без докапитализации, оптимизации процессов, работы с непрофильными и проблемными активами. Решение Нацбанка будет, возможно, зависеть от его оценки результатов объединения «Казкоммерцбанка» и «БТА».

- Уже прошло достаточно времени, чтобы оценить плюсы и минусы так называемой политики инфляционного таргетирования, на которую Нацбанк перешел в августе 2015 года. Могли бы оценить первые результаты, не оказался ли регулятор заложником принятого на тот момент решения? Мы видим, в каком стрессовом положении сейчас находится банковский сектор, и МСБ, и промышленность…

- Для банков основным последствием перехода к инфляционному таргетированию является девальвация тенге, повлекшая ухудшение качества активов, снижение показателей капитализации, повышение долларизации пассивов, падение качества процентных доходов и структурной прибыльности банков, замедление кредитного роста. Эти последствия также сказываются на заемщиках, особенно на тех, кто брал кредиты в валюте и сейчас не имеет возможности их обслуживать в полном объеме и сталкивается с риском потери бизнеса или имущества. Вместе с тем, стоит обратить внимание и на вынужденный характер перехода к инфляционному таргетированию вследствие существенного падения валютных доходов от экспорта, давления на объем суверенных резервов, падения конкурентоспособности внутреннего производства по сравнению с импортом.

- Сейчас участники рынка говорят о том, что появилась тенговая ликвидность. Однако, как Вы считаете, надолго ли, не ожидаете ли в краткосрочной перспективе, что экономика вновь столкнется с нехваткой тенговой ликвидности?

- Процесс перехода из иностранной валюты в тенге имел достаточно выраженный характер в первом полугодии 2016 года. Однако изменение тенденции возможно в случае ослаблении курса. Тенге незначительно укреплялся с начала года, что может несколько смягчить давление на курс в случае неблагоприятной динамики экспортных доходов в среднесрочной перспективе. Кроме того, мы ожидаем продолжения постепенного увеличения размещений в тенге из источников, связанных с государством, в рамках госпрограмм развития и размещения пенсионных активов.

- Продолжает ли строительный сектор занимать значительную часть в судном портфеле казахстанских банков? Ведь, как известно, несмотря на кризис, объемы строительства растут, и в целом этот сектор чувствует себя неплохо. Может ли он поддержать отчасти и банковскую систему в сложное время?

- Кредиты на строительство составляют, по нашим оценкам, примерно 10% ссудных портфелей казахстанских банков. Согласно данным статистики, объемы строительства и продаж жилья растут сейчас достаточно высокими темпами, что может быть связано с государственной поддержкой отрасли и покупкой жилья домохозяйствами, решившими зафиксировать прибыль по депозитам в иностранной валюте. Рост продаж может, в свою очередь, поддержать высокое качество обслуживания банковских займов, выданных на строительные цели.

Кредиты на приобретение активов в сфере недвижимости или покупку земли под застройку составляют еще около 20% кредитов сектора, включая преимущественно задолженность «БТА» перед «Казкоммерцбанком». Существенная часть этих займов, выражена в иностранной валюте, а стоимость соответствующих залоговых активов, по нашему мнению, значительно ниже суммы самих займов, даже учитывая наращивание резервов банками. Рост объемов строительства и продаж жилья вряд ли существенно повлияет на возвратность таких кредитов.

- Есть ли потребность у казахстанских банков в иностранном фондировании?

- С точки зрения ликвидности основной проблемой большинства крупных казахстанских банков является долгосрочное размещение ликвидности. Мы уверены, что привлечения иностранного фондирования нет в списке приоритетов большинства банков. Этому препятствуют такие факторы как высокие процентные ставки, невозможность разместить полученные средства с адекватной возвратностью за вычетом кредитных потерь, невозможность проводить операции валютного свопа на длительные сроки.

Аскар Муминов, Алматы

Материалы по теме: