RU KZ
DOW J 25 662,96 KASE 2 377,85 Hang Seng 28 535,44 FTSE 100 7 196,29 РТС 1 229,96 Алюминий 1 907,00
$ 377.65 € 427.31 ₽ 5.87
Погода:
0Астана
+5Алматы
DOW J 25 662,96 KASE 2 377,85
Hang Seng 28 535,44 FTSE 100 7 196,29
РТС 1 229,96 Алюминий 1 907,00
Три риска для тенге и инфляции в 2019 году

Три риска для тенге и инфляции в 2019 году

Озвученные главой государства дополнительные расходы на социальные нужды, оцениваемые в размере 2,35 трлн тенге актуализировали дискуссию о влиянии данных мер на уровень инфляции и курс тенге.

Три риска для тенге и инфляции в 2019 году, Экономика, бюджет, Социальные расходы, инфляция, Девальвация, тенге , курс тенге , Таможня

Фото: reuters.com

2363 01 Март 2019 10:54 Автор: Марат Каирленов

Однако очевидно, что заявленные дополнительные социальные расходы сами по себе не могут вызвать сильный «всплеск» инфляции, проблемы у тенге и инфляции несколько иные. Дай бог, чтобы в этом году не сложилась ситуация наложения различных рисков и формирования «идеального шторма».

Рассматривая озвученную сумму в 2,35 трлн тенге, надо понимать, что эти расходы предусмотрены на три года, т. е. порядка 0,8 трлн тенге в год. С учетом того, что расходы госбюджета составили за 2018 г. 11,4 трлн тенге, увеличение ожидается менее чем на 7%. Вместе с тем очевидно, что с учетом трансферта из Нацфонда в 1,3 трлн тенге и резервов на таможне, составляющих порядка 0,6 трлн тенге в год, или 1,8 трлн тенге за три года, резервы «с запасом».

И наконец, можно отметить, что, если посмотреть на все госрасходы, т. е. попытаться оценить расходы консолидированного бюджета, включая квазигосударственный сектор (ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», НУХ «КазАгро» и т. д.), Национальный банк и т. д., к примеру, только у ФНБ «Самрук-Казына» по итогам девяти месяцев 2018 г. объем реализации составляет 7,5 трлн тенге, а чистая прибыль превысила 1 трлн тенге и т. д. На этом фоне 0,8 трлн тенге в год достаточно скромны.

Вместе с тем, согласно канонам экономической теории, получение дополнительных доходов населением с низкими доходами ведет к тому, что граждане, естественно, начнут их тратить, покупая продукты питания, одежду и т. д. Более обеспеченное население, как правило, направляет большую часть дополнительных доходов на накопление и инвестиции. Поэтому среди части экономистов есть ожидания о значительном росте инфляции в стране и, как следствие, девальвации тенге. Рассмотрим возможные варианты.

Оценивая инфляционный эффект дополнительных госрасходов в 0,8 трлн тенге в год, необходимо отметить, что собственно населению напрямую поступит лишь часть этих средств. Так, на три года предусмотрено повышение заработных плат бюджетникам на 980 млрд тенге, или 327 млрд тенге в год, на социальные выплаты – 300 млрд тенге за три года, или 100 млрд тенге в год. Таким образом, население с низкими доходами напрямую получит порядка 0,4 трлн тенге

Однако, рассматривая статистику по продовольственному рынку в стране с добавлением расходов на одежду и обувь, можно оценить его объем в 4,2 трлн тенге, т. е. увеличение можно оценить на уровне 10%. Конечно это немало, но не критично. При этом очевидно, что те средства, которые ожидается получить за счет улучшения таможенного администрирования, они уже были в нашей экономике, и просто «уходили» за рубеж, что учитывалось в курсе тенге. Поэтому в чистом виде рост социальных расходов не особо «инфляционен».

Проблемы могут возникнуть в случае саботажа со стороны «начальников», которые «таможню держат». На что глава государства заявил о необходимости самых жестких мер в виде уголовного преследования. Надо полагать, что в текущих условиях «шутить не будут».

В этой связи можно отметить целый ряд более существенных рисков/проблем по сравнению с увеличением социальных расходов для тенге и инфляции в 2019 г. Прежде всего, это:

  • новые пакеты все более жестких антироссийских санкций, которые очень сильно бьют и по нашей экономике, определяя девальвацию тенге и последующий рост инфляции или снижение качества покупаемых товаров («все больше пальмового масла» и т. д.);
  • связан с РФ и такой фактор, как образование сильного инфляционного «навеса» в виде большой разницы в ценах на бензин в РК и РФ. Например, если литр бензина АИ-92 у нас составляет порядка 150 тг/литр, то в РФ он порядка 250 тг/литр. То есть разница в 40% в рамках единого таможенного пространства и наступления весенне-летнего сезона, а значит автомобильных поездок в приграничной зоне Казахстана и России, усилит переток дешевого бензина к соседям. Резкий рост цен на бензин, способен вызвать мощный всплеск инфляции в нашей стране;
  • И наконец, третий фактор – это накопление огромного навеса сверхликвидности в банковском секторе – порядка 4 трлн тенге, что при денежной базе в 6,4 трлн тенге весьма существенно. Сейчас эти средства размещаются банками в ценные бумаги НБ РК, так называемые ноты, срок которых – одна-две недели. В случае каких-либо потрясений банки, чтобы обойти ограничения НБ РК, начнут давать кредиты аффилированным заемщикам, а те будут скупать доллары, обрушивая курс тенге и разгоняя инфляцию.

Вот такая сложная картина получается. Будем надеяться, что новое правительство страны будет достаточно профессиональным и эффективным, чтобы не допустить одновременной реализации всех рисков и образования «идеального шторма». Боюсь, общество воспримет это очень негативно.

Марат Каирленов

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK