/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 303,74 Пшеница 465,40
Погода:
-11Нур-Султан
+1Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 303,74 Пшеница 465,40
Умут Шаяхметова: «Инвестор голосует деньгами»

Умут Шаяхметова: «Инвестор голосует деньгами»

О чем глава Народного банка рассказывала инвесторам в Лондоне и Нью-Йорке.

04 Июнь 2019 14:08 12794

Умут Шаяхметова: «Инвестор голосует деньгами»

Автор: Ольга Фоминских Фото: Серикжан Ковланбаев

Народный банк в последнее время является одним из ключевых ньюсмейкеров на рынке – за последний месяц банк упоминался в связи с пересмотром рейтинговых оценок, публикацией в списке самых влиятельных публичных компаний Global Forbes 2000, беспрецедентной выплатой дивидендов и, наконец, сообщением основного акционера о возможной продаже части акций банка. Позже стало известно о поездке руководства банка к инвесторам в Лондон и Нью-Йорк. Что же происходит в банке и зачем нужны были встречи с инвесторами – эти вопросы мы задали председателю правления Умут Шаяхметовой.

Умут Болатхановна, в 20-х числах мая Вы проводили встречу с инвесторами. Какова была цель этих встреч?

– Ежегодно Народный банк участвует в так называемом Capital Markets Day, или Дне инвестора, после которого происходит серия встреч в формате тет-а-тет. По сути, это открытые встречи, где собираются держатели наших акций, в частности представители глобальных финансовых фондов и аналитики. Такие встречи проводятся регулярно по требованию Лондонской фондовой биржи, на которой торгуются наши глобальные депозитарные расписки.

Два года назад, когда мы вступали в переговоры с Казкомом о покупке, наши инвесторы с долей скепсиса отнеслись к этому: зачем Халыку вступать в сложную сделку, которая может привести к ухудшению финансовых показателей банка, качества его портфеля и в конечном счете сказаться на репутации. Поэтому после завершения интеграции логичным для нас было поехать на встречу с инвесторами и рассказать об итогах этого процесса, о деятельности уже объединенного банка за последние девять месяцев, представить новую стратегию развития. Встреча длилась пять часов, присутствовало порядка 30 человек и 18 участвовали в онлайн-аудиотрансляции. Получился довольно масштабный формат.

Помимо таких встреч, мы проводим ежеквартальные телефонные конференции с аналитиками, чтобы ознакомить их с финансовыми результатами банка, итогами работы менеджмента и ситуацией на рынке.

Что интересовало иностранных инвесторов в этот раз, какие вопросы они задавали?

– Финансовые результаты Халыка их приятно впечатлили, наша финансовая устойчивость не вызывает у них сомнений, но были конкретные вопросы по качеству активов, по отдельным проблемным займам и их списанию. Безусловно, поступали и вопросы, связанные с политической ситуацией в стране. И это очевидно. После почти 30-летнего руководства страной Первый Президент оставил свой пост, а нам предстоят выборы нового главы государства. На фоне событий в Украине, России их интересовало, изменится ли стратегия развития Казахстана, его инвестиционный климат. Инвесторы положительно оценили предсказуемость и мирный переход власти, а намерение нынешнего Президента продолжить структурные реформы, экономическую политику, разгосударствление вселяет в них оптимизм.

Не скрою, были и прочие довольно острые и даже провоцирующие вопросы. Но, судя по отзывам, инвесторы достаточно четко поняли дальнейшие планы Халыка и не сомневаются в его устойчивом развитии. Впрочем, это подтвердили и рейтинговые агентства, поддержав текущий рейтинг, а некоторые даже улучшили свои прогнозы и рейтинги банка.

Были, конечно, вопросы, скажем, и более личного характера, например, что является главным мотиватором для меня и моей команды, чтобы работать в банке так долго, и есть ли у нас привязка к акциям банка.

И? Есть ли у вас пакет акций Народного банка?

– Нет. Мы, как менеджеры, не являемся акционерами банка, чтобы исключить инсайд-трейдинг и какие-либо манипуляции. Более того, никто из членов наших семей не имеет права владеть акциями Халыка. На Западе участие менеджента в акционерном капитале – распространенное явление и считается положительным, потому что, будучи акционером, менеджмент заинтересован в повышении стоимости акций компании. В нашем же банке мы не смешиваем управление банком и владение акциями, потому как есть четко выстроенная система оценки сотрудников по KPI, и она распространяется на всех – от председателя правления до директоров департаментов, управлений и филиалов. У нас все очень прозрачно в этих вопросах, как у публичной компании. Напомню, Халык – единственный из Казахстана входит в список 2000 крупнейших публичных компаний мира, и мы улучшили там свои позиции в этом году. Но это налагает на нас повышенные требования по раскрытию информации.  

Есть ли какая-то обеспокоенность у инвесторов в связи с экономической или политической ситуацией в стране?

– Если оценивать с точки зрения мировой экономики, то их, конечно, волнует противостояние Америки и Китая и то, как торговые войны между ними отразятся на Казахстане и стоимости нашего экспорта – нефти, металла, газа. Также остается важным региональный вопрос. Казахстан находится в непростом регионе: с одной стороны – Россия, которая давно под санкциями, с другой – Китай, который находится в торговых войнах с США.  

Плюс у нас внутри происходят, я бы сказала, тектонические изменения в политической системе и государственном управлении. Конечно, иностранных инвесторов волнует, насколько стабильной будет ситуация в стране и сохранится ли прежний курс развития. По мнению инвесторов, Халык с долей на рынке около 35%, работая во всех сегментах – с нацкомпаниями, корпоративными клиентами, МСБ, предпринимателями, населением, де-факто отражает всю казахстанскую экономику. То есть для них банк – это барометр состояния экономики и банковского сектора в целом. Будет плохо экономике – будет плохо и Халыку. И наоборот.

В целом инвесторы позитивно настроены к Казахстану. По их мнению, страна открыта, привлекает самый высокий в регионе уровень прямых инвестиций на душу населения. За годы независимости Казахстан прошел большой путь в создании положительного инвестклимата, сохраняется политическая стабильность, есть понятная денежно-кредитная политика, адекватный валютный режим и налоговая политика, нет гражданских войн. Инвесторы готовы и дальше инвестировать в Казахстан. Они готовы брать на себя риск, как на Халык, так и на страну в целом. По сути, они голосуют деньгами за страну, и в этом случае речь идет не о миллионах, а о сотнях миллионов долларов.

Кроме того, инвесторы позитивно оценивают и следят за программой приватизации. Например, бумаги «Казатомпрома» после размещения в прошлом году пользовались большим спросом, и инвесторы получили хорошую возвратность на свои инвестиции.

Одновременно они позитивно смотрят на развитие Узбекистана. Поскольку у Халыка есть дочерние банки в шести странах, их интересовало наше видение по этим рынкам и наш опыт работы там. Мы действительно чувствуем себя в этом экспертами, поскольку можем легко сравнить законодательные базы, денежно-кредитную политику и оценить, насколько дружелюбно относятся к инвесторам в этих регионах.

Вы знаете, что я довольно часто критикую процессы или решения в Казахстане, но общение с инвесторами позволяет посмотреть на страну их глазами. И в этом случае ты видишь массу позитивных моментов, которые не так очевидны, когда находишься здесь.

Вероятно, именно в то время, когда Вы рассказывали о ситуации в банке и на рынке, в Казахстане пошла рассылка о том, что Народный банк продается китайскому стратегическому инвестору…

– Я воспринимаю это как элемент недобросовестной конкурентной борьбы, и подобные примеры уже были в Казахстане. Но это лишний раз подтверждает, что ты силен, и кого-то это очень нервирует. Сразу скажу, информация о стратегическом инвесторе не соответствует действительности. Народный банк не продается ни китайскому, ни российскому, ни другому иностранному, ни казахстанскому стратегическому инвестору.

Пока могу повторить то, что озвучивал наш акционер – компания «Алмэкс». В случае принятия решения пакет акций будет выставлен через Лондонскую и Казахстанскую фондовые биржи. «Алмэкс» подчеркнул, что сохранит контрольный пакет, то есть его доля останется выше 51%. Но, какой конкретно пакет будет предложен и время размещения акций, пока не известны.

Как инвесторы отреагировали на информацию о том, что «Алмэкс» планирует продать часть акций банка?

– Однозначно позитивно. Инвесторы давно ставили вопрос перед нами, почему так мало акций Народного банка торгуется на фондовой бирже и не хотим ли мы увеличить долю бумаг на рынке. Сегодня в свободном обращении находится порядка 17% акций Халыка, и, если эта доля увеличится еще на 10-15%, это окажет существенный эффект на рост капитализации банка. Плюс приведет к увеличению объемов торгов и ликвидности самих акций. Если посмотреть отчеты инвестиционных компаний по нашим ценным бумагам, они советуют их «покупать» и прогнозируют рост стоимости акций Халыка до 22 долларов. Это почти двукратный рост с нынешних 11,5-11,75 доллара. При таком сценарии капитал банка может вырасти с трех-четырех миллиардов до шести миллиардов долларов.

Умут Болатхановна, нет ли опасений у инвесторов относительно ситуации на банковском рынке и результатов предстоящего стресс-тестирования?

– В целом инвесторы позитивно оценили проведенное оздоровление банковского сектора. Но они все же задаются вопросом: не будет ли дальнейших проблем с банками? И да, они в курсе предстоящего AQR и хотели услышать о том, как Халык готовится к стресс-тестированию. Очевидно, мы абсолютно комфортно пройдем процедуру стресс-тестирования. Но по другим банкам, как я говорила, у меня все же есть сомнения. Убеждена, что регулятор после оценки качества активов не увидит каких-то новых подробностей, он прекрасно знает состояние здоровья каждого игрока.

Кстати, недавно Нацбанк озвучил победителя тендера, который ранее проводил стресс-тестирование в Европе. Так вот, по итогам стресс-тестирования в Испании банкам потребовалось порядка 60 млрд евро госпомощи. Сколько, как вы думаете, казахстанским банкам потребуется денег?

– Вот здесь важна позиция Нацбанка. Для чего он проводит AQR? И что он будет делать после него? На мой взгляд, есть всего два варианта: либо стресс-тестирование проводится для того, чтобы оправдать дальнейшую поддержку банков, либо чтобы «пустить кровь». Вполне возможно, что регулятор пытается таким образом привлечь третью сторону или использовать AQR как инстурмент для уже заготовленного сценария.

И как инвесторы, услышав такие ответы, реагировали?

– Они интересовались, что будет с проблемными банками. Но ведь об этом знает только Нацбанк. Мы не можем прогнозировать или даже предполагать, каким будет решение регулятора. От него все и будет зависеть.

Мы с Вами встречались не так давно, но уже с тех пор произошло много изменений в Нацбанке: изменилась структура регулятора, похоже, обсуждается вопрос о переезде. Кажется, что план «Б» был готов…

– Не думаю, что план был. Но все же некоторые действия нам непонятны. Например, очень удручает, что в нынешних условиях вновь поднят вопрос о переезде Нацбанка в столицу. Сейчас перед регулятором стоят задачи по созданию надзорного органа, AQR, все еще не решены вопросы с некоторыми проблемными банками, а тем временем ставится вопрос о переезде. Думаю, это крайне неудачный момент, который создаст дополнительные проблемы и банкирам. Рационального смысла в этом решении я не вижу, и объяснить его пока сложно. Елбасы Нурсултан Абишевич в свое время останавливал подобные попытки, оставляя Нацбанк в Алматы, который является реальным финансовым центром страны.

И все же, Умут Болатхановна, после этой встречи какие важные для себя моменты и задачи Вы вынесли?

– После таких встреч у меня происходит своеобразная переоценка, а острые вопросы становятся поводом для изменений. Меня очень впечатлило, например, что некоторые инвесторы предложили совместно с Халыком выйти в другую страну, например стать партнерами в Узбекистане. Я думаю, это такой серьезный показатель доверия к банку, акционерам, менеджменту. Возможно, они также видят, что у нас в ряде регионов довольно большой опыт и знания. Это натолкнуло меня на мысль, что надо активнее развивать свои зарубежные «дочки» и, возможно, выводить их на IPO. Думаю, мы будем рассматривать такую возможность в будущем.

Ну и наконец, что Вы рассказывали инвесторам о новой стратегии банка? Как будет меняться Халык?

– У нас происходит полная перезагрузка в сторону цифровизации. Глядя на критику в социальных сетях, хочу сказать, что мы тоже понимаем, что нам нужно двигаться в сторону диджитализации и клиентоориентированности. Мы завершили интеграцию и сейчас можем наверстывать упущенное и заниматься технологическим развитием Халыка. Для работы в этом направлении выделена отдельная команда, мы предпримем серьезные инвестиции в сервисы и системы. В ближайшее время мы запустим онлайн-кредитование. Сегодня мы запустили работу еще одного филиала банка в Туркестане, на прошлой неделе получили разрешение на открытие дочернего банка в Узбекистане. Могу сказать одно: нашей команде предстоит решить еще много задач.

Спасибо за интервью!

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: