/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 406,30 Brent 36,55
Владельцы магазинов Усть-Каменогорска боятся остаться без прибыли

Владельцы магазинов Усть-Каменогорска боятся остаться без прибыли

По словам предпринимателей, стоимость товаров на крупных оптовых рынках растет «не по дням, а по часам». Большим спросом сегодня пользуются продукты первой необходимости, средства дезинфекции, также лимоны и имбирь.

12:13 07 Апрель 2020 5530

Владельцы магазинов Усть-Каменогорска боятся остаться без прибыли

Автор:

Жанар Асылханова

Фото: Жанар Асылханова

«На сегодня бутылка белизны стоит 250 тенге (оптом. – Прим. авт.). Получается, мне надо ее продавать за 265. А буквально недавно она стоила 120 тенге. 300 таблеток хлорки стоили 1800 тенге, теперь 4500 тенге. То есть в три раза дороже. Но это же оптовый рынок, не розничный. Почему оптовики не входят в наше положение? У нас в основном контингент покупателей – это люди пожилого возраста. Они потом возмущаются и нас винят в том, что цены выросли», – недоумевает индивидуальный предприниматель Евгений Семёнов.

Цены никто не контролирует и не регулирует, говорит бизнесмен.

«Я лимоны на прошлой неделе покупала по 2500 за килограмм, сегодня они стоят 3000 тенге, кто-то брал за 3600 тенге. Цены на имбирь тоже разные и во много раз выше обычного. Сейчас поставили такие цены, отвернешься – другие. Как сговорились», – сетует хозяйка магазина «Асар» Эльмира Музафарова.

Корреспондент inbusiness.kz тоже побывала на одном из оптовых рынков областного центра. По всему ряду лишь один товарный ценник на одной коробке. Никто не выдает чеки, убедился inbusiness.kz.

Сами «оптовики» только разводят руками

«Фрукты идут из-за границы, товар рассчитывается по курсу. Пусть государство отрегулирует курс, тогда цена не будет расти. Посмотрите, как раньше проезжали границу, а сейчас как? На таможне больше дерут. Имбирь поднялся в цене в семь раз. Спрос большой. Вот и цена поднялась», – сказал на условиях анонимности один из торговцев.

Цены значительно повысили и отечественные товаропроизводители. Предприниматель Евгений Семёнов показывает накладные за товар, закупленный у дистрибьютеров.

«К примеру, закупочная цена гречки у меня 360 тенге за килограмм, макарон – 280. Рис был 320 тенге, теперь вот новый завоз – 390 тенге. Пшено было 230 тенге, привезли за 380 тенге за килограмм. Напитки «Натура», «Экстрим-Кола» на 20 тенге подорожали. «Яшкино» – аж на 45 тенге. А потом хотят, чтобы мы за копейки продавали? А как же нам выжить тогда?» – говорит предприниматель Евгений Семёнов.

Расход самого маленького магазина в год, говорит он, составляет вместе со списанием товара 7 млн тенге.

«У меня налог за магазин за год 60 000 тенге. Ежемесячно еще коммунальные услуги 40 000 тенге. В год это 480 тысяч тенге. Плюс заработная плата продавцов, содержание, текущий ремонт. Коммунальные услуги дорогие, как юридическим лицам, нам начисляют в два-три раза дороже. Хотя мы физическое лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью. Мы просили, определите уж, поясните, к какой категории мы относимся и почему мы платим такие большие деньги монополистам. В прокуратуре обещали разобраться с коммунальными тарифами. Но ответа на наш вопрос мы так и не получили. Сейчас это еще более актуально», – отмечает он.

Ориентир на предельные цены

На днях министерством торговли и интеграции, министерством национальной экономики и министерством сельского хозяйства РК издан совместный приказ о предельных ценах на социально значимые продовольственные товары по девяти позициям. Согласно данному документу, в Восточном Казахстане определены такие предельные цены: на муку пшеничную первого сорта – 146 тенге за 1 кг, хлеб пшеничный формовой – 150 тенге за килограмм, рожки весовые – 194 тенге за кг, крупу гречневую – 281 тенге за 1 кг, рис весовой – 306 тенге за 1 кг. Говядину (лопаточно-грудную часть с костями) – 1750 тенге. За десяток яиц – 280 тенге, масло подсолнечное – 388 тенге за литр, соль «Экстра» – 47 тенге за килограмм.

«Вот на эти цены будут ориентироваться владельцы магазинов. Нужно будет закупать так, чтобы с наценкой этот предел не превышался. Если предлагают дороже и вы от этого не будете иметь никакой прибыли, не покупать. Тогда и поставщики повышать не будут. Сейчас мы ждем, чтобы областное управление предпринимательства по ВКО дало нам разъяснение. Это единые цены по всем районам и городам или внутри области тоже будет какая-то градация? И средняя цена какая-то будет? Через день-два, думаем, прояснятся эти вопросы. Как только отработают механизм, будем дальше мониторить», – сказал заместитель председателя Восточно-Казахстанского областного филиала партии «Нұр Отан» Александр Светаш.

«Смысл в этих мониторингах, если ситуация не меняется? – отмечает представитель специальной мониторинговой группы при агентстве по противодействию коррупции Семея Восточно-Казахстанской области Руслан Кибке. – В данный момент имеется расхождение по ценам на многие социально значимые продукты. Если верить совместному приказу, то те же яйца первой категории в ВКО по цене не должны превышать 280 тенге за один десяток. А что видим по факту? Цена больше 300 тенге, говядина (лопаточно-грудная часть с костями) должна быть максимум 1750 тенге за 1 кг, а некоторые магазины продают ее на 150-250 тенге дороже. Это говорит о том, что курирующий исполнение этого приказа государственный орган не мониторит цены или не принимает мер по урегулированию цен на продукты. Почему? Я думаю, пора бы ответственным лицам взяться за работу и привести цены в соответствие с приказом и приложением. Иначе процент удорожания в связи с массовой истерией из-за пандемии коронавируса может быть не таким щадящим!».

К слову, предприниматели, которые закупили социально значимые товары по более высокой цене, теперь не знают, как продать их и не остаться в убытке. К примеру, закупочная цена муки составила 236 тенге за килограмм, а продавать ее нужно будет исходя из определенной на данный момент предельной цены 194 тенге за килограмм. Предприниматель в этом случае попросту уйдет в убыток.

Жанар Асылханова, ВКО

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/eTVTkCW9.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/wLfaOpq2.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/1MnrpEVd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/TGZSq68i.jpg

Продовольственная безопасность: от производства до потребления

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

03 Июнь 2020 08:00 2244

Продовольственная безопасность: от производства до потребления

Фото: Мария Матвиенко

Как обеспечить продовольственную безопасность в условиях коронакризиса? Об этом говорили участники очередного телемарафона «Бизнес & государство».

«Доля АПК в ВВП Казахстана стабильно увеличивается в последние несколько лет, – открыл дискуссию заместитель директора департамента агропромышленного комплекса и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Еркен Наурзбеков. – Особенно рост заметен в подотрасли животноводства, например по мясу птицы, также увеличивается производство говядины и баранины. Рост есть и в растениеводстве. Такой эффект дает диверсификация посевных площадей. Мы потихоньку отходим от монокультуры – пшеницы и начинаем сеять более маржинальные культуры – масличные, зернобобовые. Например, сегодня Казахстан является мировым лидером по экспорту льна – это масличная культура, очень высок спрос на нее на внешних рынках».

«Ножки Буша» все еще теснят местных

«Почему до сих пор у нас есть зависимость от импортных поставок по мясу птицы – почти 50%? Когда вы накормите нас куриным мясом отечественного производства?» – обратился ведущий Данил Москаленко к вице-президенту Союза птицеводов Казахстана Бакит Кушегуловой.

«В ближайшие годы. Союз птицеводов разработал программу развития птицеводства, мы планируем к 2027 году увеличить производство и полностью обеспечить Казахстан и даже выйти на экспорт с производством 150 тыс. тонн», – ответила гость эфира.

По ее словам, отрасль не может обеспечить продукцией внутренний рынок, потому что «есть проблемы развития». «Инвесторы не сильно заинтересованы, так как имеются проблемы в нашей отрасли. Насколько нам известно, в течение двух-трех лет у нас будет увеличиваться производство за счет модернизации, расширения и строительства новых птицефабрик», – говорит спикер.

По ее словам, на отрасль давит низкая стоимость импортной продукции: завозное мясо птицы стоит один доллар за килограмм (официальный курс на 3 июня – 402,37 тенге за доллар. – Ред.), мясо птицы местных производителей – 680-720 тенге за килограмм.

«Проблема – в стоимости кормов, а их доля в себестоимости продукции составляет 70%. В этом году цены на корма выросли в два раза. Если в прошлом году покупали за 45-50 тыс. тенге, в этом году – за 100 тыс. тенге, это только зерновые. А еще масличные культуры, кукуруза – стоимость выросла в два-три раза», – говорит Бакит Кушегулова.

Еркен Наурзбеков соглашается с этим:

«Как бы парадоксально это ни было, особенно на севере страны, но корма очень сильно подорожали. Это связано с тем, что зернофуража практически нет. Птицефабрики вынуждены покупать пшеницу третьего, четвертого классов, то есть продовольственную, и пускать ее на корм. В прошлом году по сравнению с 2018 годом урожайность была более низкая и был очень большой спрос на нашу пшеницу на внешних рынках. Это сказалось на внутренних ценах».

Спикер приводит в пример костанайские птицефабрики: очень дорогую пшеницу, по стоимости в пределах 100 тыс. тенге, они закупают в последние один-два месяца. И поскольку 70% себестоимости мяса птицы действительно составляют корма, то любой скачок цен на них всегда сказывается на конечной цене продукта.

«Очень сильно давит импорт. Нашим птицефабрикам сложно конкурировать с «ножками Буша», которые заходят по стоимости одного доллара. И не секрет, что в США есть поддержка экспорта, субсидирование, поэтому такая низкая цена», – поясняет Еркен Наурзбеков.

Он приводит данные: в 2019 году Казахстан импортировал около 173 тыс. тонн куриного мяса.

«Объемы очень большие и в тоннаже, и в долларах. По этому виду продукции мы зависим от импорта на 45,3%. Но зависимость есть не только по мясу птицы. Также по сахару, плодоовощной продукции. Только по яблокам мы на 37,3% зависим от импорта. Это вызывает вопросы о продовольственной независимости», – комментирует представитель НПП.

Супермаркеты VS птицефабрики: битва за яйца

«На сегодняшний день все ритейлеры сильно зависят от дистрибьюторов, которых больше, чем производителей. Также мы очень уязвимы в вопросе импортозамещения, потому что и сырьевая база, и производство внутри страны не покрывают все потребности населения. Пандемия стала индикатором этой проблемы», – продолжила обсуждение директор сети супермаркетов «Корзинка» (Жамбылская область) Ляззат Нурбекова.

Она говорит, что в период ажиотажа, когда люди скупали с полок практически все, товары социальной значимости, в том числе куриное бедро, доставались сети с большим трудом.

«Приходилось товар «доставать». У дистрибьюторов в Казахстане нет стоков в распределительных центрах. Пандемия также показала дефицит оборотных средств. Дистрибьюторы в большинстве своем не могут делать запасы, чтобы в период кризиса или дефицита покрывать всю потребность. С производителями приходилось договариваться о том, что нужно вставать в очередь. Все условия, прописанные в договорах по социально значимым товарам, просто канули в Лету, потому что все перешло на предоплатную основу», – рассказывает спикер.

Распределение продукции по торговым сетям тоже вызывало большие вопросы.

«Крупные сети, которые грозят штрафными санкциями и прописывают поставщикам жесткие обязательства, были поставлены в очередь первыми, а мы получали продукцию по остаточному принципу. Поэтому были большие затруднения. Со стороны некоторых дистрибьюторский компаний также были спекуляции», – говорит представитель торговой сети из региона.

По ее словам, СПК «Тараз» в период острого кризиса поддерживала ритейлеров по некоторым позициям, и это все равно не покрывало всю потребность. «В любом случае была хоть какая-то поддержка. Процентов на 15-20, и то по считанным позициям – по сахару и гречке. По муке, картофелю и другим социально значимым товарам, которые есть в постановлении правительства, всего19 позиций, был дефицит», – делится опытом собеседница.

Бакит Кушегулова отвечает так: «Правительство установило предельные цены на яйцо первой категории на период ЧП. Супермаркеты говорят: нам яйцо первой категории не нужно, так как цена на него фиксированная. Давайте нам или отборное, или вторую категорию. Особенно в северных регионах наши производители с таким столкнулись, и у них склады были забиты яйцом. Супермаркеты не брали, а сами они не могли вывезти, потому что блокпосты стояли между регионами».

Также спикер отмечает, что производители в западных регионах страдают из-за импорта яйца: Россия продает более дешевую продукцию и мешает нашим производителям работать.

Ждем новые правила субсидирования

«За нарушение розничными сетями предельных цен были предусмотрены штрафы. Мы эту проблему поднимали на всех уровнях и все-таки убедили госорганы, что такие предельные цены не соответствуют реальности. В некоторых регионах, например, в Карагандинской, Северо-Казахстанской областях, розничным сетям установили цены ниже, чем у производителей. То есть, по сути, их загнали в угол: им сказали, что они должны продавать без наценки или в минус. Естественно, сети отреагировали: боялись брать яйцо первой категории из-за административных мер», – комментирует Еркен Наурзбеков.

Однако это, по его словам, лишь одна из проблем обеспечения продовольственной безопасности. В числе актуальных проблем – недостаточность господдержки. «Например, по мясу птицы сумма господдержки в себестоимости составляет 60-80 тенге на килограмм. Есть учитывать, что мясо от производителя по себестоимости и с минимальной наценкой стоит 680-720 тенге за килограмм, то доля господдержки составляет примерно 10%», – говорит спикер.

Он считает, что через господдержку – субсидирование и льготное кредитование на основные и оборотные средства – должна повышаться конкурентоспособность.

«В Западном Казахстане давит российский импорт. Это из-за недостаточной конкурентоспособности товаров отечественного производства по сравнению с российскими товарами. Уровень господдержки у нас несопоставим в сравнении с российским. Мы предлагали минсельхозу сделать усиление по тем товарам, по которым страна зависит от импорта. Нас услышали. Ждем новые правила субсидирования, где это будет отображено», – рассказывает спикер.

Усилить контроль на входе

Еще один вопрос, по словам представителя НПП, – качество продукции. Те предприятия, которые работают уже давно, достаточно конкурентоспособны по качеству. И казахстанская продукция намного лучше по некоторым позициям, чем импортная.

«Мы обращались с вопросом к минздраву, к комитету контроля качества о том, насколько импортная продукция соответствует качеству. Мы просили усилить контроль на входе в страну, более качественно отбирать пробы и подходить к пропуску продукции на внутренний рынок», – говорит Еркен Наурзбеков.

По его словам, исходя из понимания того, что обеспечение продовольственной безопасности – комплексная проблема, нужно рассматривать и такой вопрос, как соответствие продукции мелких фермеров требованиям торговых сетей по упаковке, количественно-качественным характеристикам, ритмичности поставок.

Есть вопрос и того, насколько стабфонды СПК обеспечены средствами и достаточно ли тех товаров, которые они закупают.

Что нужно для поддержки

Бакит Кушегулова также прокомментировала вопрос качества импортной продукции. Те же американские окорочка, говорит она, имеют длительный срок годности, что ставит под сомнение их безопасность, но, тем не менее, Казахстан закупает такую продукцию. Есть вопросы и к качеству российской продукции.

«Мы поднимали вопрос сокращения импорта до 50 тыс. тонн», – говорит спикер.

Она согласна с тем, что доля субсидий в себестоимости не покрывает затрат, 10% недостаточно. Отрасли хотелось бы пересмотра господдержки и чтобы предоставлялись дополнительные субсидии, например, по кормам.

Также вопросы вызывает кредитование на оборотные средства. «По дорожной карте бизнеса фабрики не могут получить кредиты на оборотку, потому что относятся к крупному бизнесу. Предприятие с численностью персонала 250 человек уже считается крупным, а на птицефабриках количество работников бывает 800-900, до 1000 человек доходит. Потому что полный цикл, от выращивания до забоя, поэтому рабочих больше, но почему-то птицефабрики попали в категорию крупного бизнеса. Мы говорили о том, чтобы такие производства в сфере сельского хозяйства не относили по ДКБ к крупному бизнесу», – говорит представитель отраслевого союза.

Ляззат Нурбекова перечислила условия, которые помогли бы ритейлу:

«Хотелось бы, чтобы в период подобных трудностей сдерживались цены и применялся адмресурс к производителям, потому что были скачки по отпускной цене. Хотелось бы рассчитывать на поддержку со стороны местных СПК. И чтобы было понимание того, что ценообразование в ритейле зачастую регулировать очень тяжело, потому что это рыночные отношения. И хотелось бы, чтобы было некое выравнивание, и торговые сети не выстраивали в иерархию от того, национальные они или локальные. Потому что мы все работаем в одной области», – говорит в заключение спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова

 

Казахстанцы сократили потребление еды

Но все равно в среднем каждый житель республики съедает в день по 2 кг продуктов.

07 Май 2020 08:00 3338

Казахстанцы сократили потребление еды

Фото: Максим Морозов

В 2019 году каждый казахстанец в среднем съел 755,8 кг основных продуктов питания. Такие данные приводятся в опубликованном комитетом по статистике бюллетене «Потребление продуктов питания в домашних хозяйствах в 2019 году». По сравнению с 2018-м потребление сократилось на 18 кг на человека в год (-2,3%). Однако если смотреть на 2015-2018 гг., то объемы увеличились примерно на 6%. При этом даже из общих данных можно выделить несколько любопытных наблюдений:

  • Объемы потребления по регионам отличаются более, чем на треть. Больше всего еды в 2019 году съел среднестатистический житель Акмолинской области (1084,3 кг), меньше всего – житель Шымкента (803,4 кг). Разница – 35%.
  • В целом на юге и западе Казахстана потребление оказалось ниже, чем в центре и на востоке. Алматинцы съедают примерно на 16% больше, чем жители столицы (1066,5 кг против 921,5 кг).
  • Больше всего едят люди, проживающие в одиночестве, – более 1,4 тонны за год, или 3,9 кг в день! По крайней мере, об этом говорят официальные цифры. Если в домохозяйстве появляется второй человек, то потребление сокращается почти на 40%. И чем больше в семье человек, тем меньше съедает каждый в отдельности. Это верно для всех основных продуктов питания, но сильнее всего – для рыбы, морепродуктов и яиц.
  • За год житель страны съедает 78,9 кг мяса и 48,5 кг картофеля. Мясной продукции жители страны едят даже больше, чем фруктов.
  • Но на каждый килограмм мяса приходится 3,2 кг молока и молочной продукции. Одинокие казахстанцы употребляют в год более полутонны подобной продукции.
  • Потребление свежей рыбы оказалось выше, чем огурцов или помидоров, а сахара казахстанцы съедают меньше, чем яблок.
  • Потребление чеснока выше, чем шоколада, а меда – больше, чем апельсинов, слив или хурмы.

А теперь подробности.

Хлеб и крупа

В среднем каждый житель республики в 2019 году съел по 136,3 кг хлеба и круп. По сравнению с предыдущим годом потребление сократилось на 1,6%. При этом в сельской местности потребление гораздо выше, чем в городах: в среднем по 152,1 кг на человека против 124,9 кг. Большая часть приходится на хлеб из муки первого сорта (34,6 кг), муку (17,3 кг) а также рис (15,4 кг). Зато овсяной крупы и пшена обычный житель республики в год не съедает и одного килограмма.

По потреблению хлебопродуктов и крупяных изделий с большим перевесом лидирует Туркестанская область – 184,7 кг за год, или примерно полкило каждый день. На втором месте – Алматинская область (153 кг). В целом жители большинства регионов укладываются в 120-140 кг в год. Меньше всего мучного едят в столице: на одного жителя Нур-Султана пришлось по 105,5 кг, что почти на четверть меньше среднереспубликанского показателя.

Мясо и мясопродукты

Интересно, что три региона с наименьшим потреблением мяса расположены на юге республики: на каждого жителя Туркестанской области в 2019 году пришлось по 62,5 кг, Кызылординской – по 61,4 кг, а средний житель Шымкента и вовсе съел за год всего 53,1 кг. Для сравнения: в Алматы, Алматинской и Актюбинской областях показатель превышает 91 кг, а в Карагандинской области составляет 92,2 кг.

В целом же каждый житель республики в 2019 году в среднем съел по 78,9 кг мяса – это максимум за последние как минимум пять лет. Причем городские едят больше – 82,2 кг против 74,4 кг на одного человека в сельской местности. Основу рациона составляют говядина (23,5 кг в год), фарш (8,6 кг) и баранина (6,2 кг). При этом среднестатистический житель республики съел в прошлом году полукопченой колбасы больше, чем свинины (3,7 кг против 3,4 кг), а конины – больше, чем сосисок и варенной колбасы вместе (4,9 кг против 4,4 кг).

Рыба и морепродукты

За последние два года среднедушевое потребление рыбы выросло примерно на треть, в том числе в 2019 году – более чем на 10%. Каждый житель республики в прошедшем году съедал по 14,6 кг, причем в основном это была свежая рыба (8,7 кг). При этом больше всего ее едят «одиночки» – почти 33 кг в год. В домохозяйствах из пяти и более человек потребление гораздо меньше – 10,5 кг на человека.

Потребление по республике также отличается более чем втрое. Если в Северо-Казахстанской области каждый житель съедает в среднем по 20,1 кг в год, то в Шымкенте – всего 6,6 кг. Таким образом, в этом городе уровень потребления рыбы и морепродуктов составляет всего 45% от среднереспубликанского значения.

Молоко и молочные продукты

По данным комитета по статистике, каждый казахстанец в 2019 году в среднем употребил в пищу по 253,5 кг подобной продукции. Однако откуда берется такой объем – непонятно. Согласно информации в бюллетене, на одного человека приходится 20,1 литра сырого молока, 17,1 литра кефира, 4,8 кг сметаны, 4,3 кг творога. Еще 5 кг добавляют сыры, йогурт, сливки и концентрированное молоко. Что составляет остальные 202 кг – не сообщается. Но, чем бы это ни было, его казахстанцы любят и съедают в день более чем по полкило. Ответ точно знают одиноко живущие люди, так как они в среднем потребляют по 505 кг молока и молочных продуктов в год.

Среди регионов лидером является Акмолинская область – 314 кг на человека. А вот в Шымкенте с молоком как-то не очень: тут средний уровень потребления в 2019 году составил 192,8 кг.

Масла и жиры

В 2019 году резко сократилось потребление масел и жиров: если в 2018 году на одного человека приходилось в среднем по 19,2 кг, то год спустя – всего по 17,1 кг (-10,7%). Тут основу составляет растительное масло – за год его потребление составило чуть более 15,1 литра на человека. Еще примерно 1,3 кг пришлось на маргарин.

В разрезе регионов вновь отстает Шымкент – 12,9 кг на человека в год. Немногим выше потребление и в Нур-Султане (13,4 кг). Лидирует же с большим отрывом Карагандинская область – за год на каждого жителя региона пришлось по 22,3 кг масел и жиров. Шымкентцам этого хватило бы почти на 21 месяц.

Фрукты

Алматы – абсолютный лидер среди регионов по потреблению фруктов. В среднем жители южного мегаполиса съели в 2019 году по 98,1 кг – это почти на 40% больше, чем жители Костанайской области, на 27% больше среднереспубликанского показателя. В большинстве регионов средний уровень потребления лежит в пределах 70-80 кг, а среднереспубликанский показатель – 77,4 кг. Это максимум за как минимум пять лет. При этом по сравнению с 2016 годом потребление фруктов выросло на 16 килограммов.

Самые популярные у казахстанцев фрукты – это яблоки (19,1 кг на человека в год) и арбузы (12 кг). При этом практически во всех случаях потребление в городе выше, чем в сельской местности. Например, горожане в 2019 году съели минимум на 75% больше груш, ананасов, клубники, малины, смородины и крыжовника, чем сельчане. Крупное исключение только одно – это дыни: в городе среднее потребление составляет 2,6 кг, в селе – 4,2 кг.

Овощи

Потребление овощей, наоборот, сократилось до минимума с 2015 года – всего 86,6 кг против 94,1 кг годом ранее. В среднем на 1 кг потребленных фруктов приходится 1,1 кг овощей – еще в 2016 году разница составляла более 45%. Более того, в 2019 году в семи регионах республики жители съели больше фруктов, чем овощей.

В целом более 70% съеденных овощей – это:

  • Лук – 20,3 кг.
  • Капуста – 12,4 кг.
  • Морковь – 13,5 кг.
  • Огурцы – 7,4 кг.
  • Помидоры – 8,1 кг.

Что интересно: свекла (3,9 кг) и тыква (3,5 кг) совокупно употребляются в пищу так же часто, как огурцы. И каждый из них как минимум на 60% чаще, чем сладкий перец (2,2 кг). И еще: каждый казахстанец в год съедает более килограмма чеснока (больше, чем клубники и малины вместе) и менее 700 грамм редиски (примерно как говяжьей печени).

Картофель

Комитет по статистике не учитывает картофель в овощах, выводя его в отдельную категорию. Динамика последних лет показывает, что его потребление практически не меняется: за исключением провала 2017 года, объем съеденной за год картошки остается на уровне 48,5 кг. Больше всего ее любят в Карагандинской (60,4 кг) и Акмолинской (59 кг) областях. Реже всего ее можно встретить на столах на юге, особенно в Кызылординской области. Тут среднедушевое годовое потребление составляет 42,5 кг.

И тут стоит отметить интересный факт: за год среднестатистический казахстанец съедает на 30 кг мяса больше, чем картофеля. В республике нет ни одного региона, где бы потребление мясной продукции было бы меньше, чем самого востребованного вида овоща.

Сахар, шоколад, кондитерские изделия и т. д.

В 2018 году наблюдался всплеск потребления сладостей – среднее потребление на каждого жителя республики выросло на 5 кг в год, составив 46,3 кг. В 2019-м объемы практически вернулись на прежний уровень. По итогам года каждый житель республики в среднем съел 42,9 кг подобных продуктов. Большую часть из них составляет сахар-песок – более 18,4 кг. Достаточно популярны и конфеты, глазированные шоколадом (3,5 кг), и варенье (2,8 кг). А вот потребление шоколада оказалось на достаточно низком уровне – всего 767 грамм на человека в год.

Главные сладкоежки живут в Акмолинской (51 кг на человека в год) и Карагандинской (48 кг) областях. Тут едят сладкого почти на 40% больше, чем в Шымкенте и Нур-Султане (примерно по 36,6 кг). В целом жители большинства регионов обходятся 40 кг сахара, кондитерских изделий, меда и джема в год.

Яйца

Потребление яиц осталось на уровне 208 года – 194,3 штуки, но при этом оно гораздо выше, чем в 2015-2017 гг., когда в среднем за год съедалось на 30 яиц меньше, чем сейчас. Особенно популярны яйца в северо-восточной части Казахстана, а лидирует тут Карагандинская область – 247,3 съеденного яйца за 365 дней. Наименьший показатель – в Мангистауской области – 128,1 яйца, то есть практически вдвое меньше, чем в регионе-лидере.

Интересно, что, по данным официальной статистики, в домохозяйствах, где проживает один человек, годовое потребление составляет 419 яиц в год. Но если живут двое, то количество съеденных падает в полтора раза. В домохозяйствах из пяти и более человек среднедушевое потребление составляет 138,3 яйца в год – и это все равно больше, чем средний показатель в Мангистауской области.

Алексей Никоноров