/img/tv1.svg
RU KZ
Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Эксперты прокомментировали инициативу Нацбанка.

17:08 06 Август 2019 5306

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Автор:

Елена Тумашова

Национальный банк намерен ограничить время работы обменных пунктов (автоматизированных обменных пунктов) с 10:00 до 19:00. Режим работы в промежутке между этими часами будет определять юрлицо, имеющее право на осуществление обменных операций с наличной иностранной валютой.

Проект изменений и дополнений опубликован на сайте Нацбанка. Само же постановление «Об утверждении Правил организации обменных операций с наличной иностранной валютой», в названии которого, к слову, термин «организации» предлагается заменить на термин «осуществление», было принято 4 апреля этого года.

Inbusiness.kz направил в Нацбанк запрос для получения разъяснений, зачем предлагается ввести ограничение времени работы обменников.

Тем временем эксперты поделились своим видением, в чем смысл, каковы риски (все опрошенные говорят об уходе обмена в тень) и можно ли считать предлагаемую меру вариантом «борьбы» с кешем.

Андрей Чеботарев, аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане:

– С какой целью? Это философский вопрос. Или метафизический. Можно предположить, что Нацбанк хочет повысить девальвационные ожидания, создав ажиотаж на рынке наличной валюты, ведь именно он и будет. В понимании людей все просто: если обменник больше не работает круглые сутки, то надо бы заранее прикупить побольше долларов. Но это была бы странная причина. Возможно, регулятор хочет создать черный рынок валюты. Когда ты не можешь что-то сделать официально, начинаешь это делать в обход. Ограничат время работы законных обменных пунктов – появятся менялы и подпольные обменные пункты со своим курсом. Тоже странная причина для регулятора.

На самом деле таким методом регулятор, скорее всего, хочет ограничить спрос на валюту и вывод капитала из страны. Все делается именно для этого. Но в итоге приведет к тому, что все будет только на бумаге. Потому что, если нельзя будет поменять валюту в обменных пунктах официальных, будут менять в неофициальных, и это пройдет мимо учета и статистики.

Если капитал нельзя вывести из страны официально, будут находить лазейки для неофициального вывода. Таким образом, на бумаге регулятор затягивает пояс, а на самом деле выдавливает из рынка все соки, уводя его в тень и в «серую» зону.

Самый лучший способ борьбы с оттоком капитала – снять все ограничения, дать уйти всем, кто хочет уйти, и работать по привлечению и удержанию капитала с оставшимися.

Судя по проекту, ограничение коснется всех – и небанковские обменные пункты, и обменные пункты при банках.

Если говорить о рисках, то самый большой риск – уход рынка обмена наличной валюты в тень. За примером далеко ходить не надо, рядом с нами Узбекистан, где все это было данностью еще несколько лет назад. Были официальный курс с официальным рынком и базар, где всегда можно было поменять быстрее и без дополнительных вопросов о документах, источниках дохода и ограничений. Оно нам надо? Скорее нет, это не просто шаг, это два шага назад.

Можно ли ожидать, что Нацбанк расширит коридор маржи для обменных пунктов? Предпосылок к этому нет. Но у подпольных обменников и менял на базаре нет нужды придерживаться официальной маржи. Курс там будет устанавливаться исключительно желаниями менялы.

Согласен с тем, что предлагаемая мера – это борьба с кешем. Получится ли снизить обороты? Нет. Лишний «отжатый» регулятором кеш уйдет в тень, мы просто перестанем его видеть и считать.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management:

– Нацбанк всерьез взялся за ужесточение регулирования деятельности обменных пунктов. Ограничение работы в ночное время, по мнению регулятора, позволит сократить возможности для обмена валюты теневого происхождения, снизить девальвационные ожидания населения и общую нервозность при росте курсов иностранной валюты.

Судя по тексту постановления, мера рассчитана как раз на небанковские обменные пункты, так как обмен валюты в банках и так происходит только во время работы самих отделений банков. Как мне известно, у нас нет отделений банков, которые работали бы после 20:00.

Риски для экономики в целом невелики, так как расчеты везде происходят в тенге. Проблемы с платежами в вечернее и ночное время могут возникнуть только у иностранных туристов, имеющих на руках валюту.

Основной риск регулирование несет именно для самих обменных пунктов, у которых вырастут издержки на ведение бизнеса, и это либо отразится на снижении прибыли, либо обменные пункты будут вынуждены увеличить спред между ценой покупки валюты и ценой ее продажи.

Нацбанк может дать обменным пунктам полную свободу в формировании своей маржи, тогда обменники перенесут эти издержки на своих клиентов, в итоге бремя новой меры понесут на себе посетители обменных пунктов, которые будут покупать и продавать валюту по менее выгодному курсу.

Эту меру можно рассматривать как одну из мер борьбы с наличным оборотом денег, однако с наличностью нужно бороться такими мерами, чтобы безналичный оборот был выгоден, а не потому, что наличный оборот зарегулирован.

В ночное время банки не работают, и обменять валюту в безналичной форме тоже невозможно.

В целом я считаю, что подобные ограничительные меры лишь вредят бизнесу. Обменные пункты работают ночью потому, что есть спрос на валюту, который в случае неудовлетворения в обменных пунктах может быть удовлетворен на теневом рынке.

Такими мерами регулятор сам выталкивает обменные операции в теневую сферу, и мы будем двигаться в сторону стран, где есть официальный курс и есть курс обмена на черном рынке.

Если же это инструмент для борьбы с девальвационными ожиданиями и нагнетанием паники, то регулятору нужно бороться с коренными проблемами нестабильности курса.

Арман Бейсембаев, финансовый аналитик FXPrimus:

– Официально объявленная цель – это безопасность. Вопрос и в самом деле не праздный. В ночное время риск криминальных действий в отношении обменных пунктов действительно высок. А это уже может нанести ущерб не только местонахождению организации в случае вооруженного ограбления, но и сотрудников, работающих в ней в ночную смену, не говоря уже о том, что работа в ночную смену сама по себе стресс для организма.

Но это то, что, как говорится, лежит на поверхности.

Если посмотреть весь проект закона, то возникает глубинный аспект, который, надо полагать, лежит еще и в том, что был сделан очередной шаг в сторону ограничения обменных операций.

Занятая часть населения лишается некоторых возможностей по обмену имеющейся наличной валюты в любое удобное для него время. Все основные события, происходящие с валютой, как правило, случаются в будние дни, когда люди находятся на рабочих местах. И теперь после рабочего дня они не смогут обменять валюту, так как их график работы будет совпадать с графиком работы обменников.

С другой стороны, будет ограничена скорость реакции самих обменников, которые не смогут резко изменять курсы валют из-за событий, произошедших накануне вечером после закрытия, как, например, это случилось 19 марта после отставки Первого Президента.

В проекте закона нет отдельных указаний, поэтому, думаю, ограничение относится ко всем – как к банковским, так и к небанковским обменным пунктам.

Само по себе ограничение времени работы не несет кардинально больших рисков для экономики. Понятно, что закрытие обменников после 19 часов лишает их некоторой части клиентуры, которая по разным причинам обменивает валюту в вечерние и ночные часы. Этот объем не такой большой, но он все же есть.

Гораздо важнее другие пункты проекта закона, такие как повышение уставного капитала для обменников до 100 млн тенге и «деанонимизация» клиента через регистрацию сделки путем записи его полных данных и суммы обмена.

Самый большой риск в этом плане лежит в плоскости возрождения серого и черного рынков обмена валют. А они появятся, так как в нашем обществе не любят раскрывать свои данные государству, у которого могут возникнуть вполне конкретные претензии со стороны, например, налоговых органов.

Коридор маржи уже однажды был повышен – с трех до шести тенге в 2016 году. Если судить чисто по наблюдениям, далеко не каждый обменник готов расширять спред до разрешенных пределов: конкуренция за клиента между ними все равно «загоняет» эту разницу под три тенге и даже меньше.

Лишь на относительно короткое время в шоковых ситуациях и иногда на выходные, когда может возникнуть ажиотажный спрос на иностранную валюту, мы видим, как спред вплотную приближается к пяти-шести тенге.

То есть по факту эта норма работает весьма слабо, хотя и оставляет некоторую свободу действий обменникам.

Парадокс заключается в том, что в развитых странах по мере повышения объемов и активности спред обычно наоборот сужается, сейчас по многим валютным парам он достиг предельных значений, не превышающих одного пункта.

Поэтому дальнейшее повышение коридора маржи по факту не будет иметь эффекта. В самом проекте закона указаний на это тоже нет.

В целом предлагаемое ограничение можно рассматривать и как один из вариантов дедолларизации, и как борьбу с неучтенной наличностью, и как очередной шаг при подготовке к всеобщей декларации доходов. Собственно, один из моментов в проекте закона как раз предполагает раскрытие данных личности, обменивающей валюту, – это один из путей отслеживания кеша.

Елена Тумашова

Нацбанк отчитался о ситуации на финансовом рынке

Как изменились международные резервы, валютный и кредитный рынок в августе.

30 Сентябрь 2020 17:24 3836

Национальный банк представил отчет по финансовому рынку за август. Inbusiness.kz публикует выдержки из него.

Международные резервы

Валовые международные резервы Нацбанка за август 2020 года, по предварительным данным, незначительно увеличились на 0,1% - до 35,4 млрд долларов. Приток средств на валютные счета банков был в значительной степени нивелирован выплатой государственного долга.

Международные резервы страны в целом, включая активы Нацфонда в иностранной валюте (58,7 млрд долларов), по предварительным данным, на конец августа 2020 года составили 94,1 млрд долларов.

Денежные агрегаты

Денежная база в августе 2020 года расширилась на 0,5% (с начала года – на 32,6%) и составила 9 139,7 млрд тенге. Узкая денежная база (денежная база без учета срочных депозитов банков в Нацбанке) расширилась на 7,5% (с начала года сжатие на 3,7%) до 5 230,7 млрд тенге.

Денежная масса за август 2020 года незначительно увеличилась на 0,1% (с начала года – на 10,7%) и составила 23 603,8 млрд тенге, наличные деньги в обращении увеличились на 1,3% (с начала года – на 27%) до 2 922,6 млрд тенге.

Инструменты денежно-кредитной политики

На конец августа 2020 года отрицательное сальдо операций Национального банка (открытая позиция Национального банка) на денежном рынке составило 3,7 трлн тенге.

Объем открытой позиции НБ РК по операциям прямое репо составил 91 млрд тенге.

Объем банковских депозитов в Нацбанке составил 176,8 млрд тенге. Объем ликвидности, изымаемый посредством депозитных аукционов, составил 727 млрд тенге.

Объем краткосрочных нот в обращении на конец августа 2020 года составил 3 056,2 млрд тенге, увеличившись за месяц на 7,6%.

В августе 2020 года было проведено 7 аукционов на общую сумму 1 323,4 млрд тенге, в том числе 5 аукционов по размещению 1-месячных нот на сумму 983,8 млрд тенге (средневзвешенная доходность – 9,06%), 1 аукцион по 3-месячным нотам на сумму 182,4 млрд тенге (доходность – 9,53%), 1 аукцион по полугодовым нотам на сумму 157,2 млрд тенге (доходность – 9,9%).

Объем погашения краткосрочных нот Национального банка за август 2020 года составил 1,2 трлн тенге.

В августе 2020 года Министерство финансов РК осуществило размещение долгосрочных (МЕУКАМ) государственных ценных бумаг на сумму 155 млрд тенге. В целом было проведено 4 аукциона, на которых были размещены государственные ценные бумаги со сроками до погашения от 8 до 20 лет. Средневзвешенная доходность по ним составила от 10,45% до 10,56% годовых.

Объем ценных бумаг Министерства финансов Республики Казахстан в обращении в августе 2020 года увеличился на 1,4% и составил 9 987,6 млрд тенге.

Валютный рынок

Общий объем операций по валютной паре тенге-доллар за август составил 10,8 млрд долларов, в том числе объем биржевых торгов на Казахстанской фондовой бирже – 2,2 млрд долларов, объем операций на внебиржевом валютном рынке – 8,6 млрд долларов.

В общем объеме операций на внебиржевом рынке доля одного дочернего банка составила 78,6% или 6,7 млрд долларов (в июле 2020 года – 81,1% или 7,2 млрд долларов), что было связано с хеджированием им собственного капитала от валютных рисков. Данные операции проводятся внутри банковской группы и не влияют на соотношение спроса или предложения иностранной валюты на внутреннем валютном рынке.

Кредитный рынок по итогам августа 2020 года

Объем кредитования банками экономики на конец августа 2020 года составил 14 193 млрд тенге, увеличившись за месяц на 1,9%.

При этом объем кредитов юридическим лицам увеличился на 2,2% - до 7 288,5 млрд тенге, физическим лицам – на 1,5% до 6 904,5 млрд тенге.

Объем кредитов в национальной валюте за месяц вырос на 2,1% до 11 986,4 млрд тенге. В их структуре кредиты юридическим лицам увеличились на 2,8%, физическим лицам – на 1,6%.

Объем займов в иностранной валюте выросли на 0,6% до 2 206,6 млрд тенге. В их структуре кредиты юрлицам увеличились на 0,7%, населению уменьшились на 1,7%. Удельный вес кредитов в тенге на конец августа 2020 года составил 84,5% (в декабре 2019 года – 83,4%).

Объем долгосрочных кредитов за месяц увеличился на 2,3% до 12 195,8 млрд тенге, объем краткосрочных кредитов уменьшился на 0,6% до 1 997,3 млрд тенге.

Кредитование субъектов малого предпринимательства за август 2020 года увеличилось на 2,5% до 2 230,6 млрд тенге (15,7% от общего объема кредитов экономике).

В отраслевой разбивке наиболее значительная сумма кредитов банков экономике приходится на такие отрасли, как промышленность (доля в общем объеме – 14,0%), торговля (11,6%), строительство (4,9%) и транспорт (3,6%).

В августе 2020 года средневзвешенная ставка вознаграждения по кредитам, выданным в национальной валюте небанковским юридическим лицам, составила 11,9% (в августе 2019 года – 11,9%), физическим лицам – 17,1% (18,8%).

Платежные системы

На начало сентября 2020 года в Казахстане функционируют 17 платежных систем, в том числе платежные системы Нацбанка, системы денежных переводов, системы платежных карточек.

За август 2020 года через платежные системы Национального банка (Межбанковскую систему переводов денег и Систему межбанковского клиринга) было проведено 4,5 млн транзакций на сумму 47,2 трлн тенге (по сравнению с июлем 2020 года увеличение по количеству составило 9,5%, а сумма уменьшилась на 17,2%). В среднем за день через указанные платежные системы проводилось 226,8 тыс. транзакций на сумму 2,4 трлн тенге.

Переводы

В августе 2020 года общий объем отправленных через международные системы денежных переводов денег составил 0,3 млн переводов на сумму 82,3 млрд тенге. Рост объема переводов денег по сравнению с июлем 2020 года составил 17,2%. Из общего объема отправленных переводов за пределы Казахстана направлено 82,3% от общего количества (0,2 млн транзакций) и 95,1% от общей суммы (78,3 млрд тенге) транзакций. По Казахстану через системы денежных переводов проведено 17,7% от общего количества (0,05 млн транзакций) и 4,9% от общей суммы (4,0 млрд тенге). Из-за рубежа через международные системы денежных переводов было получено 0,1 млн транзакций на сумму 24,7 млрд тенге.

Антон Жданов

Подписывайтесь на телеграм-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Тенге способен сам постоять за себя

Эксперт объяснил, почему нацвалюта не всегда зависит от рубля.

30 Июль 2020 19:09 5352

Фото: Максим Морозов

«Казалось, что после марта (когда и тенге, и рубль сильно падали на фоне обвала рынка нефти и распространения коронавируса. – Ред.) все более или менее стабильно, но в последние недели российский рубль начал сильно сдавать свои позиции, ослабнув на 7,20%, с 68,23 до 73,17 рубля за доллар. Слабела российская валюта в первую очередь на фоне очередного снижения базовой ставки Центробанком РФ», – написал в своем телеграм-канале FINANCE.kz финансовый аналитик Андрей Чеботарев.

Отметим, что ключевую ставку Банк России снизил на 25 б.п., до 4,25% годовых. Решение принято 24 июля. Ранее, 19 июня, ключевую ставку снизили на 100 б.п., до 4,50% годовых.

Андрей Чеботарев указывает на то, что это сужает дифференциал ставок с валютами развитых стран и тем самым делает российскую валюту менее привлекательной для инвестиций.

Кроме этого, по его словам, на российскую валюту оказывают давление возобновившиеся активные разговоры о новых санкциях в отношении России, а «это никогда хорошо не влияет на валюту».

«Не все стабильно у нашего торгового партнера и с поставками газа и строительством газопровода в Европу. Кроме этого, в России только-только закончилась налоговая неделя и конвертации зарубежными инвесторами выплат дивидендов в рублях крупнейшими компаниями России. Транзакции на внушительную сумму в течение короткого периода времени способны негативно отразиться на динамике обменного курса», – перечисляет факторы влияния аналитик.

Он отмечает, что Россия – один из основных торговых партнеров Казахстана.

«Именно поэтому мы так пристально смотрим в ее сторону. Несмотря на весомые объемы взаимной торговли с Евросоюзом и Китаем, доля РФ в совокупном импорте Казахстана выросла до 42% от всего импорта в I квартале этого года», – пишет эксперт.

«Привязки по факту нет»

«За рублем слабеет и тенге. И это провоцирует обсуждение «привязки» нашей валюты к рублю. Однако привязка тенге к рублю означала бы постоянное значение тенге-рубль и подразумевала бы некий «паритет». Рубль не может не оказывать влияния на нашу валюту в силу высокой доли в торговле услугами и товарами. Но привязки по факту нет: можно заметить, что курс тенге к рублю варьировался от 5,22 до 6,19 тенге за рубль в течение календарного года», – отмечает Андрей Чеботарев.

Он поясняет, что значительный «разброс» паритета указывает на то, что даже при наличии экономической зависимости рубль не единственный превалирующий фактор курса тенге к доллару. «Важный, но не единственный», – подчеркивает аналитик.

«Все факторы, которые влияют на рубль, не влияют на тенге напрямую, а лишь опосредованно через курс рубля. Наш обменный курс формируется исходя как из внутренних, локальных, так и внешних факторов, включая движение цен на нефть и риск-аппетит глобальных инвесторов», – пишет эксперт.

По его мнению, Казахстан благодаря ставке в 9% выглядит достаточно аппетитно, особенно когда у инвесторов пройдет страх очередного обвала.

Напомним: решение о снижении базовой ставки с 9,5% до 9,0% с сужением процентного коридора с +/-2 п.п. до +/-1,5 п.п. принято 20 июля.

«Также не стоит забывать про расширяющийся дифференциал ставок между тенговыми и рублевыми финансовыми инструментами. Он должен оказать поддержку тенге, ведь разница между ставкой НБРК и ЦБР уже выросла до 5%», – отмечает аналитик.

«Таким образом, мы действительно зависим от рубля, но степень этой зависимости не абсолютная, и тенге достаточно свободная валюта, особенно в последние полгода, и способна постоять за себя сама. Этому могут поспособствовать государственные программы диверсификации экономики и дешевые кредиты для бизнеса», – резюмирует эксперт.

Подпишитесь на наш канал Telegram!