/img/tv1.svg
RU KZ
KASE 2 277,42 Hang Seng 27 949,64
РТС 1 599,82 FTSE 100 7 585,98
DOW J 28 995,50 Пшеница 571,60
Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Эксперты прокомментировали инициативу Нацбанка.

06 Август 2019 17:08 4242

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Новости

Вчера
22:35

Аресты в акиматах – кадровая зачистка? Как эпидемия коронавируса отразится на экономике РК?

Вчера
22:30

В Минэнерго подсчитали ущерб от повреждения магистрали «CNPC-АктобеМунайГаз»

Вчера
22:15

Ввезенные из ЕАЭС автомобили получат временную регистрацию до весны

Вчера
22:02

Антимонопольный комитет против сотовых операторов: тарифы на услуги связи незаконно завышены?

Вчера
20:02

Китайские власти распорядились остановить продажу туристических туров

Вчера
19:44

На самолетах Bek Air протекало масло с двигателей, для фиксации деталей использовался скотч

Вчера
19:28

ВОЗ рекомендует всем странам мира быть готовым принять меры по сдерживанию нового коронавируса

Вчера
19:12

Заседание Евразийского межправсовета состоится в Алматы

Вчера
18:56

Визит Помпео в Казахстан состоится 1-2 февраля

Вчера
18:26

Заместитель генерального секретаря ООН прилетит с визитом в Казахстан

Все новости

Национальный банк намерен ограничить время работы обменных пунктов (автоматизированных обменных пунктов) с 10:00 до 19:00. Режим работы в промежутке между этими часами будет определять юрлицо, имеющее право на осуществление обменных операций с наличной иностранной валютой.

Проект изменений и дополнений опубликован на сайте Нацбанка. Само же постановление «Об утверждении Правил организации обменных операций с наличной иностранной валютой», в названии которого, к слову, термин «организации» предлагается заменить на термин «осуществление», было принято 4 апреля этого года.

Inbusiness.kz направил в Нацбанк запрос для получения разъяснений, зачем предлагается ввести ограничение времени работы обменников.

Тем временем эксперты поделились своим видением, в чем смысл, каковы риски (все опрошенные говорят об уходе обмена в тень) и можно ли считать предлагаемую меру вариантом «борьбы» с кешем.

Андрей Чеботарев, аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане:

– С какой целью? Это философский вопрос. Или метафизический. Можно предположить, что Нацбанк хочет повысить девальвационные ожидания, создав ажиотаж на рынке наличной валюты, ведь именно он и будет. В понимании людей все просто: если обменник больше не работает круглые сутки, то надо бы заранее прикупить побольше долларов. Но это была бы странная причина. Возможно, регулятор хочет создать черный рынок валюты. Когда ты не можешь что-то сделать официально, начинаешь это делать в обход. Ограничат время работы законных обменных пунктов – появятся менялы и подпольные обменные пункты со своим курсом. Тоже странная причина для регулятора.

На самом деле таким методом регулятор, скорее всего, хочет ограничить спрос на валюту и вывод капитала из страны. Все делается именно для этого. Но в итоге приведет к тому, что все будет только на бумаге. Потому что, если нельзя будет поменять валюту в обменных пунктах официальных, будут менять в неофициальных, и это пройдет мимо учета и статистики.

Если капитал нельзя вывести из страны официально, будут находить лазейки для неофициального вывода. Таким образом, на бумаге регулятор затягивает пояс, а на самом деле выдавливает из рынка все соки, уводя его в тень и в «серую» зону.

Самый лучший способ борьбы с оттоком капитала – снять все ограничения, дать уйти всем, кто хочет уйти, и работать по привлечению и удержанию капитала с оставшимися.

Судя по проекту, ограничение коснется всех – и небанковские обменные пункты, и обменные пункты при банках.

Если говорить о рисках, то самый большой риск – уход рынка обмена наличной валюты в тень. За примером далеко ходить не надо, рядом с нами Узбекистан, где все это было данностью еще несколько лет назад. Были официальный курс с официальным рынком и базар, где всегда можно было поменять быстрее и без дополнительных вопросов о документах, источниках дохода и ограничений. Оно нам надо? Скорее нет, это не просто шаг, это два шага назад.

Можно ли ожидать, что Нацбанк расширит коридор маржи для обменных пунктов? Предпосылок к этому нет. Но у подпольных обменников и менял на базаре нет нужды придерживаться официальной маржи. Курс там будет устанавливаться исключительно желаниями менялы.

Согласен с тем, что предлагаемая мера – это борьба с кешем. Получится ли снизить обороты? Нет. Лишний «отжатый» регулятором кеш уйдет в тень, мы просто перестанем его видеть и считать.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management:

– Нацбанк всерьез взялся за ужесточение регулирования деятельности обменных пунктов. Ограничение работы в ночное время, по мнению регулятора, позволит сократить возможности для обмена валюты теневого происхождения, снизить девальвационные ожидания населения и общую нервозность при росте курсов иностранной валюты.

Судя по тексту постановления, мера рассчитана как раз на небанковские обменные пункты, так как обмен валюты в банках и так происходит только во время работы самих отделений банков. Как мне известно, у нас нет отделений банков, которые работали бы после 20:00.

Риски для экономики в целом невелики, так как расчеты везде происходят в тенге. Проблемы с платежами в вечернее и ночное время могут возникнуть только у иностранных туристов, имеющих на руках валюту.

Основной риск регулирование несет именно для самих обменных пунктов, у которых вырастут издержки на ведение бизнеса, и это либо отразится на снижении прибыли, либо обменные пункты будут вынуждены увеличить спред между ценой покупки валюты и ценой ее продажи.

Нацбанк может дать обменным пунктам полную свободу в формировании своей маржи, тогда обменники перенесут эти издержки на своих клиентов, в итоге бремя новой меры понесут на себе посетители обменных пунктов, которые будут покупать и продавать валюту по менее выгодному курсу.

Эту меру можно рассматривать как одну из мер борьбы с наличным оборотом денег, однако с наличностью нужно бороться такими мерами, чтобы безналичный оборот был выгоден, а не потому, что наличный оборот зарегулирован.

В ночное время банки не работают, и обменять валюту в безналичной форме тоже невозможно.

В целом я считаю, что подобные ограничительные меры лишь вредят бизнесу. Обменные пункты работают ночью потому, что есть спрос на валюту, который в случае неудовлетворения в обменных пунктах может быть удовлетворен на теневом рынке.

Такими мерами регулятор сам выталкивает обменные операции в теневую сферу, и мы будем двигаться в сторону стран, где есть официальный курс и есть курс обмена на черном рынке.

Если же это инструмент для борьбы с девальвационными ожиданиями и нагнетанием паники, то регулятору нужно бороться с коренными проблемами нестабильности курса.

Арман Бейсембаев, финансовый аналитик FXPrimus:

– Официально объявленная цель – это безопасность. Вопрос и в самом деле не праздный. В ночное время риск криминальных действий в отношении обменных пунктов действительно высок. А это уже может нанести ущерб не только местонахождению организации в случае вооруженного ограбления, но и сотрудников, работающих в ней в ночную смену, не говоря уже о том, что работа в ночную смену сама по себе стресс для организма.

Но это то, что, как говорится, лежит на поверхности.

Если посмотреть весь проект закона, то возникает глубинный аспект, который, надо полагать, лежит еще и в том, что был сделан очередной шаг в сторону ограничения обменных операций.

Занятая часть населения лишается некоторых возможностей по обмену имеющейся наличной валюты в любое удобное для него время. Все основные события, происходящие с валютой, как правило, случаются в будние дни, когда люди находятся на рабочих местах. И теперь после рабочего дня они не смогут обменять валюту, так как их график работы будет совпадать с графиком работы обменников.

С другой стороны, будет ограничена скорость реакции самих обменников, которые не смогут резко изменять курсы валют из-за событий, произошедших накануне вечером после закрытия, как, например, это случилось 19 марта после отставки Первого Президента.

В проекте закона нет отдельных указаний, поэтому, думаю, ограничение относится ко всем – как к банковским, так и к небанковским обменным пунктам.

Само по себе ограничение времени работы не несет кардинально больших рисков для экономики. Понятно, что закрытие обменников после 19 часов лишает их некоторой части клиентуры, которая по разным причинам обменивает валюту в вечерние и ночные часы. Этот объем не такой большой, но он все же есть.

Гораздо важнее другие пункты проекта закона, такие как повышение уставного капитала для обменников до 100 млн тенге и «деанонимизация» клиента через регистрацию сделки путем записи его полных данных и суммы обмена.

Самый большой риск в этом плане лежит в плоскости возрождения серого и черного рынков обмена валют. А они появятся, так как в нашем обществе не любят раскрывать свои данные государству, у которого могут возникнуть вполне конкретные претензии со стороны, например, налоговых органов.

Коридор маржи уже однажды был повышен – с трех до шести тенге в 2016 году. Если судить чисто по наблюдениям, далеко не каждый обменник готов расширять спред до разрешенных пределов: конкуренция за клиента между ними все равно «загоняет» эту разницу под три тенге и даже меньше.

Лишь на относительно короткое время в шоковых ситуациях и иногда на выходные, когда может возникнуть ажиотажный спрос на иностранную валюту, мы видим, как спред вплотную приближается к пяти-шести тенге.

То есть по факту эта норма работает весьма слабо, хотя и оставляет некоторую свободу действий обменникам.

Парадокс заключается в том, что в развитых странах по мере повышения объемов и активности спред обычно наоборот сужается, сейчас по многим валютным парам он достиг предельных значений, не превышающих одного пункта.

Поэтому дальнейшее повышение коридора маржи по факту не будет иметь эффекта. В самом проекте закона указаний на это тоже нет.

В целом предлагаемое ограничение можно рассматривать и как один из вариантов дедолларизации, и как борьбу с неучтенной наличностью, и как очередной шаг при подготовке к всеобщей декларации доходов. Собственно, один из моментов в проекте закона как раз предполагает раскрытие данных личности, обменивающей валюту, – это один из путей отслеживания кеша.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Национальный банк РК закупит более 26 тонн золота в 2020 году

Как купить золото в обменных пунктах страны и каков спрос у населения?  

10 Январь 2020 15:20 1489

Национальный банк РК закупит более 26 тонн золота в 2020 году

Более 26 тонн золота закупит Национальный банк Казахстана в текущем году, сообщает телеканал ATAMEKEN BUSINESS на  аффинажном заводе «Тау-Кен Алтын». Как раскупают золото в обменниках, рассказала Айгуль Серикова, кассир-операционист: 
«Слитки у нас есть в 50, 20, 10 и 5 грамм. В данный момент мы покупаем по 18 500 тенге, а продаем по 20 500 тенге. Это за один грамм. Цена на золото каждый день меняется. Мы смотрим по торгам. В зависимости от этого тоже меняем курсы». 

Интересно, что разница между покупкой и продажей желтого металла может доходить до 2000 тенге. Если вы хотите купить золото на более чем 500 000 тенге, то при себе необходимо иметь удостоверение личности. Продавцы рассказали, что бОльшей популярностью пользуются слитки в 50 и 100 граммов. Хотя программа по продаже золота была запущена Нацбанком еще в 2017-м, как выяснилось, о ней мало кто знает. 

С момента запуска программы продано более 500 килограммов казахстанского золота, ответили на наш запрос в главном банке страны. При этом в пресс-службе финрегулятора уточнили, что 4 тыс. золотых слитков реализовано именно через обменные пункты. А в целом с 2017-го по ноябрь прошлого года продали более 13 тысяч золотых слитков. 

За последние три дня унция aurum сделала ценовой скачок. Так рынки отреагировали на обострение американо-иранского конфликта. На сегодняшний день за тройскую унцию по итогам вечернего межбанковского фиксинга в Лондоне уже дают 1550 долларов 75 центов. И все больше стран вкладывают деньги именно в золото. В этом же ключе действует и Нацбанк Казахстана. Так, в этом году финрегулятор намерен закупить более 26 тонн золота, уточнили нам на аффинажном заводе «Тау-Кен Алтын». И этот показатель выше прошлогоднего. Согласно же данным Всемирного золотого совета, 76% центробанков рассматривают золото в качестве актива-убежища. Поэтому и казахстанцы, имеющие лишние средства, стараются купить этот металл.

Сколько платят по кредитам и какого повышения цен ждут казахстанцы

Нацбанк опубликовал данные опроса.  

06 Январь 2020 16:40 4547

Сколько платят по кредитам и какого повышения цен ждут казахстанцы

Результаты опроса населения по инфляционным ожиданиям за ноябрь 2019 года Национальный банк РК опубликовал в понедельник, 6 января.

Анкета состоит из 26 основных вопросов и одного дополнительного. В первую очередь участников спросили, как за прошедший месяц, на их взгляд, изменились цены на продукты питания, непродовольственные товары и услуги. «Выросли умеренно», – так ответили 42% (в ноябре 2018 года такой ответ дали 45%), «выросли очень сильно» – 39% (и 28%), «не изменились» – 6% (и 13%), затруднились ответить 12% (и 15% соответственно).

Быстрее всего, по ощущениям опрошенных, росли цены на продукты питания – 84% ответили именно так (в ноябре 2018 года этот пункт также вырвался в безусловные лидеры – 80% опрошенных тогда отметили заметное удорожание).

При этом 37% респондентов ожидают, что в следующем месяце стоимость продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг вырастет умеренно (в ноябре 2018-го такие ожидания были у 43%). Немного меньше, но по факту треть опрошенных – 31% – считают, что цены вырастут очень сильно (30% придерживались этого мнения в ноябре 2018 года). Лишь 8 и 9% соответственно считают, что цены не изменятся, и 2% в ноябре 2019-го и ноябре 2018-го были уверены в снижении цен.

47% участников опроса ощутили, что цены растут быстрее, чем раньше (42% – в ноябре 2018-го), 24% ощущают скоростной режим инфляции на прежнем уровне (27% в ноябре 2018-го), 15 и 18% соответственно считают, что цены растут медленнее, чем до этого.

Интересное распределение ответов получилось на вопрос, на сколько, по мнению респондентов, выросли цены на продукты питания, непродовольственные товары и услуги за прошедшие 12 месяцев. Варианты «6-10%», «11-15%» и «больше, чем на 20%» набрали примерно одинаковое количество голосов (на каждый – 20-22%), вариант «16-20%» близок к этому значению – 17%. В ноябре предыдущего года с небольшим отрывом ушел вперед вариант «6-10%» – 26% участников посчитали его наиболее реальным; 20% респондентов ощутили рост более чем на 20%, 18% респондентов ответили «11-15%», 16% – «16-20%».

Ожидания на ближайшие 12 месяцев таковы: 34% считают, что цены будут расти так же, как и сейчас (в ноябре 2018-го такое мнение разделяли 38% респондентов), 25% опрошенных ждут более быстрого роста (23% в ноябре прошлого года), 20 и 7% соответственно затруднились ответить, 13 и 16% надеются на более медленный рост. Совсем небольшая доля опрошенных верит в то, что цены останутся неизменными (5 и 4% соответственно) и будут снижаться (3 и 2% соответственно в ноябре 2019-го и ноябре 2018-го).

Участников спросили, считают ли они нынешнее время в целом хорошим или плохим для купных покупок для дома. Треть – 33% – посчитали время хорошим (30% придерживались этого мнения в ноябре 2018-го), плохим оно показалось для 18 и 20% респондентов, не хорошим и не плохим – для 34 и 40% в ноябре 2019-го и ноябре 2018-го.

Ранее inbusiness.kz писал о том, на какие покупки хватает средств и вообще на что тратят казахстанцы, могут ли делать накопления и каковы основные источники дохода. Исследование провел Институт мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК.

Вот цитата: «В развитых странах на продукты обычно тратят не более 15-20% от дохода, в Казахстане оказалось, лишь 11,3% тратят на еду до 25% доходов. От 25 до 50% тратят 45,2% опрошенных, от 50 до 75% доходов на еду тратят 27,2% человек, более 75% отдают на питание 16,3% участников опроса. То есть потребление очень сильно сужено, у людей не хватает на аренду, одежду, накопления, праздники». Подробнее здесь

Накопления и кредиты

Большой блок вопросов в анкете посвящен источникам денежных доходов. Так, для 77% участников опроса главным источником является заработная плата, для 31% – государственные пособия, включая пенсии и стипендии. В ноябре прошлого года эти варианты ответов выбирали 79 и 31% соответственно.

Свой среднемесячный доход казахстанцы оценивают так: до 40 000 тенге – 6% (5% в ноябре 2018 года), 40 001-70 000 тенге – 19% (17%), 100 001 – 150 000 тенге – 21% (22%), 150 001-300 000 – 17% (19%), затруднились ответить 9% (5%).

При этом не изменившимся за предыдущие 12 месяцев свое материальное положение считают 57% опрошенных (58% в ноябре 2018-го), ухудшение отметили 25% (и прошлом, и в позапрошлом годах), улучшение произошло у 16 и 15% соответственно.

Немногим больше трети опрошенных – 38% – ожидают, что в ближайший год их материальное положение улучшится (40% были уверены в этом в предыдущем году); 31% изменений не ждут (33% в ноябре 2018 года), ухудшение прогнозируют 12% (как и в ноябре 2018-го). Интересно, что довольно большой процент опрошенных затруднились дать ответ на этот вопрос: 19 и 16% соответственно.

Также опрос показал, что у 83% населения нет сбережений (в ноябре 2018-го – у 78%). Те, у кого запасы есть, хранят их на депозитах в банке (63%, причем годом ранее этот вариант выбрал 71% участников), четверть опрошенных предпочитают наличность, и с прошлого года это не изменилось.

Предпочтение по валютам: 74% респондентов держат cash в тенге (в позапрошлом году так же), 21% покупают доллары (29% – в ноябре 2018-го), рубли выбрали 10 и 7%, евро – 8 и 9% соответственно.

Помимо традиционных способов сбережения, население совсем немного использует «инвестиционные варианты». Так, 7% вложили в недвижимость (9% в ноябре 2018-го), 3% – в ценные бумаги (2% соответственно), 2% вложили в дело/хозяйство/производство (1% – в прошлом году). «Золото» и «товар, который не портится» в прошлом году указали 1% опрошенных, в этом году – никто.

Мечты и реальность

По некоторым вопросам данные приводятся за октябрь 2019-го, также для сравнения приведем данные за октябрь 2018-го.

«Как вы думаете, какую сумму денег сегодня можно считать сбережениями?» – так звучит один из этих вопросов. В октябре 2019-го вариант «до 100 000 тенге» выбрали 19% респондентов, в октябре 2018-го – 21%. Для 8 и 11% такой суммой является 100 001-300 000 тенге, для 13% и 11% – 300 001-500 000 тенге, для 16% и в октябре 2019-го и в октябре 2018-го – 500 001-1 000 000 тенге. Несколькими процентами в каждый отчетный период представлены варианты «до 2 млн тенге», «до 5 млн тенге», до «10 млн тенге». По 1% опрошенных пришлось на варианты «от 10 млн до 20 млн тенге» и «от 20 млн до 50 млн тенге» в октябре 2019 года, по 1% опрошенных выбрали варианты «от 20 млн до 50 млн», «от «50 млн до 100 млн», «от 100 млн до 500 млн», все в тенге. От «500 млн до 1 млрд» и «больше 1 млрд» не выбрал никто ни в прошлом, ни в позапрошлом году.

Также по некоторым вопросам о кредитах данные приведены за октябрь. Покупать в кредит или брать кредит в банке в течение ближайших 12 месяцев планировали в октябре прошлого года 20% казахстанцев, 16% – в октябре 2018-го, не планировали – 76 и 81% соответственно.

Потребительский кредит, как оказалось, есть у 30% участников опроса (и в прошлом, и в позапрошлом году), 6% за оба указанных периода имеют ипотеку, 3% – автокредит. У 47% опрошенных в октябре 2019-го кредита не оказалось, в октябре 2018 года так ответило 54% участников анкетирования.

Также участникам предлагалось указать, какую сумму ежемесячно они платят по своим займам. В октябре 2019 года от 10 до 20 тыс. тенге выплачивали 17% опрошенных (в октябре 2018-го – также 17%), от 20 до 30 тыс. платили 14% имеющих кредит, 12% отдавали сумму от 30 до 40 тыс. тенге (9% в октябре 2018-го), 11 и 10% соответственно – от 40 до 50 тыс. тенге. Более 100 тыс. тенге выплачивают 9 и 11% (эта сумма предложена в анкете в качестве самой большой), минимальный платеж – до 5 тыс. тенге – выплачивали в октябре 2019-го и 2018-го одинаково 2% заемщиков.

Примечание. В материалах к опросу указывается, что опрос проводился среди взрослого населения (от 18 лет) по репрезентативной выборке на республиканском и областном уровнях, включая все областные центры, а также в городах Нур-Султан и Алматы, Семей (с населением более 250 тыс. человек). В каждом опросе участвуют 1500 респондентов.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: