/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 23 139,49 KASE 2 175,54
DOW J 22 332,03 FTSE 100 5 563,74
РТС 958,54 Brent 26,45
Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Эксперты прокомментировали инициативу Нацбанка.

06 Август 2019 17:08 4306

Время работы обменников могут ограничить. К чему это приведет?

Автор:

Елена Тумашова

Национальный банк намерен ограничить время работы обменных пунктов (автоматизированных обменных пунктов) с 10:00 до 19:00. Режим работы в промежутке между этими часами будет определять юрлицо, имеющее право на осуществление обменных операций с наличной иностранной валютой.

Проект изменений и дополнений опубликован на сайте Нацбанка. Само же постановление «Об утверждении Правил организации обменных операций с наличной иностранной валютой», в названии которого, к слову, термин «организации» предлагается заменить на термин «осуществление», было принято 4 апреля этого года.

Inbusiness.kz направил в Нацбанк запрос для получения разъяснений, зачем предлагается ввести ограничение времени работы обменников.

Тем временем эксперты поделились своим видением, в чем смысл, каковы риски (все опрошенные говорят об уходе обмена в тень) и можно ли считать предлагаемую меру вариантом «борьбы» с кешем.

Андрей Чеботарев, аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане:

– С какой целью? Это философский вопрос. Или метафизический. Можно предположить, что Нацбанк хочет повысить девальвационные ожидания, создав ажиотаж на рынке наличной валюты, ведь именно он и будет. В понимании людей все просто: если обменник больше не работает круглые сутки, то надо бы заранее прикупить побольше долларов. Но это была бы странная причина. Возможно, регулятор хочет создать черный рынок валюты. Когда ты не можешь что-то сделать официально, начинаешь это делать в обход. Ограничат время работы законных обменных пунктов – появятся менялы и подпольные обменные пункты со своим курсом. Тоже странная причина для регулятора.

На самом деле таким методом регулятор, скорее всего, хочет ограничить спрос на валюту и вывод капитала из страны. Все делается именно для этого. Но в итоге приведет к тому, что все будет только на бумаге. Потому что, если нельзя будет поменять валюту в обменных пунктах официальных, будут менять в неофициальных, и это пройдет мимо учета и статистики.

Если капитал нельзя вывести из страны официально, будут находить лазейки для неофициального вывода. Таким образом, на бумаге регулятор затягивает пояс, а на самом деле выдавливает из рынка все соки, уводя его в тень и в «серую» зону.

Самый лучший способ борьбы с оттоком капитала – снять все ограничения, дать уйти всем, кто хочет уйти, и работать по привлечению и удержанию капитала с оставшимися.

Судя по проекту, ограничение коснется всех – и небанковские обменные пункты, и обменные пункты при банках.

Если говорить о рисках, то самый большой риск – уход рынка обмена наличной валюты в тень. За примером далеко ходить не надо, рядом с нами Узбекистан, где все это было данностью еще несколько лет назад. Были официальный курс с официальным рынком и базар, где всегда можно было поменять быстрее и без дополнительных вопросов о документах, источниках дохода и ограничений. Оно нам надо? Скорее нет, это не просто шаг, это два шага назад.

Можно ли ожидать, что Нацбанк расширит коридор маржи для обменных пунктов? Предпосылок к этому нет. Но у подпольных обменников и менял на базаре нет нужды придерживаться официальной маржи. Курс там будет устанавливаться исключительно желаниями менялы.

Согласен с тем, что предлагаемая мера – это борьба с кешем. Получится ли снизить обороты? Нет. Лишний «отжатый» регулятором кеш уйдет в тень, мы просто перестанем его видеть и считать.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management:

– Нацбанк всерьез взялся за ужесточение регулирования деятельности обменных пунктов. Ограничение работы в ночное время, по мнению регулятора, позволит сократить возможности для обмена валюты теневого происхождения, снизить девальвационные ожидания населения и общую нервозность при росте курсов иностранной валюты.

Судя по тексту постановления, мера рассчитана как раз на небанковские обменные пункты, так как обмен валюты в банках и так происходит только во время работы самих отделений банков. Как мне известно, у нас нет отделений банков, которые работали бы после 20:00.

Риски для экономики в целом невелики, так как расчеты везде происходят в тенге. Проблемы с платежами в вечернее и ночное время могут возникнуть только у иностранных туристов, имеющих на руках валюту.

Основной риск регулирование несет именно для самих обменных пунктов, у которых вырастут издержки на ведение бизнеса, и это либо отразится на снижении прибыли, либо обменные пункты будут вынуждены увеличить спред между ценой покупки валюты и ценой ее продажи.

Нацбанк может дать обменным пунктам полную свободу в формировании своей маржи, тогда обменники перенесут эти издержки на своих клиентов, в итоге бремя новой меры понесут на себе посетители обменных пунктов, которые будут покупать и продавать валюту по менее выгодному курсу.

Эту меру можно рассматривать как одну из мер борьбы с наличным оборотом денег, однако с наличностью нужно бороться такими мерами, чтобы безналичный оборот был выгоден, а не потому, что наличный оборот зарегулирован.

В ночное время банки не работают, и обменять валюту в безналичной форме тоже невозможно.

В целом я считаю, что подобные ограничительные меры лишь вредят бизнесу. Обменные пункты работают ночью потому, что есть спрос на валюту, который в случае неудовлетворения в обменных пунктах может быть удовлетворен на теневом рынке.

Такими мерами регулятор сам выталкивает обменные операции в теневую сферу, и мы будем двигаться в сторону стран, где есть официальный курс и есть курс обмена на черном рынке.

Если же это инструмент для борьбы с девальвационными ожиданиями и нагнетанием паники, то регулятору нужно бороться с коренными проблемами нестабильности курса.

Арман Бейсембаев, финансовый аналитик FXPrimus:

– Официально объявленная цель – это безопасность. Вопрос и в самом деле не праздный. В ночное время риск криминальных действий в отношении обменных пунктов действительно высок. А это уже может нанести ущерб не только местонахождению организации в случае вооруженного ограбления, но и сотрудников, работающих в ней в ночную смену, не говоря уже о том, что работа в ночную смену сама по себе стресс для организма.

Но это то, что, как говорится, лежит на поверхности.

Если посмотреть весь проект закона, то возникает глубинный аспект, который, надо полагать, лежит еще и в том, что был сделан очередной шаг в сторону ограничения обменных операций.

Занятая часть населения лишается некоторых возможностей по обмену имеющейся наличной валюты в любое удобное для него время. Все основные события, происходящие с валютой, как правило, случаются в будние дни, когда люди находятся на рабочих местах. И теперь после рабочего дня они не смогут обменять валюту, так как их график работы будет совпадать с графиком работы обменников.

С другой стороны, будет ограничена скорость реакции самих обменников, которые не смогут резко изменять курсы валют из-за событий, произошедших накануне вечером после закрытия, как, например, это случилось 19 марта после отставки Первого Президента.

В проекте закона нет отдельных указаний, поэтому, думаю, ограничение относится ко всем – как к банковским, так и к небанковским обменным пунктам.

Само по себе ограничение времени работы не несет кардинально больших рисков для экономики. Понятно, что закрытие обменников после 19 часов лишает их некоторой части клиентуры, которая по разным причинам обменивает валюту в вечерние и ночные часы. Этот объем не такой большой, но он все же есть.

Гораздо важнее другие пункты проекта закона, такие как повышение уставного капитала для обменников до 100 млн тенге и «деанонимизация» клиента через регистрацию сделки путем записи его полных данных и суммы обмена.

Самый большой риск в этом плане лежит в плоскости возрождения серого и черного рынков обмена валют. А они появятся, так как в нашем обществе не любят раскрывать свои данные государству, у которого могут возникнуть вполне конкретные претензии со стороны, например, налоговых органов.

Коридор маржи уже однажды был повышен – с трех до шести тенге в 2016 году. Если судить чисто по наблюдениям, далеко не каждый обменник готов расширять спред до разрешенных пределов: конкуренция за клиента между ними все равно «загоняет» эту разницу под три тенге и даже меньше.

Лишь на относительно короткое время в шоковых ситуациях и иногда на выходные, когда может возникнуть ажиотажный спрос на иностранную валюту, мы видим, как спред вплотную приближается к пяти-шести тенге.

То есть по факту эта норма работает весьма слабо, хотя и оставляет некоторую свободу действий обменникам.

Парадокс заключается в том, что в развитых странах по мере повышения объемов и активности спред обычно наоборот сужается, сейчас по многим валютным парам он достиг предельных значений, не превышающих одного пункта.

Поэтому дальнейшее повышение коридора маржи по факту не будет иметь эффекта. В самом проекте закона указаний на это тоже нет.

В целом предлагаемое ограничение можно рассматривать и как один из вариантов дедолларизации, и как борьбу с неучтенной наличностью, и как очередной шаг при подготовке к всеобщей декларации доходов. Собственно, один из моментов в проекте закона как раз предполагает раскрытие данных личности, обменивающей валюту, – это один из путей отслеживания кеша.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Что происходило в обменных пунктах?

Обменники ставят курс покупки и курс продажи исходя из собственных ощущений и потребностей.

16 Март 2020 19:28 2125

Что происходило в обменных пунктах?

Президент Ассоциации обменных пунктов Арчин Галимбаев пояснил на пресс-конференции в Алматы, что происходило в обменных пунктах в понедельник, 16 марта.

Напомним, курс продажи американской валюты вырастал до 440 тенге (доллары продавались по завышенному обменному курсу, как сказал глава ассоциации), в какой-то период продажа валюты прекратилась.

«Казахстанская фондовая биржа начинает работу в 10 часов 15 минут, в это время продавца на KASE не было. Первые сделки появились ближе к 12 часам. То есть с 10.15 практически до 12 часов в обменных пунктах Казахстана не было понимания, куда двинется курс, на какой отметке остановится. Поэтому с табло исчез курс продажи, где-то валюты не было, и курс был завышен», – пояснил Арчин Галимбаев.

По его словам, первые сделки на бирже прошли на отметке, близкой к 435, от этой цифры обменники и стали отталкиваться.

«Ближе к 12 часам курс устаканился, и с этого момента отказа клиентам не было. Если где-то, в единичных случаях, валюты не было и клиентам отказывали, то только потому, что кассу вовремя не пополнили и поэтому валюты не оказалось. Либо это были маленькие обменные пункты, где физически нет большого объема валюты. На данный момент ситуация стабилизировалась, валюта есть, банки обменным пунктам валюту котируют. Никакого ажиотажа или паники на валютном рынке нет», – отметил спикер.

Как представитель профильной ассоциации, он заявил, что валюта в требуемом объеме есть. «Если мы не говорим о небольших обменных пунктах, расположенных в пригороде, в небольших поселках. Там действительно могут быть перебои. В крупных обменных пунктах в крупных городах, таких, как Нур-Султан, Алматы, Караганда и т.д., валюта есть», – сказал он. Позже в своей речи он добавил: «Мы готовы обеспечить всех участников рынка либо иностранной валютой, либо тенговой ликвидностью».

Арчин Галимбаев пояснил: обменные пункты напрямую в валютных торгах на бирже не участвуют. Они заключают договора с БВУ по желанию самих руководителей обменных пунктов и покупают валюту в банках, банки предоставляют им валюту по заказу, но не по предварительному, а практически в режиме онлайн с учетом операционного времени банка (до 17-18.00 обменный пункт должен успеть купить или продать валюту банку).

Спикер также ответил на вопрос о том, эффективен ли франкфуртский аукцион. Напомним, этот метод применяется KASE впервые на торгах долларом. «Первый аукцион прошел 10 марта. Для нас было немного неожиданно и удивительно увидеть те цифры, которые мы увидели. Метод работает, проблем с этим нет», – прокомментировал спикер.

Напомним: 9 марта курс продажи доллара в обменниках остановился  в среднем на 394,5 тенге, последний перед праздником торговый день, 6 марта, завершился на отметке 382,22. Поэтому 10 марта применили  франкфуртский аукцион, который позволяет сдержать необоснованную волатильность курса. В итоге на 11.00 10 марта цена была определена на уровне 393,5 тенге за доллар.

Обменники делают запас по марже

Отвечая на вопрос, как изменился объем продажи-покупки в эти дни, Арчин Галимбаев отметил, что объемы были немного выше средних – порядка 300-400 тыс. долларов ежедневно. «Но сегодня (в понедельник, 16 марта. – Ред.), как мы видим, Нацбанк не стал вмешиваться  в ход торгов. Косвенно можно судить о том, что курс, который сейчас зафиксировался (на уровне 435. – Ред.), более или менее равновесный. Явной поддержки Нацбанком курса, сдерживания роста курса доллара нет», – считает спикер.

Спросили его и о большой разнице между курсом покупки и курсом продажи, которую можно сейчас наблюдать на табло. «В данный момент маржа между покупкой и продажей в обменных пунктах никак не регламентируется. То есть теоретически обменники могут поставить разницу в 20-30-50 тенге. Никакого законодательного ограничения – не ставьте такой курс или такой, от биржи, от курса Нацбанка, от курса банков – сейчас нет. Все обменные пункты ставят курс покупки и курс продажи исходя из собственных ощущений и потребностей», – рассказал собеседник.

Он пояснил, что если в каком-то обменном пункте заканчивается иностранная валюта, то он покупает ее у населения выше, чем конкуренты. И наоборот, если валюты в избытке, то обменник ставит курс продажи ниже и пытается имеющуюся у него валюту продать.

«Но есть обменные пункты, которые, пользуясь ситуацией, завышают курс. Просто не осуществляйте там сделки. Выбор большой, конкурентов много, они готовы предоставить валюту по адекватному курсу. Не нужно сломя голову бежать в первый попавшийся обменник и поддерживать тех людей, которые пытаются заработать на ажиотаже», – поделился мнением спикер.

Он также рассказал, что в период спокойствия, когда нет высокой волатильности, курс продажи в одном обменном пункте может быть равен курсу покупки в другом.

«Сейчас ситуация немного другая. Из-за волатильности обменники увеличили маржу, так как у них нет четкого понимания, что будет с курсом дальше. То есть с небольшим запасом в цене обменные пункты валюту продают и с небольшим запасом в цене покупают. Потому что есть вероятность, что сегодня валюту нужно покупать по 440, а завтра по 430, 420 продавать. Из-за этого возникла такая ситуация, когда маржа между покупкой и продажей немного выше, чем в обычные дни», – пояснил глава ассоциации.

Люди хотят «отбить» курсовые потери на депозитах

Спикер пояснил, что законодательные требования, согласно которым обменные пункты, расположенные в Нур-Султане, в адмцентрах областей, городах республиканского и областного значения, должны иметь уставный капитал не менее 100 млн тенге, а с иным местом расположения – не менее 50 млн тенге, и при этом обеспечить наличие этой суммы в кассе или на своем банковском счете, вступят в силу 1 апреля этого года. Пока же действуют прежние требования. «По Алматы сейчас это 30 млн тенге, в остальных местах – 10 млн тенге. Давайте посчитаем, 10 млн тенге это примерно 20-25 тыс. долларов. А 5 млн тенге в таких городах, как Капшагай, например, – это 12-13 тыс. долларов. Это не такая большая сумма, которая говорит, что люди в панике смели все доллары.

Спикер отметил, что сейчас нет такого ажиотажа, какой был в 2015 году. «Тогда люди зачастую не понимали, что будет дальше, сейчас стали умнее и пережидают этот момент. А некоторые даже не покупают доллары, а, наоборот, сдают, потому что рассчитывают отбить потери на курсе на депозитах. Сейчас вроде и курс хороший, и маржа большая, а клиентов у обменников стало меньше», – поделился собеседник.

Арчин Галимбаев призвал не создавать «в такие моменты» ажиотаж, не идти на поводу распространителей фейков и не обвинять обменники в необоснованном ажиотажном росте курса. Все данные, на которые обменные пункты ориентируются, – из официальных источников, из данных Казахстанской фондовой биржи.

По Казахстану в настоящее время, по данным Арчина Галимбаева, работает около 800 обменных пунктов.

По итогам торгов на KASE на 17.00 средневзвешенный курс доллара сложился на уровне 434,68 (+29,06), официальный курс, установленный Нацбанком на вторник, 17 марта, – 434,59 тенге за доллар.

Елена Тумашова

Нацбанк перестал бороться с рынком?

Регулятор не участвовал в торгах, рынок «увидел» равновесный курс.  

16 Март 2020 16:27 2332

Нацбанк перестал бороться с рынком?

В понедельник, 16 марта, курс продажи доллара в обменных пунктах Алматы и Нур-Султана достиг 440 тенге за доллар. С утра цена стала меняться очень быстро, на табло стали появляться значения «418», «420», «425», ко времени 11:30 появилось значение «440». Позже многие обменники приостановили продажу американской валюты. К 15:00 в Алматы можно было купить доллары по максимальной к этому моменту стоимости – 438, в Нур-Султане – 437,5 тенге за доллар. На 16 марта действует официальный (рыночный) курс 405,46 тенге за доллар.

Между тем на бирже не была обновлена информация о средневзвешенном курсе по состоянию на 11:00. Это время, когда на бирже делают первый «срез» торгов по паре «тенге-доллар», далее средневзвешенный курс указывается на 15:30, и по этому времени устанавливается официальный курс на следующий день.

В 11:15 KASE разместила на своем сайте сообщение о том, что на 11:00 сделок по инструменту USDKZT_TOM совершено не было. При этом торги открылись в штатном режиме – в 10:15.

«Сложилась ситуация, когда никто доллары продавать не хотел, а желающих покупать американскую валюту было очень много. В таких случаях обычно валюта «пролетает» дальше, до уровня, где теоретически могут начаться продажи. Такую картину мы и увидели с курсом», – прокомментировал для inbusiness.kz эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев.

Сделки начались на уровне 435

В 13:30 биржа выпустила сообщение о том, что по состоянию на 13:20 средневзвешенный курс USDKZT_TOM составил 434,38 тенге (+28,76) при объеме 74,9 млн долларов США. Также было сообщено, что в связи с отклонением цены от цены последней сделки предыдущего торгового дня на 1,5 % был применен франкфуртский аукцион. Отметим, этот метод применили на KASE впервые на торгах долларом 9 марта.

«Скорее всего, именно на этих «высотах» и появились какие-то сделки, – говорит Арман Бейсембаев о сложившемся на уровне 435 курсе. – А паника появилась, скорее всего, из-за режима ЧП».

О введении чрезвычайного положения с 08 часов 00 минут 16 марта 2020 года до 07 часов 00 минут 15 апреля 2020 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил накануне, 15 марта.

«Появился огромный спрос на доллары, с одной стороны. С другой – адекватного предложения не поступало, потому что Нацбанк отказался поддерживать курс, проводить интервенции и предлагать, соответственно, доллары. А поскольку «сверху» Нацбанка нет, а «снизу» есть давление спроса на доллары, то мы и увидели рост доллара», – продолжает эксперт.

Утром в понедельник, 16 марта, Национальный банк сообщил о сохранении базовой ставки в размере 12% с процентным коридором +/-1,5 п.п.

Этот уровень финрегулятор установил во вторник, 10 марта, подняв базовую ставку с 9,25% и расширив процентный коридор с +/-1 п.п. Решение было внеочередным и было принято как антикризисная мера против влияния внешних рисков. Тогда же НБК сообщил, что при необходимости будет проводить валютные интервенции для обеспечения стабильности финансовой системы.

Что сообщил Нацбанк

В сообщении о сохранении базовой ставки на уровне 12%, распространенном в понедельник, 16 марта, Нацбанк указал, что в период с 10 по 13 марта был принят «ряд оперативных и упреждающих мер».

«Для стабилизации ситуации на валютном рынке в условиях резкого изменения внешних условий торговли и дефицита предложения иностранной валюты Национальный Банк проводил валютные интервенции, выступая в отдельные периоды единственным продавцом», – говорится в сообщении.

До конца прогнозного периода Нацбанк будет учитывать 35 долларов за баррель нефти марки Brent в качестве базового сценария (пересмотрено видение динамики нефтяных котировок с 60 долларов за баррель).

«С настоящего момента, с учетом новых фундаментальных реалий, Национальный банк намерен способствовать формированию равновесного курса в соответствии с политикой свободного курсообразования и инфляционного таргетирования. Национальный банк продолжает мониторить ситуацию и сохраняет за собой право на сглаживание колебаний курса, не отражающих действие фундаментальных факторов и в случаях угрозы финансовой стабильности», – говорится также в сообщении НБК.

Пока без интервенций?

На взгляд Армана Бейсембаева, в сообщении финрегулятора прозвучал посыл: «Учитывая текущие обстоятельства, Нацбанк обеспечит режим свободно плавающего курса и практически не будет участвовать в торгах».

«По крайней мере, сегодня, насколько я понял, Национальный банк в торгах не участвовал. И, поскольку НБК перестал сдерживать курс, перестал его определять и отдал бразды правления в руки рынка, рынок посчитал, что равновесный курс находится в районе 435 тенге за доллар. Не исключено, что именно на этом уровне сегодняшние торги и закроем», – комментирует аналитик.

На его взгляд, скорее всего, НБК принял решение не сжигать золотовалютные резервы, посчитав, по всей видимости, на фоне паники это вредным и неэффективным. «Потому что резервы будут сожжены, а в итоге курс все равно двинется в ту сторону, в которую захочет. У нас же неэффективный рынок, по сути дела, рынка нет, если можно так сказать. Поэтому и решили отпустить. А Нацбанк решил сэкономить в этом плане. Если до этого он участвовал в торгах и пытался сдерживать, контролировать и управлять, то сейчас он перестал это делать. Как минимум сегодня», – считает собеседник.

Ставку тоже не стали поднимать

Говоря о том, как долго может продолжаться «полет», Арман Бейсембаев предполагает: пока курс не достигнет тех уровней, на которых себя видит. «Тогда все устаканится, и, судя по всему, это уже и происходит», – считает эксперт.

Он также отмечает, что ожидал дальнейшего повышения базовой ставки и даже не исключал увеличения до 20-25% («если вы хотите сбить панику, нужны решительные меры»), поскольку для сдерживания курса центральный банк может напрямую участвовать в торгах и в качестве дополнительной меры к этому использовать повышение базовой ставки.

«Но оставили 12%. Это опять же говорит о том, что Нацбанк принял решение не держать курс, и значит, мы будем просто ждать, пока он стабилизируется на каком-то уровне. Судя по всему, 430 – это равновесный курс, который видит рынок. С другой стороны, решили не убивать внутренний рынок и не позволить дорожать деньгам, чтобы кредиты не стали слишком неподъемными. И поэтому базовую ставку оставили на прежнем уровне», – поясняет собеседник.

На его взгляд, это говорит о том, что Нацбанк перестал бороться с рынком. И рынок теперь будет определять курс таким, каким его видит.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: