DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 286,33 Brent 36,55
Заказ дороже денег

Заказ дороже денег

Товаропроизвоизводители просят поддержать их госконтрактами.

12 Январь 2017 11:57 2510

Заказ дороже денег

Автор:

Клара Ларина

«Я считаю, что лучшей формой поддержки женского предпринимательства и в целом МСБ может стать обеспечение казахстанских производителей заказами на государственном уровне. Мы не просим денег – нам нужны госзаказы! Если государство предоставит нам такую помощь, все остальные проблемы окажутся просто мелочью», –  такое мнение высказала abctv.kz директор шымкентской компании «Гибкий камень Ekam-stone», член совета деловых женщин Палаты предпринимателей ЮКО Гульнара Жолдыбаева.

«Выстроить эффективную производственную цепочку из разовых частных заказов очень сложно. Если же государство обеспечит нас относительно долгосрочными объемными заказами, это позволит предпринимателям иметь четкие производственные планы и развиваться дальше», – пояснила она.

В частности, как отметила Гульнара  Жолдыбаева, большие заказы дают возможность планировать расширение производства, дополнительного обучения персонала, повышения качества в управлении. Все эти вещи, считает бизнесвумен, напрямую зависят от долгосрочности контрактов. Каждый производитель мечтает иметь четкий план заказов как минимум на шесть месяцев. Ситуация на возглавляемом Гульнарой Жолдыбаевой предприятии от мечты далека, хотя ее принято представлять в качестве примера успешной бизнес-леди.

«Не могу сказать, что со сбытом у нас все хорошо и замечательно. Крупные государственные заказы у нас были всего по трем объектам, подавляющее же большинство заказов – частные. Бывает, что заказывают по 10, 20, 50 кв. метров, такие маленькие объемы ниже наших производственных мощностей в сотни раз. Конечно, мы беремся за любые заказы.  Но технически нам проще работать с большими объемами», – сказала собеседница портала.

К слову, нынешние мощности производства позволяют выпускать ежемесячно до 6 тыс. кв. метров гибкого камня, до 5 тыс. кв. метров тротуарной плитки и бетонных изделий, до 2 тыс. кв. метров клинкерных изделий, все они выходят под собственным товарным знаком Ekam-stone. Причем, как подчеркнула Гульнара Жолдыбаева, они могли бы увеличить производственные мощности в два раза, опять-таки при возникновении потребности в таких объемах.

Главный продукт компании – гибкий камень, который Гульнара Жолдыбаева начала выпускать в Казахстане первой. Это относительно новый облицовочный материал на рынке, созданный по технологии, позволяющей передать натуральную природную структуру песчаника в условиях городской архитектуры и современного интерьера. 

«Тонкий срез натурального песчаника наносится на пластичное основание – именно так твердому материалу придается гибкость. Технология была разработана в Германии, но я покупала ее в России. Россияне ее улучшили с учетом жестких климатических условий. В результате гибкий камень приобрел повышенную морозоустойчивость, он способен выдержать температурный режим от -40 до +110 градусов», – поведала директор компании.

Среди других достоинств этого отделочного материала она назвала универсальность (возможность применения при наружных и внутренних работах любой конфигурации, при облицовке каминов и помещений с повышенной влажностью, мебели, создании фресок, картин и так далее), натуральность и экологичность, повышенную износоустойчивость, 25-летний срок службы, легкий вес (1 кв. м материала весит 2–3 кг).

Производство гибкого камня в Шымкенте запущено в августе 2015 года. В открытие бизнеса было вложено 4 млн тенге собственных средств и столько же кредитных. Вложенные деньги еще не окупились.

«Заработанные средства мы направляли и направляем на обслуживание кредитов, закупку оборудования, наращивание производства и запуск новых направлений. Расширение ассортимента было в изначальных планах, но непосредственный толчок к запуску дали клиенты, которые покупали у нас гибкий камень и параллельно искали цоколи, ступеньки, плитку.

Так как облицовка зданий, кладка тротуаров, цоколя, плиток, балясин, подоконников и прочего – различные этапы единого процесса отделки, мы решили наладить выпуск всех этих материалов. Это очень удобно для клиентов, потому что они заказывают все в одном месте. И выгодно для нас, так как мы получаем возможность задействовать имеющиеся производственные мощности», – отметила руководитель предприятия.

В 2015 году гибкий камень от Ekam-stone получил номинацию «Прорыв года» в конкурсе «Лучший товар Казахстана». Саму Гульнару Жолдыбаеву в прошлом месяце признали лучшей женщиной-предпринимателем ЮКО 2016 года.

Меж тем зима и предстоящая весна вызывают у Гульнары Жолдыбаевой опасения за дальнейшие перспективы: как правило, у производителей стройматериалов в этот период наблюдается спад производства из-за резкого снижения заказов.

По данным облакимата, сегодня в регионе выпускается свыше 50 видов основных строительных материалов, работают 30 крупных и средних предприятий, более 125 цехов, выпускающих оборудование, конструкции и изделия для строительной отрасли.

При этом, помимо производства традиционных стройматериалов, активно развиваются современные технологии. Как отмечают в РПП ЮКО (Региональная палата предпринимателей), стройиндустрия региона в последние годы переживает настоящий технологический переворот: в Шымкенте стали производить уникальные инновационные строительные материалы, к примеру прозрачный бетон, арматуру из стекловаты, тот же гибкий камень.

Свои разработки и новинки расположенные в ЮКО компании демонстрируют на ежегодно проводимой в Шымкенте международной строительной и интерьерной выставке ShymkentBuild. Она позиционируется как ключевое мероприятие строительной отрасли, главная и единственная профессиональная выставка Южно-Казахстанской области в сфере строительных и отделочных материалов. В последней выставке ShymkentBuild 2016, в частности, участвовали более 40 казахстанских компаний.

Меж тем реализация производимых в ЮКО стройматериалов остается проблемным вопросом. Так, проведенный РПП анализ товарных позиций в госзакупках показал, что доля местных товаров по состоянию на 1 октября 2016 года составляла 32,46% (в денежном выражении – 21,561 млрд тенге), то есть всего одну третью часть от общего количества.

В поисках системного решения задачи продвижения интересов отечественных производителей палата разработала специальный механизм их поддержки. В декабре 2016 года в Шымкенте было подписано трехстороннее соглашение о взаимных обязательствах между генподрядчиками, отечественными производителями и Палатой предпринимателей ЮКО.

Непосредственно генподрядчики обязались при заключении договоров о государственных и иных закупках РК предоставлять единому координатору (РПП) данные о том, какие объекты будут строиться, какие виды и объемы материалов планируется использовать и при наличии отечественного поставщика необходимой продукции отдавать им предпочтение.

В свою очередь ПП ЮКО, как единый координатор, будет получать объем потребности товаров от генподрядчиков, затем после обработки информации направлять отечественным производителям объемы по видам и суммы закупаемых товаров на текущий год для планирования производства и для самостоятельного маркетинга сбыта.

Наступивший год покажет, насколько подрядчики окажутся верными своему слову. Справедливости ради надо отметить, что юридической силы соглашение не имеет.

Клара Ларина, Шымкент

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Детсады Нур-Султана – как распределяется госзаказ?

Потребность в новых дошкольных учреждениях в общем по стране и в частности по столице очень высока, но некоторым чиновникам до этого нет никакого дела.

10 Июль 2019 12:02 2314

Детсады Нур-Султана – как распределяется госзаказ?

Иначе как объяснить ситуацию, когда предприниматель готов работать, но ему попросту не дают? Как отвоевать право на государственный заказ и почему даже при наличии решения суда ответчик не спешит его исполнять, выясняли корреспонденты редакции «Наше дело».

Мерген Кажибаев вместе с семьей в 2017 году решил открыть свой детский сад. Для этого продал движимое имущество и квартиру и вложился в перспективный бизнес. Казалось, что с поддержкой государства удастся и хорошо зарабатывать, и решать социальные вопросы – обеспечивать столицу дополнительными местами в детских садах. Однако, как это часто бывает, далеко не все пошло так, как было запланировано. Несмотря на все готовые документы, получить госзаказ Мерген не смог. По его мнению, Управление образования городского акимата необоснованно отказало ему в государственном заказе. Начались судебные разбирательства.

– Во время судебных разбирательств на нас было написано шесть жалоб. Эти жалобы направлялись в СЭС, в ЧС, а также в Управление образования. К нам неоднократно приходили с проверками, но зачастую даже не знали, что именно проверять. Проверки осуществлялись ради проверок, по-другому я никак не могу объяснить действия контролирующих органов, – говорит Мерген Кажибаев.

Судебные разбирательства затянулись на месяцы, но Мерген смог доказать обоснованность своих требований на предоставление для его детского сада государственного заказа. Обе судебные инстанции приняли его сторону и обязали Управление образования акимата города Нур-Султана все же распределить справедливо подушевое финансирование. Однако на деле опять же оказалось не все так просто. Более того, детский сад Мергена стали проверять все чаще самые различные инстанции.

– В очередной раз СЭС решила, что нужно проверить. Приехали, проверили, нарушений не нашли. Потом писали в ЧС, якобы данный детский сад не оборудован сигнализацией, пожарной сигнализацией и так далее. Тоже приехала пожарная инспекция, проверили, ну тоже не нашли нарушений.

Многочисленные проверки – излюбленный способ некоторых чиновников давить на бизнес и даже выдавливать его с рынка. И не беда, что в столице страны катастрофически не хватает мест в детских садах. В случае чего на предпринимателя всегда можно натравить санэпидемиологическую станцию, пожарников, Комитет по чрезвычайным ситуациям и многих других. Да и сотрудники самого Управления образования не чураются сходить да проверить лишний раз неугодного предпринимателя.

При всем этом крайне странно звучит факт, что кому-то государственный заказ достается в больших количествах. По словам Мергена, он не раз наблюдал за процессом раздачи госсубсидий садам, которые даже не зарегистрированы в реестре дошкольных учреждений. Складывается ощущение, что сада либо нет, либо он работает, мягко говоря, не совсем легально.

– Я думаю, здесь задействована коррупция. Потому что, знаете, странно выглядит, когда один детский сад получает 160 мест. На одно место выделяется государством 27 тысяч. То есть можно посчитать – это практически в один месяц почти пять миллионов выделяется на один детский сад. За год это около 60 миллионов, – подсчитывает Мерген. – Для кого-то это хороший бизнес, но почему места распределяются так избирательно? Мы тоже хотим работать и можем работать, да и просим гораздо меньше.

Позиция столичного Управления образования нам крайне интересна, и соответствующий запрос мы уже отправили, однако наш герой признается, что многочисленные походы в госучреждение толку не дают, а только усугубляют ситуацию.

– Теперь нас обвиняют в Управлении образования в том, что мы открываем детские сады якобы только ради получения госзаказа. Но это не так, мы как бы работали до этого времени без проблем. То есть у нас были дети, были довольные клиенты. Но, как мы связались с Управлением образования, у нас начались проблемы. Пишут различные жалобы, и мы из-за этого очень много времени уделяем этим жалобам, судам, но не работе, – говорит Мерген Кажибаев.

Вот и получается, что дефицит мест в детских садах есть, государственное финансирование тоже имеется, но настроить эффективный и конструктивный диалог между Управлением образования и предпринимателем никак не получается. И казалось бы, задача – обеспечить детей качественным образованием, а вместе с этим поддержать малый-средний бизнес должна стоять во главе угла, но некоторые чиновники, видимо, решили, что личные амбиции превыше всего. Но кто выиграл от того, что в Нур-Султане еле сводит концы с концами еще один детский сад – большой вопрос. И сколько таких жалующихся по стране – сказать крайне сложно.

Константин Харламов

"Наша цель бороться с коррупцией при распределении госсоцзаказа"

В Казахстане пытаются создать консорциум по борьбе с псевдо-НПО.

30 Март 2017 15:53 3011

"Наша цель бороться с коррупцией при распределении госсоцзаказа"

Фото: reuters.com

Представители гражданского сектора Казахстана объявили о создании консорциума, который должен заняться мониторингом распределения бюджетных средств в рамках государственного социального заказа. Представители ряда НПО сообщили о том, что в Казахстане из года в год множится число неизвестных и непонятных организаций, которые формально представляют неправительственный сектор и выигрывают значительные суммы денег в рамках госсоцзаказа. Никаких механизмов мониторинга со стороны общества целей этих НПО, а также на что были потрачены деньги, полученные в результате госсоцзаказа, практически нет. Об этом заявила представитель РОО «Национальный родительский совет «Ата-ана» Жанна Ахметова. В комментарии abctv.kz она отметила, что огромные деньги из государственного бюджета уходят непонятно куда.

«Мы настаиваем на изменении нынешней системы государственного социального заказа, чтобы вся информация была максимально прозрачна и открыта, все данные по любому НПО нужно выкладывать в открытом доступе, а сами НПО должны отчитываться не какому-то агашке, а гражданам. Мы выступили с предложением к государственным органам создать сайт с обратной связью, где бы расписывались критерии отбора участников в ходе тендеров, на что конкретно ушли средства и какой конечный результат имеем. Сейчас мы можем только подать прошение в прокуратуру о проверке освоения госзаказа, но не хотим прибегать к этим мерам. Это по каждому случаю нужно обращение в органы. Куда проще, если бы сами госорганы навели здесь порядок.  Наша цель – бороться с коррупцией при распределении средств, добиваться, чтобы в конкурсах участвовали реальные, действующие и способные обеспечить максимальный положительный эффект организации, а не НПО-пустышки», - пояснила г-жа Ахметова.

Деньги счет любят
Создателями консорциума выступили общественный фонд социальных и инновационных проектов ELAMAN, РОО «Национальный родительский совет «Ата-ана», ОО «Союз отцов» и Ассоциация безопасности дорожного движения «Общая дорога», а также ряд других неправительственных организаций.

Глава ОО «Союз отцов» Куаныш Джуматаев заметил, что, например, в 2016 году министерство по делам религий и гражданского общества на госсоцзаказ потратило 9,4 млрд тенге. Сама сумма открыта, однако попытка гражданских активистов получить информацию, на какие конкретно проекты ушли деньги, не принесла результата. Г-н Джуматаев заметил, что мониторинг компаний, которые подают заявки на участие в конкурсе и чаще всего побеждают, показывает, что многие из них создаются буквально за неделю до распределения заказа. Эксперт подчеркнул, что за прозрачностью конкурсных процедур должен следить Центр поддержки гражданских инициатив, однако зачастую он не обладает данными как по конкретным НПО, так и о причинах, почему именно они побеждают в тендерах.

Жанна Ахметова привела примеры с идентичными по смыслу лотами, в которых подбираются слова синонимы, и обе заявки побеждают, например, как в случае с лотами «Ребенок и право» и «Ребенок и правосудие», где была абсолютно похожая концепция, но это никого не смутило при распределении средств.

Президент Ассоциации безопасности дорожного движения «Общая дорога» Арсен Шакуов обратил внимание еще на одну проблему – часто в лотах указываются далеко не самые актуальные проблемы, зато действительно важные, такие как профилактика детских суицидов, домашнего насилия, высокой смертности от ДТП, почти никогда не побеждают.

«Мы видим, что эти проблемы более чем актуальны, но их задвигают. Те НПО, которые поднимают эти вопросы, никому не интересны, они сразу же рискуют, что их заявка даже не будет рассматриваться. Очень большой разброс по суммам грантов, некоторые на первый взгляд совершенно незначительные инициативы получают по 100-200 млн тенге, в то время как действительно важные предложения, направленные на широкие слои общества, получают всего 2-3 млн тенге. И вы нигде не найдете аргументированного ответа, что является критерием выдачи той или иной суммы в рамках госсоцзаказа», - сказал г-н Шакуов.

Средства мимо кассы
Президент общественного фонда социальных инновационных проектов ELAMAN Алмаз Ержан обратил внимание, что система государственного социального заказа еще более криво работает в отношении прав людей с ограниченными возможностями. Так, финансирование получают организации, в которых нет ни одного человека с инвалидностью.

Г-н Ержан обратил внимание, что в рамках государственного социального заказа можно было по примеру западных стран решить проблему Фонда поддержки занятых с инвалидностью, утвердить программы профессиональной подготовки и переподготовки таких специалистов, внести поправки по стимулированию работодателей для приема на работу людей с инвалидностью. 

«Замечу, что Конвенция о правах инвалидов только набирает силу в Казахстане, но в ней сказано, что проблемы инвалидов должны решать сами инвалиды. Пока мы не видим движения в этом направлении», - сказал г-н Ержан.

На вопрос abctv.kz о том, что многие НПО находятся на балансах акиматов и часто приходится слышать об их фиктивности, Жанна Ахметова заметила, что пока консорциум может отследить только лоты от Центра поддержки гражданских инициатив. Те НПО, что прикреплены к акиматам, работают по другой схеме. Г-жа Ахметова подчеркнула, что пока есть лишь догадки, что некие люди через свои каналы могут лоббировать победу таких НПО при госорганах на конкурсах.

Тем временем, согласно данным Центра поддержки гражданских инициатив, последнее рассмотрение заявок состоялось 13-14 марта 2017 года. Конкурсная комиссия рассмотрела 323 заявки от 185 организаций. Выявлены победители по 42 темам грантов из 47. Как раз эти победители и вызвали у общественников много вопросов, что и побудило их создать соответствующий консорциум, сказала г-жа Ахметова.

В свою очередь член экспертной Комиссии по распределению государственных грантов Аманжол Уразбаев считает, что создание Центра поддержки гражданских инициатив – это позитивное начинание не только в Республике Казахстан, но и во всем регионе Центральной Азии. Вместе с тем он заметил, что в любом деле есть моменты, которые нужно модернизировать. По его словам, прежде всего необходимо улучшить требования к грантополучателям, и если задача конкретная, то и выполнение должно быть соответствующим.

Общество Красного Полумесяца Казахстана также заявило о готовности проводить независимый мониторинг реализации грантов.

«Мы увидим на следующий год, как эти проекты пройдут и каких результатов мы добились. Также хочу сказать, что Общество Красного Полумесяца Казахстана готово участвовать в независимом мониторинге реализации государственных грантов», - сказала генеральный директор Общества Красного Полумесяца Казахстана Елена Ким.

Подтвердят каждую копейку
В связи с критикой общественников высказался и заместитель председателя Комитета по делам гражданского общества министерства по делам религий и гражданского общества Бауржан Мусин, который пояснил, на что ведомство выделило за год 9,4 млрд тенге в рамках госсоцзаказа.

«В прошлом году было выдано 10 грантов на сумму 198 млн тенге. В этом году с целью увеличения поддержки НПО и развития данного инструмента сумма составляет 608 млн тенге. Из которых по 47 темам был конкурс по грантам на сумму 437 млн тенге. В настоящее время отобрано 42 проекта. По несостоявшимся темам будет заново объявлен конкурс, кроме того, будут также дополнительные гранты, так как дополнительно в этом году выделены из бюджета средства еще порядка 178 млн тенге. По грантам в прошлом году впервые был введен такой механизм поддержки НПО, осуществляемой в соответствии с Законом «О госсоцзаказе, грантах и премиях». Там установлен иной порядок. Отбор проектов ведется независимой комиссией, куда входят депутаты парламента РК, эксперты, представители НПО, СМИ. Все это открыто освещается в СМИ, даются брифинги, размещаются объявления и информация на сайтах. Никакого влияния на решение комиссии уполномоченный орган не оказывает и не вмешивается в процесс отбора проектов на грантовое финансирование. Также хотел бы уточнить по сумме 9,4 млрд тенге. Это сумма по государственному социальному заказу, осуществляемому как одна из мер господдержки НПО в рамках законов «О государственных закупках», «О государственном социальном заказе, грантах и премиях». 8,9 млрд тенге – это средства МИО, и 0,5 млрд тенге – ЦИО. Победитель определяется автоматически порталом. Там определяющую роль играет цена и соответствие требованиям конкурсной документации», - рассказал г-н Мусин.

Между тем Жанна Ахметова считает, что Центр поддержки гражданских инициатив при рассмотрении заявок должен ответить на ряд вопросов: почему в списке выигравших нет НПО, покрывающих своей 
деятельностью всю страну, как некоторые НПО получили по 2 и более лота, тогда как претендовало более 300 НПО? Для чего был создан собственный реестр организаций, когда есть реестр министерства юстиции, при этом тем НПО, которые не вошли в этот реестр не дают допуск и участие в лотах? До сих пор нет онлайн функции внесения НПО в реестр. В связи с этим созданный консорциум предложил создать прозрачный механизм принятия решений относительно того, какие темы лотов действительно нужны, сколько на самом деле требуется денег на тот или иной лот, как перераспределить средства, которые были заложены на определенные темы, но конкурсы по ним были признаны несостоявшимися, внедрить механизм онлайн-голосования, который позволит активным гражданам отдавать предпочтения тем или иным НПО, которые предоставили лучший план мероприятий.

Abctv.kz будет следить за ходом событий.

Аскар Муминов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: