RU KZ
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82 FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40 DOW J 25 507,52 Золото 1 313,40
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
0Астана
+7Алматы
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82
FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40
DOW J 25 507,52 Золото 1 313,40
«Мы будем расширять присутствие в Казахстане»

«Мы будем расширять присутствие в Казахстане»

Единственный казахстанский производитель хризотил-асбеста идёт в переработку и химическую промышленность.

«Мы будем расширять присутствие в Казахстане», Асбест, производство , Индустрия, предпринимательство, Костанайские минералы

2597 21 Ноябрь 2018 07:01 Автор: Татьяна Шестакова

О будущем отрасли и рисках abctv.kz рассказал председатель правления АО «Костанайские минералы» Ербол Нурхожаев.

– Ербол Сапарбаевич, в этом году ваша компания вновь показала рост объёмов производства. За счёт чего прирастаете?

– Год неплохой. Мы планируем выпустить около 200 тысяч тонн хризотил-асбеста. В прошлом было 193 тысячи тонн. Экономические и технологические показатели хорошие, мы растём по добыче руды, увеличили извлечение с 84 до 87 процентов. Как? В этом году провели опытные исследования и поняли, что если подаём более сухую руду, то извлечение становится лучше. Да, увеличилось потребление газа, но если смотреть остальные показатели: извлечение, производительность, то они значительно улучшились. В итоге только за счёт этого технологического новшества экономический эффект составил порядка 200 миллионов тенге.

– Последние несколько лет вы на обогатительной фабрике активно вели модернизацию: сократили производственную цепочку, затраты, обновили оборудование. Куда дальше будете двигаться?

– Нужно отметить, что на сегодняшний день технологическая цепочка обогатительной фабрики оптимальна. Сегодня мы занимаемся автоматизацией, введением систем и отладки качественного управления производством. Наша система построена на максимальную эффективность, технологическая часть по фабрике нас устраивает, а вот по горным делам не совсем. Эта часть технологии занимает более 50 процентов в себестоимости продукции. Расходы большие, и мы видим много проектов, которые позволят улучшить ситуацию. В планах поработать с внутренними отвалами, сократить плечо откатки горной массы, расширить автоматизацию процессов, сократить влияние человеческого фактора. 

К примеру, очень интересен проект водоотведения. Мы уже поняли, что излечение более сухой руды даст лучшие результаты. Попробовали воду из карьера не откачивать, а перехватывать до поступления. Изучили, откуда поступает вода, пробурили скважины и производим откачку. Результаты показывают, что мы всё правильно делаем. Проект стоит около 150 миллионов тенге. В полной мере завершим его к августу 2019-го и результаты получим к концу следующего года. Окупить затраты планируем в течение первого года работы. Траты на газ, которые сегодня идут при сушке руды, сократятся. В перспективе это нововведение будет иметь колоссальное влияние на производственную себестоимость и результаты работы.

– Насколько больше вы стали производить высоких, а значит, и более дорогих марок хризотил-асбеста?

– Мы живём по рынку. Потребность в высоких марках (длинные волокна. – Прим. авт.) сокращается, в средних марках, напротив, немного растёт. В этом году провели продукции высоких марок около 15-17 процентов, остальное – это средние марки. Это тот хризотил-асбест, который идёт в том числе на производство шифера.

Да, мы понимаем, что высокие марки – это хорошо, но рынок диктует другое. С другой стороны, нам помогает качество руды. У нас есть системы горного планирования. Это позволяет нам, если нужны не самые длинные волокна, перейти на другой участок добычи. Это важно. Раньше мы вовлекали в добычу все руды, а сегодня именно то, что нам необходимо.

Не наша война

– Если исключить антиасбестовую политику, то какие риски стабильной работе предприятия Вы видите?

– Конкурентность наших потребителей. Эта проблема находится в плоскости наших потребителей. Мы не производим конечную продукцию. Асбестовые изделия производят наши потребители, и они где-то проигрывают свою конкурентную борьбу: уступают пластику, полимерам, металлу. Нам важно, чтобы они были на плаву. Именно поэтому говорим, что изделия из хризотила должны быть дешевле. Это главный параметр экономики.

– В Казахстане есть потребители вашей продукции?

– Это два предприятия: шиферные заводы в Семее и Шымкенте. Шымкент – южный регион, и у них есть культура потребления, Узбекистан рядом. Они работают. А вот Семипалатинский шиферный завод до конца этого года войдёт в нашу структуру. Готовы зайти в эту компанию в качестве владельцев. Это будет шаг, который позволит понять, что происходит на рынке.

Сегодня Казахстан потребляет около пяти миллионов листов шифера в год. Половина – отечественного производства, а остальное завозит Россия. Мы должны понимать, что у нас есть отечественный хризотил и заводы, которые должны работать. Но в России заводы большие, они потребляют по 25 тысяч тонн хризотила против наших трёх-пяти тысяч тонн. Эффект масштаба высокий, и конкурентная борьба высокая.

Мы уже достучались в комитет стройматериалов. Они включили продукцию нашей отрасли, тот же асбошифер, во все нормативные документы. Задача заводов – производить и продавать продукцию, развивать производство. Пока в Шымкенте это технологически китайский завод, в Семипалатинске ещё образца Советского Союза. Они оба требуют инвестиций.

Пояс безопасности

– У вас уже не первый год вокруг предприятия растёт пояс дочерних компаний. Песко- и пеноблоки, брусчатка и другая продукция. Эффект есть?

– Есть, эти предприятия приросли в объемах и сегодня занимают около 20 процентов в общем объёме прибыли. Это металлообработка, строительные материалы, общепит. И в ближайшем будущем хотим добиться, чтобы эти компании приносили 30 процентов от нашего годового дохода.

– За счёт чего будете прирастать?

– Дорожным направлением серьёзно занимаемся. Выпускаем стабилизирующие добавки. Уже апробировали при ремонте дороги Денисовка – Житикара, который шёл по технологии ресайклинга. Если опыт будет двигаться, то появится хороший рынок. Для нас это будет очень неплохо в рамках диверсификации.

ТОО «Мехлитком» начало производить литьё на экспорт. Если два года назад мы занимали в их объёме производства 70 процентов, то сегодня всего 20-30 процентов. Сегодня прорабатываем возможность производства на их базе оборудования для ирригационных систем и сельхозоборудования в партнёрстве с американскими компаниями. Хотим запустить литьё по 3D-моделям, прокат арматуры, а также высокопрочное чугунное литьё.

– А химическое направление? Вы несколько лет вели работы по получению искусственного карналлита.

– Лабораторно всё сделали. В ходе исследований получили оксид магния, который активно используется на рынке. Бишофиит, как магнийсодержащий продукт, используется также широко. В том числе как антигололёдное средство. Но карналлит – это наша основная цель. Мы хотим сделать достойный продукт, который бы соответствовал всем параметрам. Существует предварительная договорённость с казахстанским титаномагниевым комбинатом, но есть определённые сложности: им нужны гарантии качества, определённый состав, сертификация и прочее.

Сегодня мы уже смонтировали опытную установку. Сейчас ждём сырьё для выщелачивания. К новому году планируем получить первую партию в большом объёме, то есть уже говорим о тоннах, десятках тонн. Если будет работать, то отладим технологию и выйдем на промышленный уровень.

– Рынок сужается. Эти проекты позволяют нивелировать ситуацию?

– Все проекты по диверсификации будут имеют самостоятельную жизнь. Для нас самое главное – снижение себестоимости основного производства. Это наша приоритетная задача. В планах прирасти в себестоимости не более двух процентов в тенге за тонну продукции.

Сегодня закрываются фабрики в Зимбабве, Канаде. Работаем мы, Россия и Бразилия. Наши главные экспортные рынки: Индия, Китай, Узбекистан. Но важно развивать направление химии, получать альтернативные продукты.

В следующем году опять будут обсуждать Ротердамскую конвенцию по асбесту. Сейчас с министерствами работаем над этим вопросом. Карагандинские учёные завершили исследования и пришли к заключению, что при контролируемом использовании нет никакого вреда от хризотил-асбеста. В этом отношении мы видим абсолютную поддержку со стороны государства. Но на рынке нам это не поможет. Продвигать свою продукцию мы и наши потребители должны самостоятельно.

Татьяна Шестакова

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK