DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 293,17 Brent 36,55
«На горном туризме можно хорошо заработать»

«На горном туризме можно хорошо заработать»

Природные богатства Казахстана, как Заилийское Алатау и Шымбулак, используются лишь наполовину, считает казахстанский альпинист.

04 Февраль 2017 12:23 10119

«На горном туризме можно хорошо заработать»

Автор:

Светлана Умыргалеева

Максут Жумаев – покоритель 14 восьмитысячников, который сегодня с уверенностью идет в горы. Но когда-то, уверяет он, все было иначе. Первый восьмитысячник казался ему Terra Incognita с неизвестной стихией.

В 1999 году американские коллеги пригласили казахстанского альпиниста покорять пик Ленина на Памире. Тогда в своей первой экспедиции он работал обычным носильщиком грузов – «портером». Никаких эмоций – сплошные ошибки, которые сошли ему с рук в силу молодости и неопытности. Но уже через пару лет, в 2001 году, в рамках сборной Казахстана Максут Жумаев совершил восхождение на свой первый восьмитысячник – Хидден-пик высотой 8080 метров.

«Помню, обожженные солнцем глаза, слезы накатывали и прожигали до самого дна глазного яблока. Вот это были эмоции!» – вспоминает он.

По его словам, первой победе предшествовали серьезные тренировки. За отличную школу зимних восхождений, которую расценивает как настоящую кузницу альпинистких кадров, благодарит своего тренера Ерванда Ильинского.

«Экспедиции на наши вершины Тянь-Шаня можно смело сравнить с Гималайскими. Да, в Гималаях мы имеем дело с гипоксией, недостатком кислорода, здесь всего этого нет, но зато есть дикий мороз, смертельная усталость, стресс, не только эмоциональный, но и физический. К таким моментам мы старались подготовить себя именно здесь, на тренировках», – отмечает альпинист.

Из года в год опыт только рос. За 10 лет и 10 дней альпинист совершил восхождение на все 14 восьмитысячников без применения дополнительного кислорода. На сегодняшний день в Казахстане такую программу выполнили только три альпиниста: Денис Урубко, Василий Пивцов и Максут Жумаев.

Вспоминая славное советское прошлое, покоритель вершин оживляется. Сорок лет назад альпинизм и скалолазание были массовыми видами спорта. Казахстанских альпинистов, которые взошли на Эверест, чествовали наравне с первооткрывателями космоса, возили на «чайке», выдавали государственные премии. Несмотря на то, что Максут Жумаев принадлежит к поколению детей 80-х, ему были не чужды амбиции и высокие цели.

«Прежде всего это была любимая работа и уже потом удовлетворение своих личных амбиций. Это как эволюция. Сначала ты идешь в горы, потому что они большие и красивые. Потом тебя влечет романтика, ты записываешься в спортивную секцию альпинизма и начинаешь доказывать себе что-то, воспитывать из себя сильного альпиниста. Далее появляются определенные проекты – ты растешь. В проекте «Казахстанская сборная на высочайших вершинах мира» участвовали выдающиеся альпинисты страны, как Казбек Валиев, Валерий Хрищатый, Юрий Голодов – легендарная школа СССР, которая подняла уровень альпинизма КазСССР на самую высшую точку. Они первыми совершили восхождения на Эверест. Потом уже мы, новое поколение альпинистов, ее закончили», – замечает альпинист.

Рассказ покорителя вершин – большое откровение для тех, кто не знаком с историей отечественного альпинизма. В международном сообществе о казахстанских альпинистах говорили с почтением.

«Когда в базовом лагере узнавали, что приедут казахстанцы, все спешили познакомиться. Все знали: они первыми проработают весь маршрут, провесят перила и не возьмут за это ни копейки. Я не помню ни одной экспедиции, где бы мы шиковали. Бывало, суточные у нас были по 3-5 доллара в день, условно в Катманду этого хватало. Но мы выбрали этот путь, и надо было ему следовать. Уже на том этапе мы понимали, что мы – это Казахстан. Люди за рубежом обращают внимание на политиков, индустриальные проекты, сумасшедшие города, здания, не имеющие аналогов, но когда они встречают казахстанца, у которого на груди казахстанский флаг, они видят прежде всего человека, оценивают, какой он альпинист, какие у него принципы горовосхождения. Они знают: если что-нибудь случится, любой альпинист из бывшего СССР придет на помощь, не требуя за это вознаграждения. Принципы, которые мы переняли от советской школы альпинизма, – это кодекс высокой нравственности. Скажу больше, разница между нравственностью горовосхождения в Европе и у нас, в постсоветском пространстве, огромная», – делится своими замечаниями альпинист.

Послы доброй воли
Обязательная процедура каждого восхождения – установка казахстанского флага на вершине горы. По мнению Максута Жумаева, казахстанских альпинистов можно смело считать послами доброй воли и людьми мира. Чем не бренд страны? За рубежом покорителя вершин знают больше, чем в родном Казахстане.

Перед каждым восхождением в базовом лагере собираются представители всех национальностей мира, как одна большая семья. К слову, супруга Максута Жумаева тоже бывшая альпинистка, а сегодня мама троих детей.

«Мы держимся друг за друга, за наше альпинистское братство. У нас даже мальчиков и девочек нет по правилам горовосхождения, все участники. Но, если честно, я не очень уважаю альпинисток, которые требуют поблажек. Ценю тех, кто переносит все трудности стойко. К примеру, Герлинду Кальтенбрунер из Австрии, которая также покорила 14 восьмитысячников без кислорода, у нее очень близкая нам философия горовосхождения, она –боец. Это единственная женщина на планете, с которой моя супруга может смело отправить меня в любую экспедицию, даже на край света», – уверяет он.

Горы есть – туризма нет!
Сегодня альпинизм для Максута Жумаева – не просто профессия или хобби, это образ жизни, частично связанный со специальностью. Он старший лейтенант – военный альпинист, работает в спортивном комитете центрально-спортивного клуба армии министерства обороны, возглавляя команду инструкторов по горной подготовке. В его обязанности входит обучение солдатов и офицеров спецподразделений вооруженных сил азам восхождения, альпинизму и скалолазанию.

«За профессиональную деятельность платят деньги, но с помощью альпинизма в наше время заработать очень сложно. Изначально горовосхождение – очень опасный вид спорта. Из 50 человек – членов сборной Казахстана, которые выполняли программу «14 восьмитысячников», начиная со дня независимости, 10 ребят погибло, а это каждый пятый альпинист. Гидовская работа сопряжена с очень высоким уровнем опасности для жизни. На кону не репутация, не цифры в чеке, а жизнь. Несмотря на это, наша гидовская работа низкооплачиваемая», – сетует он.

Изначально проблема упирается в низкий уровень развития индустрии горного туризма в стране. Для сравнения профессиональный альпинист приводит пример Европы, где функционирует целая Ассоциация горных гидов, а специалист, получивший аккредитацию и сертификат этого авторитетного сообщества, получает зарплату 350 евро в день вне зависимости от того, сидит он в палатке с клиентом или лезет по скале. В Казахстане же централизованная организация для таких гидов отсутствует.

Максут Жумаев давно мечтает создать альпинклуб. По его словам, за рубежом таким сообществам по 150–200 лет. Члены таких организаций связаны не только людьми, странами, но целыми поколениями. Люди объединяются, чтобы выкупить или построить хижины в горах, содержат их, обозначают горные тропы указателями, рисуют карты, чтобы было удобно и безопасно ходить в горы. Гиды и компании, которые организовывают походы в горы, – часть альпинклуба. Ежегодный взнос для участников клуба условно – от 25 до 61 евро. Все деньги аккумулируются и используются для развития некоммерческой, по сути, организации, на амортизацию и ремонт хижин, изготовление табличек, журналов, буклетов и карт. Более того, при этих организациях работают туркомпании, организующие для членов альпинклубов поездки за рубеж.

«В австрийском альпинклубе больше 1,5 миллиона человек. Его участники ходят по всей Европе, на территории которой предусмотрены скидки на хижины, масса привилегий. В 2012 году я подписал с этим клубом меморандум о сотрудничестве, чтобы наладить трансфер этих технологий. Такой формат сосуществования человека с природой я бы хотел применить и в Казахстане», – делится с нашей редакцией Максут Жумаев.

Двери такого клуба, по словам инициатора, будут открыты для членов зарубежных альпинистских сообществ. Смущает только один момент – иностранные любители горного туризма привыкли к определенному уровню безопасности, поэтому членский взнос должен покрывать страховку и в случае необходимости расходы на эвакуационные мероприятия. К примеру, если в горах терпит бедствие австриец, который посредством регистрации в казахстанской секции альпинклуба, у него должна быть возможность связаться с клубом, чтобы сообщить о бедствии, после чего к нему на помощь высылается спасательный отряд либо вертолет, и все расходы покрывает страховка.

Помимо этого, в распоряжении туриста должны быть карты, которые он сможет прочитать. В Казахстане с этим проблемы. По словам Максута Жумаева, подобная информация до сих пор разрознена, отсутствует полная картина. Создатель клуба трижды делал попытку сертифицировать уже готовые маршруты. Но все тщетно. Более того, чтобы эти карты распечатать и сделать их доступными, необходимо сначала заработать деньги. Альпинист искренне верит, что найдет единомышленников, которые так же, как и он, будут заниматься этим от души.

«Я хочу сделать казахстанские горы читаемыми для всего мира, чтобы, открыв карту, турист видел свой маршрут с категорией сложности. В этом случае ему не нужно будет заказывать в турфирме местный тур и платить за него деньги. Иностранцы на самом деле не особо прихотливы в условиях, им не нужно пятизвездочных отелей, им нужно минимум комфорта, чтобы, не опасаясь за свою жизнь, взять рюкзак и пойти в горы в своем темпе и режиме, – рассказывает он. – Мне как-то австрийский партнер предложил распечатать и продавать австрийские карточки в Казахстане. В этом случае какая-то часть денег вернется в альпинклуб и пойдет на распечатывание карт, установку указателей, а обладатели австрийских карточек будут иметь большие привилегии во время путешествий по Европе. Но у нас люди не готовы платить за то, чего нет. Они хотят на лыжах покататься, им подавай комфортабельные гостиницы».

Альпинист констатирует: казахстанцы очень трепетно относятся к горам, гордятся красотой природы, но горный туризм в стране остается не востребованным в той степени, как в Европе и в мире в целом. Там для развития этого направления делается много.

«В рамках моей школы альпинизма, скалолазания и горного туризма большое внимание я планирую уделять семейному отдыху. Это будет такой семейный тимбилдинг в горах. Важно, чтобы все было продуманно. Мама приготовит еду на костре, папа найдет дрова для костра. Все вместе пообедают на воздухе, испекут картошку на углях. Это настоящая жизнь! По большому счету, мы все сейчас живем в каменных джунглях. Что у нас есть? Интернет, телефон, работа, дом, кровать. Вот и все! Я смотрю в будущее, и если мы создадим полноправного члена мирового сообщества альпинклубов, то в Казахстан поедут миллионы туристов. Это туризм, на котором можно зарабатывать. Надо только создать сертифицированные маршруты», – уточняет Максут Жумаев.

Спортивная школа – трамплин к мечте!
Для осуществления идеи ему в первую очередь нужны горячие сердца и руки. Но в стране, где большинство выживает, сложно найти тех, кто готов пожертвовать своим временем. Как признается альпинист, у него самого трое детей, заработная плата в 140 тысяч тенге и небольшой бизнес, которым надо постоянно заниматься.

«У нас три маленьких веревочных парка, такой управляемый экстрим для детей и взрослых. Если бы у меня и моего соратника было бы условно 10 часов на проект альпинклуба, думаю, мы бы получили результат. Но в данный момент это больше похоже на стопроцентное меценатство и благотворительность», – объясняет Максут Жумаев, почему идея до сих пор не реализована.

У государства он денег пока не просит. Прошлым летом альпинист совершил восхождение на вершину Эльбруса – высшую точку Европы. После этого было зачетное восхождение в окрестностях Тараза в рамках горной подготовки с войсками. Сегодня к своему увлечению альпинизмом мужчина относится как к «управляемой зависимости».

«Я тоскую без вершин, но это не значит, что я могу бросить, поступиться, нагрубить жене и сказать: «Все я пошел, у меня сегодня восхождение». Нет. Мы стараемся быть на одной волне», – делится он с нашей редакцией.

И отмечает при этом: в своем «безумии» он не одинок. Есть единомышленники из сообщества Off-Piste, которые уже несколько лет развивают в Казахстане новое направление, как ски-альпинизм – восхождение на лыжах и экстремальный спуск с вершины.

А недавно к Максуту Жумаеву обратились из акимата с предложением взяться за создание школы альпинизма, скалолазания и горного туризма. Это будет школа в соответствии с новой концепции развития спорта в Казахстане, внедрение которой начнется в 2018 году. Учебное заведение по подобию школы Ольги Рыпаковой, которая построила у себя в городе большой легкоотлетический центр. Такие учебные заведения восполняют очевидный дефицит в этой сфере, поскольку та система, которая сегодня существует, не оправдывает ожиданий.

Предложение о создании школы альпинист воспринял как акт большого доверия. К реализации масштабного проекта намерен приступить сразу после Универсиады.

«Спортивные школы – это на самом деле лазейка для коррупционных схем. Сплошное растаскивание денег, нецелевое использование, нет прозрачности и нет души. А ведь у нас сегодня существуют маленькие секции, клубы альпинизма и скалолазания, нужно просто все это объединить, жить в симбиозе и помогать друг другу. Поэтому для меня это новый и интересный этап», – комментирует он предложение.

Впоследствии профессиональный альпинист все-таки намерен попытаться найти отклик у государственных структур, спонсоров или за рубежом и запустить альпинклуб.

«Сейчас любой иностранец, приехавший в Алматы, оглядится кругом и пойдет не в супермаркет, он поедет в горы. А что у нас там? Полная дикость. Нет нормального сервиса, пула сертифицированных гидов, маршрутов, системы недорогих хижин. Одной из главенствующих целей моего клуба будет возрождение. А сегодня там все немного заросло паутиной. Но пока есть фундамент, и мы не продались евродоллару, у нас есть надежда на возрождение, потому что сохранилось самое главное – духовность, дух романтизма», – заключает Максут Жумаев.

Светлана Умыргалеева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Брифинг – о туризме в это лето

Трансляцию можно увидеть в эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS в 12:20.

28 Май 2020 10:30 635

Брифинг – о туризме в это лето

В качестве спикеров выступят председатель комитета индустрии туризма МКС РК Дастан Рыспеков, председатель АО «НК Kazakh Tourism» Ержан Еркинбаев, директор департамента событийного маркетинга и специальных проектов АО «НК Kazakh Tourism» Даниел Сержанулы.

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире.

27 Май 2020 12:30 2054

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Смогут ли казахстанцы отдохнуть внутри страны? Какие требования будут предъявлять к открывшимся отелям и турбазам? Почему единственная возможность в сложившейся ситуации – переносить купленные и несостоявшиеся из-за коронакризиса зарубежные туры, а не требовать возврат средств? Какая поддержка нужна туристическим компаниям? Об этом говорили участники очередного выпуска телемарафона «Бизнес & государство» на телеканале ATAMEKEN BUSINESS.

Острожный оптимизм уже появился

«По всем направлениям отрасль встала, – начала дискуссию заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова. – Что касается внутреннего туризма, то здесь, как вы знаете, карантинные меры привели к тому, что все остановилось, все сидят в изоляции. Но нужно сказать, что острожный оптимизм у субъектов туризма уже появился, с 18 мая туроператоры могут работать. С 16 мая авиакомпания Scat начала внутренние перелеты, «Эйр Астана» – также. С 25 мая гостиницы начинают возвращаться к деятельности. Санитарные требования разработаны, мы (палата. – Ред.) принимали в этом активное участие, чтобы эти меры не стали чрезмерной нагрузкой для субъектов бизнеса».

«Бизнес воспрянул и испытывает осторожный оптимизм? Или что у вас?» – обратился ведущий телемарафона Данил Москаленко к председателю Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрату Султанову.

«Многие объекты, в том числе для детского отдыха, готовятся к открытию. Ждем отдельное постановление главного государственного санврача о санаторно-курортном лечении и детском отдыхе. На объектах «взрослого» туризма, конечно, сказался карантин и ЧП, эти меры совпали с Наурызом и майскими праздниками. Объекты готовятся, многие готовят заявления на открытие. Единственное, нужна поддержка», – говорит спикер.

Поддержка, по его словам, нужна, например, в части проведения медосмотров, они стоят от 8 до 12 тыс. тенге за человека. Наличие ПЦР-теста отменили, но только для туристов. Если человек приезжает, например, на сутки, и это стоит 3-4 тыс. тенге, то заплатить за тест 12-15 тыс. тенге – это слишком дорого. Но ПРЦ-тесты должны сдавать сотрудники, за которых платит компания.

«С региональной СЭС мы уже обговорили вопрос проведения акции, это когда баклаборатория в течение дня бесплатно сделает анализ воды из водоемов и т.д., там много анализов, сумма доходит до 150 тыс. тенге. О такой поддержке мы уже договорились в регионе. Хотелось бы еще, чтобы нас включили в списки тех, кто может проходить бесплатный скриниг – сдавать тесты ПЦР. Здравоохранение, крупная торговля ежемесячно проводят такие скриниги для сотрудников. Мы бы хотели рассмотреть вопрос, особенно это касается детского туризма, чтобы нашу отрасль тоже включили в списки. Если 70 человек в штате, по 15 тыс. тенге за тест, посчитайте, какая сумма получается, она неподъемная», – говорит Кайрат Султанов.

Сколько бизнес потерял из-за простоя

«Справки о прохождении ПЦР-тестов для сотрудников туробъектов отменили, требование об их наличии привело бы к удорожанию продукта и развитию «дикого» туризма», – подключился к обсуждению и.о. замдиректора Палаты предпринимателей Акмолинской области Ерканат Мусылманбек.

Он рассказал, что сейчас региональная палата продвигает вопрос компенсации затрат на содержание туробъектов за март-май, пока был простой. Речь идет о коммунальных услугах, связи. «По электричеству мы получили отказ, это обосновали тем, что электроснабжающие компании – это тоже бизнес. По газу, воде и теплу вопросы прорабатываются с местными исполнительными органами. Но шансы на положительное решение низки», – говорит спикер.

На примере одного оздоровительного комплекса, расположенного в Боровом, он поясняет, каковы потери бизнеса: если посмотреть по налогам, плате за комуслуги и возврату сумм брони на Наурыз, то убытки этой компании составили 30-35 млн тенге. Когда предприниматель сможет выйти на такой уровень по доходам, чтобы перекрыть эти «дыры», не известно.

Отели нельзя перегружать гостями

«На днях мы обсуждали 37-е постановление главного санврача. Если заболеваемость коронавирусом не будет превышать 7% в регионах, то блокпосты открою. Правительство планирует сделать это с 1 июня, но все будет зависеть от эпидобстановки в стране. А так туробъекты практически в полной готовности. В Акмолинской области совместно с областной СЭС и местными исполнительными органами созданы мониторинговые группы. Они будут проверять объекты на готовность, принимать заявки отельеров на открытие, проверять соблюдение всех санитарных норм», – продолжает Ерканат Мусылманбек.

Он перечислил требования к местам проживания. Самое главное – наличие защитных средств у персонала (перчатки, маска), обеспечение социальной дистанции на ресепшене, в блоке питания. Обязательно: наличие санитайзеров в коридорах, антисептиков – в каждом санузле, тепловизора – на входе («в отель ни в коем случае не должны впустить человека с высокой температурой»). Одно из главных преимуществ постановления – то, что разрешили подачу питания для клиентов в самом ресторане или кафе, это облегчает отельерам жизнь. Еще один такой «бонус»-послабление – гости сами должны обеспечивать себя масками.

Елена Михнова добавляет: также увеличили количество человек, которые могут одновременно пребывать в ресторане, с 30 до 50. При этом осталось требование не загружать объект свыше проектной мощности; например, если отель рассчитан на проживание 50 человек, нельзя ставить дополнительные кровати или раскладушки, чтобы не превышать эту цифру. Это касается и детских лагерей отдыха.

Плата за профобязанности

«Нет худа без добра. Сегодня есть возможность уделить внимание внутреннему и въездному тризму. Мы ожидаем, что больше будут развиваться такие продукты, как тур выходного дня, тур дневного дня. Многие люди не работали, но культура отдыха у них осталась. Мы действительно ждем с первых чисел июня наплыв гостей. И, конечно, отельерам придется подготовиться и подтянуть уровень сервиса: люди привыкли отдыхать за рубежом, они знают, каким должен быть сервис», – продолжает председатель Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрат Султанов.

Говоря необходимых мерах поддержки, он напоминает о том, что до коронакризиса представители отрасли готовили изменения и дополнения в Закон РК «О туристской деятельности в Республике Казахстан». Нужно продолжить эту работу. Больной вопрос для участников рынка – плата за въезд на особо охраняемые территории. «Были послабления по налогам, но такой налог никто не отменял. За одного ребенка, например, нужно платить 261 тенге, это ощутимо. Невозможно держать ребенка взаперти в течение десяти дней, нужно выводить на маршруты, в лес. За каждого нужно платить 261 тенге за каждый день. И плюс – за каждого сотрудника. В какой отрасли еще есть такое? Пришел нефтяник на работу и за него надо заплатить 261 тенге. А в туризме есть», – представляет свою точку зрения спикер.

Еще он считает, что нужно разъяснять меры поддержки от государства, доводить до бизнеса, потому что не все о них знают.

Договора есть, но проезд пока закрыт

Директор компании «Саят Павлодар» Гульмира Отаргалиева (турагент) поддерживает коллегу в вопросе платы за въезд на особо охраняемые территории. «По Баянаулу это 855 тенге в сутки за человека. Это нереально много, учитывая сумму, которая платится за проживание и питание. Наши призывы о том, что, может быть, нужно быть гибче, обратиться в маслихат, уменьшить эту сумму, пока понимания не нашли ни со стороны акимата, ни со стороны турбаз. Позиция такая: вы напишите – мы поддержим», – говорит предприниматель.

Она рассказывает, что ее компания готова возить отдыхающих на Алаколь, поставила автобус на это направление. Но проблема в том, что закрыты границы регионов. «И пока они закрыты, об Алаколе речи нет. Проехать туда мы не можем. Договора с домами отдыха и с транспортниками у нас есть. Мы готовы переключиться на внутренний рынок. Теперь все зависит от постановления санврача, от решения наших властей. Баянаул, например, открыт, но турбазы пока не принимают. Нам сказали, что 1 июня озвучат, как и в каком режиме будут работать (объекты туризма. – Ред.)», – говорит Гульмира Отаргалиева.

«Карта занятости» поделится средствами

Заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова отметила, что из-за недоработок по инфраструктуре не все курортные зоны смогут заработать в полную силу: где-то, например, не хватает кусочка дороги, полкилометра-километр, не хватает, условно, пары туалетов, где-то внутренняя инфраструктура самого субъекта не приведена в порядок и т.д.

«Мелочи, но, как известно, в сфере услуг мелочей не бывает. Мы ищем дополнительные, альтернативные возможности решить эти проблемы. Сейчас пытаемся подключиться к программе минтруда, уже есть определенные договоренности, поручение правительства, о том, чтобы сэкономленные в регионах по «Дорожной карте занятости» средства направить на реализацию инфраструктурных проектов в сфере туризма», – говорит спикер.

По ее словам, для этого сейчас проводится инвентаризация туристических маршрутов по регионам, определяются приоритетные. «Если это получится реализовать, то, думаю, какие-то инфраструктурные вещи мы сделаем», – говорит спикер.

Переносить туры – единственная возможность

Участники телемарафона говорили и о выездном туризме. Как отметила президент Ассоциации туроператоров и председатель КФ «Туристик Камкор» Инна Рей, исторически туротрасль направляла усилия в основном на предоставление услуг за рубежом, поэтому большая часть участников рынка работают именно в этом сегменте. «Но выездной туризм не получил той поддержки, на которую рассчитывал», – говорит она.

Объявление чрезвычайного положения и карантина из-за пандемии, по ее словам, было неожиданным и резким. Но, тем не менее, в Казахстане был «инструмент», с помощью которого туристов, оказавшихся за рубежом, можно было возвращать домой: силами фонда вернули почти 5 тыс. человек. Эта задача в тот момент стояла на первом месте.

«Но дальше возник вопрос: что делать с теми турами, которые были отменены из-за карантина? Туроператоры очутились в ловушке. Потому что средства, которые они направили в отели, остались в отелях, средства, которые они перечислили за перелеты, остались в авиакомпаниях. А туристы оказались с невыполненными со стороны турагентов обязательствами», – говорит спикер.

Решением этой проблемы, на ее взгляд, было бы разъяснение от правительства, от уполномоченного органа, почему возможности возвращать деньги за купленные туры, на чем сейчас настаивает большинство туристов, нет.

«Люди нетерпеливы, у всех ощущение, что их обманывают, тем более агентства до сих пор закрыты. Получается, как будто сталкивают лбами клиента и турагента, турагента и туроператора, хотя ничьей вины нет. Государство должно нас поддержать, разъяснить населению. Продажи выстраиваются не одномоментно, это не то, что человек приходит, платит, берет товар и уходит. В туротрасли все предоплаты делаются заранее. Туроператор участвует в большой финансовой схеме, которая не может быть оборвана одним решением, и при этом чтобы не возникли последствия. Нам нужен официальный документ, в котором бы разъяснялось, что в сложившейся ситуации единственная возможность – откладывать туры и выполнять их позднее. Вопрос возврата может стоять только после того, как отрасль восстановится, и когда у туроператора появятся новые свободные деньги», – говорит Инна Рей.

Тем более, по ее словам, ситуация все равно стабилизируется, мир постепенно открывается. Казахстан считается страной с наиболее благополучной эпидситуацией, и Турция уже указала нас в числе тех, кому будет открыта возможность привозить туристов.

Туристам нужна гарантия государства

«Главная проблема у нас – возврат средств за несостоявшиеся во время периода ЧП туры, и возврат или урегулирования отношений по турам, которые были забронированы по акциям раннего бронирования. Все находится в рабочей стадии. Хотелось бы почувствовать поддержку государства в этом вопросе», – поддерживает Гульмира Отаргалиева.

Она считает, что можно было бы пойти по пути других стран, например России, где государство принимает участие в решении этой проблемы.

«Там средства, потраченные на туры, замораживают в валюте по курсу на день оплаты. И это государственное решение, то есть оно идет не от операторов и агентов. Одно дело, когда мы говорим туристу, другое – когда это делает государство», – говорит предприниматель.

Туристам, уверена она, нужна гарантия того, что тур, отложенный на следующий год с сохранением его стоимости, состоится, а если по каким-то причинам не состоится, то они получат выплату.

«Сейчас гарантировать никто не может. Если что-то случится с туроператором, один на один с туристом окажутся турагенты, которые не являются правообладателями турпакета, они всего-навсего агенты-реализаторы. Судебная практика до сих пор показывала, что ответчиками чаще всего остаются агенты», – говорит спикер.

Она рассказала, что в своей компании 80% туров перенесла с сохранением стоимости на следующий год. Раннее бронирование – это в основном постоянная клиентура, с которой мы можем работать, и нас слышат. Объяснили людям, что они потеряют очень много, если мы сейчас пойдем на аннуляцию, потому что есть фактически понесенные затраты, и операторы их выставят. Либо мы переносим тур и сохраняем стоимость в валюте по курсу на день оплаты», – рассказывает участница эфира.

Туры, купленные на август-сентябрь, пока не переносили: люди надеются, что небо откроется, Турция, Египет откроются, и они полетят на отдых.

Предложения внесены, решения ожидаются

Елена Михнова рассказала, что со времени введения ЧП Нацпалата направила в правительство пять пакетов мер поддержки, в том числе по выездному туризму. «Мы предлагали рассмотреть европейский опыт по переносу туров. Также пытались донести мысль о том, что решение проблемы просто в рамках договорных отношений субъектов и потребителей сейчас не представляется возможным. Потому что сумма, требуемая туристами к возврату, серьезная – около 4 млрд тенге. Сейчас субъекты не в силах одномоментно вернуть такие деньги. Мы предлагали уполномоченному органу провести разъяснительную работу с населением. Совместный пресс-релиз готовится, министерство культуры и спорта уже провело брифинги. Тема очень острая», – говорит спикер.

Она также говорит о той поддержке, которую туротрасль получила в России: возможность переноса туров до конца 2021 года закреплена законодательно, туроператорам дали такие полномочия. Также утверждено постановление правительства РФ о субсидировании туроператорам потерь, понесенных за период чрезвычайной ситуации.

«Такие предложения мы внесли, но решения пока не приняты. Понятно, что бюджет государства ограничен, и правительство расставляет приоритеты. Ожидаем каких-то решений», – говорит представитель НПП.

Нужен алгоритм выхода из карантина

Председатель республиканской ассоциации СРО «Казахстанская индустрия туризма» Мунирам Ахматова добавляет, что поддержка туроператоров нужна, потому что агенты работают в определенной цепочке: берут пакет, который сформирован туроператором. «Поэтому необходимо пересмотреть агентские договора. Ответственность туроператоров нельзя перекладывать на турагента, поскольку он продает готовый продукт», – считает спикер.

На взгляд Инны Рей, вопрос субсидирования отрасли, вероятно, поднимать поздно, государство с ним уже определилось. «Вопрос: банкротство или рестарт? Я бы сказала, период опасных банкротств мы прошли. Жизнь налаживается. Нужен правильный алгоритм выхода из карантина», – говорит она.

По ее словам, очень многие туроператоры, которые занимались выездным туризмом, сейчас перенаправляют силы на въездной. «Формируются доступные пакеты. Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но для этого надо, чтобы их не «бомбили», – заключает спикер

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». Это онлайн-площадка для обсуждения актуальных проблем в различных сегментах экономики.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: