/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 429,07 Brent 36,55
А вот и свет в конце тоннеля

А вот и свет в конце тоннеля

У четы Сергея и Любови Ена семейный бизнес. Как он возник и даже во время карантина остался на плаву, какую помощь оказала Региональная палата предпринимателей, в интервью inbusiness.kz рассказали учредители компании.

08:35 31 Май 2020 2090

А вот и свет в конце тоннеля

Автор:

Семен Данилов

Компания во время ЧП буквально после четырехдневного ступора начала выпускать дезинфекционные тоннели. Причем заказы на них поступают даже из Нур-Султана.

Железная идея и команда

Сергей, Любовь, несколько слов о своем предприятии.

С. Е.: У нас две компании. Первая – это ИП «Ена Любовь Сагитовна», выпускающее с 2016 года продукцию под брендом «Тайник-KZ». Это металлическая мебель, шкафы, пожарные щиты и многое другое, включая и дезинфекционные тоннели. Появилась идея. Обратились в РПП «Атамекен». Нам там помогли составить бизнес-план. Под стартап получили деньги. Как раз в то время государство начало оказывать поддержку женскому бизнесу. В планах было изготовление металлических шкафов для одежды, бытовой мебели из листового металла. Мы хотели в этом плане составить конкуренцию российскому производителю.

Л. Е.: Постепенно компания расширила свой ассортимент, стала выпускать пожарные шкафы. Появились заказы на электрические распределительные шкафы и на нестандартные металлические изделия. Кстати, о второй компании расскажу чуть позже.       

С. Е.: Мы благодарим судьбу, что у нас подобралась хорошая команда. Компания стала делать все то, что нужно клиенту. В 2018 году чисто случайно наткнулись на объявление, что компания «Сергек» будет устанавливать тысячи камер видеонаблюдения. Мы уже делали шкафы для оборудования систем видеонаблюдения по заказу нашего ДВД. Я пришел в офис компании в Астане и договорился о поставке пробной партии шкафов. В итоге мы поставили несколько тысяч шкафов на сумму около 100 млн тенге. Поставки были во многие города Казахстана, включая Астану, Алматы, Усть-Каменогорск.

Л. Е.: Это был первый большой контракт, который показал, куда нам надо двигаться.  

Не в деньгах счастье

А почему вы решили занять эту нишу на рынке?

С. Е.: Потому что большая часть подобной продукции поступает из России. Не в деньгах счастье, а в идее. Я в свое время закончил железнодорожный техникум по специальности «связист». И работа с электроприборами стала хобби по жизни.

В свое время мы занимались производством мебели из ЛДСП, но вернулись к мебели из железа. Мне интересна сложная техника. Для многих это темный лес. Для нас вначале тоже так было. В итоге разбираемся и стремимся к счастливому будущему. Почему мы завозим эту продукцию из России и Беларуси? Почему бы в Казахстане не составить ей жесткую конкуренцию?

Наверное, все-таки трудно конкурировать с российскими и белорусскими производителями?

С. Е.: На сегодняшний день наше предприятие конкурентоспособное, удачно вписавшееся в рынок по соответствию цена/качество. Для удешевления своей продукции российские производители зачастую используют тонкий металл. В России лишь два-три производителя используют правильный материал. Мы же смогли использовать качественный материал, но в то же время предложить рынку продукцию дешевле импортной.

Четырехдневное отчаяние и игра ва-банк

Насколько сильно по предприятию ударил режим карантина?

С. Е.: Карантин ударил по всему МСБ, и мы не исключение. Когда ввели ограничительные меры, мы в какой-то момент сильно отчаялись. Решили, как и многие компании, часть сотрудников, а у нас в общей сложности работают 50 человек, отправить в отпуск без содержания. Кто-то ушел в очередной трудовой оплачиваемый отпуск. Остался только необходимый костяк. Честно скажу, наше предприятие пошло ва-банк. Решили не останавливать то производство, которое необходимо для государственных заказов и многих объектов. Компания «Сембол», занимающаяся строительством крупных объектов в Нур-Султане, внесла наше предприятие в реестр необходимых для жизнедеятельности столицы. В Алматы ряд клиентов настоятельно требовали, чтобы мы запустили производство и помогли с пропусками. Наш продукт востребован, так как везде идет строительство. Выполняем заказ «Казахтелекома» на производство шкафов по распределению оптоволокна.

Но все же…

Л. Е.: Сначала действительно была некая паника. Ведь основные поставки приходились на Нур-Султан и южную столицу. Когда закрылись эти направления, остановилось производство. Мы не знали, как отправлять продукцию заказчикам.            

С. Е.: Нашего испуга хватило на четыре дня. Потом я сказал, что надо работать. Буквально перед закрытием у нас были готовы объемы к отправке в несколько городов Казахстана. В компании есть своя фура, но как выезжать? С каким-то сомнением, но все же было принято решение обратиться в РПП. И нам помогли. Сначала решился вопрос с проездом через местные блокпосты, а потом уже и в других регионах. Мы ездим почти во все города Казахстана.

Л. Е.: За все время карантина компания отправила свои грузы почти в десяток городов страны. Единственная проблема предприятия – уменьшение финансирования, из-за чего упали объемы. Сейчас на складах нашей компании лежит произведенная продукция на сумму 15-20 млн тенге, которая еще не оплачена заказчиком. Сейчас есть подписанные контракты на 90-100 млн тенге, но по причине неопределенности они пока не запускаются. 

Вы говорили что-то про вторую компанию?

Л. Е.: Многие компании не хотят работать с ИП. Есть к ним недоверие. Поэтому нам, чтобы увеличить масштаб бизнеса, пришлось открыть ТОО FERROOM. И основные продажи ведутся через эту компанию, представительства которой открыты в Нур-Султане, Алматы и Актобе. Буквально перед пандемией мы хотели открыть представительства в Оренбурге и двух городах Казахстана. Как только снимут карантин, в Актобе откроется наш шоу-рум.

Кто хочет работать – ищет способ

Как пришла в голову мысль производить дезинфекционные тоннели?

С. Е.: Производство компании упало втрое. Однако кто не хочет работать – ищет причину. Кто хочет – ищет способ. Есть у меня хороший друг – директор ТОО «Пандус-Ок» Шахан Жулдасбаев (человек с ограниченными возможностями – колясочник). Мы давно с ним обсуждаем совместные проекты. Он занимается подъемниками. А это тоже металлические изделия. Тут как раз начинается запуск дезинфекционных тоннелей. Шахан пришел ко мне с идеей выпускать такую продукцию. Мы с ним быстро набросали проект. Как раз благодаря ему и его идее мы сдвинулись с мертвой точки и вышли из четырехдневного отчаяния. 10 тоннелей мы установили в Актобе и три – в Нур-Султане.

Спасибо за интервью!

Семён Данилов

Как павлодарские чиновники помогают бизнесу в условиях карантина

На время изоляции в регионе, как и по всему Казахстану, ряд отраслей бизнеса либо значительно ограничены, либо совсем закрыты.

07 Август 2020 16:57 1395

Как павлодарские чиновники помогают бизнесу в условиях карантина

Это, в свою очередь приводит к снижению областных показателейстатистики в сегменте малого и среднего бизнеса. Так, наиболее пострадавшими от карантина отраслями являются торговля, транспорт и логистика, а также сфера услуг. Для восстановления стабильной ситуации в региональной экономике, восстановления предпринимательской деятельности со стороны местной властиреализуется ряд мер поддержки.

Например, это государственные программы «Дорожная карта бизнеса - 2025», «Экономика простых вещей», «Енбек». Но, по сути, эти меры республиканского уровня и действовали ещё до начала пандемии коронавируса. Обычные, стандартные меры поддержки предпринимательства вроде субсидирования, гарантирования, льготного кредитования. Назвать их антикризисным планом местного розливанельзя.

Всего в Павлодарской областисначала 2020 годапо данным государственным программам было поддержано 389 проектовна общую суммукредитного портфеля около 30 млрд тенге. Большая часть проектов (301) относится к программе «Дорожная карта бизнеса – 2025». Ещё 88 проектов одобрены по программе «Экономики простых вещей».Сама программа начала реализовываться в Казахстане в прошлом году, и за это время в Павлодарской области всего было одобренооколо 140 проектов. Средидругих регионов республикиПавлодар занимает пятое место.

По мнению руководства областного управления предпринимательства и торговли, сейчас одним из наиболеесущественных вопросов для предпринимателей в данный момент является получение в банке кредитов. По понятным причинам, банки второго уровня сейчас очень осторожно выдают займы, боясь банального невозврата денег. Соответственно, проблематичнее стало получить субсидирование и гарантирование.

По состоянию на начало августа в Павлодарской области временно приостановили деятельность более 1,6 тыс. субъектов малого и среднего бизнеса. Парализована примерно половина местной сферы услуг. И неизвестно сколько из них смогут возобновить свою деятельность после окончания карантина.

В этомгоду в регионе идёт создание, так называемых, малых индустриальных зон. Цель – до конца 2020 года учредить в каждом городе и районе области по одной малой индустриальной зоне. Особенность таких зон заключается в том, чтопредпринимателю предоставляетсяпроизводственное помещениесо всей необходимой инфраструктурой. Также они не оплачивают арендную помещений – только коммунальные услуги, а со сбытом им помогают местные исполнительные органы.

На таких площадках планируют реализовывать проекты из приоритетных отраслей экономики. Сейчас в области запущено три малых индустриальных зоны – в Экибастузе, Майском районе и Аккулы. В городе горняков она появилась в начале 2020 года. На данный момент здесь работают 18 предпринимателей – действуют проекты по изготовлению мебели, швейных изделий, мыла. Всего работой обеспечено порядка 30 человек.

В нынешнем месяце в Павлодарской области планируется открытие ещё семи малых индустриальных зон, в том числе в городах Павлодар и Аксу. Оставшиеся зоны планируют запустить в ноябре. Благодаряним,бесплатными производственными помещениями будут обеспечены 73 стартап-проекта, в результате реализации которых будет создано около 150 новых рабочих мест.

По мнению Жайыка Хасанова, руководителя управления предпринимательства и торговли Павлодарской области, малые индустриальные зоны могут стать в своём роде чем-то вроде бизнес-инкубаторов для начинающих предпринимателей.Непосредственная близость объединяет людей, позволяет им сотрудничать и друг у друга учится. К примеру, во времядействовавшего в марте в Казахстане режима чрезвычайного положения, в Экибастузе на территории данной зоны начали массово производить медицинские маски. Тем самым они полностью закрыли потребность города горняков в этом виде медицинских изделий. Такой пример, по мнению чиновника, показывает эффективность работы подобных структур. Собранные в одном месте небольшие производства могутбыть намного более оперативными и мобильными и идеально подходят для решения срочных вопросовна вродеобеспечения масками, в которых нынешней весной катастрофически нуждалась вся страна.

«Совместная работа предпринимателей помогла оперативноорганизовать пошив медицинских масок. Каждый из них занимался каких-то определённым видом работы», - заявил Ж. Хасанов.

Предприниматели, которые не могут работать на время карантина, сейчас получили налоговые вычеты, отсрочки по кредитам банков второго уровня. Одним из наиболее пострадавших –арендаторам бутиков в торговых домах, местная власть помогла с оплатой аренды. Сейчас большинство арендаторов оплачивают только коммунальные услуги и охрану.

Чиновники не оплачивают аренду закрытых на карантин объектов, они «договорились», чтобы на время закрытия им не нужно было платить арендную ставку. Помогли торговцам за счёт других предпринимателей. По словам Ж. Хасанова, все владельцы недвижимости, как местные жители, с пониманием относятся к сложившейся ситуации.

По состоянию на 7 августа в Павлодарской области зафиксировано 3469 случаев заражения COVID-19. За месяц количество случаев заражения выросло примерно в 2,5 раза. Тем не менее, чиновники от медицины говорят о постепенном снижении на местную систему здравоохранения. Уже были закрыты экстренно мобилизованные под нужны медиков дворец спорта и санаторий. Также Павлодарская область «лидирует» среди регионов Казахстана по смертности от пневмонии.

Руслан Логинов

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Особенные дети деградируют в условиях локдауна

Актюбинские педагоги бьют тревогу: на период карантина образование перешло на дистанционную форму, однако это подходит не для всех.  

01 Август 2020 08:49 2355

Особенные дети деградируют в условиях локдауна

Локдаун, объявленный в стране, вновь нажал на кнопку «стоп»: замерла сфера услуг, ресторанно-гостиничный бизнес, приостановили работу рынки. Если у субъектов крупного бизнеса дела обстоят не самым худшим образом, то МСБ, который в развитых странах тянет на себе 80% экономики, у нас застыл. Но особо пострадала сфера образования, оказавшаяся в офсайде.

На период карантина образование перешло на дистанционную форму. Однако это подходит не для всех. Есть дети с особенностями развития. А для них необходимо непрерывное обучение.

«После первого карантина мы работали в течение небольшого периода времени, а теперь опять приостановили работу. Хотя центры, подобные нашему, вполне могут функционировать и в период карантина. Наши дети – особенные, с нарушением в развитии. Там нужен непосредственный контакт с педагогом, физическая подсказка. Им не подходит дистанционное обучение. У нас есть детский сад, в группах которого не более пяти детей. А в учебном центре каждый ребенок закреплен за тем или иным специалистом. Во всем здании одновременно находятся не более 30 детей. Поэтому я не думаю, что существует какая-либо опасность для здоровья детей.

Карантин очень сильно бьет по бизнесу. Аренда, зарплата. К тому же мы работаем под контролем супервизоров, услуги которых должны оплачивать. В мае к нам должны были приехать специалисты из Польши. Предоплату мы уже осуществили. У меня кредиты, под которые я заложила собственную недвижимость. Если локдаун продлят, то бизнес просто закроется», – говорит руководитель УЦ «Жас урпак» Татьяна Ким.

В унисон с ней рассуждает и руководитель логопедического центра «Логоритм» Алия Умирзакова:

«Локдаун очень сильно ударил по бизнесу. Мы никогда не думали, что образование просядет до такого уровня. В нашем центре дети с особенностями в развитии. Они не понимают, что сейчас происходит. До этого была отработанная система, и вдруг она разрушилась. Когда к нам в июне после первого карантина пришли наши детки, оказалось, что их функциональное состояние стало еще хуже, чем было на момент поступления. Родители просто не знают, что делать с такими детьми. Нет такой статистики, чтобы закрывать центры, подобные нашему. Тут уже стоит вопрос: либо коррекция ребенка, либо его деградация. У нас сфера непрерывного образования.

Конечно же, и с экономической точки зрения бизнес очень сильно просел. У меня работают специалисты, которые должны кормить свои семьи. Необходимо платить за аренду».

 Семен Данилов

Новости

Сегодня
12:44

В Казахстане за минувшие сутки четверо детей погибли из-за недосмотра взрослых

Сегодня
12:35

Алтай Кульгинов – застройщикам: Строить нужно качественно

Сегодня
12:26

Нефть дорожает на данных API о снижении запасов в США

Сегодня
12:14

Участницу несанкционированного митинга Асию Тулесову осудили на 1,5 года за оскорбление полицейских

Сегодня
12:06

Бауыржан Байбек: «Наши праймериз дадут возможность молодежи проявить себя»

Сегодня
11:55

«От поля до прилавка»: в Туркестанской области стартовал новый сельскохозяйственный проект

Сегодня
11:46

Четверо жителей Актюбинской области задержаны за браконьерский отстрел 70 сайгаков

Сегодня
11:34

В аэропорту Нур-Султана провели внеплановую проверку в области промышленной безопасности

Сегодня
11:25

Квазигоскомпании Казахстана продали в июле на внутреннем рынке $195 млн валютной выручки

Все новости