/img/tv1.svg
RU KZ
Агрессия в человеческой ДНК: Стивен Спилберг снял документальный проект для Discovery Channel

Агрессия в человеческой ДНК: Стивен Спилберг снял документальный проект для Discovery Channel

Сериал «Почему мы ненавидим» отправляется на поиски причин враждебного поведения людей.

12:26 16 Октябрь 2019 14911

Агрессия в человеческой ДНК: Стивен Спилберг снял документальный проект для Discovery Channel

Автор:

На протяжении всей истории цивилизации ненависть и конфликты были неотъемлемой частью человеческих взаимоотношений. От ужасов Холокоста или геноцида в Руанде, в ходе которых массово уничтожались миллионы людей, до травли в школе, на игровых площадках или в социальных сетях – ненависть может принимать самые разные формы. Но, несмотря на то, что испытывать ее способны все люди, мало кто действительно понимает механизмы возникновения и развития этих эмоций разрушительной силы. Разобраться в причинах этой агрессии попытается новый документальный проект Discovery Channel «Почему мы ненавидим», который вышел в эфир канала 14 октября и будет идти по понедельникам.

Исполнительными продюсерами сериала выступили оскароносные Алекс Гибни и Стивен Спилберг, а режиссерами – Гита Гэндбхир и Сэм Поллард, обладатели премии «Эмми». Цель проекта «Почему мы ненавидим» – найти первопричины ненависти, поскольку это могло бы помочь дать ответ на вопрос, можно ли бороться с подобной агрессией и не допустить ее распространения в будущем. Сериал состоит из шести частей, и в каждом эпизоде разбираться в тех или иных аспектах ненависти будут эксперты, в том числе ученый-когнитивист Лори Сантос, антрополог-эволюционист Брайан Хэйр, журналист и писатель Джелани Кобб, эксперт по вопросам экстремизма Саша Гавличек, международный криминальный адвокат Патриция Визер Селлерс и нейробиолог Эмиль Брюно. Опираясь на передовую журналистику, глубокий исторический анализ и новаторские исследования в области психологии, биологии и нейробиологии, проект прослеживает эволюционную основу ненависти и ее мощное влияние на людей и общество на протяжении всей истории человечества.

«Почему мы ненавидим» рассматривает различные случаи проявления ненависти в повседневной жизни: враждебную риторику в социальных сетях, разногласия, полные агрессии, которые разгораются из-за политических взглядов, религии, национальной принадлежности и социальных убеждений, и яростное соперничество, вспыхивающее в ходе спортивных состязаний. В целом спорт – это один из самых иллюстративных примеров того, как групповое мышление формирует восприятие людей и их поведение. Любовь и преданность к одной команде часто оборачивается ненавистью к ее соперникам – такая форма групповой обособленности, характеризуемая внутренней замкнутостью и исключительностью, обычно сопровождаемая враждебностью по отношению к другим группам, называется трайбализмом.

«Футбольные фанаты, как правило, сильнее других группировок склонны к трайбализму. При этом агрессия направлена не только на соперников, но и на фанатов других команд. Этот феномен интересен тем, что позволяет говорить о том, что ненависть порождается не только конкуренцией», – комментирует эксперт проекта, когнитивист Лори Сантос. Также ученый проводит параллель между конфликтами в фанатской среде и современной политической повесткой:

«Политические убеждения с каждым днем все больше тяготеют к трайбализму. Разрыв между понятиями «мы» и «они» постоянно увеличивается, эта пропасть ежедневно разрастается и неумолимо приобретает отвратительные черты трайбализма».

Кроме того, сериал «Почему мы ненавидим» рассказывает о смелых людях, стремящихся подавить жестокие конфликты и противостоять опасным и социальным заблуждениям. Проект прослеживает истории и судьбы бывших террористов и архитекторов геноцида, чтобы позволить зрителям обдумать последствия некоторых из самых жестоких уроков ненависти во всем мире.

В проекте также освещаются личные истории тех, кто жил в постоянной ненависти. Например, член группы ненависти рассказывает, что помнит из детства, как «стоял на пикете, рассказывая людям, что они попадут в ад». Кроме того, сериал познакомит зрителей с людьми, чьи убеждения заставили их совершать преступления на почве ненависти – настолько серьезные, что в итоге они оказались в тюрьме. Однако в конечном счете этим людям удалось избавиться от своих заблуждений и научиться отделять себя от идеологии. 

«Проблемы, которые исследует проект «Почему мы ненавидим», сегодня актуальны как никогда, – говорит Нэнси Дэниелс, директор по развитию бренда Discovery и документальному контенту – Мы очень гордимся возможностью углубиться в эту критически важную в наше время тему вместе с такими легендарными режиссерами, как Алекс Гибни и Стивен Спилберг, и с командами, которые они собрали. Серьезная наука дает знания, которые нам так необходимы, а истории, которые рассказываются в проекте, дарят надежду».

«Знакомство с тем, что лежит в основе природы человека, – это не только захватывающий процесс сам по себе, но и необходимая составляющая понимания того, кто мы есть. Сериал «Почему мы ненавидим» не просто документирует происходящее, а расследует причины нашей ненависти с помощью науки и через призму всего того, что присуще каждому человеку по отдельности и цивилизации в целом. Ненависть – в нашей ДНК, и если мы поймем, почему мы поступаем тем или иным образом, мы сможем изменить шаблоны своего поведения. Это то, на что способен лишь человек – это то, что и делает нас людьми», – говорится в совместном заявлении Алекса Гибни и Стивена Спилберга.

Какой еще нужен «Довод» для спасения отрасли кинопроката?

Фантастический блокбастер от Кристофера Нолана ставит рекорды в российском прокате, доказывая, что расчет кинопоказчиков оказался верным.

08 Сентябрь 2020 12:00 6291

По данным системы ЕАИС, за четыре дня проката (03-07.09.2020), сборы «Довода» в общероссийском прокате составили уже более 185 млн рублей. Новому проекту от создателя «Дюнкерка», «Начала» и «Интерстеллара» удалось аккумулировать на себе 71% всей кассы уикенда, а общий бокс-офис впервые превысил 260 млн рублей, сообщает издание «Бюллетень Кинопрокатчика». При этом функционирует лишь 55% российских кинотеатров с ограничениями по времени и количеству сеансов, но полноценной работой кинобаров и точек питания.

Параллельно с картиной Кристофера Нолана в прокате кинотеатров идет российский фантастический экшен «Вратарь Галактики». Согласно данным того же издания «Бюллетень Кинопрокатчика», фильму Джаника Файзиева за 10 дней проката удалось заработать лишь 74,3 млн рублей. Это говорит о том, что, несмотря на мощнейшую поддержку федеральных СМИ, которая была оказана локальному проекту, голливудский контент все еще вызывает наибольший интерес, и именно он способен вернуть в кинозалы максимальное количество зрителей. Собственно, на это и был расчет российских кинопоказчиков, чтобы открыть кинотеатры к старту фильма «Довод» и тем самым реанимировать отрасль в стране как можно быстрее.

В Казахстане при положительном сценарии открытия кинотеатров и с учетом тех же требований, что и у соседей (50% заполняемости залов, не более трех сеансов в день), одна из самых загадочных картин Кристофера Нолана могла бы заработать 70-100 млн тенге. Однако сроков открытия отечественных кинозалов все еще нет, хотя в сравнении с Россией и США статистика заболевших коронавирусом в нашей стране в разы ниже.

«Открытие кинотеатров с данным фильмом, несомненно, позволило бы поддержать отрасль кинопоказа, к тому же мы отслеживаем эпидемиологическую ситуацию в мире и состояние местных кинорынков и можем отметить, что приведенный выше опыт коллег дает понимание того, что угрозы заражения в кинотеатрах нет. Какой еще нужен довод, чтобы мы могли начать процесс открытия кинотеатров со всеми санитарными требованиями, которые кинотеатры должны и могут обеспечить? Мы неоднократно обращали внимание на то, что чем дальше этот процесс затягивается, тем это губительнее для бизнеса, который не так давно восстановился после долгого периода простоя. Культура похода в кино находится под угрозой исчезновения» – отметил директор по прокату сети Kinoplexx Theatres Роман Коротаев.

Отметим, в мировом прокате фильм с Робертом Паттинсоном, Джоном Дэвидом Вашингтоном и Элизабет Дебики в главных ролях заработал $146,2 млн, при этом большую часть сборов принесли кинотеатры Китая (согласно данным издания «Бюллетень Кинопрокатчика»). За премьерный уикенд бокс-офис в Поднебесной составил $29,84 млн, из них $5,3 млн приходится на IMAX формат.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«В Голливуде такой невообразимый уровень конкуренции, что все сидят как минимум на антидепрессантах»

Год назад режиссер, сценарист, руководитель киношколы Action, известный казахстанский журналист Тулеген Байтукенов уехал в Лос-Анджелес. Он рассказал Inbusiness.kz, зачем его пригласили в США и чем он там занимается.

08 Сентябрь 2020 10:29 2035

Мы побеседовали с Тулегеном о его жизни в Америке, о том, сколько получают голливудские сценаристы, почему им запрещено спорить с продюсерами и на что в Голливуде может рассчитывать мигрант из Казахстана.

Тулеген, Вас пригласили на съемки документального фильма о родстве казахов и индейцев, что с картиной?

Она в процессе подготовки, мы уже должны были начать снимать, но помешал коронавирус.

Вы оказались в Америке в довольно интересное время – коронавирус, расовые протесты, наверное, сейчас не совсем уютно даже в Городе ангелов?

Думаю, что сейчас везде достаточно тревожно, Калифорния в этом смысле мало чем отличается от других мест на планете.

Меня интересует другое – каково жить на чужбине, когда приходили тревожные новости с родины, вся эта ситуация с коронавирусом… Не хотелось все бросить и уехать в Казахстан, чтобы быть с родными?

Во-первых, все международные рейсы были отменены, небо было закрыто, и уехать попросту было невозможно. Во-вторых, я понимал, что если мы уедем сейчас, то в силу многих обстоятельств обратно вряд ли вернемся. В-третьих, все наши родные нас поддерживали и говорили, что слава богу, что вы сейчас не в Казахстане – такая высокая тогда была заболеваемость. Переживания, конечно, были, ведь у меня COVID перенесли близкие родственники, маме даже пришлось покупать кислородный концентратор, но, несмотря на их болезнь, было понимание, что все под контролем. Мой зять – врач, и во многом благодаря его заботе и опеке все обошлось. Плюс ко всему из-за современных средств связи у нас нет ощущения, что мы живем вдали от дома и своей семьи. Сейчас же все изменилось. Вот сейчас мы разговариваем с вами, сидя в разных частях света, у вас уже ночь, а у нас только начинается утро дня, который у вас уже почти завершен.

Почему в Америке такое большое количество больных коронавирусом?

Недавно вышла статья в New York Times, в которой пытались найти причины такого большого распространения вируса и почему в США из всех развитых стран самая плохая ситуация с COVID-19, ведь он продолжает распространяться четыре месяца и спада не видно. Такого нет ни в одной из стран с высоким уровнем дохода. Один из экспертов объяснил это тяготением американцев к индивидуализму, американцы не хотят петь в хоре, не готовы к ограничениям и хотят нести ответственность за свое здоровье сами и, как мы видим, несут. Вторая причина, называемая экспертами, – это недостаточно эффективные государственные меры, государство не может применять слишком жесткие меры, опасаясь волны протестов по отношению к действующей власти. Чиновники здесь находятся между двумя огнями, с одной стороны, нужно вроде бы и людей спасти, с другой – не разочаровать электорат. Но американские власти сейчас под гнетом критики, многие пишут, что действующая администрация плохо работает и не может справляться с критическими ситуациями.

Но, по Вашим сторис в соцсетях, такое ощущение, что коронавирус давно покинул Америку, во всяком случае, Лос-Анджелес, маски у вас носят?

Носят в обязательном порядке, в магазины и рестораны не пускают без них, везде санитайзеры, за этим очень следят. И, хотя у посетителей нередко возникают конфликты со служащими магазинов, большинство все же вынуждены подчиняться – таковы правила. Мы спокойны, в нашем ближайшем окружении здесь заболевших нет, к тому же мы с супругой переболели чем-то похожим в декабре, с сухим кашлем, затрудненным дыханием и ужасным конъюнктивитом, и надеемся, что у нас уже есть антитела.

Говорят, что в Америке не дай бог заболеть – это одна из самых дорогих медицин мира?

Да, это так, здесь сложная система медицинского обслуживания, и к ней много вопросов, поэтому здесь все боятся попадать в госпиталь. У нас есть страховка, но мы стараемся ею не пользоваться. Если что-то беспокоит, мы начинаем что-то предпринимать сами в надежде, что это пройдет, и слава богу, это проходит.

То есть США – это страна для здоровых?

Да, и, наверное, это хорошая мотивация, чтобы не болеть. Если есть проблемы со здоровьем или вы привыкли в случае чего бежать в госпиталь, то нужно выбрать другую страну для проживания, с менее дорогой медициной и более доступными медицинскими учреждениями. Да, медицина в Америке крайне затратная вещь, но у выходцев из постсоветских стран есть одно большое преимущество – мы можем улететь к себе на родину и сделать там полный и качественный чек-ап за гораздо меньшие деньги. Это наша суперспособность!

Мне кажется, что сценарист, который живет и работает в Голливуде, может обращаться к нашей медицине только из творческого любопытства, иначе чревато. Кстати, после того как Вы переехали в Америку, цены на Ваши услуги выросли?

Не могу сказать, что мои гонорары сильно выросли, но работы стало больше. По большей части из-за того, что я теперь стараюсь участвовать в самых разных проектах, не замыкаясь на чем-то одном. У Джоан Борстен, вдовы русского актера Олега Видова, которая снимает о нем документальный фильм, я был на проекте консультантом. У Адильхана Ержанова на двух фильмах – "Черный, черный человек" и "Желтая кошка" – ассоциированным продюсером. Снимал и снимаю рекламные ролики, пишу сценарии, делаю скриптдокторинг, и так далее. Сейчас я чувствую себя гораздо более востребованным, чем когда жил в Казахстане.

А почему тогда рынок не нуждался в Ваших услугах, а сейчас нуждается?

Не знаю, может, стечение обстоятельств, а может, после моего географического перемещения меня стали воспринимать как игрока глобального рынка, а не как сценариста из Алматы. К примеру, не так давно мы работали с режиссером из России, если бы я жил в Казахстане, то вряд ли бы наше сотрудничество состоялось, мы бы с ним элементарно не познакомились.

Вы писали, что по большому счету успех в Голливуде зависит даже не от таланта, а от способности сотрудничать, от того, насколько вы дружелюбный и приятный человек и насколько хорошо вы умете завязывать контакты?

Да, и это даже не теория, это факт. Сценарист в Голливуде должен не только иметь писательский талант, но и уметь взаимодействовать с командой – продюсером, режиссером. От того, как хорошо он ладит с людьми, насколько он отзывчив и коммуникабелен, будет зависеть количество его работы. Сами подумайте, с кем бы работал продюсер – с очень талантливым писателем, считающий себя гением, который всегда недоволен, вечно бубнит, шипит и злится, либо со средней руки писателем, который приветлив, дружелюбен, умеет вас слушать и, главное, претворять ваши хотелки в сценарий? Работая на разных кинопроектах, я понял, что люди делятся на две категории: есть те, кому ты даешь задание и они его выполняют, при этом не принося никаких проблем, а есть вторые, которые начинают доказывать свою правоту и говорить, что "да так не делается" и попросту "выносят мозг".

То есть в Америке у любителей "выносить мозг" нет шансов?

Именно. Во-первых, в США все кино продюсерское и сценарист работает на продюсера, а если он не понимает и не чувствует, чего хочет продюсер, то как он будет работать? В американском кино мало хорошо писать, нужно соответствовать всем требованиям и удовлетворять все сценарные пожелания продюсера, а если нет, то – до свидания, тебе быстро найдут замену. Если же будешь настаивать на своей правоте, занесут в black-list как очень конфликтного и упертого человека, с которым не стоит работать. Правила работы в Голливуде для всех таковы, конечно, если ты не Аарон Соркин.

Получается, сценарист и в Голливуде это самая востребованная и одновременно самая недооцененная профессия?

Да, путь сценариста – это дорога, омытая слезами. Если хочешь писать сценарии, то первое, от чего нужно отказаться, – так это от своего эго. Амбиции должны быть, а эго нужно убить. Надо уметь выслушивать и быть готовым всегда внести изменения. Думаю, поэтому все успешные в Голливуде люди сидят на антидепрессантах или на чем-то потяжелее. Из-за невообразимого уровня конкуренции нужно все время быть со всеми nice, а если ты живой человек, то делать это 24/7 попросту невозможно. Поэтому здесь все ходят к психологам.

Сценарист – это человек, который придумывает уникальные истории и "продает" свою непохожесть на других, но, получается, работая, ему нельзя проявлять индивидуальность…

Видите ли, у людей, которые дают деньги на кино или находят их, всегда есть свои представления о том, как это должно выглядеть. Бывает, что рассказываешь историю, она понравилась продюсеру, ты берешься за нее, улучшаешь ее, улучшаешь и в какой-то момент приходишь к точке, когда надо сравнить полученное со своей первоначальной задумкой. И часто может получиться так, что именно этот первый сырой набросок более искренен и цепляет вас больше, чем готовый сценарий, сделанный по всем законам. В первом драфте ты чувствуешь искру, а после всех улучшений материал может стать пресным и неинтересным продуктом. Но надо смириться с тем, что сценарист – это портной, его задача – пошить костюм так, чтобы он нигде не жал продюсеру. О цвете, фасоне и всем другом тот позаботится сам.

И продюсерам, как конечным продавцам этого фильма, все равно виднее...

Да, вот вам пример – я познакомился с одним английским продюсером, который придумал проект про молодого Чингисхана, который встретил в степях европейского рыцаря. Я прочитал сценарий, это был трешевый, дешевенький проект категории B-movie. Я хотел его улучшить, придать ему глубины и начал предлагать свои идеи, но продюсер сразу после этого разговора пропал, и теперь я понимаю почему. Он уже знал, что снимать, и ему нужен был портной для ушивки, а не самовлюбленный дизайнер одежды с уникальным взглядом на мир.

На какие заработки в Голливуде может рассчитывать сценарист?

Строгих расценок нет. Ты можешь продать сценарий и за доллар, и за шестизначные суммы. О гонорарах сценаристов можно лишь догадываться, и то если человек – член Гильдии сценаристов. Средний заработок у них около 75 тысяч долларов в год.

Так мало за такую адскую работу?

Да, не много, я тоже был удивлен, но это еще надо быть членом гильдии. Может быть, заработки у них не фантастические, но у них есть какой-то соцпакет, в том смысле, что профсоюз защищает их интеллектуальный труд от воровства, отстаивает права сценариста, если ему мало заплатили, не посчитали роялти и т. д.

А Вы – член Гильдии?

Нет, пока я не вижу смысла в членстве. К тому же для нерезидентов США – особые условия приема в гильдию. Например, нужно быть действующим членом авторитетной писательской организации в своей стране. То есть члены Союза писателей РК могут смело подаваться в WGA, а мне еще рано.

Еще совсем недавно Америка была охвачена расовыми протестами. Говорят, что после коронавируса в США появились антиазиатские настроения?

Может, и были, но я с этим не сталкивался, на меня здесь никто косо не смотрит. Впрочем, Лос-Анджелес не показателен и по нему нельзя делать выводы о всей Америке, ведь в LA собрано невероятно количество самых разных расовых типов, кого только нет.

Но я же у Вас читала пост о том, как повезло Пон Чжун-Хо – он успел совершить корейский прорыв на "Оскаре" как раз до антиазиатских настроений…

Сейчас вспоминаю, да – что-то такое настороженное мы чувствовали, когда только вирус появился и Трамп его назвал китайским, мы ведь внешне похожи. Но с уменьшением паники это прошло.

Помнится, Вы написали в Facebook неоднозначный пост на эту тему. Вы считали, что лозунг расовых протестов – Black lives matter – уж слишком однобокий. Потом пост был удален, почему?

На тот момент мне захотелось выразить свое мнение, но позже я понял, что это неэтично. Представьте, если какой-нибудь иностранец, условно итальянец вроде Сона Паскаля, приехав в Казахстан, пожив немного и пообтершись, начнет писать о взаимоотношениях казахов и узбеков, или уйгуров, или дунган. Это глупо и беспардонно. Придя в гости, не делают замечания хозяину о его домашнем хозяйстве, особенно если он вас к себе не звал.

Наверное, нам трудно это понять, потому что рабства как тотального явления у нас не было…

У каждого народа свое горе. В 1930-е от голода погибло до 40 процентов казахского населения страны – невосполнимые потери. Миллионы погибли, миллионам пришлось откочевать. Роберт Киндлер в "Сталинских кочевниках" пишет, что голод не просто сократил количество населения, он разрушил ментальный мир казахов, деконструировал национальную идентичность. Мы до сих пор не можем оправиться от этой глобальной психотравмы, до сих пор носим в себе страх перед голодом и никак не можем насытиться. Я считаю, что казахи как носители уникального национального кода погибли в 1930-е. Все, кто остался и живет сейчас, – это уже другая нация с тем же названием.

По-Вашему, расовый вопрос – это на самом деле не что иное, как психотравма?

Помню, когда учился в UCLA, у меня были две сокурсницы, черные девушки, обе написали за год по два сценария, и все четыре их проекта были посвящены проблемам черного населения. Тогда я понял, что это настолько глубоко в них сидит и настолько сильно волнует, что мы не способны этого оценить. Там настоящая боль. Представьте, что в США еще в 1950-е годы сохранялась сегрегация, черных не запускали в одни помещения с белыми, или у них были отдельные входы и специальные туалеты, которые им разрешали посещать. Их нещадно избивали из-за цвета кожи, и все это было не в средневековье, а в новейшей истории! Я понял, что не имею морального права влезать в эту тему и высказываться о таком сложном вопросе, ведь с этим я не могу разобраться, даже когда пишу свои сценарии. Вот, к примеру, я прописываю диалог между черным мужчиной средних лет и молодой белой девушкой лет 20, какой он будет? Я не знаю, я ведь понятия не имею, в какой части Америки они оба выросли, какой у них бэкграунд и так далее. Так что правдивого я могу о них написать? Понимаете, это как американец, который пытался шутить на тему казахских свадеб.

По Вашей логике, в Америке Вы можете писать сценарии только на мигрантскую тему или про русскую мафию, все остальное ведь Вы не знаете?

Да, я могу писать свои истории, и если они понравятся, то их могут адаптировать для американского рынка, а написать историю белого американского клерка родом из Мичигана с кризисом среднего возраста я не смогу.

А чем жизнь американского клерка отличается от жизни казахского клерка, если главная проблема – это кризис среднего возраста?

У нас другие культурные коды, которые они просто могут не считать. Вот почему, когда я говорю: «Это хорошие сапоги, надо брать» – вы понимаете, что это шутка, а они нет? Знаете, есть такой пример – как будет выглядеть конфликт отцов и детей в разных странах? Если в России мать, желая наказать ребенка, кричит ему: «Из дома больше не выйдешь!», то японская мать скажет: «Ты больше в этот дом не войдешь». Вроде и та, и другая хочет наказать, но делают они это кардинально разными способами.

Получается, что все сценаристы, кто не родился в Америке, обречены? Как же делают голливудскую карьеру, например, мексиканцы?

Для этого региона латиноамериканский – второй по размеру кинорынок после американского. В их голосе нуждаются, и это ведь простые экономические взаимоотношения: есть рынок – им нужен свой режиссер. К тому же мексиканское правительство довольно активно поддерживает своих людей, которые пытаются сделать карьеру в Голливуде.

А может, Иньяритту, Дель Торо и Куаронс просто талантливы? И могут делать какие-то международные, наднациональные истории?

Да, они талантливы, и того же Иньярриту сначала признали в Европе, прежде чем это сделал Голливуд, но ведь интересы латиноамериканского или испаноязычного мира нельзя отрицать? Взять Дженнифер Лопес, ее слушают все, но испаноязычный мир симпатизирует больше всех. Или Бейонсе – она поп-звезда мирового уровня, но черные ей симпатизируют больше остальных. Поверьте, если казахов в Калифорнии или всей Америке жило бы 50 миллионов, то на шоу Джимми Феллона сидел бы и улыбался какой-нибудь парень из Шымкента.

Но в ближайшие 100 лет казахов там вряд ли будет такое количество. Тогда на что может претендовать казахский сценарист и режиссер в Голливуде?

Я пробовал писать истории с американскими фамилиями, но выглядело это псведоамерикански, в это было трудно поверить. Мой мастер из UCLА сказал, что мне обязательно нужен американский соавтор. Я могу придумать историю, конфликт, сюжетные перипетии, но для того, чтобы вдохнуть в сценарий американский дух и адаптировать материал для их рынка, нужен местный сценарист. Сам я ничего не знаю об этой стране. Понимаете, мы все живем представлениями об Америке, которые мы почерпнули из американских фильмов, причем в русском переводе. Как сказал английский путешественник Питер Ватсон про Японию: "Если вы пробыли в Японии шесть недель, вы все понимаете. Через шесть месяцев вы начинаете сомневаться. Через шесть лет вы ни в чем не уверены". То же самое я могу повторить про Америку.

Галия Байжанова


Подпишитесь на наш канал Telegram!