Агросубсидии: как не рубить с плеча и наладить эффективную систему?

Агросубсидии: как не рубить с плеча и наладить эффективную систему?

14:37 09 Ноябрь 2021 4277

Агросубсидии: как не рубить с плеча и наладить эффективную систему?

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Не так давно президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что объемы субсидирования бьют все рекорды, а цены на продукцию оставляют желать лучшего.

Между тем в течение продолжительного времени фермеры самых разных регионов жаловались на правила субсидирования, которые не раз менялись и ставили их в положение нарушителей. А тут еще антикор подоспел с разоблачениями в этой сфере. В минсельхозе же заявили, что ведется работа по совершенствованию механизмов субсидирования.

Что не так с системой, насколько она прозрачная и на что стоит обратить внимание при пересмотре политики субсидирования – эти вопросы inbusiness.kz задал участникам рынка.

Председатель Ассоциации агрострахования Серик Ибраев:

– Еще в 2015 году были заявления профильного министра и поддержка Елбасы, что систему нужно реформировать. Предполагалось, что Казахстан перейдет от желтой корзины к зеленой, то есть будет переход от поддерживающих субсидий на развивающие. Поддерживающие субсидии искажают рыночную стоимость ресурсов и стоимость продукции. Но этого не произошло, потому что у нас была частая смена министров. За 5 лет 5 министров! Соответственно, были диаметрально противоположные политики. В 2016-2017 годах в отрасли нарастили желтую корзину, а при этом зеленая у нас слабела.

Вы спрашиваете, как обеспечить прозрачность в этой сфере? На самом деле система сельского хозяйства – одна из самых прозрачных, чего не скажешь о строительстве или жилищно-коммунальном хозяйстве, к примеру. Потому что у нас все фермеры на учете, животные, техника и самое главное – их активность, она вся цифровая. И именно благодаря этому антикоррупционная служба смогла оперативно провести достаточно качественный анализ. Им не пришлось ездить по районам, поднимать архивы, бумаги. Они просто открыли информационные системы и вытащили все данные, сопоставили и выявили проблемы, в т. ч. учета животных, модификации баз данных животных.

Что касается вопроса о том, на что нужно обратить внимание при пересмотре системы субсидирования, то важными здесь являются кадры и кадровая политика. Минсельхоз не на должном уровне управляет той большой Big data, которая у него есть. Он не принимает решения на основе анализа данных. На сегодня мы больше наблюдаем политику тушения пожаров, нежели предупреждающие и корректирующие действия.

Мне очень понравилось, как отработала антикоррупционная служба, она очень хорошо работает с цифровыми данными, обрабатывает реестры. Уровень цифровой аналитики в антикоррупционной службе оказался выше, чем у самого минсельхоза. Это парадокс. Здесь нужно повышать цифровую культуру минсельхоза, как ведомства, акиматов, понимать, что работа с информационными системами – это прежде всего прослеживаемость, полная база цифровых, аудиторских следов, позволяющих выявить любое нарушение, не выходя из кабинета.

Ситуация с субсидированием сегодня напоминает земельный участок, на котором установлено 200 кранов для полива. И по каждому течет по капле воды. А кому это хватит? У нас этих субсидий, видов, направлений только 18, а еще есть множество поднаправлений. Говоря о зеленой корзине, мы говорили больше об инвестиционном субсидировании, поддержке страхования, науке и образовании. А у нас в сельском хозяйстве до сих пор есть желтое субсидирование гербицидов, удобрений, семян, дизтоплива на гектар. В животноводстве тоже много желтых направлений – субсидии на литры, килограммы. Если деньги направить только на 2-3 нужных инструмента, тогда и дефицита не будет. А что сейчас? По капле из 200 кранов, естественно, денег не хватает, начинается недовольство, подозрения и обвинения и так далее. А потом мы удивляемся.

Еще есть мнение, что в сельское хозяйство уходят большие деньги, да, в абсолютном значении это так, но в относительном с 2015-2016 годов вложений в АПК стало меньше. Абсолютное значение нужно сопоставлять с объемом валовой продукции в сельском хозяйстве. В абсолютном выражении субсидии увеличились, но и потребность при этом растет, потому что отрасль растет. Отсюда и недовольство, и нехватка.

Еще один важный момент – это новая система агрострахования, введенная в 2020 году. Мы планировали, что вся господдержка, все госсубсидии будут обусловлены страхованием по принципу: хочешь получить субсидии, будь добр защити свой бизнес страховым полисом. Но от этого на этапе принятия закона почему-то отказались и убрали эту норму. И что мы получили? Сильную засуху, фермеры не получили урожай, соответственно, те субсидии, которые были даны на удобрения, на химию, семена, просто обнулились. Поэтому мы говорим, что нужно вернуться к вмененной модели страхования для получателей субсидий. Если аграрий защитит свои посевы страховым полисом, то в случае форс-мажора получит компенсацию и в следующем году сможет продолжить работу. В этом году было застраховано около 150 тыс. гектаров. Из 15 млн гектаров. Это лишь 1%. Причем страховой сбор составил порядка 300 млн тенге, а выплаты – около 900 млн. Это показатель того, как в засушливый год застраховавшие свои риски фермеры смогли остаться на плаву и получить компенсации за потерю урожая. Это важно в политике минсельхоза. Если это будет применяться, то система субсидирования существенно повысит свою эффективность.

Председатель Ассоциации фермеров Казахстана по Восточно-Казахстанской области Серик Байгалиев:

– Сельское хозяйство субсидировать и поддержать обязательно нужно. Без этого отрасль не будет развиваться, учитывая сегодняшние реалии, отсутствие закона ЛПХ (о личных подсобных хозяйствах), отсутствие доступного и долгосрочного финансирования для фермеров, отсутствие работы по обновлению пастбищ. Отказаться от субсидий будет большой ошибкой. Но как сделать все прозрачно, доступно и эффективно? Это такие важные аспекты, которые нужно выделить отдельно.

В Казахстане несколько раз менялись правила субсидирования, 50 или 60 раз. Президент так и сказал, что правила должны быть понятными для фермера и их нельзя менять бесконечно. Человек приходит в этот бизнес, вкладывается, берет субсидии, а потом раз – все меняется, планы рушатся.

Чтобы сделать госинвестиции максимально прозрачными, нужно обратить внимание на инвестсубсидирование. Если придет инвестор и будет четкая политика, он будет увереннее открывать новые предприятия. А сейчас этого нет. Те же 25% инвестсубсидий съедаются НДС, утильсбором. Государство одной рукой дает, другой забирает еще больше. Это неправильно. Если взять в пример Узбекистан, то наш сосед за последние 2-3 года показал очень большой рост сельского хозяйства. Там государство поддержало сельхозтоваропроизводителей, дало деньги практически без процентов. И народ пошел, если раньше они отставали, то сейчас уже опережают Казахстан.

Теперь почему всегда не хватает денег. В рамках ЕАЭС у нас есть обязательства, что мы должны довести долю субсидирования сельского хозяйства до 10% от ВВП. У нас этот показатель составляет только 3-4%, максимум 5%. В России, Беларуси, Украине – 10% от внутренней валовой продукции.

Важно, чтобы субсидии стали доступными для мелких, средних фермеров, не только для крупных. И здесь должна быть налоговая поддержка. Можно ввести единый аграрный налог либо отменить все налоги для фермеров. У нас на субсидии выделяется больше денег, чем возвращается в виде налогов в казну. Если субсидии составляют 200 млрд, то налоги – 50 млрд. Если отменить налоги и дать фермерам длинные дешевые деньги, то субсидирование можно отменить как вариант. Поэтому, резюмируя, хочу сказать, что субсидии нужны, особое внимание уделить инвестсубсидированию. Нужны хорошая поддержка, хорошие программы для кормопроизводства, для ЛПХ, для мелких и средних фермеров, меры по налоговой нагрузке, чтобы ЛПХ не боялись быть фермерами.

Со следующего года планируется отменить льготы по НДС, этого делать нельзя ни в коем случае. Данная мера никак не способствует развитию сельского хозяйства в республике.

При пересмотре политики нельзя рубить с плеча, учитывая тот опыт, который мы получили за 30 лет, все ошибки, которые до этого были при реформировании отрасли. Как вариант можно применить сельскохозяйственную модель другой страны, где есть положительный опыт, и адаптировать данную модель под Казахстан.

Новый министр сельского хозяйства Ербол Карашукеев очень грамотный финансист, и я уверен, что он примет правильные решения по многим вопросам. В принципе, он уже некоторые решения принял. Теперь нужно, чтобы они претворялись в жизнь, грамотно исполнялись на местах. Зачастую проблема в том, что реформы плохо исполняются из-за слабой разъяснительной работы на местах, не всегда все доводится до конца. А без этого нет эффекта. И важно, чтобы сумма субсидирования была доведена до необходимого объема, чтобы финансирования было достаточно как для уже работающих фермеров, так и для вновь пришедших. Люди готовы развиваться, вкладываться, многие работают честно. Таких большинство. А с прозрачностью никаких проблем нет в век цифровых технологий. Ведь стоит цель – не украсть субсидии, а развивать сельское хозяйство.

Исполнительный директор Мясного союза Аскар Жубатыров:

– Сельскому хозяйству выделяются большие средства, но отрасль остается недофинансированной. Даже если сравнивать со странами ЕАЭС – Россией и Беларусью, то у нас по сравнению с ними в 3, а то и в 4 раза меньше выделяется денег на поддержку сельхозтоваропроизводителей. И потом мы удивляемся, почему белорусское молоко или мясо на нашем рынке.

Здесь есть реально недофинансирование отрасли по части субсидирования и кредитования. Из-за чего производитель не уверен, получит ли он эти деньги. По идее, должно быть так: утром – деньги, вечером – стулья. У нас же наоборот. Много случаев, когда производитель берет кредит, который преподносится как льготный, под 5-6%. Из-за нехватки средств в бюджете акимат не может субсидировать эту процентную ставку, и сельхозпроизводителю приходится выплачивать, по сути, коммерческий кредит под 16-17%. То есть планировал одно, а получил другое. Бывает, что эти субсидии задерживаются на полгода, год. Крупный бизнес еще как-то может выдержать, а мелкие хозяйства – нет. Такая политика заведомо ведет их к банкротству.

Вторая проблема – в сельском хозяйстве существует много видов субсидий. К примеру, в 2011 году было более 100 разных направлений, затем их сократили до 65, если не ошибаюсь. Это произошло в бытность министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова. Ставилась задача в дальнейшем упростить эту систему и оставить 3-4 вида самых эффективных субсидий, после того как отрасль встанет на ноги.

Одна из таких действующих мер – субсидирование процентной ставки. Мы видим, что на них спрос, их получают те, кто реально работает, а не занимается приписками. Эти субсидии очень сильно привлекают инвестиции. Необходимо наполнить средствами это направление.

Говорить о том, что система коррумпирована, непрозрачная, тоже нельзя. Потому что проделана огромная работа. Сейчас заявки на субсидии не подаются в бумажном виде. Раньше это были кипы бумаг, неоднократные поездки фермера в райцентр, то за одной справкой, то за другой. Сейчас этот процесс переведен в "цифру". Но на сегодня вся проблема в том, что информационная система, несмотря на свои преимущества, имеет и недочеты.

Еще были факты, когда сельхозсубсидии получали парикмахерские. Это вполне возможно, если у получателя есть ИП, парикмахерская, он держит скот. Но что получается? Что у системы нет интеграции с другими госорганами, где они могли бы проверить такого получателя на наличие пастбищ, регистрацию крестьянского хозяйства, имеет ли он просроченные задолженности, наложенные аресты. В этом направлении нужно проделать огромную работу: улучшить функционал информационной системы или найти другую, которая сможет предоставить такие данные. Тогда и не будет таких вопросов, что кто-то получает деньги незаконно.

Немаловажным вопросом является и достижение тех целей, которые Казахстан не достиг по производству молока, мяса. Необходимы стимулирующие субсидии. Объясню на примере мяса КРС. С 2011 года по текущий год средний убойный вес крупного рогатого скота вырос на 20 килограммов. То есть при одних и тех же затратах мы получаем на 20 килограмм больше мяса. Это улучшает финансовое состояние фермера и производительность труда. Но мы еще не достигли мирового уровня, когда средний убойный вес как минимум должен выходить в 200 килограмм. Для этих целей как раз и были приняты меры господдержки по программе "Породное преобразование", когда племенных быков раздают фермерам для покрытия беспородных телок и получают приплод с улучшенной генетикой. Эта программа ведется на текущий момент, всего 30% поголовья ею охвачено. Мы считаем, что ее нужно продолжить, в национальном проекте стоит задача до 2025 года улучшить средний убойный вес до 400 кг.

Айгуль Тулекбаева


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

chto-zhdet-vladelcev-avto-s-rossijskimi-nomerami

o-situacii-s-koronavirusom-v-strane-i-mire

proizvodstvo-risa-v-kazahstane-rastet-ceny-snizhayutsya

kak-epidemiologicheskij-rasizm-podelil-obshestvo-v-kazahstane

astana-na-vyezde-ustupila-sosedu-po-tablice-edinoj-ligi-vtb

загрузка

×