Субсидирование сельского хозяйства в СКО погрязло в коррупционных рисках

2561

Субсидии в регионе распределялись по принципу ''кто успел, тот и получил''.

Субсидирование сельского хозяйства в СКО погрязло в коррупционных рисках

А успевали и получали как раз крупные сельхозформирования, которые и без финансовой поддержки от государства живут весьма припеваючи, передает inbusiness.kz.

В Северо-Казахстанском антикоре озвучили итоги проверки субсидирования в местном сельском хозяйстве. Как и по всей стране, вскрылись многочисленные недостатки, серьезные упущения и, конечно, откровенные преступные схемы, направленные на хищение бюджетных средств.

Равно как и по всему Казахстану, видов манипуляций было несколько. Один из откровенных коррупционных рисков касался низкой эффективности планирования бюджетных средств, выделяемых на субсидирование, и отсутствия контроля за их целевым использованием. То есть реальный спрос сельхозтоваропроизводителей не учитывался, а господдержка выделялась по принципу ''кто успел, тот и получил''.

''В ходе анализа установлено, что поддержку от государства в форме субсидий получают крупные сельхозтоваропроизводители. В свою очередь, малые КХ и ФХ не могут получить поддержку поскольку не успевают подать заявку. Совокупный годовой объем выделенных субсидий в 2020 году на одного крупного СХТП варьировался от 2 млрд до 400 млн тенге. Средние суммы для поддержки КХ, ФХ составляют 5-6 млн тенге'', – говорится в сообщении антикоррупционной службы по СКО.

С контролем в СКО тоже дела идут туговато. Многомиллиардные субсидии часто выдаются недобросовестным предпринимателям, которые не собирались или не имели возможности использовать эти средства фактически. Например, у них не было указанного в заявках земельного участка. По состоянию на июнь 2021 года уполномоченными государственными органами были выявлены факты необоснованно выданных субсидий на сумму свыше 1 млрд тенге.

Вторая группа рисков – это целый комплекс моментов, связанных с несовершенством информационных систем субсидирования. Тут и отсутствие интеграции с инфосистемами государственных органов, и неоповещение сельхозтоваропроизводителей о поступлении бюджетных средств, для того чтобы те успели подать заявку, и нарушение права равного доступа к госуслугам, и наличие административных барьеров в форме дополнительных расходов. Также  борцы с коррупцией фиксируют низкую степень автоматизации процесса подачи заявки, что может привести к субъективному подходу при ее рассмотрении.

''Например, портал Qoldau не интегрирован с ИС ЭСФ, что позволяет уйти от персональной ответственности должностному лицу, принимающему решение, и возможность СХТП предоставить фиктивный счет-фактуру.  Аналогично отсутствие интеграции в Plem.kz позволяет получать субсидирование на не существующее поголовье КРС'', – говорится в докладе антикора.

Третья группа нарушений представляет из себя отсутствие критериев определения экономической эффективности и наличие признаков лоббирования интересов.

''В целом ежегодно в нашей области выделяется на растениеводство 48,3% от общей суммы субсидий, из них 28,6% на средства защиты растений – пестициды. Между тем статистика урожайности зерновых по состоянию на 2019-2020 годы составила 14,2 и 14,4 ц/га соответственно. Аналогичная урожайность отмечена и в 2006-2007 годах. Максимальная урожайность – 20,9 центнера с одно гектара – была зафиксирована в 2011 году, т. е. до начала реализации программ субсидирования'', – отмечают в антикоррупционной службе.

То есть огромные суммы из бюджета уходят, а эффект остается неочевидным. Есть повод задуматься и о том, что деньги попросту расходуются вне заявленных целей. Кроме того, экономически неэффективное субсидирование открывает возможные схемы лоббирования интересов производителей, поставщиков (перекупщиков) по искусственному завышению цен на рынке.

Еще один большой риск – коллизии в отраслевых нормативных правовых актах субсидирования и двоякое их толкование, правовой нигилизм мелких хозяйств. Это больше административный барьер, от которого страдают непосредственно фермеры.

''К примеру, по инвестиционным субсидиям в рамках паспорта № 4 "Создание инфраструктуры обводнения пастбищ и обеспечение водой животноводческих хозяйств (колодцы, скважины)" управлениями сельского хозяйства выделялись субсидии по правилам, где нет четких критериев по определению понятия пастбищ, что позволяло их широкое толкование. После официального разъяснения МСХ по запросу прокуратуры уточнены требования не в пользу фермеров, и теперь многие СХТП вынуждены вернуть субсидии'', – рассказывают антикоровцы.

В целом в 2021 году антикоррупционной службой по СКО возбуждено два досудебных производства в отношении крестьянских хозяйств с суммой ущерба в 7,9 млн тенге. Фермеров подозревают в мошенничества. Расследование ведется и в отношении должностных лиц отдела сельского хозяйства и ветеринарии одного из районов Северо-Казахстанской области. Их обвиняют в халатности.

Пётр Акутионов