/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 434,31 Brent 36,55
Андрей Цалюк: «Нет падения без дна»

Андрей Цалюк: «Нет падения без дна»

Как проходили торги в паре «тенге-доллар», как чувствовал себя индекс KASE и был ли спрос на рубли?

23:00 11 Март 2020 6132

Андрей Цалюк: «Нет падения без дна»

Автор:

Елена Тумашова

Метод франкфуртского аукциона, опробованный KASE на первых после «горячего понедельника» торгах, биржа будет применять и дальше.

После того, как в понедельник, 9 марта, курс продажи доллара в обменных пунктах значительно вырос  (в среднем до 394,5 тенге к середине дня, утром в каких-то обменниках был выше), во вторник, 10 марта, на первых после праздника торгах был применен метод франкфуртского аукциона. Механизм использовался на валютном рынке Казахстана впервые. Заместитель председателя правления KASE Андрей Цалюк рассказал, как он сработал.

«Суть в том, что если заявки, поданные на начало торгов, в данном случае в паре «доллар- тенге», отличаются более чем на 1,5% по своей цене от цены закрытия предыдущего дня, в данном случае, пятницы, то тогда сделки не заключаются. В течение семи минут торговая система собирает такие заявки и затем происходит вычисление цены, по которой пройдет наибольший объем сделок, принимая во внимание все заявки на покупку и все заявки на продажу. Цена вычисляется торговой системой автоматически, и в результате все заявки, поданные в течение этого времени, удовлетворяются по одной вот этой цене. Так это 10 марта и было отработано», – рассказал Андрей Цалюк.

Цена была определена на уровне 393,5 тенге за доллар. «В результате рынок получил более или менее представительный уровень стоимости тенге за доллар в новых условиях. И дальше цена мало менялась, чуть росла на мелких объемах и в конце сессии упала. Средневзвешенный курс на 17:00 составил 394 за доллар, а Нацбанк в 15:30 зафиксировал для официального курса на 11 марта 393,60», – пояснил спикер.

Он отметил, что «так биржа будет работать и дальше» (с использованием механизма франкфуртского аукциона), причем не только на открытии рынка, но и в тех случаях, когда во время торгов под влиянием какого-либо фактора цена слишком сильно уйдет вверх.

«Все биржи используют такой метод», – подчеркнул зампред правления KASE. И добавил, что он делает максимально трудным («я не говорю – невозможным») манипулирование ценами. Безусловно, «продвинутые трейдеры» могут что-то просчитать заранее по составу заявок, но для того, чтобы на таком ликвидном рынке (доллар-тенге) перетянуть цену в ту сторону, в которую хочешь, нужно обладать значительными ресурсами.

Продолжая рассказывать о том, как прошли торги 10 марта, спикер сообщил, что биржа провела определенные процедуры риск-менеджмента и была готова к экстремальным событиям.

«Но события того дня показали, что торги проходили достаточно спокойно, все было проработано в рамках регламента, без всяких рисковых событий», – рассказал спикер.

Объем торгов по паре «тенге-доллар» 10 марта составил $502,5 млн.

«Основной объем – почти $320 млн прошел именно в ходе франкфуртского аукциона, когда был удовлетворен почти весь заявленный спрос. Дальше происходили эпизодические сделки, которые существенно не повлияли на стоимость. Валютный рынок в последние годы не столь активен, поэтому этот объем – $502,5 млн – весьма большой», – прокомментировал Андрей Цалюк.

На вопрос журналистов о том, проводил ли Нацбанк валютные интервенции, топ-менеджер KASE ответил, что биржа не может разглашать позицию любого участника торгов, и эту информацию лучше получить от самого Нацбанка.

Отметим, что финрегулятор не исключил возможность проведения валютных интервенций: в понедельник, 9 марта, в совместном с правительством РК обращении он сообщил, что «для обеспечения стабильности валютного рынка и обеспечения финансовой стабильности будет проводить необходимые валютные интервенции». Достаточный объем золотовалютных активов и необходимые инструменты, включая регуляторные, для предотвращения спекулятивных операций с валютным курсом у него есть.

Индекс KASE: неплохой результат

Рассказывая о том, как чувствовал себя 10 марта индекс KASE, Андрей Цалюк отметил, что «тревоги было много», рынок открылся значительным падением индекса – примерно на 7%, но приблизительно с 14 часов 30 минут начал восстанавливаться.

«Наибольшее падение было у акций Народного банка Казахстана – 9,74%, на втором месте – бумаги KAZ Minerals PLC. Обе эти «фишки» у нас волатильные, но они торгуются, причем достаточно активно, на лондонском рынке, и там у них ликвидность выше, чем у нас. Далее: «КазТрансОйл» – 6,09%, «Казахтелеком» – 5,55%, «Казатомпром» – 4,79%. Самыми стойкими оказались акции банка «ЦентрКредит», по ним сделки были, но изменение цены – ноль», – перечислил спикер.

Он пояснил: ситуация на казахстанском рынке коррелирует с тем, что происходит на мировых рынках, на которые повлияло распространение коронавируса в том числе.

«Акции Халыка, KAZ Minerals, «Кселл», которые формируют индекс KASE, активно торгуются на международных рынках. Естественно, не может быть так, что там рынок падает, а у нас растет, подобное случается крайне редко, и то этот арбитраж быстро приходит в соответствие», – пояснил спикер.

Между тем именно акции Народного банка Казахстана вместе с акциями KEGOC стали основными драйверами индекса KASE в феврале. Изменение цены по ним произошло на +4,1% и +0,4% соответственно. А «уронили» индекс в феврале акции «КазТрансОйл» (-5,4%) и KAZ Minerals (-9,3%).

Как пояснил спикер, Халык хорошо рос на информации о «богатых дивидендах» (банк заявил, что хочет изменить ковенанты по бумагам БТА, согласно которым запрещено выплачивать в качестве дивидендов более 50% от чистой прибыли; вопрос решится на собрании держателей нот 12 марта). На акциях KAZ Minerals сказалось обострение ситуации с коронавирусом: цены на медь чувствительны ко всему, что происходит в Китае и что отражается на прогнозах развития экономики, и это в свою очередь влияет на котировки акций этой компании.

Возвращаясь к событиям 10 марта: итоговое падение индекса KASE составило 4,77%. Если сравнить с основными индексами открытого рынка в США, которые, по словам зампреда правления биржи, накануне упали более чем на 7%, то индекс KASE, на его взгляд, показал неплохой результат.

«Ночь (с 10 на 11 марта. – Ред.) принесла хорошие новости с зарубежных рынков: индексы открытых рынков дали рост приблизительно на 5%. Это говорит о том, что нет падения без дна. Идет коррекция вверх. Нефть $38 (9 марта цена падала до $31 за баррель. – Ред.) – это тоже хороший результат», – прокомментировал спикер.

И добавил:

«Хочу акцентировать внимание на том, что нефть сейчас медленно, но растет, и это хорошо. Зарубежные рынки очень не плохо отыгрались (после понедельника, 9 марта. – Ред.). То есть падение не продолжается. Это уже хорошо для нас. Лично в меня это вселяет оптимизм».

Рубль «убежал» быстрее тенге

«Спрос на рубль есть», – отметил Андрей Цалюк, отвечая на вопрос о том, что происходит в паре «тенге-рубль».

По его словам, тенге к рублю укрепился.

«Это вполне естественно, потому что рубль очень резко ушел в России (в паре «рубль-доллар». – Ред.), а мы (пара «тенге-доллар». – Ред.) не пошли с такой же скоростью за ним. Курс 10 марта составил 5,5269 тенге за рубль – достаточно хорошая цена, чтобы покупать рубль, но ажиотажного спроса в связи с этим 10 марта я не увидел», – поделился наблюдениям спикер.

По его словам, складывается интересная ситуация: тенге укрепляется к рублю, и «дальше это будет, наверное, нивелироваться». Коррекция в паре «рубль-доллар» на российском рынке тоже происходит.

«10 марта рубль «сходил» на 73, если мне не изменяет память, сейчас рубль укрепляется (средневзвешенный курс доллара, рассчитанный на единой торговой сессии Московской биржи, на 12 марта – 71,4720 рубля, на 11 марта – 72,0208 рубля. – Ред.). Рубль немного укрепляется, тенге продолжает слабеть, поэтому, я думаю, курс рубля будет сейчас повышаться», – поделился мнением спикер.

Отметим: по итогам торгов на бирже 11 марта средневзвешенный курс доллара составил 394,75 тенге (+0,75), средневзвешенный курс рубля – 5,5630 тенге (+0,0361). Официальный (рыночный) курс, установленный Нацбанком на 12 марта, для доллара, – 394,60 тенге, для рубля – 5,52 тенге.

Елена Тумашова

Банки устроили всплеск на рынке госдолга

Что происходило на KASE в последние полгода.

15 Июль 2020 17:23 3301

Банки устроили всплеск на рынке госдолга

Госбумаги отправились в «приключение»

«События рынка государственных ценных бумаг я склонен называть самым интересным приключением этого полугодия. Дело в том, что по итогам шести месяцев на рынке первичного государственного долга наблюдается рост объема заимствований в два раза – с 889 млрд тенге до 1,8 трлн тенге. Из них 445,2 млрд тенге привлекли акиматы 14 областей, городов Алматы, Нур-Султана и Шымкента, почти 1,4 трлн тенге привлекло министерство финансов», – рассказал во время подведения итогов работы за первое полугодие этого года зампред правления Казахстанской фондовой биржи Андрей Цалюк.

Он уточнил, что основные цели заимствования – реализация государственных программ: «Дорожная карта занятости», «Экономика простых вещей», «Дорожная карта бизнеса – 2025» и др. Акиматы привлекали деньги для реализации госпрограммы жилищного строительства «Нурлы жер».

Минфин выполнил план по заимствованию на 74%

Объемы выпуска государственных ценных бумаг определяются в зависимости от дефицита госбюджета. «На этот год дефицит определен как 3,5% к ВВП, или 2,4 трлн тенге (озвучено 2 апреля, 10 апреля некоторые параметры скорректировали. – Ред.). По информации, которую мы имеем, 1,9 трлн тенге будет заимствовано на внутреннем рынке, 400 млрд тенге – на внешнем рынке, также планируется выпуск на 50 млрд рублей на российском рынке», – отметила председатель правления KASE Алина Алдамберген.

Отметим, что о планах размещения на российском рынке минфин объявил в конце февраля. Сначала озвучивалась сумма, эквивалентная $500 млн, затем – $1 млрд. В ответ на запрос inbusiness.kz, почему выбран именно российский рынок, в ведомстве пояснили, что дебют суверенных облигаций Казахстана на рынке России станет бенчмарком для будущих размещений, и основные цели этого размещения – минимизация стоимости заимствований и снижение валютных рисков, а также выход на новые перспективные рынки долгового капитала. Но это, отметим, было по пандемии.

Возвращаясь к заимствованиям на внутреннем рынке: запланированный объем выпуска ГЦБ минфина – 1,9 трлн тенге, это на 19% больше плана, актуального на начало года. «Но уже сейчас на KASE обновленный план выполнен на 74%», – сообщил Андрей Цалюк.

Сумма государственного долга, торгуемого на KASE, в номинальном выражении составила 15,1 трлн тенге ($37,5 млрд), увеличившись с начала года на 16,6%, или 2,2 трлн тенге.

Алина Алдамберген поделилась мнением, что в Казахстане обычно «достаточно положительная» ситуация с госбюджетом (от его потребностей и реализации госпрограмм зависит объем привлечений), но этом году в связи со снижением цен на нефть, возможно, возникнет определенная потребность в привлечении финансирования. Хотя долговая нагрузка Казахстана достаточно низкая.

Андрей Цалюк также добавил, что в первом полугодии по активности на KASE не отставал и вторичный рынок ГЦБ. «Объем торгов вырос в 2,3 раза и превысил 0,5 трлн тенге. Порядка 74% – доля Нацбанка, по-прежнему много, но уже не 98%, как раньше», – прокомментировал спикер.

БВУ стали покупать ценные бумаги государства

В структуре инвесторов на рынке ГЦБ доля банков второго уровня достигла 28% (другие институциональные инвесторы – 52%, прочие юрлица – 19%, брокеры-дилеры – 1%, физлица – менее 0,1%. – Ред.).

«Примечательно, что коммерческие банки стали заходить на рынок и покупать эти бумаги. Такого не было достаточно давно. В 2017-2019 года были достаточно большие объемы заимствования, но они шли в рамках госпрограмм, и значительное количество бумаг выкупали структуры, которые находятся под управлением Нацбанка, в том числе ЕНПФ. В этом году благодаря росту доходности произошло изменение», – прокомментировал зампред правления биржи.

Почему выросла доля банков на рынке ГЦБ?

Отвечая на этот вопрос, эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев указывает три возможных варианта. Первый связан с тем, что государственные ценные бумаги часто выступают защитным активом (вероятность банкротства государства намного ниже, чем вероятность банкротства какой-либо корпорации). ГЦБ, хоть и предлагают меньшую доходность, но они более надежные.

«В связи с пандемией, карантином, остановкой бизнеса, скорее всего, очень сильно просядет кредитование и качество активов, будут определенные проблемы с возвратом долгов. В этой ситуации банки, вполне возможно, используют ГЦБ, во-первых, как способ защититься от потерь, во-вторых, как способ иметь хоть какой-то денежный поток», – говорит эксперт.

На его взгляд, особенно актуально это сейчас, когда в условиях потерь необходимо сохранять рабочие места и заработные платы, а банки, в силу того, что находятся под надзором государства, ограничены в маневре в этом смысле.

Второй вариант ответа, на взгляд Армана Бейсембаева, может быть связан с уменьшением количества других участников на рынке ГЦБ, что автоматически могло увеличить долю банков.

Третий вариант связан с тем, что Нацбанк обязывает банки покупать государственные ценные бумаги, поскольку это способ финансирования дефицита бюджета. «Физлиц к этой задаче привлечь нельзя (интерес к фондовому рынку в стране маленький, а количество частных инвесторов в большим кешем, который они могли бы одолжить государству, не так много). Поэтому самые очевидные участники – банки», – считает спикер.

Генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев согласен с тем, что это защитная мера от коронакризиса со стороны банков.

«В условиях пандемии, весеннего режима ЧП и карантинных мер банки просто не знают, кого сейчас можно кредитовать, потому что никто не может быть уверенным в будущем. Поэтому кредитование идет в основном только текущих проверенных и работающих заемщиков по ранее утвержденным кредитным линиям либо по государственным программам субсидирования», – отмечает эксперт.

В таких условиях, по его словам, БВУ проще держать ликвидность в нотах Нацбанка (где размещено свыше 3 трлн тенге) и государственных ценных бумагах. «Банки винить нельзя, уж очень высоки риски в целом в финансовой системе. Как только пандемия пойдет на спад и нормальная работа субъектов экономики возобновится, надеюсь, банки начнут выходить из ГЦБ и оживят кредитование», – говорит Мурат Кастаев.

Ценовой консенсус вылился в спрос

Продолжая подводить итоги полугодия, зампред правления KASE Андрей Цалюк заметил, что доходность на рынке ГЦБ – это тоже «очень интересная новость этого года». «Минфин стал выпускать относительно короткие бумаги и после длительного перерыва даже показал МЕККАМ (государственные краткосрочные казначейские обязательства со сроком обращения 3, 6, 9, 12 месяцев; выпуски, предшествовавшие размещениям этого года, по данным Нацбанка, датируются 2015 годом. – Ред.). Причем доходность бумаг варьировалась от 9,47% до 12% годовых. Я, например, уже не помню, когда минфин в последний раз давал такую доходность», – продолжил спикер.

По его словам, «это результат не одной встречи представителей минфина, Нацбанка, БВУ». В конце прошлого года и в этом году они проводились, в том числе на площадке KASE и при участии Азиатского банка развития, который оказывает консалтинговые услуги министерству финансов.

«И вот, получается, банки и минфин идут навстречу друг другу. Есть ценовой консенсус, он сразу же вылился в значительное повышение спроса. И ГЦБ минфина сейчас составляют определенную конкуренцию нотам Нацбанка. Спрос на МЕККАМ со стороны частных инвесторов существенно вырос. Поэтому мы видим здесь позитивные перемены на рынке», – добавил Андрей Цалюк.

Чем объясняются высокие ставки

«Высокая доходность, особенно по краткосрочным ценным бумагам, начинает расти в турбулентные времена. Есть некоторые представления о том, что на горизонте 20-30 лет все будет неплохо, страна так-то и так-то будет жить и ничего страшного не произойдет. И вот на этом длинном конце доходность может падать. Но когда краткосрочные риски повышаются, их становится слишком много, начинает расти доходность по краткосрочным ценным бумагам», – объясняет высокие ставки Арман Бейсембаев.

К тому же, замечает эксперт, сами краткосрочные ценные бумаги – это способ изъятия ликвидности из экономики. «Когда Нацбанк, условно, начинает стерилизовать кеш из экономики путем того, что предлагает ценные бумаги в обмен на деньги под определенную доходность. Доходность может расти на этом фоне», – комментирует собеседник, добавляя, что одной причины здесь не может быть, поскольку много процессов происходит внутри экономики.

Мурат Кастаев, отвечая на вопрос о высокой доходности размещенных краткосрочных бумаг, говорит о том, что минфин и Нацбанк продолжают формировать кривую доходности. «Это делается в первую очередь для институциональных инвесторов, для включения ГЦБ нашей страны в международные индексы облигаций. Что касается доходности, то базовая ставка у нас 9,5%, поэтому по облигациям доходность складывается чуть выше. Также нужно учитывать, что инфляция у нас по итогам года ожидается на уровне 8-8,5% (по поручению президента. – Ред.), а чтобы бумага была интересной инвесторам, доходность по ней (реальная ставка) должна быть хотя бы в пределах 3%», – поясняет собеседник.

Отметим, что, по данным Нацбанка, в мае этого года объем размещения МЕККАМ составил 106 млрд тенге, эффективная доходность – 10,78%, в июне – 251,3 млрд тенге при 10,77%. При этом объем краткосрочных нот Нацбанка в мае составил 3159,8 млрд тенге (эффективная доходность – 10,33%), в июне – 3283,6 (10,40%). Общий объем размещенных ГЦБ – 11448,7 млрд тенге в мае и 12069,5 млрд тенге в июне.

Елена Тумашова

Подпишитесь на наш канал Telegram!

Обменники просчитали курс «на завтра»?

Сохранят ли доллар в пределах 400 тенге?   

09 Март 2020 18:05 15857

Обменники просчитали курс «на завтра»?

Главный фактор резкого ослабления тенге по отношению к доллару в понедельник, 9 марта, – нефть, на мировых рынках баррель Brent подешевел более чем на 30%, минимальное значение приближалось к $31.

«Но у нас выходные, KASE закрыта, поэтому наши обменники, скажем так, отреагировали на это падение превентивно. Они не стали ждать открытия биржи завтра (во вторник, 10 марта. – Ред.) и изменили ценники уже сегодня, заранее закладывая возможный «завтрашний» курс», – прокомментировал для inbusiness.kz финансовый аналитик Арман Бейсембаев.

Отвечая на вопрос, можно считать, что завтра дальнейшего ослабления тенге не будет, и обменные пункты останутся на текущих ценах (в среднем – в пределах 395 тенге за доллар), эксперт высказал мнение, что это вполне возможно.

«Они заранее «отыграли» фактор нефти, чтобы хеджировать риски и убрать рыночную неэффективность. Если бы обменники не поменяли свои курсы и продавали доллар примерно по 382 тенге, то этим воспользовалось бы немало желающих купить валюту. Но поскольку обменные пункты имеют свои риски, и при этом умеют считать, они заранее отыграли возможное завтрашнее падение», – комментирует собеседник.

На его взгляд, велика вероятность того, что Нацбанк вмешается в ситуацию. «Я склонен считать, что НБК будет жестко, планкой, сдерживать уровень 400 тенге за доллар и не даст тенге сильно ослабнуть. Потому что 400 тенге за доллар – это объективно психологический уровень для нас. Если он поднимется выше, велика вероятность, что у людей будет некоторая доля разочарования, у кого-то может возникнуть паника. Думаю, НБК попытается как минимум не допустить резкого скачка на открытии рынка. Когда рынок откроется, он, скорее всего, всего сразу же вмешается и затем, возможно, будет постепенно аккуратно отпускать курс, чтобы он не колебался сильно. Посмотрим, как это сработает завтра», – говорит Арман Бейсембаев.

На его взгляд, если предположить, что Нацбанк не будет участвовать в торгах и позволит нацвалюте уйти туда, «куда ей надо», то, исходя из нынешних условий, при курсе «рубль-тенге» – 5,6, «доллар-рубль» – 73, доллар мы можем увидеть завтра на уровнях 403-408 тенге.

Совместное обращение: интервенции будут

Между тем, сегодня, 9 марта, правительство и Нацбанк выпустили совместное обращение по ситуации на мировом рынке нефти и мерах по обеспечению макроэкономической стабильности. В нем указывается на то, что к существенному снижению мировых цен на черное золото привели разногласия между участниками ОПЕК+, связанные с соглашениями об ограничении добычи нефти.

«В этих условиях правительство и Национальный банк заявляют, что приоритетами проводимой государственной политики остаются обеспечение макроэкономической стабильности и эффективности налогово-бюджетной политики, управление инфляционными процессами и сохранение социальной стабильности в стране», – говорится в документе.

Там, помимо прочего, отмечено, что осуществляется регулярный мониторинг ситуации на внешних рынках и ее влияния на экономику Казахстана, для оперативного принятия решений создан штаб под руководством премьер-министра.

Что касается валютного рынка, то для его стабилизации и обеспечения финансовой стабильности Нацбанк будет проводить необходимые валютные интервенции. «Национальный банк располагает достаточным объемом золотовалютных активов, а также необходимыми инструментами, включая регуляторные, для предотвращения спекулятивных операций с обменным курсом тенге», – подчеркивается в совместном обращении.

Долларов нет, приходите завтра

Курс продажи доллара в обменных пунктах резко пошел вверх утром в понедельник, 9 марта, где-то подскочил  до 400 тенге, потом, когда первая волна эмоций спала, стало заметным некоторое «укрепление».

В какой-то момент цены остановились на отметке 394,5 тенге за доллар в большинстве обменных пунктов. Многие обменные пункты убрали данные по продаже с сайта kurs.kz, однако оказалось, что некоторые из них, несмотря на пустую графу, американскую валюту все же продавали.

Отметим, что официальный (рыночный) курс национальной валюты, установленный на 9 марта, – 382,05 тенге за доллар.

Корреспондент inbusiness.kz обзвонил несколько выбранных наугад обменных пунктов Алматы и Нур-Султана с целью «купить тысячу долларов».

В одном из обменников Алматы сказали, что в наличии есть только 300 долларов по 394,5, в другом ответили: «Долларов сейчас нет».

«Не осталось, разобрали. – Что-то подорожал сегодня доллар. – Ага. – 394,5? – Ага. Извините, у меня клиент», – такой телефонный диалог состоялся с девушкой-кассиром при третьей попытке купить валюту.

По 395 тенге за «американца» предложили в очередном обменном пункте и заверили при этом, что 1000 у них в наличии. По другому адресу в кассе осталось только 200 долларов, которые можно было купить по 394,5 тенге.

В нескольких обменных пунктах не взяли трубку, где-то сработал автоответчик. В одном на звонок ответили, однако сказали, что «не работают сегодня из-за праздника».

Звоним еще. «Тысячу можно, если прямо сейчас подойдете, разбирают в момент», – услышали мы на том конце провода. У нас появился шанс пополнить личные валютные запасы по цене 394,5 тенге за доллар.

На часах – 15.00. Обзваниваем обменные пункты Нур-Султана. К слову, к этому времени если по алматинским обменникам информация о продаже на сайте kurs.kz отображалась частично (где-то указывалась, где-то – нет), то по столичным участникам рынка у всех стоял прочерк.

Итак, в первом же обменном пункте не взяли трубку, во втором сказали, что с утра доллары были («по 394 что ли стояла продажа», – не очень уверенно прокомментировала кассир), однако сейчас уже все распродано.

«Нет долларов, продали. Завтра будут», – ответили в следующем и в следующем, и в следующем пункте. В одном из пунктов сообщили, что вообще на сегодня уже закончили работу, «приходите завтра».

И вот, наконец, на вопрос, можно ли у вас сейчас купить доллары, получен положительный ответ. Тысячу «зеленых» готовы были продать по 397 тенге.

Таким образом, в большинстве обменных пунктов из нашей выборки (всего 25, 13 в Алматы и 12 в столице), и в Алматы, и в Нур-Султане, довольно часто не брали трубку, и наиболее частным ответом стал «продали».

Елена Тумашова