Антикоррупционный союз НПП и АДГСПК | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 321,36 Пшеница 465,40
$ 378.93 € 423 ₽ 5.87
Погода:
+12Астана
+18Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 321,36 Пшеница 465,40
Антикоррупционный союз НПП и АДГСПК

Антикоррупционный союз НПП и АДГСПК

Стороны наметили 22 мероприятия по шести направлениям, которые создадут равные условия для бизнеса и принесут в бюджет свыше 500 млрд тенге.

Антикоррупционный союз НПП и АДГСПК, НПП «Атамекен», АДГСПК, коррупция, бизнес, Земля, Таможня

Фото: atameken.kz

1884 15 Март 2019 16:47 Автор: Султан Биманов

Национальная палата предпринимателей (НПП) «Атамекен» и Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции (АДГСПК) подписали в пятницу, 15 марта, дорожную карту действий на текущий год, которая включает 22 мероприятий с четкими целевыми индикаторами по 6-ти ключевым сферам. Об этом inbusiness.kz в кулуарах III Антикоррупционного форума предпринимателей в Астане заявил заместитель председателя правления НПП, Рустам Журсунов.

Первым и ключевым направлением станет обеспечение равного доступа бизнеса к земельным участкам, который по расчетам НПП может принести в государственную казну дополнительные 230 млрд тенге.

«По данным акиматов, которые нам были предоставлены, в Казахстане было предоставлено 17,1 тыс земучастков. Из них 1,1 тыс или 6% [реализованы] через аукционы. Мы сопоставили стоимость кадастровую [и реализованную] и разница зачастую доходит до 88 раз. То есть бизнес готов покупать землю в 80 раз дороже, чем ее кадастровая стоимость. Это показатель того, что это очень востребованный ресурс, – подчеркнул Рустам Журсунов. – Далее мы посмотрели, сколько составляет разница на гектар. И мы вышли на сумму 1,52 млн тенге. Понятно, что это в наших расчетах, которые мы моделируем. Но если бы ту землю [а именно площадь] которую предоставили вне конкурса умножить на эту разницу, то мы выходим на сумму порядка 230 млрд тенге. И мы считаем, что если государство будет в большей степени предоставлять участки через аукционы, это значительно пополнит доходную часть бюджета».

Вторым большим вопросом в борьбе с коррупцией и серой экономикой – улучшение вопросов таможенного администрирования.

«Если мы сопоставим данные по зеркальной статистике [внешней торговле], у нас есть большой потенциал, и он составляет 7,2 млрд долларов США. И мы совместно с Министерством финансов сформировали дорожную карту и ставим задачу сократить теневую экономику и импорт и в качестве индикатива ставим цифру в 300 млрд тенге. Эта та доходная часть бюджета, на которую должно пополниться казна», – подчеркивает зампред правления НПП.

Проблемной с точки зрения необоснованных издержек бизнеса является также вопрос доступа к услугам естественных монополий. Исследования, проводимые по заказу НПП показывает, продолжает Журсунов, что средний размер неформальной платы за подключение к техническим сетям/услугам доходят до 1,7 млн тенге.

«Мы уже два года поднимаем вопрос о необходимости внедрения интерактивных карт. 11 слоев, это генплан, ПДП, доступ к инфраструктуре и это  все должно быть открыто в интернете. У нас есть отличный опыт – Кызылординской области. Государственная услуга по изменению целевого назначения участка сократилось на 4 месяца или в 5 раз. Тоже самое касается доступа к монополистам. Они просто обязали монополистов оказывать услуги по принципу одного окна из Центра обслуживания предпринимателей. И точно также интегрировали их в интерактивные карты. Это работает – доступ к услугам сократился до 3 дней. И по нашему мнению «цифра» в вопросах противодействия коррупции является самой главной», – отметил Журсунов.

В рамках борьбы с теневым оборотом НПП предлагается сформировать единую и полную бизнес реестр, где будут интегрированы сведения о каждом предприятии. Это сделает для каждого бизнесмена открытым доступ информации о потенциальных контрагентах.

«Исходя из рейтинга  каждый уже будет знать своего контрагента и клиента, что позволит существенно сократить зону риска и существенно облегчить работу в то числе и контролирующим органам. По примеру РФ где была создана такая база, число фирм однодневок сократилось в 5 раз с 1,1 млн до 220 тыс в течение 5-ти лет. Представьте, что информация о вашей деятельности, ваш оборот, платите ли вы налоги, какая ваша штатная численность. Понятно, что фирмы-однодневки, это компании, которые зарегистрированы на пустышке, у них нет никаких активов. И если вы увидите, что ваш контрагент является такой фирмой, ну или ваш собственник, наверное, вы три раза подумаете, стоит ли входить в эти рисковые отношения. Логика очень простая, если каждый будет знать информацию о неблагонадежности своего контрагента, рынок таких услуг по обналичиванию резко сокращается», – подчеркивает Рустам Журсунов.

Отдельным блоком стоят проблемы в части государственных закупок и поправки в профильный закон, создающий единое окно для всех потенциальных участников процесса. По данным Министерства финансов, 83% закупок сейчас идут из одного источника, а расхождение в ценах по договорам порой достигают 34%.

«С 1 января текущего года действуют новые изменения в закон согласно которому все закупки и площадки должны интегрироваться на базе НПП «Атамекен» или так называемое «единое окно» закупок. Мы сейчас технически проводим эту работу и планируем с 1 апреля текущего года запустить в промышленную эксплуатацию. Что это даст? Мы как общественный институт и вся республика будет видеть все закупки, всех заказчиков, всех поставщиков и все цены в режиме онлайн. Мы соответственно будем информировать фискальные и другие органы об этих рисках. И соответственно те закупщики которые увлекаются игрой на ценах они будут знать что общественность очень внимательно смотрит за ними», – акцентировал собеседник inbusiness.kz.

Также в НПП в рамках сотрудничества с АДГСПК намерены динамично двигаться в части ускоренного развития института саморегулирования (СРО). По словам Рустама Журсунова, несмотря на то что закон работает много лет, на рельсы СРО передены только две сферы – услуги по оценке и юруслуги.

«Почему такая система происходит? Понятно, что госорганы не совсем заинтересованы отказываться от своих властных функций. И система построена, так что инициация [этого процесса] может начаться только госорганом. Нам остается только ждать и мы эти вопросы поднимаем. Если будут переданы государственные функции, особенно в части контроль-надзорной сферы, СРО существенно сократит коррупционное поле», – резюмировал зампред правления НПП «Атамекен».

Султан Биманов

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK