Археологи и реставраторы древней цитадели Шымкента работают в долг

Археологи и реставраторы древней цитадели Шымкента работают в долг

На что было заложено около 700 млн тенге бюджетных средств.

03 Октябрь 2019 12:05 2992

Археологи и реставраторы древней цитадели Шымкента работают в долг

Автор:

Мира Бахытова

Фото: Мира Бахытова

Археологический парк под открытым небом и древнюю цитадель Шымкента презентовали Премьер-министру Аскару Мамину.

Местные историки давно бьются за внимание властей к древнему городищу, мечтая превратить его в яркий туристический объект. Ученые выяснили, что Шымкент существовал на этой территории еще 2200 лет назад. В ноябре этот факт должны официально подтвердить на генеральной конференции ЮНЕСКО, все документы и экспертные мнения на этот счет уже отправлены в штаб-квартиру международной организации.

Третий год на городище Шымкента ведутся масштабные раскопки, в этом году начали работать и реставраторы. Они уже воссоздали солдатские казармы – их хорошо видно на рисунках Верещагина и Вележева, занялись крепостной стеной. Вкруговую она должна слиться с остатками южных ворот, подчеркивая камерность объекта. Но, как оказалось, работы придется приостановить, и это учитывая, что сезон в Шымкенте в самом разгаре – тепло и сухо.

«По договору вся сумма, что выделена бюджетом, – около 500 млн тенге. Пока работаем на свои средства и своими силами. В принципе, мы уже стали людей отпускать, потому что не можем так продолжать. Остались только несколько человек, которые будут поддерживать и детали доделывать», – поделился главный архитектор научно-исследовательского проектного филиала РГП «Казреставрация» Садвакас Агитаев.

В долг работают и археологи, подтверждает директор института археологии им. Маргулана Бауыржан Байтанаев.

«В этом году не было выделено ни тиына, пока ничего нет. Договор заключен, деньги должны быть выделены, но всегда существуют какие-то технические преграды и препятствия, и мы ожидаем», – сказал Байтанаев.

«Сумма затрат на археологию заложена в объеме порядка 180 млн тенге, в этом году не получено. Реставраторы тоже строят в долг за свои деньги», – поделился директор Международного института центральноазиатских исследований Дмитрий Воякин.

Объяснить, в чем причина задержки выплаты почти 700 млн тенге, исполняющая обязанности руководителя управления культуры, языков и архивов Галия Шарафиева не смогла, сославшись, что пришла на должность недавно и еще выясняет причину. При этом объем работ, произведенный за этот сезон, огромен. Ученые представили десятки монет, относящихся к разным эпохам – от X до XIX веков нашей эры, серебряные украшения, детали золотых нашивок на одежду, многочисленную керамику, курильницы и ядра от пушек. К слову, восемь аутентичных пушек, найденных ранее на городище, в свое время украсят воссозданные крепостные стены.

«Международный туризм – это комплекс объектов природы и культуры. С музея все начинается. Здесь не хватает здания музея – вон кусок обгрызанный. В следующем году Шымкент должен стать культурной столицей СНГ, ну куда они (туристы) придут?! В тот же музей областной. Здесь, я считаю, власти должны оперативно шевелиться, бить в колокола. Срочно надо создать здесь музей под открытым небом. В следующем году, когда приедут гости, эксперты, туристы, работа на раскопках должна кипеть, стены должны стоять, пушки должны стоять – восемь пушек есть. Вон ядра от них, а пушки там находятся. Сейчас, я считаю, власти спят. Так и скажите, что академик Байтанаев говорит, что власти спят, прямым текстом», – высказался директор института археологии им. Маргулана Бауыржан Байтанаев.

Премьер-министр Аскар Мамин пообещал ускорить решение этого вопроса и поставил перед историками и реставраторами новые, можно сказать, срочные задачи. Шымкент должен быть готов к приему туристов в 2020 году.

«Нам надо постараться успеть, здесь же можно строить круглый год. Основа есть. 2200 лет – уже факт, который будет объявлен. Нам надо будет подготовить по этому проекту отдельный план по всем объектам, есть внутри уже отдельные археологические раскопки, и разбить по графику, по финансированию. Отдельные маршруты для туристов, сколько их должно быть – пять-шесть-семь, подумайте. Мне нужен детальный план по развитию этого проекта. У нас уже нет времени. Приезжайте на следующей неделе, и я отдельно проведу совещание по этому проекту, какая помощь нужна», – сказал Аскар Мамин.

Мира Бахытова, Шымкент

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/Hu6dCufd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/mTrh1Zf5.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/GZdBAwmB.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/WUMutfpa.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/wKJhYJpC.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/6eWzbuIs.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/hfBxs1sy.jpg

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Брифинг – о туризме в это лето

Трансляцию можно увидеть в эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS в 12:20.

28 Май 2020 10:30 511

Брифинг – о туризме в это лето

В качестве спикеров выступят председатель комитета индустрии туризма МКС РК Дастан Рыспеков, председатель АО «НК Kazakh Tourism» Ержан Еркинбаев, директор департамента событийного маркетинга и специальных проектов АО «НК Kazakh Tourism» Даниел Сержанулы.

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире.

27 Май 2020 12:30 1907

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Смогут ли казахстанцы отдохнуть внутри страны? Какие требования будут предъявлять к открывшимся отелям и турбазам? Почему единственная возможность в сложившейся ситуации – переносить купленные и несостоявшиеся из-за коронакризиса зарубежные туры, а не требовать возврат средств? Какая поддержка нужна туристическим компаниям? Об этом говорили участники очередного выпуска телемарафона «Бизнес & государство» на телеканале ATAMEKEN BUSINESS.

Острожный оптимизм уже появился

«По всем направлениям отрасль встала, – начала дискуссию заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова. – Что касается внутреннего туризма, то здесь, как вы знаете, карантинные меры привели к тому, что все остановилось, все сидят в изоляции. Но нужно сказать, что острожный оптимизм у субъектов туризма уже появился, с 18 мая туроператоры могут работать. С 16 мая авиакомпания Scat начала внутренние перелеты, «Эйр Астана» – также. С 25 мая гостиницы начинают возвращаться к деятельности. Санитарные требования разработаны, мы (палата. – Ред.) принимали в этом активное участие, чтобы эти меры не стали чрезмерной нагрузкой для субъектов бизнеса».

«Бизнес воспрянул и испытывает осторожный оптимизм? Или что у вас?» – обратился ведущий телемарафона Данил Москаленко к председателю Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрату Султанову.

«Многие объекты, в том числе для детского отдыха, готовятся к открытию. Ждем отдельное постановление главного государственного санврача о санаторно-курортном лечении и детском отдыхе. На объектах «взрослого» туризма, конечно, сказался карантин и ЧП, эти меры совпали с Наурызом и майскими праздниками. Объекты готовятся, многие готовят заявления на открытие. Единственное, нужна поддержка», – говорит спикер.

Поддержка, по его словам, нужна, например, в части проведения медосмотров, они стоят от 8 до 12 тыс. тенге за человека. Наличие ПЦР-теста отменили, но только для туристов. Если человек приезжает, например, на сутки, и это стоит 3-4 тыс. тенге, то заплатить за тест 12-15 тыс. тенге – это слишком дорого. Но ПРЦ-тесты должны сдавать сотрудники, за которых платит компания.

«С региональной СЭС мы уже обговорили вопрос проведения акции, это когда баклаборатория в течение дня бесплатно сделает анализ воды из водоемов и т.д., там много анализов, сумма доходит до 150 тыс. тенге. О такой поддержке мы уже договорились в регионе. Хотелось бы еще, чтобы нас включили в списки тех, кто может проходить бесплатный скриниг – сдавать тесты ПЦР. Здравоохранение, крупная торговля ежемесячно проводят такие скриниги для сотрудников. Мы бы хотели рассмотреть вопрос, особенно это касается детского туризма, чтобы нашу отрасль тоже включили в списки. Если 70 человек в штате, по 15 тыс. тенге за тест, посчитайте, какая сумма получается, она неподъемная», – говорит Кайрат Султанов.

Сколько бизнес потерял из-за простоя

«Справки о прохождении ПЦР-тестов для сотрудников туробъектов отменили, требование об их наличии привело бы к удорожанию продукта и развитию «дикого» туризма», – подключился к обсуждению и.о. замдиректора Палаты предпринимателей Акмолинской области Ерканат Мусылманбек.

Он рассказал, что сейчас региональная палата продвигает вопрос компенсации затрат на содержание туробъектов за март-май, пока был простой. Речь идет о коммунальных услугах, связи. «По электричеству мы получили отказ, это обосновали тем, что электроснабжающие компании – это тоже бизнес. По газу, воде и теплу вопросы прорабатываются с местными исполнительными органами. Но шансы на положительное решение низки», – говорит спикер.

На примере одного оздоровительного комплекса, расположенного в Боровом, он поясняет, каковы потери бизнеса: если посмотреть по налогам, плате за комуслуги и возврату сумм брони на Наурыз, то убытки этой компании составили 30-35 млн тенге. Когда предприниматель сможет выйти на такой уровень по доходам, чтобы перекрыть эти «дыры», не известно.

Отели нельзя перегружать гостями

«На днях мы обсуждали 37-е постановление главного санврача. Если заболеваемость коронавирусом не будет превышать 7% в регионах, то блокпосты открою. Правительство планирует сделать это с 1 июня, но все будет зависеть от эпидобстановки в стране. А так туробъекты практически в полной готовности. В Акмолинской области совместно с областной СЭС и местными исполнительными органами созданы мониторинговые группы. Они будут проверять объекты на готовность, принимать заявки отельеров на открытие, проверять соблюдение всех санитарных норм», – продолжает Ерканат Мусылманбек.

Он перечислил требования к местам проживания. Самое главное – наличие защитных средств у персонала (перчатки, маска), обеспечение социальной дистанции на ресепшене, в блоке питания. Обязательно: наличие санитайзеров в коридорах, антисептиков – в каждом санузле, тепловизора – на входе («в отель ни в коем случае не должны впустить человека с высокой температурой»). Одно из главных преимуществ постановления – то, что разрешили подачу питания для клиентов в самом ресторане или кафе, это облегчает отельерам жизнь. Еще один такой «бонус»-послабление – гости сами должны обеспечивать себя масками.

Елена Михнова добавляет: также увеличили количество человек, которые могут одновременно пребывать в ресторане, с 30 до 50. При этом осталось требование не загружать объект свыше проектной мощности; например, если отель рассчитан на проживание 50 человек, нельзя ставить дополнительные кровати или раскладушки, чтобы не превышать эту цифру. Это касается и детских лагерей отдыха.

Плата за профобязанности

«Нет худа без добра. Сегодня есть возможность уделить внимание внутреннему и въездному тризму. Мы ожидаем, что больше будут развиваться такие продукты, как тур выходного дня, тур дневного дня. Многие люди не работали, но культура отдыха у них осталась. Мы действительно ждем с первых чисел июня наплыв гостей. И, конечно, отельерам придется подготовиться и подтянуть уровень сервиса: люди привыкли отдыхать за рубежом, они знают, каким должен быть сервис», – продолжает председатель Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрат Султанов.

Говоря необходимых мерах поддержки, он напоминает о том, что до коронакризиса представители отрасли готовили изменения и дополнения в Закон РК «О туристской деятельности в Республике Казахстан». Нужно продолжить эту работу. Больной вопрос для участников рынка – плата за въезд на особо охраняемые территории. «Были послабления по налогам, но такой налог никто не отменял. За одного ребенка, например, нужно платить 261 тенге, это ощутимо. Невозможно держать ребенка взаперти в течение десяти дней, нужно выводить на маршруты, в лес. За каждого нужно платить 261 тенге за каждый день. И плюс – за каждого сотрудника. В какой отрасли еще есть такое? Пришел нефтяник на работу и за него надо заплатить 261 тенге. А в туризме есть», – представляет свою точку зрения спикер.

Еще он считает, что нужно разъяснять меры поддержки от государства, доводить до бизнеса, потому что не все о них знают.

Договора есть, но проезд пока закрыт

Директор компании «Саят Павлодар» Гульмира Отаргалиева (турагент) поддерживает коллегу в вопросе платы за въезд на особо охраняемые территории. «По Баянаулу это 855 тенге в сутки за человека. Это нереально много, учитывая сумму, которая платится за проживание и питание. Наши призывы о том, что, может быть, нужно быть гибче, обратиться в маслихат, уменьшить эту сумму, пока понимания не нашли ни со стороны акимата, ни со стороны турбаз. Позиция такая: вы напишите – мы поддержим», – говорит предприниматель.

Она рассказывает, что ее компания готова возить отдыхающих на Алаколь, поставила автобус на это направление. Но проблема в том, что закрыты границы регионов. «И пока они закрыты, об Алаколе речи нет. Проехать туда мы не можем. Договора с домами отдыха и с транспортниками у нас есть. Мы готовы переключиться на внутренний рынок. Теперь все зависит от постановления санврача, от решения наших властей. Баянаул, например, открыт, но турбазы пока не принимают. Нам сказали, что 1 июня озвучат, как и в каком режиме будут работать (объекты туризма. – Ред.)», – говорит Гульмира Отаргалиева.

«Карта занятости» поделится средствами

Заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова отметила, что из-за недоработок по инфраструктуре не все курортные зоны смогут заработать в полную силу: где-то, например, не хватает кусочка дороги, полкилометра-километр, не хватает, условно, пары туалетов, где-то внутренняя инфраструктура самого субъекта не приведена в порядок и т.д.

«Мелочи, но, как известно, в сфере услуг мелочей не бывает. Мы ищем дополнительные, альтернативные возможности решить эти проблемы. Сейчас пытаемся подключиться к программе минтруда, уже есть определенные договоренности, поручение правительства, о том, чтобы сэкономленные в регионах по «Дорожной карте занятости» средства направить на реализацию инфраструктурных проектов в сфере туризма», – говорит спикер.

По ее словам, для этого сейчас проводится инвентаризация туристических маршрутов по регионам, определяются приоритетные. «Если это получится реализовать, то, думаю, какие-то инфраструктурные вещи мы сделаем», – говорит спикер.

Переносить туры – единственная возможность

Участники телемарафона говорили и о выездном туризме. Как отметила президент Ассоциации туроператоров и председатель КФ «Туристик Камкор» Инна Рей, исторически туротрасль направляла усилия в основном на предоставление услуг за рубежом, поэтому большая часть участников рынка работают именно в этом сегменте. «Но выездной туризм не получил той поддержки, на которую рассчитывал», – говорит она.

Объявление чрезвычайного положения и карантина из-за пандемии, по ее словам, было неожиданным и резким. Но, тем не менее, в Казахстане был «инструмент», с помощью которого туристов, оказавшихся за рубежом, можно было возвращать домой: силами фонда вернули почти 5 тыс. человек. Эта задача в тот момент стояла на первом месте.

«Но дальше возник вопрос: что делать с теми турами, которые были отменены из-за карантина? Туроператоры очутились в ловушке. Потому что средства, которые они направили в отели, остались в отелях, средства, которые они перечислили за перелеты, остались в авиакомпаниях. А туристы оказались с невыполненными со стороны турагентов обязательствами», – говорит спикер.

Решением этой проблемы, на ее взгляд, было бы разъяснение от правительства, от уполномоченного органа, почему возможности возвращать деньги за купленные туры, на чем сейчас настаивает большинство туристов, нет.

«Люди нетерпеливы, у всех ощущение, что их обманывают, тем более агентства до сих пор закрыты. Получается, как будто сталкивают лбами клиента и турагента, турагента и туроператора, хотя ничьей вины нет. Государство должно нас поддержать, разъяснить населению. Продажи выстраиваются не одномоментно, это не то, что человек приходит, платит, берет товар и уходит. В туротрасли все предоплаты делаются заранее. Туроператор участвует в большой финансовой схеме, которая не может быть оборвана одним решением, и при этом чтобы не возникли последствия. Нам нужен официальный документ, в котором бы разъяснялось, что в сложившейся ситуации единственная возможность – откладывать туры и выполнять их позднее. Вопрос возврата может стоять только после того, как отрасль восстановится, и когда у туроператора появятся новые свободные деньги», – говорит Инна Рей.

Тем более, по ее словам, ситуация все равно стабилизируется, мир постепенно открывается. Казахстан считается страной с наиболее благополучной эпидситуацией, и Турция уже указала нас в числе тех, кому будет открыта возможность привозить туристов.

Туристам нужна гарантия государства

«Главная проблема у нас – возврат средств за несостоявшиеся во время периода ЧП туры, и возврат или урегулирования отношений по турам, которые были забронированы по акциям раннего бронирования. Все находится в рабочей стадии. Хотелось бы почувствовать поддержку государства в этом вопросе», – поддерживает Гульмира Отаргалиева.

Она считает, что можно было бы пойти по пути других стран, например России, где государство принимает участие в решении этой проблемы.

«Там средства, потраченные на туры, замораживают в валюте по курсу на день оплаты. И это государственное решение, то есть оно идет не от операторов и агентов. Одно дело, когда мы говорим туристу, другое – когда это делает государство», – говорит предприниматель.

Туристам, уверена она, нужна гарантия того, что тур, отложенный на следующий год с сохранением его стоимости, состоится, а если по каким-то причинам не состоится, то они получат выплату.

«Сейчас гарантировать никто не может. Если что-то случится с туроператором, один на один с туристом окажутся турагенты, которые не являются правообладателями турпакета, они всего-навсего агенты-реализаторы. Судебная практика до сих пор показывала, что ответчиками чаще всего остаются агенты», – говорит спикер.

Она рассказала, что в своей компании 80% туров перенесла с сохранением стоимости на следующий год. Раннее бронирование – это в основном постоянная клиентура, с которой мы можем работать, и нас слышат. Объяснили людям, что они потеряют очень много, если мы сейчас пойдем на аннуляцию, потому что есть фактически понесенные затраты, и операторы их выставят. Либо мы переносим тур и сохраняем стоимость в валюте по курсу на день оплаты», – рассказывает участница эфира.

Туры, купленные на август-сентябрь, пока не переносили: люди надеются, что небо откроется, Турция, Египет откроются, и они полетят на отдых.

Предложения внесены, решения ожидаются

Елена Михнова рассказала, что со времени введения ЧП Нацпалата направила в правительство пять пакетов мер поддержки, в том числе по выездному туризму. «Мы предлагали рассмотреть европейский опыт по переносу туров. Также пытались донести мысль о том, что решение проблемы просто в рамках договорных отношений субъектов и потребителей сейчас не представляется возможным. Потому что сумма, требуемая туристами к возврату, серьезная – около 4 млрд тенге. Сейчас субъекты не в силах одномоментно вернуть такие деньги. Мы предлагали уполномоченному органу провести разъяснительную работу с населением. Совместный пресс-релиз готовится, министерство культуры и спорта уже провело брифинги. Тема очень острая», – говорит спикер.

Она также говорит о той поддержке, которую туротрасль получила в России: возможность переноса туров до конца 2021 года закреплена законодательно, туроператорам дали такие полномочия. Также утверждено постановление правительства РФ о субсидировании туроператорам потерь, понесенных за период чрезвычайной ситуации.

«Такие предложения мы внесли, но решения пока не приняты. Понятно, что бюджет государства ограничен, и правительство расставляет приоритеты. Ожидаем каких-то решений», – говорит представитель НПП.

Нужен алгоритм выхода из карантина

Председатель республиканской ассоциации СРО «Казахстанская индустрия туризма» Мунирам Ахматова добавляет, что поддержка туроператоров нужна, потому что агенты работают в определенной цепочке: берут пакет, который сформирован туроператором. «Поэтому необходимо пересмотреть агентские договора. Ответственность туроператоров нельзя перекладывать на турагента, поскольку он продает готовый продукт», – считает спикер.

На взгляд Инны Рей, вопрос субсидирования отрасли, вероятно, поднимать поздно, государство с ним уже определилось. «Вопрос: банкротство или рестарт? Я бы сказала, период опасных банкротств мы прошли. Жизнь налаживается. Нужен правильный алгоритм выхода из карантина», – говорит она.

По ее словам, очень многие туроператоры, которые занимались выездным туризмом, сейчас перенаправляют силы на въездной. «Формируются доступные пакеты. Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но для этого надо, чтобы их не «бомбили», – заключает спикер

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». Это онлайн-площадка для обсуждения актуальных проблем в различных сегментах экономики.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: