Асем Нургалиева: Из 9 млн казахстанцев у 6 млн есть действующие кредитные контракты

7081

Эксперт рассказала о том, что происходит на рынке кредитования.

Асем Нургалиева: Из 9 млн казахстанцев у 6 млн есть действующие кредитные контракты

По словам эксперта, лишь 2,5-3 млн людей вообще не обременены кредитами и не имеют никакой кредитной активности. Такие данные в интервью inbusiness.kz привела исполнительный директор Первого кредитного бюро Асем Нургалиева. Эксперт ответила на актуальные вопросы и рассказала о том, что происходит на рынке кредитования сегодня.

– Сейчас многие еще не пришли в себя от тех событий, что мы видели в Алматы. Особо поражает характер и масштаб грабежей и мародерства. Давайте поговорим о личном финансовом хозяйстве простых казахстанцев. Как пережили пандемию (2020-2021 год) широкие слои населения? Была ли проблема выпадения доходов и как она решалась на бытовом уровне?

– По доходам сказать сложно, так как нет открытой информации. Мы не видим, сколько людей вышло в просрочку из-за пандемии. С 16 марта по 15 июня 2020 года действовал 167-й приказ агентства финансового регулирования по предоставлению отсрочек и недопущению ухудшения негативной кредитной истории. Процедура реабилитации, которая была запущена 9 апреля 2020 года, предусматривала реабилитацию контракта в том случае, если у человека был кредит и он погасил его с просрочкой больше 90 дней. А также если в течение 12 месяцев не допускал просрочек по другим кредитам больше 30 дней. В этом случае ему реабилитировали контракт. До декабря мы реабилитировали 1,3 млн таких контрактов. Из них с апреля по декабрь 566 175 человек заново взяли кредиты и 87 тыс. человек (15%) уже вышли в просрочку.

– Одной из мер правительства на первом заседании стало ужесточение требований к потребительскому кредитованию. Мы видим, что потребкредиты стали локомотивом роста для банков. Что происходит в данной сфере и какую закредитованность населения через основные метрики вы наблюдаете?

– Потребительские кредиты без залога растут. Растет рынок товарных кредитов и рассрочки. При этом средний чек небольшой. Средняя выдача беззалоговых кредитов составляет около 300 тыс. тенге. По сравнению с 2020 годом этот показатель немного снизился. Из 9 млн казахстанцев у 6 млн есть действующие кредитные контракты. Порядка 2,5-3 млн людей вообще не обременены кредитами и не имеют никакой кредитной активности. С этим учетом мы не можем сказать, что население закредитовано.

У многих действующие кредиты – это ипотека. Большое количество людей, погасив старые кредиты за счет пенсионных накоплений, пошли брать новые. По сути, это и провоцирует рост цен на рынке жилья. С точки зрения средней суммы мы не видим больших изменений. Медианное значение средней суммы падает до 85 тыс. тенге, что говорит о том, что большинство кредитов выдается в сумме до 85 тыс. тенге. Это та самая рассрочка, о которой мы говорим. Покупая квартиру, людям нужно делать ремонт, покупать мебель и бытовую технику.

– Не могли бы Вы очертить портрет заемщика? Как растут "длина" и "размер" потребкредита? Сколько сейчас составляет долговая нагрузка и насколько этой цифре стоит верить?

– Портрет заемщика очень интересный. Из 19 млн человек 9,3 млн – это мужчины и 9,9 млн – женщины. Средний возраст – 31,5 года. Основная масса кредитов выдается от 25 до 44 лет. Здесь есть определенные поведенческие характеристики. Женщины начинают брать свои первые кредиты чаще с ипотечных займов, что говорит о том, что они больше приближены к созданию домашнего очага. Мужчины начинают свою кредитную деятельность с автотранспорта. Для них важно иметь свою машины. Ближе к годам 55+ увеличивается доля людей, приобретающих землю, скот.

У нас есть данные бюро национальной статистики за апрель 2021 года по номинальной заработной плате между мужчинами и женщинами в возрасте от 34 до 44 лет. Согласно данным, средняя номинальная зарплата у мужчин – 286 тыс. тенге, у женщин – 215 тыс. тенге. Это говорит об определенных разрывах между доходами мужчин и женщин.

Кредиты есть у более чем 70% мужчин и женщин. Средняя сумма выданного кредита у мужчин в возрасте от 35 до 44 лет составляет 681 тыс. тенге и у женщин – 594 тыс. тенге. Это опять-таки связано с доходами и коэффициентом долговой нагрузки.

Есть небольшое различие по среднемесячному платежу. У женщин в возрасте 35-44 лет среднемесячный платеж составляет 100 тыс. тенге, а у мужчин – 107 тыс. тенге. Это связано с тем, что у мужчин доход выше и возможности кредитоваться больше.

По просрочкам. Во всех возрастных категориях мужчины менее дисциплинированы, чем женщины. В среднем 25% мужчин находятся в просрочке, а из женщин – 17%.

– Сейчас мы видим бум ипотечного кредитования, жилищного строительства и рост рынка недвижимости. При этом за этим процессом драйвится рост трат на ремонт, бытовую технику, мебель и прочий интерьер. И многое делается в кредит. Мы видим существенный рост объема выдачи ипотеки в 2020-2021 годы. Не могли бы охарактеризовать, что произошло на рынке за этот период?

– За год рынок ипотечного кредитования вырос практически в два раза. Ипотечных кредитов в 2021 году было выдано на 1,9 трлн тенге. Это 149 тыс. уникальных заемщиков. С учетом того, что за год у нас было 606 тыс. сделок с недвижимостью, каждая четвертая была оформлена в кредит. На такой бум повлияло и изъятие пенсионных накоплений. Порядка 2,5 трлн тенге было изъято на улучшение жилищных условий. На погашение ипотеки было направлено 15,3% и 16,2% – на первоначальный взнос.

– Что ждет рынок на фоне заката государственный ипотечных программ, повышения порогов изъятия средств из ЕНПФ? Бытует мнение, что рынок недвижимости пузырится, при этом объем ипотеки к ВВП относительно низкий в стране. Можно ли говорить о рисках для финансового сектора со стороны ипотечного сегмента?

– Скорее всего, ожидается сокращение государственных программ в части ипотечных кредитов. Сейчас у нас есть три основных направления: рыночная ипотека и ипотека, выдаваемая коммерческими банками; государственные программы ипотеки через БВУ и Отбасы банк ("Нурлы Жер", "Баспана Хит", "7-20-25"); ипотечные кредиты, которые можно получить через систему жилстройсбережений Отбасы банка.

Есть банки, которые стабильно кредитуют ипотеки, и у них достаточно ликвидности для того, чтобы покрывать этот портфель. Также ипотека будет уходить в онлайн. В какой-то степени это окажет импульс на развитие сегмента. С учетом сокращения госпрограмм будет больше предложений со стороны Отбасы банка или рыночных игроков. Сейчас держится высокий спрос на жилье, и его нужно чем-то подкреплять.

Есть данные по тому, что у нас выдавались кредиты заемщикам предпенсионного и пенсионного возраста. На свои накопления они оформляли ипотечные займы. Таких случаев не мало. С учетом того, что ипотека – долгий кредит, тут есть вопрос возвратности и дожития людей. Здесь присутствует небольшой риск, но, я думаю, это будет нивелироваться на уровне риск-менеджеров кредитных организаций. Сейчас при выдаче ипотеки важно иметь стабильные официальные отчисления.

– Немаловажно упомянуть о недавнем слухе о кредитной амнистии, который взбудоражил жителей южной столицы, а регулятору пришлось делать опровержения. Какова ситуация с той категорией заемщиков, которым амнистировали ранее потребительские долги? Они заново залезли в кредитную кабалу и что с ними происходит?

– Кредитной амнистии в Казахстане никогда не было. Это слух, которые люди распространяют для дестабилизации рынка. Когда люди осознанно берут кредит, а потом просят его списать – это несправедливо по отношению к финансовой организации. На каждого такого человека есть миллион людей, которые оплачивают проценты по кредитам и понимают, что за использование этих денег им нужно платить.

В Казахстане было рефинансирование валютной ипотеки. Когда люди при резком повышении курса были вынуждены переплачивать. Тогда государство пошло навстречу, потому что в 2007 году разрешало выдавать ипотечные займы только в иностранной валюте и позже не смогло на должном уровне зарегулировать этот сегмент или сделать запрет на него. В этом случае получился баланс. Фактически государство зафиксировало курс и по нему люди выплачивали кредит.

В 2018 году правительство принимало меры по погашению задолженности по 300 тыс. тенге людям, которые относятся к социально уязвимой категории. Если у вас было два кредита и вы относились к этой категории, то по одному из займов, который был наибольший, государство оплачивало 300 тыс. тенге. Это были не кредитная амнистия, а погашение со стороны третьего лица.

На этом фоне люди просят списать у них кредиты, и это неправильно. Если банк видит, что заемщик не может платить по кредитам, то он пойдет на реструктуризацию задолженности. Хотя люди не склонны обращаться к банку, когда не могут выплатить кредит.

– По Вашему мнению, не спровоцирует ли ужесточение требований к заемщикам ухудшение финансового положения граждан? Ведь, согласно опросам Нацбанка, процент людей, живущих, что называется, от зарплаты до зарплаты, вплотную приближается к 90%.

– Скорее всего, не будет никакого ухудшения финансового положения. Просто люди не смогут брать существенные кредиты, не имея подтвержденных доходов и соответствующую долговую нагрузку. С учетом того, что до 1 июля на эти займы сохраняются лояльные условия коэффициента долговой нагрузки, то, скорее всего, нет. Но если регулятор в дальнейшем будет ужесточать требования по долговой нагрузке в отношении потребительских беззалоговых кредитов, то это может спровоцировать выброс в залоговый сегмент. Будет больше кредитов выдаваться под залог автомобилей, недвижимости. Одно время у нас было активно залоговое кредитование. Сейчас уже какой год оно показывает снижение по портфелю, потому что никому не интересно. Скорее всего, когда рынок уже перенасытится долговой розницей и с учетом того, что регулятор будет дальше ужесточать требования, то мы будем переходить в залоговое кредитование.  

Сейчас мы видим, что портфель автокредитов вырос практически в два раза. У людей появляются деньги, они закрыли ипотеку и хотят покупать новые машины. Так как новых авто у нас не так много, то большой спрос идет на вторичном рынке. С учетом активной перепродажи растет цена. Когда у человека есть машина, он может ее заложить в автоломбард с правом управления и дальше ездить на ней. Значит, идет акцент на залоговое кредитование. Есть также и потребительский кредит на другие цели, когда при этом можно заложить машину.

Скорее всего, рынок залоговых кредитов будет расти. На это повлияет и то, что регулятор не планирует внедрять долговую нагрузку на залоговые кредиты.

Если спрос на кредиты останется, то люди будут просто менять формы кредитования. И когда они уже не смогут обратиться в регулируемые организации, то будут обращаться к черным кредиторам. Снизить спрос на кредиты удастся только в том случае, если правительство сможет поднять доходы населения.

Мария Галушко