/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-6Нур-Султан
-7Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Бионическая рука: как молодой студент создал уникальный протез

Бионическая рука: как молодой студент создал уникальный протез

Стартапы с социальной направленностью по-прежнему остаются скорее редким исключением, чем постоянной практикой во время акселерационных программ или в период отбора молодых компаний для финансирования.

22 Октябрь 2019 08:00 7986

Бионическая рука: как молодой студент создал уникальный протез

Новости

Сегодня
19:42

Землетрясение произошло в Алматы

Сегодня
19:33

Проект итогового коммюнике конференции по Ливии предусматривает санкции в отношении нарушителей режима прекращения огня

Сегодня
19:17

Пользователи сообщают о сбое в работе WhatsApp

Сегодня
18:55

Иран пытается самостоятельно расшифровать черные ящики сбитого украинского "Боинга"

Сегодня
18:38

Больше всего жителей Алматинской области на приеме у полиции интересовала регистрация авто из ЕАЭС

Сегодня
18:11

В Казахстане состоялось празднование Всемирного дня снега

Сегодня
17:39

Столичный таксист присвоил деньги пассажирки, забытые в салоне

Сегодня
17:17

Иран может пересмотреть отношения с МАГАТЭ, если европейские участники СВПД не выполнят своих обязательств

Сегодня
16:28

Опознаны 169 жертв авиакатастрофы под Тегераном

Сегодня
15:34

Конор Макгрегор за 40 секунд нокаутировал Дональда Серроне в турнире UFC 246

Все новости

Как правило, молодые инженеры стремятся найти себя в коммерческих проектах. Маулен Бектурганов, основатель стартапа MBionics, напротив, решил изучить рынок, и он понял, что найти подходящий протез – задача практически невозможная, и решил создать собственную модель. Стартапер получил безвозмездный грант от акселератора DAR Lab и рассказал, с какими сложностями он столкнулся при разработке моделей, поиске подходящих деталей, а также объяснил, почему страны Африки – перспективный рынок.

От разработчика – в виртуальную реальность

Еще во время учебы на последнем курсе я всерьез увлекся разработками в области виртуальной реальности. Как раз тогда я узнал, что есть различные устройства и датчики, которые могут передавать импульсы от человека к компьютеру. Меня очень заинтересовала эта технология, и я стал размышлять, где еще можно ее применять. Как раз тогда ко мне пришла идея, что можно было создать роботизированную руку, которая бы повторяла движения человеческой руки. Такая разработка могла бы помочь людям, которые пострадали во время аварии или в результате какой-то производственной травмы.

Уже к концу учебы я собрал роботизированную руку, используя специальный браслет. Такое устройство надевалось на руку человека и считывало импульсы мышц. Если чуть-чуть углубиться в физиологию, то мы увидим, что во время сгибания или разгибания рук мышцы человека сокращаются, когда по ним проходят импульсы тока. Чтобы уловить ток, на человека надевается браслет, в котором установлены датчики на предплечье. В целом у меня ушло порядка четырех месяцев и 400 тысяч тенге на то, чтобы провести все необходимые исследования и создать работающий прототип.

Достойные конкуренты

После окончания университета, я подал заявку на участие в одной местной программе, а позже прошел все этапы и получил финансирование. Сразу после конкурса ко мне обратился молодой человек, который стал нашим первым клиентом. Для него мы смогли изготовить полноценную роботизированную руку, а не прототип. Также после конкурса мне дали возможность работать в специальной лаборатории на базе моего университета. Как раз там я смог изготовить 3D-модель и снять все мерки для изготовления роботизированной руки.

Нужно понимать, что протез – это индивидуальное изделие. Есть клиенты, которые говорят, что хотят руку из такого-то материала с определенным функционалом. Например, поворотный механизм для протезирования руки стоит около $2,5 тысячи. Если какие-то отдельные детали стоят слишком дорого, то мы закупаем только отдельные части и пытаемся сконструировать тот же механизм самостоятельно.

Сейчас штат нашей команды вырос до пяти инженеров, где каждый способен заменить друг друга, несмотря на то, что у всех есть своя специализация: кто-то занят протезированием, а кто-то сконцентрирован на электронике.

Коммерческая составляющая

Не так давно мы стали победителями конкурса стартапов от DAR Lab и безвозмездно получили 4 млн тенге на развитие и улучшение наших протезов. Этих средств хватит на то, чтобы закупить дополнительное оборудование, станки и арендовать цех, где будет находиться основное производство. Мне кажется, подобные программы предлагают молодым командам не только возможность получить средства на развитие, но и развивают стартаперскую экосистему в целом.

Я надеюсь, что в скором времени мы запустим массовое производство наших протезов, так как видим проблемы этого рынка.  По нашим расчетам, мы выйдем на массовое производство протезов в течение этого года, а еще через год нам уже удастся окупиться. Скорее всего, часть производства будет отдана на аутсорс. Например, резка металла или какие-то другие процессы. Сейчас единственной частью протеза, которую мы заказываем, являются специализированные моторы, которые мы заказываем из Швейцарии. Стоимость одного такого мотора составляет около $250, что не так мало, для того чтобы сделать протез доступным. Да, мы пытаемся внести коммерческую составляющую в наше производство, но также хотим оставаться доступными для большинства пользователей.

Новые горизонты

Это может прозвучать странно, но мы собираемся экспортировать наши протезы в страны Африки. По сравнению с той же Россией, Европой или рынком США в Африке относительно высокий спрос на протезы и низкая конкуренция с компаниями или стартапами, которые предоставляют аналогичным услуги. Наша инновация состоит в том, чтобы устанавливать протез в течение трех часов. Сотрудник нашей компании будет очень мобильный и сможет передвигаться со специальной сумкой со всем необходимым для установки протезов за очень короткое время. Кроме того, в странах Африки очень много отдаленных участков, куда наш протезист вполне может добраться, имея за плечами такой рюкзак с протезами.

Подобные устройства в базовой комплектации в той же Германии, стоят около 40 тысяч евро. В эту сумму также входит полноценная клиника, где пациенты могут какое-то время адаптироваться и привыкнуть к новому протезу. Например, у протезных центров есть специальные учреждения, где пациенты проходят реабилитацию, учатся справляться с новым протезам. На самом деле больше времени уходит на то, чтобы привыкнуть к протезу. Изначально мы были сконцентрированы на том, чтобы создавать индивидуальные бионические руки, но на рынке есть протезные центры, спонсируемые государством, которые также специализируется на индивидуальных протезах. Мы же со своей стороны будем смотреть дальше и пытаться наладить массовый поток.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

В бизнес со студенческой скамьи

Именно на это нацелены студенты вузов, собравшиеся в эти дни в столице, на площадке Enterpreneurial MeetUP.

12 Декабрь 2019 09:35 4172

В бизнес со студенческой скамьи

Каждый из них презентовал свой стартап-проект, а также получил массу кейсов по тому, в каком направлении им стоит двигаться и какие навыки развивать.

Студентка из Костаная Аида Мурзасеитова вместе со своей командой представила проект рубашки на магнитах. Идея возникла не на пустом месте.

«Я ходила в гости к тете, у нее сын болен ДЦП. Я заметила, что ему сложно застегнуть пуговицы на рубашках. Это занимало много времени. Позже мы с ребятами разработали проект, который мог бы помочь не только моему братишке, но и другим казахстанским детям», – рассказывает она.

Сейчас свою продукцию – рубашки с магнитами вместо пуговиц – Аида и ее единомышленники продают внутри университета за шесть тысяч тенге. Шьют их по заказу в ателье.

«В одном из интервью уполномоченный по правам ребенка Аружан Саин сказала, что предприятия, создавая людям с ограниченными возможностями спецодежду, отделяют их от общества. Наша же особенность в том, что мы шьем обычные рубашки, удобные для наших клиентов, не делаем акцент на их ограниченные возможности», – говорит Аида.

Артём Хайрулин из Актюбинского политехнического колледжа с детства мечтал стать известным программистом. В восемь лет, пока его ровесники возились с игрушками, Артём уже познавал азы компьютерной грамотности. Отчасти примером для него стал сооснователь Apple Стив Джобс.

Вместе с двумя дизайнерами Артём разрабатывает пауэрбанк со съемными аккумуляторами. Его себестоимость оценивается в $8-9 за единицу, а «розница» – в $20.

«Многим приходится покупать гаджеты вместо старых. Частая причина ломки – в аккумуляторе, а поскольку он у нас съемный, вы просто его меняете, и все. Это намного дешевле», – говорит он. По его словам, подобное устройство есть у китайцев, но оно имеет много недочетов. Сейчас IT-команда дорабатывает свой стартап.

Салтанат Орманова из Актюбинского университета им К. Жубанова занимается геометрическими скульптурами. Сейчас это мировой тренд, но в Казахстане он только набирает силу. Салтанат учится на дизайнера, и поэтому ее хобби может вполне перерасти в собственное дело. Тем более уже есть заказы, в основном от владельцев кофеен и мелких магазинов. Судя по работам девушки, они могут быть востребованы и среди многочисленных ТРЦ и кафе республики.

Будущий педагог из Павлодара Асем Каирбекова вместе с подругами представила тактильную азбуку. Во время прохождения практики они увидели, что дети не проявляют интерес к алфавиту. Поэтому и придумали такие буквы на ощупь. Они значительно ускоряют процесс изучения, говорит Асем.

«Это полностью хэндмейд-продукт. На данный момент сделано 650 азбук, нам помог университет, частная мебельная компания. Многие образцы мы раздарили общеобразовательным учреждениям в Павлодаре, чтобы протестировать их и получить фидбэк. На данный момент у нас есть своя авторская методика, по которой нужно изучать буквы. В нашей команде пять человек, трое из них логопеды-дефектологи», – рассказывает девушка.

Стоимость азбуки составит от 5,5 тыс. тенге. Девушки намерены запустить ее в продажу со следующего года.

Студентки Инновационного Евразийского университета (Павлодар) Виктория Санюта и Диана Койчубаева выпускают фрипсы – фруктовые чипсы. Всего четыре вкуса – киви, бананы, яблоки и микс.

«Фрипсы в магазинах дорого стоят, и не каждый студент может их себе позволить. Мы решили в университете продвигать тему здорового питания. Наш вуз подержал», – говорят они.

В университете им предоставили необходимое оборудование, Виктория и Диана договорились с кафетериями на территории вуза о реализации своего продукта.

Сейчас они уже выкупили оборудование и готовы купить более мощную технику. В неделю девушки продают по 25-30 пачек сладостей. Для них это больше социальный проект.

«Раньше представление о бизнесе было другим, казалось, что это очень легко. Но сейчас мы понимаем, что это не так, нужно уделять этому огромное количество времени. Особенно приятно, когда это все приносит пользу. Мы не будем останавливаться на достигнутом и хотели бы выйти в розничную сеть», – говорят они.

Вернемся к тому событию, которое объединило этих и других активных ребят в столице, к Enterpreneurial MeetUP. Он проходит в рамках проекта «Экосистема студенческого предпринимательства», который второй год подряд проводится при поддержке компании ERG (Евразийская Группа), AlmaU School of Entrepreneurship and Innovations, Ассоциации друзей Тель-Авивского университета в Казахстане. Участники проекта – студенты из регионов присутствия ERG. В основном это малые города – Хромтау, Рудный, Аксу, Экибастуз, а также областные центры – Павлодар, Актобе, Костанай, Караганда.

Цель проекта – трансформация классических региональных университетов в предпринимательские, развитие предпринимательских навыков у студентов. За три года обучение прошли не только студенты, но и преподаватели.

Такие мероприятия позволяют молодежи окунуться в мир бизнеса и уже сейчас, со студенческой скамьи попробовать себя в качестве предпринимателя. Для участников проекта проходят тренинги по развитию бренда, ошибкам стартапа, финансовой грамотности. Предоставлена возможность встретиться с топ-менеджментом крупных компаний, представителями малого и среднего бизнеса. Одним из гостевых спикеров, к примеру, стал глава Евразийского банка Валентин Морозов. Он посоветовал ребятам уметь выбирать самому себе дорогу в жизни.

«Ищите то, что вам нравится, вы совсем еще молодые. Выбор вуза обычно определяется родителями, но сейчас вы начинаете взрослеть, совсем скоро – и вы закончите университет. Никто вас за руку вести не будет, четкая программированная часть закончится. Поэтому первое – занимайтесь тем, что нравится, что делает вас счастливым. Вариантов много. Останавливаться и опускать руки – непростительно. У меня к вам даже не совет, а просьба – мечтайте, дерзайте. Комбинация учебы и кропотливой работы обязательно приведет к успеху. В условиях современного мира некоторые профессии могут исчезнуть, единственное, что не устареет, – это вера в себя и ваша целеустремленность», – говорит он.

Валентин Морозов также обсудил с участниками роль цифровизации в глобальном мире, ее влияние на нашу жизнь, а также ответил на вопросы о конкуренции.

Прошедшие два дня были очень насыщенными. Они помогли участникам понять, как совершенствовать свои стартапы и стать лучше.

Айгуль Тулекбаева

Материал подготовлен совместно с партнерами​

«Относитесь критично к своему стартапу: возможно, вы станете в сто раз более успешными»

Вдохновляющее интервью про стартапы.

30 Август 2019 10:19 1397

«Относитесь критично к своему стартапу: возможно, вы станете в сто раз более успешными»

Быть первым далеко не всегда означает снимать сливки, и любого монополиста можно «подвинуть» с рынка, если он закрывает не все «боли клиентов». Такого мнения о том, стоит ли стартапам стремиться выбиться в лидеры на каком-либо рынке, придерживается независимый эксперт по стартапам Евгений Мухамеджанов. Евгений имеет большой опыт взаимодействия со стартапами. В интервью inbusiness.kz он рассказал, почему советует начинающим командам сначала тестировать свои идеи в социальных сетях, прежде чем идти к инвестору. А также о том, почему не видит проблемы в воровстве идей, и как монетизировать проект.

– Евгений, недавно Вы описывали на своей странице в «Фейсбуке» случай, когда ребята придумали проект, Вы указали им на ошибки, но через пару месяцев они пришли с той же самой идеей, совершенно не поработав над ней…

– Классическая ошибка стартапов – не прорабатывать идею. Многие не изучают рынок для того, чтобы понять, а нужно ли вообще кому-то то, что они собираются предложить, и можно ли на этом зарабатывать. Пытаются сразу «продавать» себя и свою сырую идею кому-то, ходят по конкурсам в надежде тут же получить деньги. Хотя инвесторы на конкурсах бывают очень редко, там в основном эксперты с рынка. Они говорят, что неправильно в твоем проекте, критикуют. Поэтому на конкурсы нужно ходить в первую очередь для того, чтобы получить обратную связь.

Вообще что важно стартаперам? Сконцентрироваться на разработке, анализе рынка. Сейчас есть очень хорошие инструменты для анализа, это информационные порталы, которые агрегируют данные, социальные сети.

Быть социально активным очень важно для стартапера. Социальные сети, например, дают хорошие возможности монетизироваться, масштабироваться, получать помощь, новые информационные каналы. Можно написать, например, в «Фейсбуке»: ребята, у меня вот такая идея, давайте поддержим. И чаще всего люди поддерживают. Им нравится поддерживать хорошие идеи.

– Лайки «друзей» в соцсети далеко не всегда означают материальную поддержку.

– Да, но это поддержка в другом плане. Например, ты запустил приложение, и за счет того, что ты известен в соцсетях, его сразу скачало, например, 50 или 500 человек. И они еще перепосты сделали. С этим материалом уже можно идти к инвестору и говорить: у меня вот столько-то пользователей, они тестируют мое приложение, сделали вот такие-то замечания. Появляется база для переговоров. Потому что когда приходишь к инвестору просто с идеей, инвестор не сможет сделать выводы, жизнеспособна ли она или нет.

– Тем более так много одинаковых стартапов…

– В мире то же самое. Например, кто-то открыл ресторан и хорошо зарабатывает, обязательно появляются люди, которые открывают свое заведение рядом: считают, что это рыбное место. Так и с бизнес-идеями: чей-то стартап «выстрелил» и начал бурно расти, и всем кажется – идея правильная. Не в этом дело. Идей миллион, все уже давно придумано.

Все связано только с командой. Обычно инвестор покупает команду, а не идею. Идея ничего не стоит. Потому что бизнес-модель приходится постоянно менять. Стартапер работает с рынком, клиентами, в какой-то момент видит, что что-то не так, и начинает подправлять, если не стратегию, то элементы – сервис, визуализацию и т. д. Только качественная команда может это делать. И, кстати, даже если ваш стартап успешен и кажется, что ничего менять не нужно, это вовсе не означает, что можно обойтись без постоянного анализа. Анализировать нужно всегда: возможно, вы можете быть в сто раз более успешными.

Почему иногда появляется какой-то проект, который стартует в пять раз быстрее? Он анализирует ошибки предшественников и создает модель, которая все это учитывает. В этом смысле хорошо быть не первым.

– Немного напоминает плагиат…

– Те команды, которые выходили на рынок первыми, вторыми, третьими и не увидели своих ошибок, явно уже не смогут это сделать, раз до этого не смогли.

Возможно, им нужен человек, который способен увидеть недочеты. Но чаще всего стартапы не хотят кого-то нанимать (они же самые умные, особенно молодые). Тянут лямку, вроде зарабатывают какие-то деньги. Но иногда нужно просто взять весь доход и «купить» на него экспертов, которые помогут расти в сотни раз. И остаться при этом собственником, не отдавать долю инвестору.

– То есть выходить на рынок первым – это не всегда хорошо? Многие как раз, наоборот, стремятся оказаться первопроходцами, чтобы занять большую долю рынка.

– У велосипедистов тот, кто идет первым, тратит силы на рассекание воздуха. Так же и в бизнесе: первому приходится прилагать усилия, чтобы объяснить, что за продукт, в чем его преимущества. Приходится вкладывать определенные ресурсы. Потом приходит второй, третий. А потом – пятый, тот, кто умеет строить бизнес. Он запускает на рынок продукт, в котором уже учтено множество нюансов и который реально решает большинство проблем в какой-то сфере или нише. И при этом пользователи уже знают, о чем идет речь. Быть первым далеко не всегда означает снимать сливки.

– Если упустить время, на рынке может появиться монополист, и это усложнит выход следующим.

– На любой рынок, даже если там сидят монополисты, можно зайти и подвинуть их. Например, есть гигант в сфере доставки еды, большой и сильный бренд. Почему бы не зайти на этот рынок новому игроку и не начать байговать – создать сервис доставки еды, более крутой и инновационный.

– Но это же упирается в вопрос денег, и немалых. Те два игрока, которые сейчас зашли на наш рынок доставки еды, тоже гиганты, причем зарубежные, понятно, что в них вкладывали много. Легко ли стартапу найти такого инвестора, который согласится финансировать «байгу» с монополистом?

– Все дело в том, что предлагать. Нужно сделать «домашнюю работу». Анализ покажет, что есть, например, свободные рынки и есть рынки, на которых присутствуют сильные игроки, но они в силу разных причин не хотят быть клиентоориентированными из-за своего масштаба (когда каждое «телодвижение» выливается в огромные инвестиции).

Нужно понять, закрывает ли действующий монополист все боли клиентов. Возможно – нет. Возможно, из-за отсутствия конкуренции у него остановилось развитие.

Почему крупные бренды перестают работать над своей инвестиционной привлекательностью? Они думают: деньги итак зарабатываются, зачем тратить миллионы долларов на переделку всей инфраструктуры?

А стартап, у которого нет вот такого «бекграунда», может взять и с нуля сразу сделать хорошо. Но это требует хорошей подготовки.

– Есть ли у нас такие стартаперы, которые способны с нуля сделать хорошо?

– Честно скажу: я не верю в то, что 20-летний стартапер возьмет и порвет рынок. Это мое личное мнение. Я считаю, что человеку, окончившему институт, лучше не бегать по конкурсам с какими-то идеями, не тратить на это свое время (можно ходить и просто слушать). Но лучше устроиться в очень хорошую организацию с хорошей корпоративной структурой, где работают нормальные продуктологи, маркетологи, есть социальные пакеты. Это хорошая возможность увидеть правильный путь создания компании, получить опыт выстраивания команды. Посмотреть на бизнес-процессы с точки зрения хозяина компании.

Кстати, в мире стартаперы возраста 40+ считаются наиболее успешными, причем самые высокие показатели у тех, кто создает бизнес после 60 лет. Потому что у людей в возрасте уже нет вот этого романтического настроения – создавать стартап ради того, чтобы быть стартапером. Человек понимает свои возможности, то, как работает бизнес, и самое главное – у него есть связи, это ключевое.

– У нас понятие «связи» не всегда воспринимается позитивно.

– Связи – важная составляющая развития бизнеса. Когда у тебя наработан пул положительных контактов, ты можешь позвонить человеку и сказать: дружище, у меня вот такой классный проект, не хочешь поучаствовать? Если пытаться «пробиться» через коммерческое предложение или секретаря, то в 99% случаев это ни к чему не приведет. Так что связи – это хорошо, во всем мире это называется «нетворк».

– Пользоваться связями тоже надо уметь.

– Часто сталкиваюсь с таким отношением. Ко мне приходят ребята и говорят: хотим, чтобы вы были нашим ментором. Я соглашаюсь. А они пропадают. Через пару месяцев я сам звоню и интересуюсь, где они. Мне отвечают: ой, а мы уже передумали, нашей команды уже нет. То есть не они мне звонят и сообщают об этом, а я сам их разыскиваю. Получается, люди не ценят качество взаимоотношений. Я же взял на себя обязательства, помню о них, а их – нет. Что за детский сад? Я ведь могу и обидеться и записать таких стартаперов в черный список.

– Евгений, по Вашему опыту, есть такие сферы или бизнесы, где идеи не имеют шансов на успех?

– Нет. Есть определенные сферы, в которых могут возникнуть проблемы. Например, в какой-то из сфер работает несколько стартапов, вдруг запускают государственный проект, и всех пользователей вынуждают подключиться к нему.

Стартапы с сильными командами не увидят проблему в том, что их вытесняют с рынка. У них есть решение, которое объединяет людей, – платформа, позволяющая работать с любыми сообществами, будь то, например, работники банков, социальные предприниматели или вообще волонтеры. Необязательно зацикливаться на том сообществе, на которое проект был рассчитан изначально. Эти стартапы переориентировались и начали обслуживать другие группы.

Предпринимательство – это постоянный вызов: а что ты можешь еще сделать, чтоб стать востребованным у клиентов и более прибыльным. И вот те команды, у которых сильные бизнес-архитекторы, обычно и выигрывают. То есть не IT решает, а хорошая команда и умение анализировать.

– Можно сказать, что совершенно безумная идея способна стать стартапом в условиях Казахстана?

– Любая идея может стать стартапом, главное, чтобы решалась чья-то проблема. Например, по всему городу вырубают деревья. Почему бы не появиться приложению для мониторинга этого процесса? Пользователи высылают фото, которые отправляются напрямую в соответствующие ведомства. Приложение агрегирует «зеленых» людей, неравнодушных к проблемам экологии, можно предложить им какие-то продукты или услуги, связанные с этой сферой, например, гидропонику или биоудобрения.

То есть ты должен поймать тренд своей аудитории, дать ей что-то бесплатно и дальше предлагать какие-то товары, сервисы, услуги. Ты решаешь проблему пользователей, они тебя любят и готовы получать от тебя экстрауслуги.

– Что Вы думаете про дублирование идей?

– У наших стартапов есть странное болезненное отношение к их идеям. Они всегда думают о том, как защитить свои идеи. Я говорю: забудьте. Идеи защищать бессмысленно, потому что все, что вы придумаете, в той или иной форме уже существует по всему миру.

Единственное, что поможет защитить идею, – это сильная команда, постоянная работа над улучшением сервиса. Потому что, кроме вас, никто не знает, что вы планируете. Все видят только текущий момент, а он уже устарел. Настоящий стартапер всегда думает на три-пять шагов вперед. И конкурент никогда не сможет скопировать его бизнес-модель, потому что это бизнес-идея будущего.

Поэтому я всегда говорю стартапам: пусть воруют, никто не сможет скопировать вашу идею. Смогут только сделать что-то в том же направлении. Но это будет уже не ваш проект. Пока «воры» будут разворачиваться, ваш проект уйдет еще на пять шагов вперед.

– Евгений, если вернуться к вопросу об инвестициях, сложился ли уже рынок «инвесторы-стартаперы»?

– Мы понимаем, что этот рынок у нас очень молодой, пока не так много стартапов, которые действительно интересны инвесторам, и инвесторов, которые понимают, как инвестировать в стартапы.

– У нас инвесторы привыкли вкладывать в традиционные активы.

– Да, две основные формы – ритейл и недвижимость, и здесь процесс понятен: условно, от котлована до готового продукта. Новые сферы – стартапы – в этом смысле менее понятны. Инвестору нужно рассчитывать не на текущую прибыль, а на заработок на выходе из проекта, притом что пять-семь лет нужно вкладывать и вкладывать. Мы понимаем, что за такой срок курс национальной валюты может измениться. Инвестор же в тенге дает деньги бизнесу, стартап деньги в долларах не возьмет, потому что сам получает доход в тенге.

Людей, которые умеют стратегически мыслить и имеют опыт в подобного рода инвестировании, достаточно мало. И не все хотят рисковать своими деньгами…

– Есть ли такие люди – бизнес-ангелы – в регионах?

– У нас вообще публичных бизнес-ангелов менее десяти человек на страну. Публичные – это те, которые могут сказать: у меня есть деньги, я готов инвестировать. Очевидно, что у нас очень много людей, которые не могут объяснить происхождение своих денег.

Стартапам в среднем требуется 50-100 тысяч долларов. С зарплаты госслужащего ты такую сумму накопить не сможешь даже за 20 лет. А у нас нередко бизнес-ангелами готовы выступать именно госслужащие.

Я в этом вижу только одну проблему. Один стартапер мне сказал, что никогда не возьмет денег у госслужащего. Потому что госслужащий не понимает, что такое коммерческий сектор, как развивается бизнес, он привык все решать административными методами.

В отличие от человека, который свой капитал заработал, создавая и развивая собственный бизнес. Он и к деньгам, и к бизнесу относится иначе – понимает все процессы, начиная от зарождения идеи и появления первых проблем. И готов сам подключаться и помогать.

Чем бизнес-ангел отличается от инвестора? Инвестор – это просто деньги. Бизнес-ангел дает деньги помогает отладить бизнес-модель, помогает своими связями. И делает первые продажи. Это очень важно – когда бизнес-ангел помогает тебе с первыми продажами.

– Всеобщее декларирование доходов, которое хотят внедрить в Казахстане, на Ваш взгляд, может повлиять на желание инвесторов вкладывать в стартапы?

– Думаю, декларирование надо было внедрить лет десять назад. Но нужно делать разделение по видам активов. Если человек приобретает автомобили, недвижимость, предметы роскоши и прочее, то нужно обязательное декларирование. Если же вкладывает в бизнес, в стартапы, то тут можно применять механизмы амнистии и создавать различные условия. Например, вкладываешь в стартапы – у тебя на следующий год уменьшаются налоги. Государство очень легко может оперировать такими инструментами. И оно и должно это делать.

Мне кажется, здесь нужна взвешенная позиция государства. Проблема же все равно есть, деньги утекают, так пусть они хотя бы работают во благо экономики.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: