/img/tv1.svg
RU KZ
Как создать сервис и заработать на этом

Как создать сервис и заработать на этом

Алматинский стартап привлек $850 тысяч инвестиций и стал международной компанией.

09:45 02 Февраль 2020 4479

Как создать сервис и заработать на этом

Автор:

Мария Галушко

Основатель компании Relog Бауыржан Рустемов зарабатывает на том, что с 2017 года продает облачные сервисы для оптимизации транспортной логистики. За четыре года компания развилась до международной и сегодня работает в Казахстане, России и Украине. За все время работы стартап привлек $850 тыс. инвестиций. Корреспонденту inbusiness.kz Бауыржан Рустемов рассказал, почему окупаемость для IT-проектов это не самое главное, основных сложностях и отсутствия конкуренции на рынке Казахстана.

Старт и инвестиции

По специальности Бауыржан Рустемов программист и вместе с другом работал над проектами на заказ. Помимо основной работы, увлекался разработкой собственных идей. Один из таких проектов впоследствии перерос в бизнес.

«К созданию облачного сервиса меня подтолкнул заказ на автоматизацию курьерской службы. Проект в разработку мы так и не взяли, но предварительно я проделал большую подготовительную работу, изучил тему, рынок, конкурентов. Тогда я понял, что у сервисов, которые уже есть на рынке, много недостатков, и я могу предложить решение лучше, – начинает свой рассказ молодой предприниматель. – Так как мы еще не могли позволить себе снять офис, нам предоставил площадку со всей необходимой инфраструктурой Tech Garden. Тогда для нас это было очень удобным решением».

Первая версия сервиса получилась довольно простой, презентабельной, больше выполняющей функцию прототипа. Для того чтобы она превратилась в конечный продукт, необходимо было многое дорабатывать и исправлять. В этом начинающим предпринимателям помогали потенциальные клиенты, говоря, чего именно не хватает сервису. Например, автопланирования маршрутов и предоставления отчетности.

«Доработка проекта шла постоянно. Мне понадобилась команда, и я привлек еще пару программистов, делегировав им часть задач. Затем нашел первого инвестора, который вложил 24 млн тенге. Именно тогда у нас начался бурный рост, и команда продолжала расти. Через несколько месяцев долю первого инвестора выкупил второй инвестор. На сегодняшний день общий объем инвестиций в проект составляют $850 тысяч», – говорит предприниматель.

Первые проблемы

Бауыржан рассказывает, что их дела шли не так гладко, как это кажется на первый взгляд. Приходилось сталкиваться с разными трудностями. Например, первая версия была написана на скорую руку, из-за чего пришлось поставить на ней крест.

«Мы продали ее где-то за 12 млн тенге и прекратили поддерживать, потому что она была бесперспективной. Сделали с ребятами вторую версию и начали продвигать. Тут тоже совершили много ошибок. О том, что нужно строить систему продаж, я вспомнил поздно. Мы закопались в разработке и на продажи не обращали внимания, – вспоминает собеседник. – Это стандартная ошибка основателей с инженерным бэкграундом. Поэтому я отошел от разработки и погрузился в бизнес-процессы».

Систему продаж ребята строили полтора года. Предприниматель сетует, что нужно было не жалеть денег и привлечь опытного специалиста. Дело пошло бы быстрее.

Окупаемость не важна

Бизнесмен не ставит перед собой цели быстрой окупаемости. Он отмечает, что в IT стартапах самый ценный показатель – это рост компании из квартала в квартал, из года в год. Динамику роста бизнеса важно показывать и инвесторам.

«Пока мы не окупились, но растем достаточно быстро. За 2019 год компания выросла в 6 раз, примерно на 590%. Это наш главный показатель достижения», – говорит Бауыржан.

В 2019 году компания подключила порядка 100 компаний. По всему СНГ в системе работают около 150 компаний, из них 15 за пределами Казахстана. В ноябре ребята открыли офис активных продаж в Москве.

«Так как в Казахстане нет конкуренции, то и трудностей тут меньше. Чего не скажешь о Москве. К тому же это такой вид продаж, который не происходит быстро. Иногда на это требуется неделя, а иногда и месяц, и даже полгода», – говорит собеседник.

Экономия бизнеса и отсутствие аналогов

Сервис оптимизации транспортной логистики позволяет компании существенно сократить транспортные расходы и управлять сложной логистикой. Бауыржан отмечает, что это происходит за счет функции планирования маршрутов, которая помогает распределить 500 заказов по 20 машинам и сделать так, чтобы все водители попали во временные окна. Система помогает оптимально загрузить машины, уменьшить их количество и минимизировать пробег, что сильно сокращаются транспортные расходы.

«Система дает мониторинг, функцию аналитики всей логистики. Можно отслеживать, насколько эффективна была доставка. Если логист может составить маршрут с использованием 20 машин, то алгоритм составляет тот же маршрут с использованием 15-17 машин», – поясняет собеседник.

Бауыржан считает, что в Казахстане нет аналогов сервису из-за того, что это весьма сложный продукт, требующий множество вычислений и больших инвестиций.

«Это не то же самое, что делать сайт или интернет магазин или маркет-плейс. Тут нужно обладать хорошей экспертизой, иметь в команде крутых ребят с опытом или представлением, как это можно осуществить. Чтобы продукт получился качественным, в него нужно долго инвестировать. Убедить инвесторов вкладываться в твой продукт в течение года и только потом, возможно, получить прибыль, может быть, сложно. Наверное, поэтому многие не решаются начать, и у нас все еще нет конкуренции на этом рынке», – объясняет предприниматель.

В команде Бауыржана сегодня работает 25 человек. В планах у ребят, помимо рынка СНГ, выйти на зарубежный, а дальше мировой рынки.

«Нам нужно хорошо поработать над тем, чтобы сделать продукт лучше, чем уже существует в мире. Это тот вызов, который стоит перед нами», – подытожил предприниматель.

Мария Галушко

Стартап-проекты помогут увеличить долю инноваций в ВВП до 5% к 2024 году

Казахстанский стартап-рынок начал активно развиваться с 2018 года.

23 Июнь 2020 09:39 2584

Несмотря на то, что экосистема еще находится на этапе становления, стартап-проекты уже активно внедряются в национальную экономику и нередко занимают лидирующие позиции на международных конкурсах, говорится в обзоре портала FinReview. Этому способствуют созданные в Казахстане инвестиционные фонды, которые вкладываются в стартапы, а также площадки – инкубаторы, акселераторы, где предприниматели могут развивать и прорабатывать свои идеи. Сейчас доля инновационной продукции в ВВП Казахстана составляет порядка 1,4%. Однако в ближайшие пять лет стартап-проекты могут существенно усилить инновационную активность в стране.

Казахстан стремится попасть в топ-30 передовых стран мира. Для достижения этой стратегической цели в приоритет ставится развитие науки и инноваций. Например, министерство по инвестициям и развитию стимулирует крупные промышленные предприятия внедрять элементы «Индустрии 4.0». Так по их замыслу экономика быстрее перейдет к цифровизации.

Однако, как показывает опыт западных стран, таких как Германия, Франция, Канада, США, а также восточных – Китая, Японии, Кореи, основными поставщиками инноваций и новых идей остаются малые предприятия и стартап-проекты. Казахстану, как стране с сырьевой экономикой, развитие инноваций позволит снизить зависимость ВВП от мировых цен на нефть, которые уже в текущем году продемонстрировали рекордное падение за последние двадцать лет. Поэтому государство закладывает основу для инновационной экосистемы – открывает технопарки и инновационные хабы, выделяет инвестиционные средства на поддержку инноваций, развивает венчурное финансирование.

Тем не менее стартап-экосистема Казахстана пока находится на начальном этапе развития

Глобальным исследованием стартап-экосистем, проводимым международным агентством Startup Genome (США), охвачено 150 экосистем по всему миру, в том числе город Нур-Султан. Согласно методологии, их жизненный цикл состоит из четырех этапов развития:

  • активация;
  • глобализация;
  • расширение;
  • интеграция.

Исследование показало, что стартап-рынок в Нур-Султане находится на стадии активации жизненного цикла. Этот результат также характеризует ситуацию на рынке всей страны в целом.

Активное развитие казахстанского стартап-рынка началось лишь в 2018 году. Именно тогда в стране был принят Закон «О венчурном финансировании», который регламентирует этот рынок. Правовые новшества упростили условия образования и функционирования венчурных фондов. Если раньше фондам требовалось создание юридического лица с определением уставного капитала и структуры, состоящей из совета директоров и исполнительного органа, а также регулярная сдача отчетности, то теперь им необходимо только заключить договор венчурного фонда.

Это событие дало толчок финансированию рынка новых технологий. Поэтому для их привлечения в стартап-проекты в этом же году были созданы современные технопарки и инновационные хабы, среди которых FinTech Hub Международного финансового центра «Астана», Astana Hub, QazTechVentures, Tech Garden.

Как формируется стартап-экосистема Казахстана?

Технопарки являются одним из средств стимулирования и развития национальной экономики. Они особенно эффективны для моноотраслевых регионов, остро нуждающихся в диверсификации и новых технологиях.

Отличительная особенность технопарков – наличие бизнес-инкубаторов, в которых молодым компаниям предоставляют оборудованные офисные и производственные помещения на льготных условиях. За период «взращивания» компания должна нарастить потенциал для дальнейшего самостоятельного функционирования и развития.

Сегодня в Казахстане функционируют более 40 технологических бизнес-инкубаторов. Полную карту стартап-экосистемы можно посмотреть на сайте инкубатора MOST. Помимо самого MOST, есть nFactorial, Astana Hub, TechGarden, Impact Hub, Astana Business Campus и другие. Для запуска и развития стартапов они проводят различные стимулирующие программы, среди которых программы инкубации и акселерации, а также школа трекеров, где участники проходят обучение развитию собственного бизнеса и привлечению финансирования. Эти программы высоко востребованы среди стартаперов. К примеру, международный технопарк Astana Hub уже заполнен на 100% – к концу 2019 года насчитывалось 233 стартапа, а программу акселерации прошел 91 проект.

Другим важным компонентом развития экосистемы стартапов является венчурное финансирование, которое представляет собой долгосрочные высокорисковые частные инвестиции, предоставляемые новым технологическим компаниям. Такой формой поддержки инновационной активности в стране занимается QazTechVentures. В ноябре 2019 года совместно с сингапурским партнером Pavilion Capital создан фонд Quest Ventures Asia Fund II, капитализация которого составила 50 млн долл. США. Эти средства уже направляются на финансирование проектов за счет запуска акселерационной программы.

Помимо развития IT-стартапов, в Казахстане также создана «регуляторная песочница» FinTech Lab для поддержки финтех-проектов

Сейчас финтех-рынок представляет собой активно развивающийся сегмент технологического прогресса, который с каждым годом усиливает свое влияние. К примеру, в 2017 году его объем вырос в семь раз по сравнению с 2015 годом, и в 24 раза – по сравнению с 2014 годом, достигнув 17 млрд тенге.

Рынок, без сомнения, будет и дальше набирать обороты и стремительно менять структуру финансового сектора. Сейчас, по различным оценкам, около 75% клиентов банковских услуг предпочитают мобильные приложения в качестве основного средства коммуникации с банком.

Поэтому, в рамках комплексного подхода к развитию финтех-экосистемы в Казахстане создан Международный финансовый центр «Астана», функционирующий на основе общего права, одно из преимуществ которого – наиболее благоприятные условия для венчурных инвестиций. Уже в январе 2018 года регулятором финансовых услуг МФЦА – комитетом по регулированию финансовых услуг запущена первая в Центрально-Азиатском регионе «регуляторная песочница» под названием FinTech Lab. Созданная среда позволяет компаниям тестировать и разрабатывать инновационные финансовые продукты и услуги в рамках специального режима регулирования.

Другой важной особенностью развития финтех-рынка является запуск на базе FinTech Hub МФЦА программы инкубации и акселерации стартапов, реализующихся с партнерами международного уровня, такими как VISA, Seedstars и Startupbootcamp. В рамках этих программ около 120 стартапов уже получили поддержку.

Например, в программе акселерации Fintechstars в 2018 году приняли участие 146 компаний из 33 стран мира. Среди них были отобраны 10 лучших проектов (шесть казахстанских и четыре – из России, Украины, Грузии и Нигерии), получивших по 20 тыс. долл. США инвестиционных средств, а также возможность работать с командой акселератора, доступ к вебинарам, семинарам и техническим решениям от партнеров Seedstars.

Примеры успешно реализованных казахстанских стартап-проектов

«Умные» очки, гаджеты для программирования, сервис для отслеживания нахождения детей, сервис подбора юридических специалистов, электронные кошельки, финансовые агрегаторы – это лишь часть успешных стартап-проектов, созданных казахстанцами.

К примеру, стартап-проект ORBI Prime, производящий первые в мире «умные» очки для записи панорамного видео. Проект привлек инвестиции на сумму 3 млн долл. США и предзаказ товара объемом 350 тыс. долл. США.

Также можно отметить проект Robo Wunderkind, выпускающий роботов, которых можно самостоятельно собрать и запрограммировать на выполнение каких-либо действий. Продукция компании продается практически по всему миру, а привлеченные инвестиционные средства уже превысили 500 тыс. долл. США.

В финтех-сфере примером востребованного проекта является сервис Lendex по трансграничному розничному кредитованию клиентов в странах Центральной и Юго-Восточной Азии с численностью целевой аудитории 500 млн человек. Через созданную платформу криптоинвесторы могут выдавать микрокредиты проверенным заемщикам в национальных валютах. Сервис уже привлек свыше 1 млн долл. США инвестиционных средств.

В число успешно реализованных финтех-проектов также входит мобильное приложение «Рахмет», позволяющее оплачивать покупки через смартфон. За два года функционирования активными пользователями приложения стали 1,5 млн казахстанцев, которые ежемесячно проводят более 600 тыс. транзакций. Привлеченные в компанию инвестиционные средства превысили 5 млн долл. США.

Полную карту финтех-проектов можно посмотреть на сайте FinTech Hub МФЦА.

Какой эффект оказывают стартап-проекты на национальную экономику?

Основной эффект – рост инновационного предпринимательства. Разрабатывая и внедряя технологические решения, стартап-проекты не только стимулируют бизнес-активность в стране, но и оказывают поддержку реальному сектору экономики. К примеру, в странах восточной Европы, США, Китае, Японии за счет развитого стартап-рынка доля инноваций в структуре ВВП превышает 20%.

В Казахстане этот показатель составляет лишь 1,4%. Но, учитывая, что стартап-рынок, все еще находящийся на этапе становления, уже стремительно растет, инновационная активность в стране может существенно увеличиться в ближайшие годы. Как минимум в течение последующих пяти лет доля инноваций достигнет 5% от ВВП.

Другим экономическим эффектом развития стартап-экосистемы является повышение доступности венчурного капитала. В 2019 году Казахстану удалось занять 89-е место в рейтинге ГИК ВЭФ по индикатору «Доступность венчурного капитала», хотя два года назад страна располагалась лишь на 102-м месте.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Какие изменения влечет за собой коронакризис для стартапов

Украинский эксперт – об экосистеме стартапов Центральной Азии и о влиянии коронакризиса.

28 Май 2020 11:34 2851

Игорь Овчаренко – основатель и генеральный директор компании Scal8R. Игорь – стартап-энтузиаст с более чем семилетним опытом в развитии стартап-экосистем в развивающихся рынках. Он помогает B2B и B2G стартапам выходить на новые рынки. В Алматы Игорь провел онлайн-воркшоп на площадке Go Viral на тему «Как стартапам подготовиться к growth hacking и привлечь инвестиции, чтобы масштабироваться».

Стартапы каких индустрий первые ощутили негативный эффект пандемии COVID-19?

Все, кто напрямую взаимодействуют с клиентами, имеют продажи и предлагают решения B2B. Так как в нынешней ситуации стало невозможным взаимодействовать с клиентами напрямую.

Также стартапы в секторе туризма почувствовали на себе удар первыми. Так, у украинского стартапа TripMyDream, предлагающего пакетные предложения для путешественников на основе заданных дат, бюджета и типа отдыха, прибыль упала на 75%. Команда TripMyDream запустила новое направление бизнеса, так как приняла решение сохранить команду и подобрать другой подход к работе. Уверен, у казахстанских ребят из Aviata.kz, Trip.kz и Chocotravel происходит спад и будут трансформации.

Стартапы в каких секторах экономики своевременно среагировали на пандемию?

Стартапы в секторе образования, транспорта, туризма, спорта смогли трансформироваться и удержать падение оборота при помощи перевода услуг в онлайн или трансформации бизнес-подходов. Так, которые предоставляли курсы по программированию или по изучению языков, перешли полностью в онлайн, без личностного взаимодействия с преподавателями и другими студентами. Есть несколько примеров компаний, занимающихся продажами авиабилетов, которые поменяли фокус и предлагают виртуальные туры. Они понимают, что внутренний туризм – единственный, который будет развиваться. Запустили блоги, Telegram-каналы и создали виртуальные модели путешествия. Сервисы такси массово переформатировались в службы доставки.

Как привлечь инвесторов во время кризиса?

Привлечь инвесторов стало гораздо сложнее. Процессы и привычные практики поменялись. Инвесторы понимают и осознают необходимость инвестирования без личных встреч. Коронакризис приведет к тому, что чеки, выписываемые стартапам, уменьшатся. К тому же многие инвесторы приостановили активность, так как непонятно, куда приведет кризис.

Тем не менее у инвесторов есть определенная квота, когда энную сумму необходимо инвестировать за определенный период времени. У инвестора может быть выделено пять лет на инвестиции, пять лет на follow-up инвестиции, далее следует выход из фонда. Долго выдерживать паузы инвесторы тоже не смогут.

Стартапам нужно рассматривать институционных инвесторов, которые оказывают специальную поддержку в условиях пандемии. Есть инвесторы и фонды, которые понимают необходимость поддержки стартап-экосистемы и выделяют первые инвестиции в размере 50 000 и 100 000 долларов США без участия в доле бизнеса, такие как Beco Capital

Стартапы, связанные с кибербезопасностью, электронной коммерцией, в сфере доставки последней мили (last mile delivery – расстояние от непосредственного потребителя услуг связи до его провайдера. – Прим.) останутся привлекательными для привлечения инвестиций вне зависимости от кризиса.

Как понять Product-Market Fit во время кризиса?

Product-market fit переводится как «соответствие продукта рынку», и достижение PMF является цикличным процессом. Сегодня у стартапа может быть 50 процентов рынка, но нет гарантий, что через год сохранится тот же PMF. В условиях коронакризиса PMF лишь видоизменился, но расчеты остались прежними. Мы говорим о том, когда привлечение клиентов стоит определенных денег, имеется органический рост бизнеса, инвесторы сами приходят к вам и у продукта есть виральность. Стартапы – это предприниматели, которым комфортно в условиях хаоса и могут адаптироваться к изменяющимся условиям рынка.

Какие области нуждаются в технологической трансформации?

Кризис очевидным образом выявил области, которые давно нуждались в трансформации и не соответствуют актуальным запросам потребителей, такие как туризм, страхование и образование.

Если рассмотреть отдельно сектор образования, уже сейчас можно было бы пересмотреть подход обучения в детских садах и в школах ввести обязательный предмет «предпринимательство» и практику.

Когда я учился в школе, в восьмом классе у нас вводили экспериментальный предмет по предпринимательству, профинансированный USAID. Предмет был на английском языке, и польза от этого предмета была очевидна еще тогда.

В Финляндии принцип обучения в детских садах основывается на полном доверии к воспитателям, которые позволяют детям самовыражаться, и обучение проходит в игровой форме.

Считаю, что браться за реформу в университетах поздно и лучше сфокусироваться на новом поколении – школьниках и детях дошкольного возраста, которые еще не потеряны для нас.

Какие технологии будут востребованы не только сейчас, но и после кризиса?

Все, что связано с искусственным интеллектом, технологиями виртуальной и дополненной реальностей, которые станут более адаптивными, и кибербезопасностью.

В мое время были интернет-клубы, куда ходили чтобы с друзьями общаться в чатах. Были игровые клубы с приставками, сегодня приставки доступны и у многих есть дома. На данный момент VR-технологии используются редко на мероприятиях или для демонстрации, но наступит время когда VR-шлемы будут доступны широкой аудитории и использоваться повсеместно.

Интерес к продуктам кибербезопасности увеличится не только со стороны государств, но и на рынке B2C и среди корпораций.

Принято считать, что «кризис – это новые возможности для бизнеса», верно ли это утверждение для стартапов?

Во время кризиса умирают компании, у которых большой фонд заработной платы, неповоротливые и своевременно не трансформирующиеся. Им приходиться терять свою долю рынка и непременно сокращаться. Стартапы изначально являются маленькими компаниями и быстрее адаптируются.

Сервис проката автомобилей Hertz подал заявление о банкротстве, глобальная туристическая компания Expedia получила восемь миллиардов долларов США займа от государства на развитие. Большие корпорации умирают или испытывают трудности, а стартапы будут адаптироваться.

Что надо учесть стартапам, которые хотят запуститься во время кризиса?

Задумываясь о запуске стартапа, нельзя ориентироваться на временный спрос. Не имеет смысла запускать стартап по производству масок, так как неизвестно, нужны ли они будут через полгода.

Главный совет – не поддаваться временным решениям или кратковременному рыночному спросу.

Скажем, стартап запустил решение по кибербезопасности для правительства в рамках программы по решению ситуации с COVID-19. Подход должен быть структурным и заранее продумывать, кому еще решение может понадобиться. Строя tech-стартап, надо всегда иметь возможность перестроиться на следующего клиента.  

Есть компании и стартапы, которые набрали популярность именно во время коронакризиса. Такие компании должны воспользоваться случаем и нанять грамотных людей, так как многие попадают под сокращение и их увольняют. Период кризиса – отличный шанс привлечь в проекты ценные кадры, пока компании привлекательны на рынке, имеют высокую доходность и, соответственно, им есть, что предложить.

Не рекомендовал бы фокусироваться на увеличении доли рынка, вместо этого следует сосредоточиться на том, чтобы закрепить позиции.

Насколько эффективно стартапам иметь международную команду и работать на «удаленке»?

Зависит от стартапа, но в целом не вижу проблем в команде, разбросанной по миру. Главное – правильная мотивация, менеджмент и четко поставленные задачи.

Не думаю, что стартапам нужно бояться вопроса выхода или невыхода в офис, но это интересный вопрос для больших компаний.

Проблема корпораций – в неэффективном использовании ресурсов своих кадров. Если посмотреть на загруженность сотрудников, то это составит 60-70 процентов, остальное время уходит на кофе-брейки, беседы и перекуры. Продуктивность в первые две недели карантина резко упала, и сотрудники думали, что они в отпуске. В стартапах такое редко встречается. Продуктивность восстановилась лишь через полтора месяца.

Среди стран Центральной Азии как можете охарактеризовать динамику развития стартап-экосистем?

Рассмотрим Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан, Туркменистан не будем затрагивать, так как я там не был.

Казахстан на лидирующих позициях, и остальные страны рассматривают его как следующий рынок, на который можно выйти, стремятся попасть в тот же Astana Hub или в Алматы. Часто получаю запросы и просьбы познакомить с определенными людьми из Казахстана. Остальные страны подхватывают и берут в пример.

На втором месте – Узбекистан, у которого внутренний рынок больше, меньше экономика и более высокая работоспособность. Они многого не знают, не понимают, как что-то делать, но настырные и старательные.

В Кыргызстане есть ПВТ, такой же, как в Белоруссии, и пока сложно судить о результатах и эффективности. Пример Кыргызстана – это баланс между Казахстаном и Узбекистаном. У них есть «голодные» разработчики, какие-то частные начинания и небольшая поддержка государства.

Таджикистан замыкает список, так как у них только начинает развиваться электронная коммерция, большинство населения пользуются наличными деньгами, есть недоверие к онлайн-услугам. Но что мне нравится – это отсутствие государственной поддержки. Есть частные лица, ребята из компании 55 Group, которые развивают стартап-экосистему, как это было и в Украине.

У Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана есть колоссальная поддержка от британского правительства. FTID выделяет по 12-15 млн долларов США сроком на три-пять лет для развития предпринимательства в этих странах. 

Здорово, что в каждой из стран появляется лидер, который формирует рынок. В Таджикистане это 55 Group, в Казахстане – Chocofamily, в Кыргызстане – Namba, в Узбекистане – OREXCA. Такие компании не боятся экспериментировать, пробуют себя в новых сферах и развиваются.

Чего не хватает казахстанским стартапам, чтобы заявить о себе миру?

Конкуренции. Казахстанские стартапы расслаблены, рынок пока маленький, платежеспособность относительно высокая, но для крупных игроков интерес страна не представляет. Вход на рынок американских, украинских или российских стартапов стимулировал бы местные компании и положительно повлиял на рынок.

Стартапы в Казахстане избалованные поддержкой государства. В Astana Hub 60 процентов предпринимателей хотят покрасоваться тем, что они стартаперы. Кризис уничтожит эти лайфстайл-стартапы, что положительно повлияет на экосистему. Хорошо тем стартапам, которые ничего не ожидают от государства.

Айнур Искакова, менеджер по коммуникациям Go Viral