Болат Палымбетов: «Это наше казахстанское ноу-хау – решать вопрос, лишая юрлицо госрегистрации»

Болат Палымбетов: «Это наше казахстанское ноу-хау – решать вопрос, лишая юрлицо госрегистрации»

17:09 26 Июль 2016 3588

Болат Палымбетов: «Это наше казахстанское ноу-хау – решать вопрос, лишая юрлицо госрегистрации»

Автор:

Диана Слинькова

Главная жертва борьбы с лжепредприятиями – бизнес. Вместе с попавшей в немилость компанией серьезно рискуют и ее предприятия-контрагенты.

Главная жертва борьбы с лжепредприятиями – бизнес. Вместе с попавшей в немилость компанией серьезно рискуют и ее предприятия-контрагенты.

Во время недавнего визита в Северный Казахстан уполномоченный по правам предпринимателей в РК Болат Палымбетов назвал этот вопрос «одной из системных проблем, которые сегодня существуют». А представитель одного их петропавловских предприятий – тех самых пострадавших контрагентов –рассказал корреспонденту abctv.kz, как это происходит в реальности.

Алькен Камзин, защищающий права ТОО «Спецторгсервис» на судебных процессах, уверен: лжепредприятия придумывают сотрудники департамента государственных доходов, чтобы показать свою работу. На самом деле это нормальные действующие компании, обеспечивающие людей работой, а государство – стабильными налогами.

Ни обвиняемых, ни потерпевших
«Наше ТОО – предприятие-контрагент ТОО «СевКазМатСтрой», которое работает в регионе не первый год: заключает договоры с другими предприятиями, поставляет товары, строит объекты. И мы с ним спокойно сотрудничали пока «СевКазМатСтрой» не заинтересовал фискальные органы в лице департамента госдоходов. Нам неизвестно, какие подозрения и откуда возникли у фискальных органов к «СевКазМатСтрою», у нас как у контрагентов нет ни подозрений, ни претензий нет – мы нормально работаем, с хорошими оборотами. Причиной столь пристального внимания, как мы понимаем, стал тот факт, что учредитель предприятия – гражданка Узбекистана. Я не знаю, какой в этом криминал, но на предприятие заводят уголовное дело по ст.215 УК РК (лжепредпринимательство), по которому у учредителя берут показания, и она своей узбекской полиции заявляет, что никакого ТОО в Казахстане у нее нет, ни о каком предприятии она не знает. Хотя все договора подписывала она, доверенности выдавала тоже она. ДГД возбуждает уголовное дело, но кроме этих показаний по делу ничего нет, дело разваливается, так как даже не обозначен круг подозреваемых лиц – нет ни обвиняемых, ни потерпевших. Даже эти показания учредителя не имеют юридической силы, поскольку были даны в рамках досудебного расследования по уголовному делу, по которому не принято никакого процессуального решения, и не могут лечь в основу судебного иска. Тем более что согласно нормативному постановлению Верховного суда по вопросам лжепредпринимательства, регистрация субъекта частного предпринимательства на вымышленное лицо, неправильное указание юридического адреса само по себе, без признаков, характерных для лжепредпринимательства, не образуют состав данного уголовного правонарушения», - говорит Камзин.

По его словам, таких дел с 2015 года в Петропавловске в отношении разных предприятий можно насчитать около десятка. В числе пострадавших - ТОО «Вентаком», «Дарготрейд» и несколько других компаний. Согласно уставу, они занимаются оптовой торговлей – поставляют различные товары, причем зачастую очень специализированые – например, оборудование для горнодобывающей промышленности, работают с Россией, с Европой. А «СевКазМатСтрой» еще и строит, у него лицензия первой категории, которую не так просто получить – какое же это лжепредприятие? И по всем этим делам существуют только показания учредителей этих предприятий (кстати, все – граждане Узбекистана), написанные как под копирку: «Мы ничего не знаем, ничего не видели». Но в уголовный суд с этими показаниями не пойдешь.

Не мытьем, так катаньем
«Дела такие разваливаются, и государство теперь уже в лице прокуратуры, заходит с другой стороны: на основании статьи 23 Закона о прокуратуре и статьи 55 ГПК РК, которые предусматривают защиту государственных интересов, городская прокуратура подает в гражданский суд иск об отмене регистрации юридического лица, поскольку это было сделано с нарушениями и так далее. Смысл иска примерно таков: фирма существует, но ничего не делает, предприятие создавалось без цели осуществления предпринимательской деятельности, поэтому надо отменить регистрацию. Сюда же «пришивают» совершенно непонятное заключение какого-то неведомого эксперта: берут оборот предприятия за весь период работы с контрагентами (а оборот там хороший – более 434 млн тенге), объявляют, что предприятие создавалось с целью уклонения от налогов предприятий-контрагентов, то есть нас. У контрагентов, между прочим, все документы есть, у нас объекты построены этим предприятием, и среди контрагентов не только ТОО, но и госпредприятия – областная детская больница, отдел строительства Уалихановского района, кокшетауские, алматинские фирмы, которым эти предприятия поставляли товар и оказывали услуги. Мы, например,  покупали специфические технические вещи, которые очень трудно найти – в Европе надо заказывать. Среди контрагентов – ТОО «Радуга», «Тортуманов и К», другие известные компании региона - порядка 100 контрагентов по каждому делу», – продолжает Алькен Камзин.

А вот цитата из прокурорского иска: «Товарищество никогда по адресу регистрации в г. Петропавловске по ул. Заводская, 5, не располагалось, не имело складов, производственных баз, транспорта и других основных средств. В предприятии не велся бухгалтерский учет, отсутствовал бухгалтер. Налоговая отчетность и финансово-хозяйственная деятельность Товарищества не велась, в штате предприятия работники не числились. Указанное предприятие было создано с целью уклонения других предприятий-контрагентов от уплаты налогов в бюджет». Кроме того, здесь указывается, что учредитель ТОО Шахноза Шерматова проживает в Узбекистане, и согласно протоколу ее допроса, «о данной фирме слышит впервые и о том, что на ее имени числится указанная фирма, не знала». При этом, отмечается в иске, Шерматова в 2014 году действительно приезжала на заработки в Петропавловск, где работала в магазине «Олега». В этот период молодой человек по имени Виталий возил ее в налоговое управление и к нотариусу, где Шерматова подписала какие-то документы. В дальнейшем женщина уехала обратно в Республику Узбекистан.

«Фактически Шерматова является подставным лицом, а Товарищество создано в целях уклонения от уплаты налогов», - делает вывод прокурор, сообщая, что «в результате создания лжепредприятия, согласно заключению эксперта, сумма ущерба государству составляет 434635160 тенге».

«Прокурорский иск мы на процессе разбирали буквально по предложениям, доказывая обратное. Что значит «товарищество никогда по адресу не располагалось»? На процесс был вызван свидетелем представитель арендодателя с договором, сама налоговая приносит акты обследования, из которых следует, что ТОО там находилось, свидетельство об НДС предусматривает постоянное нахождение предприятия по месту регистрации. Порядка 100 контрагентов приносят сделки, фотографии объектов, построенных «СевКазМатСтроем». «Финансово-хозяйственная деятельность предприятия, налоговый и бухгалтерский учёт не велись», - говорит прокурор, а потом выясняется, что там переплата по налогам более 2 млн тенге, в том числе социальный налог, что говорит о наличии сотрудников, и у нас, контрагентов, куча договоров, сделок, которые выполнялись. И как можно с такой легкостью оперировать термином «лжепредприятие», ведь только по приговору суда предприятие можно так назвать», - рассказывает Камзин.

Прямой наводкой – по контрагентам
Иск городского прокурора Александра Трикачева решением специализированного межрайонного экономического суда Северо-Казахстанской области 27 мая 2016 года был удовлетворен.

Сославшись на положения п.5 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике применения налогового законодательства», судья Г. Даниярова указала в решении, что «для отмены регистрации (перерегистрации) достаточно факта регистрации (перерегистрации) на лицо, которое не имеет отношения к его созданию, в данном случае на подставное лицо гражданку Республики Узбекистан - Шерматову Ш.М.». К показаниям допрошенного в судебном заседании свидетеля Н. Бекмурзаева о том, что ему была выдана доверенность от имени Шерматовой с правом заключения сделок, правом управлять и распоряжаться имуществом, суд отнесся критически: «данный свидетель в судебном заседании на вопрос суда не мог конкретно перечислить сделки предприятия, указать местонахождение объектов по договорам. Таким образом, суд     считает, что формальность перерегистрации предприятия подтверждается материалами дела».

«Мало того, что практически остановлена деятельность реально работавшего предприятия, которое исправно платило налоги в бюджет и приносило пользу, так еще и предприятия-контрагенты теперь поставлены под удар. Чем это нам грозит? Основываясь на этом решении суда, как только оно вступит в силу, департамент госхододов через суд сможет признать каждую сделку, совершенную ТОО «СевКазМатСтрой», недействительной – на всю сумму якобы нанесенного государству ущерба. И если это произойдет, то уничтожат и предприятия-контрагенты. А этих сделок было на 434 млн, и на эти суммы, как пояснил на процессе представитель ДГД в ходе прений, будут направлены камеральные уведомления – так называемые «письма счастья»: столько-то налога предлагаем вам доплатить. Некоторые, я знаю, пугались и платили, а раз заплатил – значит, признал вину. Но это должно происходить только по решению суда, почему ДГД подменяет собой судебные органы? И что значит для предприятия вдруг взять и заплатить, например, 10 млн налога на НДС и 3 млн на прибыль? А представителей этих предприятий было на процессе столько, что в зал не входили! Но представителей ДГД, прокурора абсолютно не волновало, что они просто душат бизнес! У нас по 200 контрактов в работе, хорошие обороты, мы платим налоги, одного НДС – миллионы в квартал. Мы же не будем проверять, где находится предприятие, кто учредитель и так далее. Заключили договор, заплатили деньги, товар пришел – все нормально, сделка прошла. А через год нам говорят: «вы работали с лжепредприятием». Кстати, по всем предприятиям установлено, что учредитель на момент регистрации находился в Казахстане: регистрация в налоговой, например, предусматривает явочный порядок, как и получение ЭЦП. А самое главное, что предприятие действительно работало, платило налоги, и никто из контрагентов не имел к нему никаких претензий, пока не проявили интерес ДГД и прокуратура. Лжепредпринимательство – искусственно придуманное преступление, и в российском Уголовном кодексе статья о нем давно отменена, поскольку дублирует другие статьи УК – мошенничество, уклонение от налогов. У нас же по надуманным обвинениям у предприятий арестовывают счета и не дают работать. На тот же «СевКазМатСтрой» уже куча исков подана, потому что они не могут исполнять свои обязательства», - говорит Алькен Камзин.

На контроле
Бизнес-омбудсмен Болат Палымбетов на встрече с североказахстанскими предпринимателями полностью признал наличие этой проблемы.

«Это наше казахстанское ноу-хау – решать вопрос с помощью лишения юридического лица государственной регистрации», - сказал он.

Директор департамента правовой защиты предпринимателей Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Олег Савеленко заверил, что палата пытается сдвинуть судебную практику по лжепредпринимательству в пользу бизнеса, в частности, внести изменения в нормативное постановление Верховного Суда по вопросам лжепредпринимательства. Национальной палатой совместно с Верховным Судом сформирована рабочая группа по внесению изменений в данное нормативное постановление.

«Нацпалатой проводится и работа по гуманизации законодательства. Проведенный нами анализ показал, что в 2015 году из находившихся в производстве 8857 уголовных дел в сфере экономической деятельности  только 1914 было направлено в суд (22%), а в 2014 году из 5186 подобных дел 1891 направлены в суд (36%). Таким образом, в 80% случаев предприниматели необоснованно находились в орбите уголовного преследования, и их деятельность фактически была парализована в связи с проведением многочисленных следственных действий», - сообщил Савеленко.

В этой связи Национальной палатой внесены в межведомственную рабочую группу по усовершенствованию законодательства соответствующие предложения по снижению санкций за административные и уголовные правонарушения в сфере предпринимательской деятельности, а также в уголовно-процессуальное законодательство в целях исключения фактов необоснованного уголовного преследования предпринимателей.

В частности, предлагается законодательно закрепить  положение о том, что заявления или сообщения в отношении предпринимателей без подтверждающих данных не регистрируются в ЕРДР, а направляются в контролирующий орган для ревизии либо проверки.

… Ну а пока предприятия-контрагенты подают апелляции на решения судов. Впрочем, по словам Алькена Камзина, занятие это практически безнадежное: как правило, апелляционная коллегия оставляет в силе решение суда первой инстанции, ибо корпоративную солидарность судей никто не отменял:

«Пойдем до Верховного Суда. Проблема-то серьезная – это же не дворовый магазин закрыть. Если все пойдет согласно прокурорским искам, то нам несдобровать. Потому что сделки у контрагентов хорошие, на несколько миллионов. Так что нам в этой ситуации – хуже всех».

Диана Слинькова, Петропавловск

3262

Материалы по теме:

kuda-kazahstancy-edut-popravlyat-zdorove

edem-v-braziliyu

kogda-mittal-zahochet-prodat-aktivy-v-kazahstane

saparbek-tuyakbaev-«deficita-lgotnogo-diztopliva-dlya-agra

shkolnuyu-formu-shit-nevygodno

загрузка

×