Генпрокуратура: от репрессий к правозащите

Генпрокуратура: от репрессий к правозащите

23:45 14 Июнь 2016 5134

Генпрокуратура: от репрессий к правозащите

Автор:

Алексей Банцикин

Фото: ortcom.kz

Новый Генеральный прокурор объявил новый курс на защиту предпринимательства от чиновников.

Прошедший в Генпрокуратуре форум с длинным названием "Надзор прокуратуры в сфере предпринимательства (содержание и приоритеты)" ознаменовал поворот главного надзорного органа страны на 180 градусов к проблемам бизнеса.

Заседание предваряла демонстрация видеоролика, в котором предприниматели и представители НПП "Атамекен" сетовали на репрессивность правоприменительной практики налоговиков. Главной проблемой для бизнеса является произвольное толкование положений Налогового Кодекса, предусматривающей санкции за лжепредпринимательство. Фискалы распространяют его на всю цепочку контрагентов предприятия, уличенного в преступлении.

Комментируя видео, председатель Президиума Национальной палаты предпринимателей Тимур Кулибаев отметил, что "негативные последствия лжепредпринимательства коснулись большого числа субъектов бизнеса" и, что именно "этот вопрос находится на особом контроле Национальной палаты".

Касаясь деятельности палаты по защите прав предпринимателей, глава "Атамекен" упомянул, что в аппарат Национальной палаты поступило более 12 000 обращений предпринимателей, из которых 4800 (свыше 40 процентов) решены в пользу бизнеса.

"Но на самом деле, такой большой процент подтвердившихся жалоб предпринимателей должен настораживать не только Палату, но и представителей государственных и надзорных органов нашей страны", - считает Тимур Кулибаев.

Большая часть жалоб связана с проверками государственных органов. Только в прошлом году контролирующими органами было проведено 114 тысяч проверок, из которых 54 тысячи - в отношении малых и средних предприятий. В "хит-параде" контролеров пальму первенства по числу проверок занимают налоговые службы, санэпиднадзор, инспекция по охране труда, службы архитектурно-строительного контроля. На их долю приходится 85 процентов всех проверок в отношение бизнеса.

Контрольные структуры растут и множатся. 61 ведомство бдит за предпринимателем (45 ведомств центральных госорганов и 16 местных исполнительных органов в регионах). Наибольшими контрольными функциями наделены министерства по инвестициям и развитию (11 ведомств по 34 сферам), национальной экономики (6 ведомств по 16 сферам контроля), сельского хозяйства (5 ведомств по 19 сферам), финансов (4 ведомства по 10 сферам). 

"Полагаем, что в стране сформировалась критическая масса государственных органов, обладающих контрольными функциями, и число этих функций постоянно растет", - отметил Тимур Кулибаев.

Глава НПП "Атамекен" упомянул, что до недавнего времени аналогичная картина наблюдалась в сфере оформления разрешительных документов. Еще в 2011 году действовало 1115 разрешений и лицензий, при этом новые разрешения продолжали внедряться на различных уровнях – и законами, и постановлениями правительства, и приказами госорганов. Полная инвентаризация и последующие изменения в закон "О разрешениях и уведомлениях" сократили число разрешений до 310.

"В этой связи, предлагается провести совместно с органами прокуратуры и иными заинтересованными органами аналогичную ревизию и оптимизацию всех контрольных и надзорных функций", - предложил Тимур Кулибаев.

Более того, НПП считает необходимым возродить антикоррупционную экспертизу законопроектов, постановлений и приказов.

"В свое время антикоррупционная экспертиза была исключена из законодательства Республики Казахстан. Основным аргументом исключения указывалась низкая эффективность. Вместе с тем, образовавшийся пробел оценки влияния коррупционных рисков на принимаемые государственные решения, нормативные правовые акты, по нашему мнению, является принципиальным упущением", - считает глава "Атамекен".

Совместно с политическими партиями, общественными институтами и научно-исследовательскими институтами палата готова "проводить регулярный антикоррупционный мониторинг, выявлять причины и условия, способствующие совершению коррупционных правонарушений в деятельности организаций, как на центральном, так и на региональном уровнях".

"Любой спор предпринимателя с государством должен восприниматься как чрезвычайное событие - стресс. Государство, по сути своей, создано для защиты прав своих граждан, в том числе и предпринимателей. Мы должны принимать действенные меры, направленные на разрешение спорных вопросов бизнеса, не доводя до суда", - считает Тимур Кулибаев.

В этой связи "Атамекен" предлагает создать при министерстве финансов комиссию с участием независимых экспертов по рассмотрению жалоб по налоговым и таможенным вопросам. Аналогичные механизмы предлагается внедрить для обжалования актов экологического контроля, санэпидназора и других госорганов.

"Мы должны повысить ответственность государственных служащих за неправомерное вмешательство в предпринимательскую деятельность. Каждый предприниматель должен быть уверен, что нерадивые государственные служащие обязательно понесут наказание за свои неправомерные действия, принесшие ущерб предпринимателю. Этот вопрос должен находиться под пристальным вниманием органов прокуратуры", - считает председатель президиума НПП "Атамекен".

Свою совместную с прокуратурой деятельность "Атамекен" предлагает вести системно, на основе типовых планов, принятых, как на центральном, так и на региональном уровне.

 "Сегодня мы хотим предложить своё видение по трём важным для всех нас вопросам. Первое – насколько эффективно работает институт регистрации проверок? Второе – в чём заключается прокурорская защита бизнеса, и почему прокуроры сами иногда проверяют предпринимателей? И третий вопрос – можно ли надзорными мерами способствовать тому, чтобы частный бизнес стал действительно массовым?", - обозначил тему генеральный прокурор Жакип Асанов.

Глава надзорного органа предварил основной доклад историческим экскурсом.

"Вспомните 90-ые. Развал Союза. Экономика в упадке. Безработица, инфляция. Были и плюсы – разрешили зарабатывать. Люди начинали с нуля. Но их инициативы задыхались от проверок. Шерстили все кому не лень, кого хотели и когда хотели. Предприниматели оказались в тисках: с одной стороны – госорганы, с другой – рэкет. Это надо было искоренять. Под личным патронажем главы государства удалось обуздать криминал, принять рыночные законы. Бизнес стал крепнуть. Тем не менее, массовые проверки продолжались. Не было четкой системы. Все это тормозило развитие бизнеса", - напомнил Жакип Асанов.

По его словам, лишь в 1999 году с введением обязательной регистрации проверок удалось минимизировать вмешательство в хозяйственную деятельность бизнеса.

"Только за последние пять лет численность проверок снизилась в четыре раза - с 30 до 7 тысяч в месяц. Если раньше проверяли каждого второго, теперь из ста лишь троих. Но давление на бизнес всё ещё сохраняется", - отметил глава Генпрокуратуры.

Чтобы окончательно решить проблему, в 2015 году прокуратура ввела систему оценки рисков. До конца этого года система будет интегрирована с сервисом "Единый реестр проверок". Вся информация о нарушениях будет на Карте проверок, доступной не только контролирующим органам, но и вообще любому пользователю. Все эти меры вкупе с электронной регистрацией проверок позволят в онлайн режиме отследить все стадии проверки и проверяемому, и антикоррупционным службам. Благодаря новым веб-сервисам и call-центрам прокуратуры предприниматель сможет узнать, законно ли его проверяют.

"За три года сюда обратились свыше тысячи субъектов бизнеса. Помогли каждому третьему, наказали более 400 должностных лиц", - упомянул Жакип Асанов.

Генпрокурор предложил провести ревизию всех зарегистрированных дел, усомнившись в перспективах их расследования.

"В 2015 году за отсутствием состава прекращено каждое четвертое дело в сфере экономики. Но эти цифры надо перепроверить. Там очень много нахимичили. Причем, расследовались они долго, в среднем, по три месяца. А сколько приостановлено и, по сути, предприниматели "висят на крючке"?", - указал глава надзорного органа.

По словам Жакипа Асанова, оперативные сотрудники довольно часто грешат несоблюдением необходимых процедур, оформляя проверку предприятия как досудебное расследование (без предварительного возбуждения уголовного дела с санкции суда – применяется в случае свершения особо тяжких преступлений (разбой, грабеж, убийство и прочее).

"Следственным органам нечего копаться в бизнесе, если нет налогового акта о том, что там есть преступление", - считает генпрокурор. – В целом, картина такая: для рядовой проверки госорган доказывает обоснованность. Если что-то не так, прокуратура откажет. А вот чтобы начать уголовное преследование преград нет. Любой оперативник "накатает" рапорт и зарегистрирует его в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследования – прим.авт.). Никаких санкций, никаких согласований. Зато бизнес "под колпаком".

Особой темой выступления стали уголовные дела по лжепредпринимательству. По словам генпрокурора, использование псевдопредприятий для ухода от налогов или для вывода капитала за рубеж – это преступление, не потерявшее актуальности. Если в 2010 году было выявлено 730 таких фактов, то в 2015-ом уже в 3,5 раза больше. Ущерб, нанесенный государству лжепредприятиями оценивается в 242 млрд. тенге.

"Схем для ухода от налогов множество. Это и обнал, и вывод капитала за рубеж через фирмы-однодневки. Бывает, что человеку остаётся жить считанные дни, а на него оформляют фирму. Наркоманы, душевнобольные, бомжи и просто подставные лица значатся как собственники и руководители. По бухгалтерии у ТОО "Дувайер" было все чисто – заключены договора, есть платежи, акты работ. Копнули глубже и увидели – у фирм-партнеров ни персонала, ни спецтехники, а руководители – все судимые алкоголики", - привел пример генпрокурор.

При этом он отметил полярность подходов к разрешению проблемы добросовестных контрагентов лжепредприятий. По его словам, Комитет госдоходов, признавая факты перегибов, отрицает необходимость каких-либо изменений. Верховный Суд предлагает сначала привлекать за неуплату налогов всех контрагентов лжефирм и только потом в суде давать оценку - был ли в их действиях состав преступления.  

"Такая полярность мнений говорит, что этот вопрос чувствительный. Здесь важно найти тот баланс, когда не будем бить законопослушных, но и мошенникам и аферистам тоже спуску не дадим. Сами же предприниматели говорят: сделки наши легальны, мы не виноваты, что партнеры оказались обнальщиками. Докажите мнимость сделок, фиктивность документов и наказывайте. С таким подходом я абсолютно согласен. Нельзя наказывать всех подряд, не разобравшись и не доказав вину каждого", - считает Жакип Асанов.

Он категорически запретил заключать с обвиняемыми в лжепредпринимательстве процессуальное соглашение о помощи следственным органам, так как в этом случае основной виновник уходит от ответственности (отделываясь штрафом), но подставляет добросовестных партнеров по бизнесу.

"Если нет размера ущерба и он не возмещен - запрещаю прокурорам заключать процессуальные сделки с обнальщиками. Почему? Потому что они подпишут любое соглашение и отделаются штрафом, а отдуваться будут их контрагенты. Между тем, каждое третье дело закончено сделкой", - отметил генпрокурор.

Жакип Асанов проинформировал общественность, что им принесен протест по приговорам, вынесенным в отношение предпринимателей, попавших в орбиту следствия по делу осужденного за лжепредпринимательство руководителя ТОО "Alma Oil Energy" и ТОО "GIS Solution+Consulting Almaty" Евгения Минакова. Его компании были определены операторами рынка ГСМ для сельхозпроизводителей постановлением правительства, и партнеры по бизнесу не имели возможности контактировать с кем-то другим. Несмотря на это 348 компаниям, имевшим сделки с фирмами Минакова, поступили требования из налоговой о доначислении 10 млрд тенге.

"На следствии допросили 69 партнеров, а в суде ещё меньше - восемь. Они подтверждают реальность сделок, но их не слышали. 279 предприятий узнали об этом, лишь когда получили уведомления. Тем самым они автоматически были лишены права защищаться. На приговор вчера мною принесен протест. Будем ждать решения Верховного Суда", - заявил Жакип Асанов.

Был затронут и еще один болезненный вопрос. По словам генпрокурора, нередко заявление с обвинением в лжепредпринимательстве и мошенничестве используются в конкурентной борьбе.

"Написали на конкурента – и тут же прессинг, хотя чисто гражданский спор. Конечно, легко "сломать" оппонента, используя уголовную "дубину". Другое дело - гражданский суд, где на равных надо доказать свою правоту. Нужен простой подход. Есть письменный договор - иди в суд. Если там усмотрят криминал, судья сам вынесет частное определение и только тогда начнется расследование", - считает Жакип Асанов.

По его мнению, правоохранительные органы недостаточно внимания уделяют возможности применения нормы о примирении в суде. Между тем, досудебное урегулирование споров дает возможность разгрузить суды, а самому предпринимателю избавиться от муторных следственных процедур.

Но главным препятствие на пути развития бизнеса, по мнению генпрокурора, являются административные барьеры. Причем сам процесс их возведения изначально коррупционен.

"Отдел архитектуры Шымкента умудрился поставить на коммерческие рельсы бесплатную госуслугу. На стенд повесили перечень документов, которые нельзя требовать по закону – топосъемки, схемы, техусловия и так далее. А изготавливали их пять фирм… супруги начальника отдела. Естественно, за деньги. Не заплатил - госуслугу не получаешь", - привел пример из практики генпрокурор.

Он также отметил невероятную зарегулированность многих видов предпринимательства.

"Для шеф-поваров всего мира есть главная награда - звезды "Мишлена". Это знак качества. Три звезды означают, что кухня, интерьер, сервис - все на высшем уровне. Это и есть золотые стандарты, ради которых соревнуются рестораны. И оценку даёт не государство, а независимые эксперты. У нас же наоборот, стремление зарегулировать всё и вся. Вот СанПИНы. К столовым обязательных условий аж 230 - от вентиляции до мытья посуды. Даже есть требование по температуре в курилке. У нас 41 СанПИН, где 8 тысяч требований! Такое "Мишлену" и не снилось. Если их все соблюсти, то наши столовые получат не три, а все 10 звёзд. Может, пора доверять бизнесу и работать без этих устаревших догм. Он лучше знает, что нужно клиенту", - указал на проблему Жакип Асанов.

Генеральный прокурор предложил предпринимателям самим принять участие в работе по ревизии законодательных актов и устранению архаичных установлений. По его словам, отныне все пожелания бизнесменов будут приниматься в электронной форме. Заявка должна содержать анкетные данные отправителя, четко сформулированное предложение и аргументированное обоснование.

Жакип Асанов опроверг расхожее мнение о якобы существующих планах прокураторы по проверке предпринимателей. "Планов проверок бизнеса у прокуратуры нет и быть не может. Контролёров и так хватает. Но иногда мы обязаны вмешаться. Особенно, когда контролёры бездействуют, а это может привести к серьезным последствиям… В законах невозможно прописать все случаи, когда мы должны проверять бизнес. Чтобы не было злоупотреблений, проверки проводятся по личному решению прокурора области и именно он несёт персональную ответственность. Поэтому своих коллег и в центре, и на местах предупреждаю - не допускайте ошибок!", - резюмировал генпрокурор.

Алексей Банцикин

Материалы по теме:

evro-2016-torzhestvo-katennacho

startovala-prodazha-biletov-na-astana-ekspo-2017

yuko-nachala-eksportirovat-baranov-v-oae

v-kazahstane-za-pyat-mesyacev-vvp-snizilsya-na-0-2

zhile-dlya-nomadov-po-franshize

загрузка

×