/img/tv1.svg
RU KZ
«Чисто по-человечески, конечно, хотелось бы видеть как можно меньше людей, недовольных тобой»

«Чисто по-человечески, конечно, хотелось бы видеть как можно меньше людей, недовольных тобой»

Тяжело ли быть главой региона, о последствиях карантина и иждивенчестве рассказал аким Актюбинской области, уделив время из своего графика корреспонденту inbusiness.kz в ходе рабочей поездки в один из районов. 

10:45 21 Сентябрь 2020 9659

«Чисто по-человечески, конечно, хотелось бы видеть как можно меньше людей, недовольных тобой»

Автор:

Семен Данилов

Мне сверху видно все…

Ондасын Сеилович, Вы являетесь главой региона с 26 февраля 2019 года. Можете ли Вы оценить свою работу на этом посту? Что сделано, а чего не удалось сделать?

В первую очередь я исхожу из того, что оценку моей деятельности дает глава государства. Также мне немаловажно мнение населения Актюбинской области, насколько я справляюсь с возложенными на меня обязанностями. Поэтому не хотел бы забегать вперед и быть скромным или, наоборот, нескромным, давая оценку своей деятельности. Но задачи, поставленные передо мной руководством страны, а также определенные вопросы, которые после анализа положения дел в регионе мы сами отметили, решаются на постоянной и системной основе. Лично для меня всегда есть какая-то неудовлетворенность результатами работы. Есть желание сделать больше и качественнее. То, что делается сейчас, – следствие планомерного решения задач, которые руководство области ставило перед собой в прошлом году. Дальнейшие результаты еще впереди, и мы их, естественно, еще увидим.

Были или есть задачи, поставленные именно по Вашей инициативе, как главы региона, которые решены или по каким-то причинам остались нерешенными?

Сегодня в ходе рабочей поездки, когда местный аким делал анализ социально-экономического развития своего района, я в очередной раз сделал для себя вывод, что практически невозможно повлиять на конъюнктуру цен на нефтяном рынке. Сложно повлиять на отгрузку хромовой руды или объем ее добычи. А что можно сделать руководителю региона или района? Первое – решить вопрос по привлечению инвестиций, как иностранных, так и местных. Второе – это поддержка МСБ. Третье – это развитие АПК. Сегодня прошла встреча с сельчанами. Ситуация прошлого года разительно отличается от нынешней. Если в 2019 году мы приняли расширенную программу развития АПК, то в этом  году уже видим постепенную её реализацию. Если в прошлом году я подгонял сельчан и ставил перед ними какие-то задачи, то сейчас в большинстве случаев они подгоняют меня и говорят, давайте сделаем то, достигнем таких-то рубежей, и это будет достижимо, если вы нам поможете в таком-то плане. Для этого есть все инструменты – дорожная карта бизнеса, допустим, для развития инфраструктуры, чтобы расширить производство. Есть инструменты субсидирования. Если вы обратили внимание, то сегодня в поле с аграриями состоялся нормальный конструктивный диалог. Бизнес идет навстречу власти, а мы, в свою очередь, решаем определенные задачи.

Вы сказали, что люди начинают подгонять Вас и даже ставят какие-то задачи. Можно ли говорить о том, что народ стал более социально и экономически активнее?

Безусловно. Особенно я это вижу на селе. Есть традиционный пояс «красных директоров». Это люди, имеющие соответствующее образование, жизненный опыт, которые всегда работали в сельской местности. Как правило, они крупные производственники. Есть люди, которые традиционно жили на селе, занимающиеся мелкотоварным производством – фермеры.   Отрадно, что в большинстве своем это молодые люди, которые не покинули сельскую местность, а остались работать здесь же: разводить скот, заниматься растениеводством. Это дает им возможность получать доход и содержать самих себя. Но появился и третий блок. Это люди, поработавшие в разных сферах: строительстве, нефтегазовом секторе и даже в области IT-технологий. Они заработали определенный капитал и начали вкладывать его в сельское хозяйство. Эти люди рассматривают АПК как довольно прибыльный бизнес. Подходят к этому серьезно на научной основе с применением современных технологий. Получают неплохие результаты, что радует. Многие структуры сейчас заинтересованы в расширении своего производства на селе. Увеличиваются посевные площади. Возвращаются в оборот неиспользовавшиеся земли сельскохозяйственного назначения.

Есть ли проблемные вопросы, оставшиеся Вам от предшественников? Или такие, которые уже стали системными и до сих пор не решены?

Подобные проблемы, конечно же есть. И дело даже не в предшественниках. Вопросы нам достались еще от прежней общественно-политической системы. В свое время Актюбинск был хорошо распланирован, имел тщательно разработанный генплан. Было предусмотрено очень много деталей. Но в 1980-е годы никто не мог предположить, что темп развития города станет таким стремительным с наступлением XXI века. Численность населения Актобе сильно выросла и сейчас перевалила за полмиллиона. Наш город четвертый по количеству жителей в Казахстане. Это не вина предшественников. Просто мы стали заложниками обстоятельств. Постперестроечные моменты, миграция людей из села в город. В общем, много факторов. Актобе вырос, и у города сразу же возникли определенные проблемы.

Включая проблему зловония в некоторых частях города?

Конечно. Эта проблема в первую очередь возникла из-за устаревшей системы канализационно-очистных сооружений. Плюс к тому же и ряд предприятий, делающих выбросы в атмосферу. Город сильно вырос, и КОС просто физически не справляются с очисткой такого объема канализационных стоков. Это потребовало от нас модернизации всей системы канализационной очистки, в первую очередь его ядра. Правительство поддержало нашу просьбу об оказании содействия в финансировании данного проекта. Предварительная его стоимость – 16 млрд тенге. На данный момент ТЭО находится на рассмотрении в госэкспертизе.

Это только одна из проблем. А таких, если честно,  много. Проблема с асфальтовым покрытием наших улиц тоже складывалась не один день. На наш век проблем хватит, и после нас останется. (Смеется.)

«Я – человек, и ничто человеческое мне не чуждо»

Тяжело ли быть главой региона? Насколько велика ответственность?

Ответственность неимоверная. Потому что ты всегда переживаешь за судьбы людей, которые живут в этом регионе. А нас уже порядка 900 тыс. жителей. Каждый человек имеет свои проблемы и заботы. Если ты какие-то вопросы решаешь, то радуешься. Если же что-то не получается, то переживаешь и проецируешь на самого себя.

И для всех хорошим быть тоже, наверное, не получается?

Чисто по-человечески, конечно же, хотелось бы видеть как можно меньше людей, недовольных тобой. Но жизнь такова, что не всегда ты удовлетворяешь все их запросы. Есть такое изречение: «не ошибается тот, кто ничего не делает», но я исхожу из другого: «Дорогу осилит идущий».

Как Ваша должность сказывается на личной жизни казахстанца Ондасына Уразалина?

В первую очередь это отсутствие свободного времени. Нет никаких выходных. 24 часа в сутки семь дней в неделю всегда в режиме «наизготовку». Естественно, что от этого  в первую очередь страдают твои близкие, которым не хватает твоего внимания, заботы и просто человеческого тепла.

Пандемия и иждивенцы

Какие коррективы внесла пандемия в экономику области?

В этом отношении мы не сильно отличаемся от других регионов страны. Замедление экономического роста сразу сказывается и на социальном самочувствии. Из-за резкого сокращения доходной части бюджета то, что планировалось на первоначальном этапе, пришлось пересматривать, перестраивать, чем-то приходилось жертвовать. Слава Богу, что мы не дошли до секвестирования бюджета, но оптимизировать определенную его часть все же пришлось. Но, с другой стороны, надо сказать, нет худа без добра. Зато дорожная карта занятости, принятая правительством по поручению главы государства, позволила привлечь в регион значительные финансовые ресурсы. Благодаря которым, например, асфальтируются городские улицы, очень много делаем на селе для восстановления социальной инфраструктуры. Ремонтируются школы, дороги, дома культуры, строятся физкультурно-оздоровительные комплексы и другое.

В целом же потери есть. Сильно пострадал сектор МСБ. Упали объемы оптовой и розничной торговли, снизилось промышленное производство. Страны ОПЕК+ уменьшили объемы добычи нефти на 10%. У нас нефтедобывающий регион, поэтому это сильно сказалось на доходной части бюджета: «СНПС – Актобемунайгаз» дает 25-30% валового регионального продукта. «Казхром» был вынужден внести определенные коррективы, но, к счастью, сейчас там ситуация выравнивается. Это то, что касается флагманов  экономики региона.

Пандемия отпугнула инвесторов?

Нет. Я думаю, что не отпугнула. Просто на какое-то время приостановила активность инвесторов. Потенциал Актюбинской области очень большой, и он растет. Выгодное географическое положение, транспортно-логистический потенциал, плюс к этому очень активное местное бизнес-сообщество, идущее на сотрудничество с иностранными инвесторами. Имеются полезные ископаемые, соответствующие производства. Город, население которого перешагнуло рубеж 500 тыс. жителей, для инвесторов представляет большой интерес.

Уже не первый год говорится, что Актобе в скором времени вслед за Алматы, Нур-Султаном и Шымкентом станет городом-миллионником. Что делается в этом плане?

Да, такая задача стоит перед нами, но это не самоцель. Когда в городе проживает миллион и более человек, то он становится самоокупаемым. Это дает мультипликативный эффект, город становится донором. И еще более привлекательным для инвесторов. Вот если мы это ставим целью, тогда в данном направлении будем работать. Если город и дальше будет развиваться бурными темпами, то в ближайшем будущем мы достигнем планки в 1 млн жителей. Но для этого необходимо создавать условия: повышать инвестиционную привлекательность, делать удобным для жителей, решать экологические проблемы, чем мы сейчас и занимаемся.

Предприниматели жалуются: работа есть – работать не хотят. За 150-200 тыс. тенге не могут найти в селе трактористов.

Такая проблема есть. К сожалению, в обществе достаточно сильны иждивенческие настроения. Они тоже складывались не за один день. С одной стороны, сказывается наше советское прошлое, когда государство нас опекало. В 90-е годы развалились колхозы, предприятия, появилась безработица. Но с другой стороны, когда человек остался один на один со своей проблемой, он старался ее решать. В начале двухтысячных годов государство начало набирать обороты, снимать острые вопросы по выплате заработной платы и другие. И тут появился соблазн субсидировать социально уязвимые слои населения. Но тут постепенно стали возникать патерналистские настроения, то есть уверенность, что абсолютно все его проблемы должно решать государство, платить какие-то деньги. То есть можно не работать и получать средства к существованию.

Поэтому на сегодняшний день существует категория людей, которые абсолютно не озабочены своими обязанностями, а исходят из того, что кто-то, а в данном случае государство, им что-то должно.

Изживем иждивенцев?

Конечно. Время все расставит по своим местам!

Семён Данилов

Подпишитесь на наш канал Telegram!