/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 189,26 Пшеница 465,40
$ 389.81 € 430.27 ₽ 6.06
Погода:
+9Нур-Султан
+16Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 189,26 Пшеница 465,40
Что общего у белорусских лифтов и казахстанских многоэтажек
Что общего у белорусских лифтов и казахстанских многоэтажек
Первый завод по частичной сборке могилевских лифтов планируют запустить в Актобе. Почему сейчас и на какие средства. inbusiness.kz рассказал директор ТОО «Qaz-Bel Лифт» Кайрат Жумагалиев.  

01 Июль 2019 16:48 2862

Что общего у белорусских лифтов и казахстанских многоэтажек

С чего начнется производство?

– Изначально мы создали предприятие «Жигер – Актобе», которое с 2007 года занимается поставкой и монтажом лифтового оборудования не только в Актобе и область, но и в Атырау, Актау, Уральск и Костанай. В связи с тем что наша компания является официальным дилером завода «Могилевлифтмаш» уже много лет, в 2018 году созрело решение о создании на территории города Актобе завода, на котором изготавливали бы какие-то компоненты подъемных механизмов и в целом, используя основные комплектующие из Беларуси, собирали могилевские лифты здесь, на месте.

В конце 2018 года в Беларуси мы подписали меморандум с «Могилевлифтмашем» о создании предприятия по совместному производству лифтового оборудования на территории Актюбинской области. Так в январе появилась компания «Qaz-Bel Лифт». Сейчас мы лифты возим, но некоторую отверточную сборку производим в Актобе, на нашей арендованной базе.

И теперь планируется непосредственно строительство завода?

– Да. Мы и социально-предпринимательская корпорация «Актобе» подписали договор о совместной реализации данного инвестпроекта. Общая сумма инвестиций – 201 миллион тенге. Попытаемся обойтись собственными средствами. Если не получится, то привлечем часть заемных средств. В индустриальной зоне «Актобе» нам предоставили земельный участок, пока это 1 га, и инженерные сети. На сегодня мы готовы оборудовать два цеха – это сварочный и листогибочный, где будут изготавливать двери для кабин и рамы. Построить и запустить завод планируется до конца 2019 года. Здесь будет создано 20 рабочих мест. На начальном этапе откроется сборочный цех, все комплектующие будут поставляться из республики Беларусь. Постепенно мы доведем долю казахстанского содержания до 70%. Первый лифт под нашим брендом планируем выпустить уже в декабре. В настоящее время произведено ограждение территории. Заказаны металлоконструкции для строительства завода.

Вы сказали, пока 1 га. А что планируется в перспективе?

– Сегодня мы заявили, что нам нужен 1 га земли и что сможем обеспечить работой 20 человек. Будет нужно больше лифтов, следовательно, будет больше рабочих мест.

На каких условиях предоставлена земля?

– Четыре года дается на становление. В этот период будем оплачивать только коммунальные услуги. Затем либо станем платить аренду в зависимости от рыночной стоимости на год оплаты, либо выкупим. По последней оценке, земля обойдется около 11 миллионов тенге.

Сколько лифтов вы предполагаете производить?

– 300 лифтов в год. Но это в плане.

Насколько востребована подобная продукция?

– Только в Актюбинской области сейчас строительство идет ударными темпами, включая возведение многоэтажных домов, особенно в самом Актобе. К тому же потребность замены старых лифтов довольно высока. На сегодняшний день мы меняем 18 лифтов. Только в Актобе 150 устаревших лифтов ждут своей очереди. Плюс к этому мы поставляем лифты для новых коммунальных и государственных объектов и для коммерческого строительства. Всего на конец мая мы завезли 25 могилевских лифтов, 20 из них уже под новым брендом.

Как таковых лифтовых заводов в Казахстане нет. Есть небольшие сборочные.  

При сборке лифтов какие комплектующие будут поставляться из Беларуси?

– Все опасные механизмы, такие как лебедки, канаты, будет нам всегда поставлять Могилев, потому что в лифтах на первое место мы ставим их безопасность. Створки дверей, кронштейны, конечно, будем изготавливать своими силами. Металл будем использовать казахстанский. Раскрой металла, листогибочный процесс, покраску мы сможем производить сами. Чтобы выпускать лебедки, необходим литейный цех. Его мы точно никогда не построим. Все механизмы, отвечающие за безопасность, будут поставляться из Беларуси. Клинья, например, которые отвечают за безопасность при обрыве каната и фиксируют кабину. Это очень серьезная и большая разработка. Она запатентована. А если говорить о кабельной продукции, то постепенно мы перейдем на казахстанскую. Электрический шкаф разработаем свой, но платы все равно останутся могилевскими, хотя спайку будем делать сами. Но если в будущем завод «Актюбрентген» сможет освоить выпуск плат, то воспользуемся этой возможностью, почему бы нет. Еще десять лет назад этот завод заявлял о выпуске лифтов, но потом там пришли к мнению, что производство рентгеновской аппаратуры в несколько раз выгоднее, тем более это профильное производство.

А почему ваш выбор пал именно на Могилевский лифтостроительный завод?

– Потому что это государственное предприятие. В России все подобные заводы частные. Есть в Москве Щербинский лифтостроительный завод. Сейчас готовится сделка о продаже земли, на которой он находится. Сам завод просто закроется. Оборудование стоит гораздо дешевле, чем земля. Со многими другими российскими лифтостроительными предприятиями практически та же самая история.

Расскажите немного подробнее

– Сейчас наша компания является единственным дилером Могилевского лифтостроительного завода в Западном Казахстане. Если точнее, то теперь их два – ТОО «Жигер – Актобе» и ТОО «Qaz-Bel Лифт». Но это все мы (смеется собеседник).

Могилев дал нам сначала 1% скидки, потом 2%, 3%. Мы спросили: а если будем красить сами? Там посчитали и увеличили скидку. А если кронштейны сами станем изготавливать? Это листогибочная процедура, которая высокой технологии не требует. В конечном итоге был получен список того, что завод сможет нам отдать на местное производство. В итоге получилось, что изначально 30% от общего производства лифта мы можем делать у себя. Передали нам чертежи, но, естественно, с условием сохранения коммерческой тайны и производственных секретов. Был заключен контракт, что в случае разглашения или передачи чертежей третьей стороне сразу же последуют штрафные санкции в размере 100 тысяч евро и другие последствия. Начнем с 30% и, думаю, постепенно долю казахстанского содержания доведем до 70%.

Это все-таки совместное предприятие или нет?

– Юридически это казахстанская компания. Но само производство де-факто является совместным. Мы не сможем его запустить без согласования с Могилевским заводом.

А можете ли вы поставлять продукцию на экспорт, например в РФ?

– Мы вполне можем поставлять лифты в Оренбург. Мы можем по цене конкурировать. Были такие случаи, когда Оренбург через нас приобретал белорусские лифты. Хотя бывают моменты, когда нам, как дилерам, сверху говорят, что нельзя переходить дорогу российскому дилеру. Но когда мы станем собирать лифты в Казахстане с позиции совместного белорусско-казахстанского производства, то ситуация будет уже несколько иной, более выгодной для нас. Ведь предприятию необходимо расширять географию поставок.

Когда вы начнете собирать лифты здесь, как поменяется цена?

– По качеству и безопасности, конечно же, они отличаться не будут. Но цена снизится процентов на 10-15. К тому же в будущем мы видим автоматизацию производства, что тоже скажется на цене в сторону уменьшения. Правда, стоит учитывать, что не последнюю роль в ценообразовании играют стоимость металла и дизельного топлива (поставки из Могилева осуществляются автотранспортом).

Еще хочу отметить, что довольно перспективным направлением является производство и сборка стокилограммовых кухонных лифтов. Здесь нет очень жестких требований к безопасности, как к пассажирским лифтам. Поэтому в данном случае вполне вероятно достичь 80% казахстанского содержания. В таких подъемных механизмах тоже есть потребность: детские сады, школы, больницы.

Местные исполнительные органы идут вам навстречу?

– Обещали, конечно, поддержать. Но я хочу привести вам пример. Компания «Буран-бойлер». Все государственные учреждения устанавливают газовые котлы этой компании. А предприятие развивается. Мы тоже хотим выйти с предложением в профильное министерство, чтобы на всех объектах государственной собственности в нашей стране устанавливались лифты казахстанского производства-сборки. В Казахстане таких предприятий три, включая наше. Но они собирают китайские лифты, а мы решили сотрудничать с Белорусским лифтостроительным заводом. Многие предпочитают ставить европейские подъемные механизмы. Но их срок службы не превышает шести-восьми лет. Да и запчасти придется из-за границы ждать.  Мы же практически сразу можем поставить необходимую деталь, и срок службы могилевских лифтов составляет 25 лет.

Семен Данилов   

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: