/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 316,53 DOW J 28 998,32
FTSE 100 7 403,92 РТС 1 524,71
KASE 2 373,34 Золото 1 645,90
Что происходит с ЕНПФ

Что происходит с ЕНПФ

Известный экономист Олжас Худайбергенов предлагает либо снизить комиссионные фонда вдвое, либо начислять всю прибыль на счета вкладчиков пропорционально накоплениям.

16 Сентябрь 2019 15:45 17485

Что происходит с ЕНПФ

Автор:

Олжас Худайбергенов

Фото: Максим Морозов

С разрешения Олжаса Худайбергенова inbusiness.kz публикует его пост в Facebook, где он размышляет о развитии пенсионной системы Казахстана, а также представляет свое видение по ЕНПФ.

Сейчас вокруг ЕНПФ много всякого обсуждают, и, мягко говоря, все смешалось – и сам ЕНПФ, и управление активами, и пенсионная система, и финансирование госкомпаний. Это связано, конечно, но все равно это разные вещи. И, чтобы с водой не выплеснуть ребенка, надо к вопросу отнестись без эмоций и со знанием дела. Но обо всем по порядку.

1. После развала СССР нам осталась солидарная пенсионная система. Это когда работающие скидываются на пенсионеров. Идеально, когда девять работающих и один пенсионер. Тогда пенсионер может даже получать пенсию в размере средней зарплаты. Но есть кризисы, безработица, старение населения, поэтому идеал недостижим. Поэтому считается хорошим, если пенсия равна 70% средней зарплаты, а критическим уровнем считается 40%. Естественно, когда все хорошо, государство дает всем хорошие пенсии, еще и излишек остается. А если плохо, тогда дефицит бюджета и невыплаты. В 1990-х годах была жуткая безработица, да и работающие не получали зарплату по 6-12 месяцев. Естественно, поступающих в бюджет средств жутко не хватало на выплату пенсий. Собственно, чтобы перекрыть этот минус, была придумана накопительная модель, где каждый копит на себя. У этой модели свои минусы, она тоже страдает от кризисов, когда обесцениваются накопления, вложенные в акции и облигации. И если раньше государство не могло выплатить пенсию, то теперь пенсию не будет платить пенсионный фонд. Так сказать, перенесли ответственность. Добавлю, что в целом из-за многогранности человеческих ситуаций большинство стран используют комбинированные системы, с разной пропорцией солидарной и накопительной моделей.

2. Накопительную модель внедрили, пообещали людям большие пенсии и светлое будущее, мол, вы сможете управлять своими накоплениями, однако в реальности человек не может получить свои накопления полностью сразу после выхода на пенсию, ибо предполагается растянуть накопления на срок дожития пенсионера. Поэтому "владение пенсионными накоплениями" – понятие условное. А госбюджету обещали разгрузку, но оказалось, что наоборот – лишили поступлений, а обязательства остались, плюс еще добавились обязательства по сохранности накоплений и инвестдоходу на уровне инфляции.

3. С 1998 года начался эксперимент с частными НПФ, которые вначале демонстрировали бодрый ежегодный рост активов (эффект низкой базы), а потом начали быстро терять динамику. Достаточно быстро частные НПФ оказались в ситуации, когда основной доход им приносили государственные ценные бумаги (50% пенсионных активов вкладывались в ГЦБ), еще что-то приносили депозиты (10% активов) и внешние вложения (15%). Остальные 25% вложений в частные акции и облигации обещали жить долго. У нас же все как у людей – проблемы аффилированности НПФ с объектом вложений, коммерческого подкупа, мнимых сделок на КАSЕ, и конечно, бравурные сентенции о мегаэффективности частных НПФ в условиях специфичного казахстанского рынка. Как указано выше, если активы вложены в то, что может не вернуться, возвращает государство (а фактически работающие граждане – привет солидарной модели).

4. После кризиса 2008 года частные НПФ показывали в среднем доходность 3-4% против официальной инфляции в 6-10% (разницу по инвестдоходам, как указано выше, должно компенсировать государство). Ситуация дошла до своей сути. Например, официальная инфляция равна 6% (неофициальная еще выше, конечно), а доходность частного НПФ равна 3%. Если глянуть компоненты, то половину своих активов частные НПФ вкладывали в ГЦБ, где зарабатывали 6%. Умножаем 0,5 на 6%, получаем те самые 3%. Иначе говоря, вся доходность была за счет ГЦБ (опять сквозь накопительную оболочку проскальзывают солидарные механизмы). А вторая половина почти не приносила доходы, не говоря уже о рыночной цене.

5. Были и прочие прелести. Постоянная проблема с дублированием счетов (из-за частой смены фонда вкладчиком и ошибок как вкладчика, так и регистрирующего персонала), сомнительные приемы привлечения вкладчиков (агенты обещали перебежчику 2-3% от накоплений), в целом повышенные расходы на содержание пенсионной системы (каждый фонд, помимо управления активами, занимался администрированием счетов, из-за чего держал филиальную сеть, создавал IT-инфраструктуру и т. д.). Все они исчезли с созданием ЕНПФ. Он был создан на базе действовавшего ГНПФ, который, кстати, был достаточно осторожен в инвестировании и на момент объединения был в хорошей форме.

6. Объединение фондов ЕНПФ предполагало, что ЕНПФ будет теперь только администрировать счета, а управление активами отдаст Нацбанку, а чуть позже – частным управляющим компаниям. В этой конструкции все вторичные проблемы исчезли. Остались лишь проблемы с управлением активами.

7. За управление активами частные НПФ брали 15% с инвестдохода (не понимаю, за что платить, если почти весь доход был с ГЦБ, либо их надо было исключить из формулы) и 0,05% с пенсионных накоплений. После создания ЕНПФ комиссионные сократились в два раза – до 7,5% и 0,025% соответственно. Потом упали еще на треть и теперь составляют 5% и 0,015%. Однако, несмотря на снижение комиссий, сами активы продолжают бурно расти. Если на начало 2013 года активы составляли 3,2 трлн тенге, то сейчас уже больше 10 трлн тенге. Это позволяет снизить комиссионные минимум еще в два раза либо ввести правило, что всю прибыль надо направлять на счета вкладчиков пропорционально объему накоплений. В общем, тут чисто дело техники. Что касается расходов на ФОТ, то ЕНПФ, скажем, в 2014 году потратил 4,4 млрд тенге, а в 2018 году – 7,3 млрд тенге. Среднегодовой рост составляет примерно 15%, что, в общем-то, нормально. Структура расходов ЕНПФ предельно адекватная. Можно лишь предположить отдельные случаи коррупционных тендеров, но вряд ли их объем критичен. В целом по ЕНПФ ситуация нормальная, разве что абсолютно бездарно работает служба по связям с общественностью, начиная с различных чудо-директоров по цифровым технологиям, которые предпочитают не налаживать связи, а ругаться с общественностью, своим поведением намекая на возможное наличие куда более серьезных проблем в кадровой политике фонда.

8. Также давайте посмотрим на структуру активов на конец 2012 года (когда были частные НПФ) и на июль 2019 года (самый свежий отчет). Итак, в ГЦБ было вложено 50,5% в 2012 году и 40,3% сейчас, в депозиты БВУ – 10,4% тогда и 9,2% сейчас, золото и иностранные ЦБ – 13,2% тогда и 21,5% сейчас, местные ЦБ – 25,9% тогда и 29% сейчас. В целом структура не сильно изменилась. Тем более что в местных ЦБ рост, скорее всего, за счет бумаг госкомпаний.

9. Что касается закрытия ЕНПФ, то его закрыть невозможно. Даже если формально закроют, появится новый аналог. Ведь нельзя же закрыть пенсионную систему. Раздать деньги (10 трлн тенге) тоже не вариант – это в пять раз больше ежемесячного объема розничного рынка товаров и услуг и в три раза больше наличной денежной массы. Гиперинфляция не заставит себя ждать, даже если на потребление уйдет половина суммы. А вторая половина суммы легко снесет валютные резервы Нацбанка.

В целом по ЕНПФ надо снизить комиссионные в два-три раза либо ввести простое правило, что вся прибыль автоматом начисляется на счета вкладчиков пропорционально накоплениям. Ну и плюс подправить законодательные пробелы, на которые указывает Жангельды Сулейманов.

Вместе с тем остается серьезной проблемой кривизна пенсионной системы и вопрос финансирования госкомпаний, когда их неэффективность прикрывается пенсионными деньгами, причем по льготным условиям. Очевидно, что идет латание дыр, но коль скоро будет длиться сия тактика? В целом в системе госуправления накопились проблемы куда большего масштаба, и хотелось бы, что уже начали чистить авгиевы конюшни, иначе очень скоро дебет не будет сходиться с кредитом, причем даже в случае высоких нефтяных цен! Запаса прочности экономической модели осталось мало, но разве стоит ждать, когда он иссякнет?

Олжас Худайбергенов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

В минтруда рассказали, сколько надо накопить для использования пенсионных денег

Сингапурская пенсионная модель Казахстану не подходит. Об этом заявил министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов, сообщает inbusiness.kz.

29 Январь 2020 11:51 3097

В минтруда рассказали, сколько надо накопить для использования пенсионных денег

Фото: zakon.kz

Глава ведомства рассказал о порогах достаточности для использования пенсионных накоплений.

«У каждого есть своя определенная сумма. Допустим, порог достаточности для использования своих накоплений для мужчин в возрасте 30 лет составляет 6,7 млн тенге в связи с тем, что за 33 года он еще может накопить свои пенсионные вклады. Для мужчин 50 лет этот порог выше и составляет 7,2 млн тенге», – рассказал министр.

Таким образом, все, что накоплено свыше данного порога, человек сможет использовать на крупные покупки.

«Например, 30-летний мужчина, которому порог достаточности рассчитал ЕНПФ 6,7 млн тенге, это означает, что он 33 года до 63 лет еще будет копить. И дальше еще 17 лет ему хватит этих денег, чтобы он пожизненно получал выплаты из накопительной системы. Естественно, порог достаточности у женщин выше. Это связанно с тем, их возраст дожития больше на пять лет – 22 года. Поэтому в 30 лет если мужчины 6,7 млн, то такого же возраста женщина, порог достаточности нужен 9,6 млн тенге», – резюмировал он.

Сингапурская пенсионная модель не подходит Казахстану, считает Нурымбетов.

Он отметил, что в СМИ часто поднимают вопрос сингапурской модели пенсионной системы.

«Я хотел бы отметить следующее: когда мы обсуждали в рабочей группе, все пришли к мнению, что сегодня, здесь и сейчас сингапурскую модель переложить на накопительную систему Казахстана проблематично. Почему? Во-первых, роль играют ставки, по которым отчисляются взносы в накопительную систему», – заявил он.

Так, если в Сингапуре в общей сумме перечисляется 37% в пенсионный фонд, то в Казахстане – 10%, привел он цифры. Кроме того, в Сингапуре 20% отчисляет работник, 17% работодатель до 55 лет. Потом ставки меняются. В Казахстане же 10% перечисляет работник, работодатель ничего не перечисляет.

При этом средняя зарплата, с которой делаются отчисления в Сингапуре, составляет $42,7 тыс., что составляет $3,5 тыс. в месяц, в тенге – 1,33 млн тенге, продолжил Нурымбетов.

«У нас средняя зарплата 180 тыс. тенге. Если в среднем отчисляем 10%, то 18 тыс. поступает в накопительный фонд. В Сингапуре 37% от 1,33 млн – это 493 тыс. в месяц. Поэтому  сегодня сингапурскую модель прямо переложить затруднительно», – пояснил он.

Глава минтруда также предложил увеличить размер минимальной зарплаты в Казахстане, такие меры уже предпринимаются.

«Средняя зарплата по стране 181 тыс. тенге. Мы должны повысить зарплаты. Минимальная зарплата у нас 42 тыс. тенге, это мало. У нас 8,7 млн занятого населения, из них хотя бы один раз в год в накопительную систему уплачивают 6,5 млн человек. Из них 1,6 млн уплачивают один-пять раз. При этом у нас почти 100 тыс. предприятий имеют задолженность по обязательным пенсионным взносам порядка 2,7 млрд тенге. Поэтому мы предложили усилить в составе этих мер усилить ответственность работодателя за уплату зарплат. Сегодня 2,7 млрд тенге есть задолженность, а по налогам нет долгов», – отметил он.

По словам министра, все эти предложения были представлены в администрацию президента.

«В целом президент одобрил предложенные варианты и поручил расширение охвата категорий граждан, которые смогут воспользоваться правом по целевому использованию пенсионных накоплений. Он предоставил нам два месяца, и мы уже работаем в этом направлении», – резюмировал он.

Дана Карина

Во что вложены пенсии казахстанцев

Каким образом ЕНПФ заработал за год 700 млрд тенге.

28 Январь 2020 12:12 3708

Во что вложены пенсии казахстанцев

По состоянию на 1 января 2020 года объем пенсионных активов ЕНПФ, находящихся в доверительном управлении Нацбанка РК, составил 10 трлн 798,31 млрд тенге (в эту сумму не включены средства на счетах пенсионных взносов и выплат). По сравнению с началом 2019 года показатель увеличился более чем на 1,4 трлн тенге. При этом вкладываются средства под более выгодный процент, чем было еще год назад. Но все-таки под меньший, если сравнивать с 2017 годом:

  • по состоянию на 1 января 2018 года средневзвешенная доходность составляла 7,5% годовых (9% для инвестиций в тенге и 3,5% в иностранной валюте);
  • на начало 2019 года показатель снизился до 7% (8,2% и 4% соответственно);
  • к 2020 году произошло небольшое повышение до 7,1% (8,7% и 3,2%).

Таким образом, средний процент по вложениям в иностранной валюте по итогам года оказался на самом низком уровне за последние как минимум три года. Тем не менее, все основные тренды, связанные с инвестиционной деятельностью ЕНПФ в 2019 году, связаны именно с валютными операциями.

Триллионы в облигации США

Один из главных итогов 2019 года – рост вложений пенсионных средств в американский госдолг, которые осуществляются в долларах. Активные инвестиции в гособлигации казначейства США начались еще в 2018 году, однако именно в 2019-м тренд получил значительное развитие. За год общий объем операций по покупке долговых бумаг превысил 3,2 трлн тенге. На пике, который пришелся на август 2019-го, месячный объем покупок составил 633 млрд тенге! Лишь в декабре ЕНПФ отказался от покупки бумаг – это был первый месяц с июня 2018 года, когда портфель фонда не пополнялся облигациями США.

Инвестиции в основном краткосрочные: по большинству бумаг уже произошло погашение основного долга, либо они были проданы. Однако это не мешает росту доли американского госдолга в общем портфеле фонда. Текущая стоимость всех ценных бумаг на 1 января 2020 года составила 924,6 млрд тенге, или около 8,6% от общего объема пенсионных активов ЕНПФ. Годом ранее показатель составлял 580,1 млрд тенге, или 6,2%.

От России до Индонезии

Вообще, объем инвестиций в государственные ценные бумаги (ГЦБ) других стран по итогам 2019 года вырос на 43,14 млрд тенге, или 3,62%. Их общий объем на начало 2020 года составляет 1 трлн 235,06 млрд тенге, практически три четверти из них приходится на ГЦБ США, остальные же распределены между 8 государствами:

  • Бразилия (14,3 млрд)
  • Польша (19,1 млрд)
  • Мексика (41,9 млрд)
  • Перу (21,9 млрд)
  • Чили (20,1 млрд)
  • Россия (103,8 млрд)
  • Филиппины (25,2 млрд)
  • Индонезия (64,3 млрд)

При этом в 2019 году приобретались долговые бумаги только трех последних стран. 4,3 млрд тенге со счетов ЕНПФ было вложено в филиппинские бумаги (это произошло в ноябре и декабре). Нетто-покупки индонезийских в октябре и ноябре составили 10,1 млрд. Без продаж обошлись только Польша и Чили – часть ЦБ других государств в 2019 году была продана.

Стабильный доход важнее процентов

Что касается российского долга, то тут покупка произошла в декабре (20,9 млрд), причем она оказалась первым «чистым» приобретением с августа 2018 года. Ей предшествовали масштабные продажи гособлигаций правительства РФ: в октябре и ноябре 2019-го было продано бумаг на 175,6 млрд тенге. Как итог: объем средств ЕНПФ, инвестированных в российские бумаги, за год сократился с 224,9 млрд до 103,8 млрд тенге.

В 2019 году ЕНПФ избавился от всех ЦБ Азербайджана. Активные продажи шли с февраля по апрель, и объем сделок по ним составил 85,9 млрд тенге. Таким образом, в 2019 году сложились следующие тренды:

  • Инвестиции в ценные бумаги иностранных государств увеличились, но их доля в общем портфеле сократилась за год с 12,7% до 11,4%.
  • Ключевым направлением являются инвестиции в долговые бумаги США, тогда как вложения в ЦБ других государств либо сокращаются, либо совсем незначительно растут.
  • Средневзвешенная доходность к погашению ГЦБ иностранных государств в портфеле ПА ЕНПФ на 1 января 2020 года составила 2,2% годовых. Годом ранее показатель составлял 3,9%.
  • Это свидетельствует о том, что предпочтение отдается более надежным вкладам (с меньшей доходностью) с отказом от более рискованных инвестиций, приносящих повышенный доход.

Денег в иностранных банках стало меньше

Еще одна тенденция, характерная для инвестиционной политики в 2019 году, – открытие краткосрочных депозитов в иностранных банках. Только в августе на несколько дней в 8 финансовых институтах было размещено в общей сложности более 700 млрд тенге. Практика (хоть и при меньших объемах) продолжается до сих пор. При этом в Нацбанке каждый раз отмечают: больших денег на этом заработать не получится.

«Свободные денежные средства в иностранной валюте размещались в краткосрочные депозиты иностранных банков, имеющих рейтинговые оценки не ниже «А-». При этом данные инвестиции не являются стратегической целью инвестирования и осуществляются в рамках управления текущей ликвидностью для поддержания доходности пенсионных активов».

Несмотря на то, что объемы подобных операций составляют десятки миллиардов тенге ежемесячно, общий объем вкладов в иностранных банках за год сократился. По состоянию на 1 января 2020 года объем депозитов составил 328,4 млрд тенге (3,04% всего портфеля). Годом ранее было около 343,2 млрд. Большая часть средств размещена в канадском Bank of Nova Scotia (129,2 млрд тг) и французском Credit Agricole (77 млрд).

Снизилась и средневзвешенная доходность по депозитам. Если на 1 января 2019 года иностранные банки давали в среднем 2,8% годовых, то год спустя – 2,3%.

Теперь и в йенах

В 2019 году произошли некоторые изменения в валютном портфеле. Большинство средств инвестировано в тенговые инструменты – их общий объем составляет 7,2 трлн тенге (+14,2% за год), а общая доля – 66,69% (-0,54 п. п.). Аналогичная динамика и с американской валютой: инвестиции в долларах растут (до 3,26 трлн тг, +7,4%), но доля падает (30,2%, – 2,17 п. п.). Зато выросли вложения в альтернативных валютах.

В сентябре были заключены сделки валютного свопа USD/EUR объемом 440 млн долларов (срок – от 6 до 9 месяцев). В результате портфель пенсионных активов пополнился 398,2 млн евро. В октябре часть долларов была переведена в японские йены.

«Были заключены сделки валютного свопа USD/JPY объемом 327,0 млн долларов США на срок от 6 до 9 месяцев с рядом крупных международных инвестиционных банков с кредитным рейтингом «А» и выше. Данные сделки были заключены на рыночных условиях с целью повышения доходности пенсионных активов. В рамках данных сделок в портфель пенсионных активов ЕНПФ были получены 35,3 млрд японских йен», – объясняли в Нацбанке.

Что идет казахстанским эмитентам?

Большая часть средств ЕНПФ инвестирована внутри Казахстана. Текущая стоимость приобретенных ценных бумаг Министерства финансов РК превышает 3,9 трлн тенге, дисконтных нот Нацбанка – 443,7 млрд тенге. Суммарно объем инвестиций за год увеличился на 7,64%. Однако их доля в общем портфеле пенсионных активов снизилась с 43,3% до 40,45%. Интересно, что процент, под который занимают госструктуры, увеличился: средневзвешенная ставка по тенговым инвестициям за год выросла с 6,9% до 7,8% (долларовая осталась на уровне 4,4%).

Вложения в квазигосударственный сектор выросли почти на четверть: с 1,3 трлн до более чем 1,6 трлн тенге. Их средневзвешенная доходность в тенге составляет 10,4% (+0,1 п. п. за год), в долларах – 5%. Росту способствовала реализация ряда государственных программ.

Например, в IV квартале 2019 года были приобретены облигации «Аграрной кредитной корпорации» на 14,1 млрд тенге. Это было сделано «в рамках механизма кредитования приоритетных проектов («экономика простых вещей») через БВУ РК и АО «Аграрная кредитная корпорация» на сумму 600 млрд тенге». В начале года в рамках данной программы приобретались и облигации банков. В «Нурбанк», АТФБанк и «Банк ЦентрКредит» тогда ушло в общей сложности 48,5 млрд тенге. В сентябре 15 млрд таким образом получил Bank RBK.

Во второй половине 2019 года средства в квазигосударственный сектор вкладывались практически каждый месяц:

  • в июне были приобретены облигации «Байтерека» (на 20 млрд тенге) и «Казахтелекома» (на 38,2 млрд тенге);
  • в июле – «Казахстанской ипотечной компании» (10,6 млрд);
  • в августе – снова «Байтерек» (12,5 млрд);
  • в сентябре – «Казахстан темир жолы» (20 млрд );
  • в октябре – вновь «Казахстан темир жолы», но уже 170 млрд тенге;
  • «Банк развития Казахстана» продавал долговые бумаги ЕНПФ трижды – в июне, июле и декабре. Общая сумма – 51,2 млрд тенге.

По состоянию на 1 января 2020 года из компаний квазигосударственного сектора больше всего средств инвестировано в «КазАгро» (626,8 млрд), «Казахстан темир жолы» (283,1 млрд) и «Банк развития Казахстана» (274,6 млрд тг).

Вклады полностью закрыты в 6 казахстанских банках

В 2019 году ни один тенге не был размещен на депозитах в казахстанских БВУ. Зато погашения основного долга (а также досрочное снятие вкладов) происходили ежемесячно. За 2019 год с депозитов в 8 банках было снято в общей сложности 22,36 млрд тенге:

  • «Народный банк» – 7,47 млрд
  • Tengri bank – 5,03 млрд
  • «Нурбанк» – 4,84 млрд
  • «АзияКредит банк» – 2,14 млрд
  • «Банк ВТБ» – 1,65 млрд
  • «Банк ЦентрКредит» – 750 млн
  • «Банк Kassa Nova» – 449 млн
  • «Альфа-банк» – 13,7 млн

При этом со счетов 6 БВУ (Tengri bank, «Нурбанк», «АзияКредит банк», «Банк ВТБ», «Банк ЦентрКредит» и Kassa Nova) были сняты все средства. По состоянию на 1 января 2020 года на вкладах в казахстанских БВУ хранится 254,9 млрд тенге – это 2,36% от общего портфеля. Еще 138 млрд тенге располагается на депозитах Национального банка.

Загадочные внешние управляющие

По состоянию на 1 ноября 2019 года во внешнем управлении находились пенсионные активы на 97,9 млрд тенге. Это 0,93% об всего объема средств, имеющихся в ЕНПФ. Единственным управляющим указана компания Aviva Investors Global Services Limited, которая осуществляет деятельность в рамках мандата «Глобальные облигации развивающихся рынков». Через месяц средств, находящихся во внешнем управлении, стало значительно больше – 213,5 млрд тенге. Месячный рост составил почти 2,2 раза. При этом ни в обзоре Нацбанка, ни в более детальном обзоре ЕНПФ так и не объяснялось, что повлияло на такое резкое увеличение показателя.

Доходность опередила инфляцию

По итогам 2019 года размер начисленного инвестиционного дохода составил 699,77 млрд тенге. Самым удачным месяцем оказался июль – тогда удалось заработать 111,1 млрд тенге (52 млрд из них обеспечили переоценка ценных бумаг и валюты). Наименьший заработок пришелся на февраль – всего 6,86 млрд тенге на фоне убытков от укрепления национальной валюты. Стоит отметить, что инвестиционная доходность по итогам 2018 года составляла 977,18 млрд тенге. Таким образом, за год показатель снизился на 28,4%. Однако стоит отметить, что в 2018 году большую роль сыграло ослабление тенге – более 394 млрд дохода тогда дала одна только переоценка иностранной валюты.

Основной доход в 2019 году обеспечили вознаграждения по ценным бумагам, они принесли Фонду чуть более 665 млрд тенге. Доходы от внешнего управления составили 12,9 млрд тг. А вот переоценка активов принесла в прошедшем году убытки: при пересчете стоимость ценных бумаг из портфеля ЕНПФ сократилась на 35,4 млрд тг, иностранная валюта – на 7,4 млрд. Но это удалось компенсировать за счет 19,8 млрд тенге, полученных от переоценки прочих активов, а также прочих доходов, которые принесли еще 44,7 млрд тенге дохода.

Стоит отметить, что инвестиционная доходность по итогам 2018 года составляла 977,18 млрд тенге. Таким образом, за год показатель снизился на 28,4%. Но в 2018 году большую роль сыграло ослабление тенге – более 394 млрд дохода тогда дала одна только переоценка иностранной валюты.

По итогам же 2019 года ЕНПФ вновь удалось добиться доходности, опережающей инфляцию.

«За 2019 год доходность пенсионных активов для вкладчиков (получателей) ЕНПФ составила 6,57% при инфляции в размере 5,40%. Таким образом, реальная доходность по пенсионным активам ЕНПФ составила 1,17%», – отмечают в Фонде.

Алексей Никоноров

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: