Что советует стартапам генеральный директор Tech Garden Санжар Кеттебеков? | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 284,94 Пшеница 465,40
$ 383.43 € 432.47 ₽ 6.12
Погода:
+30Нур-Султан
+26Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 284,94 Пшеница 465,40
Что советует стартапам генеральный директор Tech Garden Санжар Кеттебеков?

Что советует стартапам генеральный директор Tech Garden Санжар Кеттебеков?

2785 26 Июнь 2019 10:16

А также о том, обречен ли Казахстан на копирование идей, всегда ли успешен только первый и зачем банкам лаборатория.

Что советует стартапам генеральный директор Tech Garden Санжар Кеттебеков?

Автор: Елена Тумашова

«Что такое человеческий капитал сегодня? Это люди, которые работают, когда хотят, на кого хотят и где хотят. Это новое поколение рабочей силы», – начал спикер беседу о стартапах, выступая на KASE Talks.

В качестве одной из проблем казахстанского рынка ИТ-разработок он называет нехватку кадров.

«У нас в ИТ-квартале в кластере собралось 50 компаний, среди них есть одна, которая обучает начальной стадии программирования. Первый выпуск – 53 человека, их всех забрали еще до окончания обучения, а курс длится три месяца. И первым, кто взял к себе этих ребят, стал один из банков. Основную разработку хочется держать ближе к себе, потому что контроль качества становится проще (несмотря на то, что сейчас практически любой проект по разработке софта интернациональный и аутсорсинг стал частью бизнеса. – Ред.)», – говорит спикер.

Поближе к крупным

Второй проблемой рынка он считает недостаточное количество больших компаний, «которые плодят кадры».

«В России с этим полегче: там есть Яндекс, Mail.ru, Вконтакте, Сбербанк, ВТБ, Tinkoff Digital, где кадры воспитываются корпоративной практикой. Одно дело – когда ты работаешь в компании, в которой 20 человек, и другое – когда в компании, где тысячи сотрудников. Там практика software engineering выходит практически на международный уровень», – отмечает глава Tech Garden.

Он считает, что Казахстану придется приложить «очень много усилий», для того чтобы догнать продвинутых вперед 20-летним опытом работы в этом направлении Россию, Украину, Беларусь («Все интеграторы, которые работают на финансовый сектор Соединенных Штатов, на аутсорсинге в Беларуси», – иллюстрирует ситуацию спикер).

«То есть мы обречены на то, чтобы только копировать?» – прозвучал вопрос от модератора встречи, зампредправления KASE Андрея Цалюка.

«Есть большое количество продуктов, которые можно просто модифицировать. Думаю, для этого у нас достаточно возможностей. Но когда ты начинаешь влезать внутрь системы… Например, в IBM всего 40 человек разрабатывают код для Hyperledger (проект, созданный в 2015 году Linux Foundation, связан с технологией блокчейна для бухгалтерского учета. – Ред.). Кто эти люди – это держится в секрете, неизвестно даже, где именно они работают и сколько составляет их зарплата, чтобы никто не переманил. Но это такой ресурс, что если они вдруг встанут и уйдут, то это грозит потерей миллиардных инвестиций. Поэтому человеческий ресурс в ИТ – это практически все», – привел пример спикер.

Как «пробиться» в закрытые сектора?

«Может быть, стоит сделать площадку, где b2b-стартапам можно встречаться с бизнесом? Обычно, когда стартапы приходят к бизнесу, им говорят: высылайте предложение на почту, и на этом все заканчивается…» – прозвучал вопрос из зала.

«Вы совершенно правы, этот процесс несовершенен. Но не так все просто. Те сектора, в которых есть деньги, которые пытаются развиваться, очень консервативны. Если вы возьмете банки, биржу – это довольно консервативные компании…» – начал отвечать эксперт.

«Причем не потому, что такая психология. Проблема в зарегулированности», – прокомментировал Андрей Цалюк.

«Ситуация в ГМК, нефтегазовом секторе еще хуже (в плане сотрудничества со стартапами. – Ред.), потому что каждая ИТ-система связана с многомиллионными финансовыми оборотами. То есть первое требование, которое выставляют разработчикам решений для этих секторов, – они практически должны подходить под бенчмарк системы IBM. Поэтому большинство стартапов близко подойти не могут (к компаниям в этих секторах. – Ред.)», – пояснил спикер.

«Что мы пытаемся сделать и только видим первый прогресс в этом – возможность использовать наши совместные лаборатории. У нас есть такая платформа в искусственном интеллекте, которая работает на ГМК, нефтегазовый сектор, сейчас смотрим на логистику, энергетику. У нас есть также платформа по цифровизации строительной отрасли. Есть некоторые вещи по металлургии», – рассказал спикер.

В планах также платформа «Новые финансы», где Нацбанк мог бы стать одним из ключевых клиентов.

По мнению спикера, проекты вроде использования технологии блокчейн для возврата НДС – хорошая база для развития этого направления в Казахстане. Эксперт имеет в виду разработанное на базе Tech Garden решение. С начала этого года часть налогоплательщиков могут добровольно опробовать новую систему администрирования налога на добавленную стоимость, основанную на технологии блокчейн, с 2020 года эта система станет обязательной для всех. Суть в том, что администрирование НДС становится прозрачным, сроки возврата налога значительно сокращаются.

По мнению Санжара Кеттебекова, опыт и наработки, которые дает этот проект, можно применять и в других сервисах, например в тех, которые помогают банкам перенаправить кеш, образующийся между отчетными периодами.

О платформах, клонах и тех, кто первый

Продолжая говорить о платформах для разработки новых решений, спикер отмечает, что они делаются по определенному бенчмарку, проходят Нацбанк и всю сертификацию, поэтому подтягивают стартапы на определенный уровень.

«Вот только так сейчас можно запустить проникновение МСБ на последнюю милю. Мы видим первые успехи по платформе искусственного интеллекта: российская компания, которая прошла через нашу программу StartUp Kazakhstan, вышла на эту платформу, интегрировала свое приложение по оптимизации процессов в нефтехимии и подписала контракт с бразильской нефтегазовой компанией Petrobras. Стоимость этого стартапа моментально взлетела в 10 раз – примерно до 15 миллионов долларов», – рассказывает спикер.

По его мнению, стартапам, в принципе, очень важно обратить внимание на enterprise-платформы крупных игроков в разных секторах.

«Заходя на такую платформу, вы мгновенно приобретаете то необходимое качество, которое спрашивается с ИТ-решений. А если решение пишется на коленке, то, конечно, вероятность того, что кто-то из банков посмотрит, мизерная. Вот, например, множество платежных систем появляется, но лишь нескольким удалось «зацепиться», – говорит спикер.

«Мы видим очередной стартап по е-КСК, 10-й клон того-то… Тот, который первый, скорее всего, и станет успешным…» – предположил один из участников встречи.

«Необязательно первый. Это всегда вопрос денег, особенно в b2c-сегменте, где все упирается в бюджет на маркетинг. Если на рынок зайдет что-то в два раза больше любого успешного сейчас приложения, этого приложения не будет через месяц», – ответил на это эксперт.

Банки хотят в лабораторию

Он считает, что ни одна площадка для стартапов не сможет ориентировать их с точки зрения того, какие задачи должна решать разработка. Это могут сделать только заказчики.

«Сейчас есть инициатива нескольких банков по созданию лаборатории, – продолжил спикер. Лаборатории есть у Halyk Bank, у ForteBank, Kaspi покупает стартапы. Но банки по своей натуре очень закрыты. Мы пытаемся сейчас проработать какой-то консорциум, и он, скорее всего, будет построен на аффилированных структурах вроде Первого кредитного бюро. Есть идея вывести туда все задачи, которые сегодня есть у банков. В частности, выход в ритейл – сегмент, в который хотят попасть все БВУ, кто-то это уже сделал, но, честно говоря, пока только «поверхность поцарапал». Много вещей можно сделать, например, по лояльности. Но нужно ослабить законодательство».

Финансирование – какое лучше?

«Можно ли прийти в Tech Garden без MVP (минимально жизнеспособный продукт. – Ред.), только с идеей и с бизнес-планом?» – был следующий вопрос для Санжара Кеттебекова.

«К сожалению, нет. Вы можете к нам приходить, смотреть и спокойно работать на прототипчиках. Идей очень много, реализации очень мало. Очень большой отсев», – ответил он.

Финансирование от автономного кластерного фонда получили примерно 90 стартапов, сумма для каждого – около 30 тыс. долларов. Это компании, которые не просто имеют MVP, а которые представляют собой работающие бизнесы с клиентской базой.

«Эти проекты мы отобрали из 3000 участников отбора. Но это довольно хорошо (количество отобранных стартапов по отношению к количеству претендентов. – Ред.). В США один из тысячи получает венчурное финансирование», – рассказал лектор.

Однако он считает, что венчурное финансирование зачастую не лучшее финансирование, с которого следовало бы начинать стартапам. Нужно вкладывать либо свои средства, либо средства бизнес-ангелов, которые менее консервативны.

«У нас, например (в Tech Garden. – Ред.), все-таки государственные деньги, поэтому нам приходится соблюдать определенное количеств процедур», – прокомментировал Санжар Кеттебеков.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: