Цифровизация "Атамекена" поможет охватить все субъекты бизнеса

2470

Директор шымкентской НПП "Атамекен" Нурлан Кабиштаев – о трансформации Нацпалаты.

Цифровизация "Атамекена" поможет охватить все субъекты бизнеса Фото: Ирина Абрамова

После внеочередного съезда НПП "Атамекен" есть три месяца, чтобы сформировать основной пул предложений по трансформации деятельности палаты. Притом что проблемы бизнеса в регионах могут разительно отличаться, основные моменты совпадают, рассказал в интервью Inbusiness.kz директор региональной палаты Шымкента Нурлан Кабиштаев.

– Какой именно цифровизации не хватает НПП? Кажется, она и так активно внедряется во все сферы жизнедеятельности.

– Весь бизнес должен иметь прямой доступ в "Атамекен" и обратно тоже, а сейчас этого нет. У нас есть списки бизнесменов, но, работают ли они или давно закрылись, мы не знаем. Чтобы от всех получить обратную связь, понятно, что это сложно сделать физически. Пока мы в ручном режиме будем просто обзванивать предпринимателей, которых у нас в регионе, по официальным данным, 75 тысяч, то уйдет 3-4 месяца, в итоге те, кому звонили вначале, уже закроются или переквалифицируются. И это нормальный процесс. Поэтому выход я вижу только в цифровизации. Мы видим пример приложения "Каспи", 8 млн пользователей по Казахстану, яркий пример успеха. Мы можем сделать то же самое, у нас целевая аудитория – полтора миллиона.

– Почему этого не было сделано до сих пор, если в этом такая острая необходимость?

– Необходимы поддержка и согласование всех органов, потому что "Атамекен" единолично не представляет всех услуг. Есть фонд "Даму", "Байтерек", "Самрук-Казына", где-то функции органов юстиции должны быть у "Атамекена", начиная с регистрации мы должны полностью вести хронологию развития бизнеса. Если произойдет слияние баз данных, то буквально за год это можно сделать.

– Хорошо, всех самых мелких предпринимателей внесли в базу, что это им даст, какой фидбэк?

– У нас большая масса нормативно-правовых документов, постановлений, законы публикуются, и они должны получать анализ регуляторного воздействия. У нас в практике как – мы берем и массово всем отправляем письма. Вот я, будучи предпринимателем, открываю письмо, пришел большой пакет документов, которые я даже не хочу читать. Но если был бы цифровой формат, который бы анализировал данные, который конкретно сортирует и сегментирует, например, по вопросу об СНТ, можно было бы вычленить все торговые субъекты и сразу точечно им в облегченной форме отправить, что изменения затронут вас таким-то образом. Расходы настолько увеличатся, налоги настолько. И вы открываете и голосуете. И когда мы министру, который двигает этот законопроект, показываем аналитику, что все субъекты бизнеса проголосовали против 98%, не думаю, что кто-то отважится взять на себя ответственность и все-таки через колено принять такой закон.

– А что Вы скажете о вопросе, который вызвал очень большую полемику во время съезда НПП, это освободить от членских взносов представителей микро- и малого бизнеса?

– Они на самом деле и раньше их не платили, сначала было три года освобождение, но и после никто не платил. Мы с плательщиками членских взносов, практически на 90% с ними есть обратная связь. Но это всего лишь 5-7% от всех субъектов. А 95% – это микро- и малый бизнес, они пользовались услугами, но платили только 5%. И это было предметом дискуссий. Но мы все понимаем, почему январские события произошли, потому что работой надо обеспечивать, потому что нет доходов, потому что доходы снизились. Соответственно, только через развитие МСБ – это краеугольный камень – он нужен не только нам и государству, он нужен всем гражданам для стабильности. И за счет крупного и среднего бизнеса в любом случае микробизнес будет получать услуги бесплатно. Без взносов.

– А что Вы думаете собственно о трансформации самих региональных палат, как их работа должна и должна ли измениться?

– Я считаю, что региональные палаты должны получить больше самостоятельности и усилиться в плане юридического блока, той же самой сертификации. У нас последние годы карантин, это понятно, поступления уменьшились, и была оптимизация штата, и мы в таком изношенном формате работали. И предприниматели, которые члены регсовета, они знают об этом. И наше предложение, чтобы мы больше собираемого бюджета себе оставляли, и мы могли сами больше определенную свою повестку и свои инициативы двигать.

– А сейчас как финансирование палат происходит?

– У нас же республика унитарная, и наша организация тоже построена так, что есть регионы, в которых бизнес-субъекты активные и количество их больше, это города республиканского значения. Можно сказать, они как доноры для менее активных регионов, которые даже не окупают деятельность региональной палаты. То есть все средства собирались в центре и потом разделялись по регионам. Но есть регионы, где 50 тысяч субъектов МСБ, есть где 200 тысяч или 45 тысяч, а мощность палат одинаковая. Потом "Атамекен" часто исполняет не свойственные ему функции. Мы заседаем во всех консультативно-совещательных органах, и по соцблоку и по тендерам.

– Какие еще предложения по трансформации поступят от шымкентцев?

– Существующий в стране закон о саморегулируемых организациях в полной мере, к сожалению, не работает. В стране должны создаваться профессиональные союзы по отраслям, для которых "Атамекен" будет выполнять лишь арбитражные функции и регулировать их деятельность не директивно, а только выставлять общие правила игры и, собирая мнения, ставить вопросы перед правительством. Такие профессиональные союзы, как показывает мировая практика, сами несут солидарную ответственность за недобросовестных своих членов, то есть они становятся саморегулируемыми.

Беседовала Мира Бахытова, Шымкент