Для Казахстана единственным вариантом создания цифрового актива является цифровой тенге – эксперты

3469

В Алматы прошла I Международная конференция Blockchain Cryptofuture 2022 по блокчейну, криптовалютам и майнингу.

Для Казахстана единственным вариантом создания цифрового актива является цифровой тенге – эксперты

Ее цель – повышение информированности населения о том, что такое криптовалюта, зачем она нужна и на каком уровне развития находится в нашей стране и мире, передает inbusiness.kz.

Участники конференции могли поделиться опытом друг с другом, перенять какие-либо решения в вопросах регулирования, а также разработать рекомендации, как предотвратить мошеннические действия и обезопасить себя в этой области.

На вопросы inbusiness.kz ответили специалисты по блокчейну, майнингу и криптовалютам – юрист, эксперт в области правового регулирования Corporate Expert Илья Шеломенцев (Казахстан) и ведущий аналитик 8848 Invest Виктор Першиков (Россия).

– Илья, какова ситуация с блокчейном и майнинговым бизнесом в Казахстане?

– Согласно данным Кембриджского центра альтернативных финансов на август 2021 года, на Казахстан приходилось около 18% мирового хешрейта (вычислительных мощностей) первой криптовалюты – биткоина, а по состоянию на апрель 2022 года, согласно данным сайта министерства цифрового развития РФ, о начале деятельности в области цифрового майнинга заявило 245 организаций.

– Есть ли отдача от майнинг-бизнеса в Казахстане? Существует ли у нас статистика доходности и налогов?

– До конца 2021 года отдачу с позиции государства майнинг-бизнеса оценить чрезвычайно трудно. Да, государство могло опосредованно, через налоги от возросших объемов продажи электрической энергии получать дополнительные поступления в бюджет. Однако, как мы понимаем, это было незначительно по сравнению с теми доходами, которые зачастую майниновые компании могли извлечь в результате своей деятельности.

Лишь с 1 января 2022 года законодатель в целях заполнения правового вакуума сферы регулирования цифровых активов внес в Налоговый кодекс норму, устанавливающую порядок налогообложения лиц, осуществляющих цифровой майнинг.

Так, сейчас плата за цифровой майнинг взимается за объем электрической энергии, потребленной при цифровом майнинге, – 1 тенге за 1 киловатт-час потребленной электрической энергии, но уже сегодня звучат высказывания ряда экспертов, призывающих данную плату увеличить.

Что касается статистики налогов за истекший период текущего года, то, думаю, пока рано говорить о каких-то цифрах. Срок сдачи налоговой отчетности и уплаты целевого налога только-только наступил, и нужно подождать от фискальных органов официальной информации, которая еще находится в процессе обработки. Хотя думаю, что на фоне тотального отключения майнинговых ферм от так необходимой им электрической энергии цифры эти будут минимальны.

– Виктор, как соотносятся криптовалюта и национальные резервные? Насколько просто создать свою криптовалюту? Может ли Казахстан ввести свою криптовалюту и на каких условиях?

– Криптовалюты отличаются от национальных валют по многим параметрам, и самое главное, у криптовалюты нет единого центра эмиссии (центрального банка), вследствие чего криптовалюта не может использоваться как платежный инструмент. Чаще всего криптовалюты являются необеспеченными, они анонимны и технологически не совершенны, что затрудняет использование блокчейн-сетей в качестве платежных инструментов. При этом цифровые активы являются выгодным инвестиционным инструментом, так как технологически их внутренняя инфляция меньше в сравнении с государственными валютами (инфляция в биткоине  1,77% годовых на сегодняшний день).

В настоящее время создать свою криптовалюту не сложно, так как есть большое количество готовых блокчейн-платформ, однако для этого требуются знания программирования, а также готовность инвестировать деньги в маркетинг и продвижение продукта: просто криптовалюта сейчас никого не интересует, всем важно то, какая экосистема стоит за этим цифровым активом и какую задачу проект решает.

Для государства Казахстан единственным вариантом создания цифрового актива будет являться цифровой тенге (CBDC, аналог обычной валюты, только в цифровом виде). Этот актив будет мало похож на обычную крипту, так как эмиссией будет заниматься ЦБ Казахстана, но создавать свою криптовалюту без привязки к регулятору нельзя: в государстве это породит серый рынок и разбалансирует экономику.

– Возможно ли снижение волатильности криптовалют? Что может обеспечить ликвидность криптовалют, снизить риски?

– Снижение волатильности криптовалют будет происходить в любом случае в будущем на фоне роста капитализации рынка и увеличения числа участников, этот процесс не остановить. Будут при этом волатильные молодые криптоактивы, но рынок и биткоин в целом будут стремиться к тому, чтобы двигаться более плавно. Также можно снизить волатильность искусственно, удерживая курс криптовалюты на рынке или программно, но это непопулярный вариант. Сейчас существуют цифровые активы, так называемые стейблкоины, они не волатильны, так как привязаны к курсу доллара или евро. Но в целом волатильность является той причиной, почему инвестируют в криптоактивы, потому что только волатильность дает прибыль.

Что касается ликвидности, то ее поддержкой занимаются так называемые маркет-мейкеры на криптобиржах, либо сами команды проектов, либо внешние игроки. Крупные проекты, такие как BTC и ETH, достаточно ликвидны и капитализированы, чтобы не волноваться о рисках, но есть огромное количество "хайп-проектов", которые содержат проблемы ликвидности, и если купить ненадежную криптовалюту, то можно потерять деньги, потому что ее не получится продать.

– Как влияют блокчейн и майнинг на политику национального государства? Можно ли контролировать эти процессы?

– Полностью никакое государство не может контролировать майнинг и оборот цифровых активов, даже в случае полного запрета. Всегда будут участники рынка, которые будут в обход законов заниматься майнингом крипты или покупать и продавать криптовалюту. Самое главное для государства  это максимально зарегулировать отрасль, чтобы выжать с рынка недобросовестных игроков, но при этом дать возможность блокчейн и цифровым активам развиваться. Эта отрасль может дать дополнительные поступления в бюджет, создаст рабочие места и позволит экономике государства со временем встать на "цифровые рельсы". Казахстан планомерно движется по верному пути в сторону регулирования отрасли, и очевидно, несмотря на вызовы, стоящие перед министерством цифрового развития и Центробанком, регулирование и развитие отрасли лучше, чем ее запрет. Для экономики и государства в целом это серьезный вызов, но, как только все вопросы будут решены и цифровые активы будут интегрированы в экономику, это может повлиять позитивно на разные сектора и, как следствие, на общий экономический климат.

– Как отразились конфликты России и Украины, Китая и Тайваня на рынке криптовалют и блокчейн-индустрии?

– Геополитические риски, такие как специальная операция РФ на территории Украины, а также риски противостояния Китая и Тайваня, безусловно, несут риски для криптоотрасли, так как в этих странах криптоотрасль развита и также как остальные экономические сектора, страдает от военных действий. При этом мы видим исторически, что на фоне рисков в геополитике (торговая война США – Китай, атаки на американские военные базы в Ираке, последствия пандемии и т. п.) растет спрос на криптовалюту, потому что игроки рынка рассматривают ее как защитный актив, альтернативную инвестицию, в которой можно переждать "кризисные времена". Со временем рост спроса на цифровые активы в таких обстоятельствах будет только расти. Таким образом, геополитические и экономические риски в целом оказывают ценам на криптовалюту поддержу (например, цена на BTC выросла с момента начала специальной операции РФ на территории Украины на 30%), хотя нельзя утверждать наверняка, что любые мировые проблемы приводят к росту цен на цифровые активы: когда инвесторы нервничают, то они забирают деньги со всех рынков, как это было в марте 2020-го, и в этой связи криптовалюта также может в моменте упасть. Но подчеркну, что в долгосрочном плане цифровые активы растут, если в мире или в регионе есть риски.

Ольга Власенко