Какие риски казахстанцы страхуют чаще всего

Какие риски казахстанцы страхуют чаще всего

15:23 15 Март 2021 7794

Какие риски казахстанцы страхуют чаще всего

Автор:

Майра Медеубаева

О том, как карантинный год отразился на страховании жизни, собственности, автостраховании, в интервью Inbusiness.kz рассказала директор ТОО Interconsult info, консультант по страхованию Марина Шиповалова.

– Марина Алексеевна, 2020 год был довольно сложным и для экономики, и для бизнеса, и для граждан Казахстана. Как пандемия отразилась на самом массовом классе – автостраховании?

Последствия пандемии коронавируса оказали больше положительное влияние на казахстанский рынок автострахования, чем отрицательное. Добровольное страхование автокаско по объему собранных премий выросло на 7%, до 28,0 млрд тенге, причем 50,2% от объема собранных премий приходится на Алматы, следующий по сборам премий идет Нур-Султан с долей 10,5%. Обязательное страхование ГПО автовладельца (ОГПО ВТС) показало прирост по премиям на 6%, до 81,1 млрд тенге, где опять же первенство за городом Адматы – 28,5%, далее следует Нур-Султан с долей в 8,1%.

Причины роста объемов автокаско связаны с ажиотажным спросом на новые автомашины в начале года, когда перед блокировкой многие автосалоны распродали все остатки на складе. Поскольку большая часть новых авто была приобретена казахстанцами в кредит, то становятся понятны драйверы роста сборов премий по автокаско, поскольку такая страховка является обязательным требованием кредитного института при оформлении займа.

Рост премий ОГПО ВТС был ниже ежегодного допандемического тренда (минимум 9% в год) и в большей степени обусловлен ежегодным ростом показателя МРП, который используется при расчете страховой премии.

Меры блокировки, которые практически на два месяца парализовали нормальное движение автотранспорта внутри городов и населенных пунктов, а также междугородний трафик оказали положительное влияние на убыточность автострахования. Так, прямая убыточность автокаско снизилась на 2,5%, до 24%, а прямая убыточность ОГПО ВТС снизилась на 3%, до 36%.

Если подводить итог, то в 2020 году автостраховщики увеличили свои доходы как за счет роста премий, так и за счет снижения убыточности. Самым убыточным регионом остается Карагандинская область – 57%, на втором месте – Туркестанская область – 55% (в г. Шымкент убыточность ниже – 45%), на третьем месте – г. Нур-Султан – 53%. (Акмолинская обл. – 45%). В городе Алматы убыточность сложилась на довольно низком уровне – 29%, при этом в Алматинской области этот показатель составил 47%.

Блокировка в течение двух месяцев и последующие отдельные ограничения на передвижение автотранспорта привели к общему снижению убыточности как добровольного, так и обязательного автострахования. Кроме того, блокировка еще раз подтвердила утверждения страховщиков о том, что в крупных городах рост убыточности спровоцирован в большей степени «приезжим» из области автотранспортом, что необходимо учитывать в тарифах ОГПО ВТС.

– Было бы закономерно в пандемию увидеть рост страхования жизни? Стали ли казахстанцы уделять внимание личной финансовой безопасности, которую может обеспечить страхование жизни?

– Отрасль страхования жизни в Казахстане уверенно наращивает объемы, так, в 2020 году доля премий отрасли в совокупном портфеле составила 40,3%. За пандемический год основным драйвером роста стало добровольное страхование жизни, сборы премий по которому выросли на 27%, до 97,6 млрд тенге. Нужно отметить, что этот класс стал вторым по сборам премий после добровольного страхования имущества, которое традиционно занимает первое место.

К сожалению, в показателях по классу добровольного страхования жизни, которые публикует НБРК, нет разбивки по срочному страхованию жизни и сберегательным продуктам, что несколько затрудняет анализ, но тот факт, что рост срочного страхования жизни совпадает с ростом банковского кредитования, можно напрямую связать с требованиями банка о страховании жизни заемщика, а не ростом популярности этого продукта у населения.

По сравнению с банковским кредитованием пандемия, как можно было бы предположить, не вызвала у населения ажиотажного спроса на страхование жизни, поскольку из-за неопределенности последствий пандемии страховщики ограничили риск роста убыточности этого класса сублимитами или исключениями, что опять же не в пользу страхователя.

Выплаты страховщиков по страхованию жизни от собранных премий составили всего 4,5% (4,4 млрд тенге), что частично можно объяснить длинными договорами по накопительному страхованию, но при этом страховщики выплатили агентам (в числе которых также и банки) 43,4 млрд тенге, или 18,3% от доходов от страховой деятельности. Что еще раз подтверждает факт, что срочное страхование жизни, как вмененный продукт к банковскому займу, выгоден по большей части страховщику и агенту и в меньшей степени страхователю.

По программам накопительного страхования жизни, помимо прочих преимуществ накопительного продукта, страхователи теперь получили право на снижение налогооблагаемой базы для расчета ИПН. Но этот стимул страховщикам жизни еще предстоит реализовать.

Сборы по пенсионному аннуитету за прошедший год выросли всего на 9%, до 71,4 млрд тенге, хотя ранее динамика по этому классу была на уровне 132% (2018 -2019 годы). Карантинные мероприятия и запреты на личные встречи серьезным образом ограничили возможности агентов – основного канала по продаже таких продуктов, которые продавались «лицом к лицу». Это стало еще одним фактором «вялого роста» как пенсионных аннуитетов, так и накопительного страхования. Но в целом отрасль страхования жизни в Казахстане показала хорошие результаты в трудный пандемический год.

– Как пандемия сказалась на страховании здоровья?

– В Казахстане, как это распространено во многих других странах, страхуются медицинские расходы на случай болезни. Причем медицинская страховка у нас, в основном, востребована и доступна только в режиме корпоративного страхования, то есть работодатель может купить покрытие медицинских расходов на случай болезни для своих работников (иногда полис покрывает членов семей работников). То есть для граждан, которых именно работодатель не обеспечивает медицинским страхованием, страховка недоступна.

Именно из-за этой особенности в прошлом году сборы премий медицинского страхования упали на 7%, до 31,7 млрд тенге, поскольку для работодателей в приоритете, скорее всего были другие вопросы. Большая часть персонала работала на удаленке, а карантин и оплата лечения в случае коронавируса за государственный счет, снимали с работодателей часть вопросов по обеспечению персонала медицинской страховкой. Подтверждением тому служит и снижение страховых выплат на 11% по сравнению с предыдущим годом, а также убыточности медицинского страхования на 3%.

Но эта тенденция обусловлена исключительно условиями, которые сложились из-за карантинных мер и отложенным спросом на медицинские услуги, поскольку застрахованные в целях снижения риска заразиться, откладывали посещения врача или другие плановые обследования или операции в целях личной безопасности.

Еще один вид страхования здоровья – страхование туристов выезжающих за рубеж также понесло серьезные потери из-за пандемии. Сборы премий по добровольному страхованию туристов сократились на 54%, а сборы по обязательному страхованию туристов просели на 50%. Понятно, что именно ограничения для выезжающих и сокращение туристического потока обусловили эту тенденцию.

– Как Вы считаете, по каким причинам люди не охотно в добровольном порядке страхуют свое здоровье, имущество, жизнь? Связано ли это с трудностями при получении страховых выплат?

– Расходы на добровольное страхование никогда не были приоритетом наших сограждан, скорее страховка воспринимается как пустая трата денег. Редки такие случаи, когда граждане покупают страховку сознательно, а не под давлением законодательных требований, требований кредитной организации или после уговоров агента. Действительно, большую роль в продвижении страхования на рынок играют страховые агенты. Но эти страховые посредники «играют на стороне страховщика» и исключительно в своих интересах. Чаще всего агенты продают именно обязательное страхование, а не тот добровольный продукт, который необходим потенциальному клиенту.

Нужно отметить, что и страховщики не готовы предлагать страховые продукты по запросу потенциального клиента. По большей части страховщики предлагают «коробки» со стандартным покрытием или «продуктовый конструктор» из которого страхователь может что-то для себя выбрать, а когда речь идет о персональной оценке риска и персонифицированных продуктах или программах страхования, то тут страховщики начинают «буксовать».

Уже много лет казахстанский рынок обозначен как рынок со значительным потенциалом розничного добровольного страхования, но до сих пор этот потенциал не реализовался. Причины, на мой взгляд, очевидны: страховщики вместо персонифицированного подхода и развития «полезных для страхователя» розничных продуктов по большей части сосредоточены на обязательном страховании или «вмененном» банкостраховании, а агенты работают исключительно в собственных интересах и заинтересованы в большем объеме агентского вознаграждения. Банкострахование также не «приучает» граждан к добровольной покупке страхования. После того, как граждане пробуют «вмененное» банкострахование, а это касается и страхования жизни заемщика, и страхования недвижимости или авто, у них возникает стойкое неприятие любых страховых продуктов. Чтобы оправдать ситуацию, все что перечислено, называется низкой культурой страхования населения.

Пока подходы страховщиков и агентов по отношению к страхователю не будут «справедливыми» с точки зрения страхователей, а страховые продукты не будут предлагать реальную экономическую выгоду для страхователя, конструктивный диалог вряд ли возможен. А поскольку страхование – это прямой бизнес страховщиков, то и начинать они должны с себя, а не ждать, когда «созреет клиент» или кто-то (возможно, в лице государства) сформирует у граждан страховую культуру.

– Сколько процентов в Казахстане составляет уровень проникновения страхования? Меняется ли данная динамика год от года?

– Пока еще недоступны данные прошедшего 2020 года, но по предыдущим годам можно сказать, что проникновение страхования в Казахстане крайне низкое. Если в развитых странах доля страхового сектора в ВВП составляет до 8-10%, то у нас это менее 1%. Причем на таком низком уровне показатель доли страхования в ВПП «висит» уже очень давно.

За последние два года доступной статистики видна некоторая положительная динамика: 2018 год – 0,65%, 2019 год – 0,82%. Несмотря на тот факт, что из года в год объемы сборов премий страхового рынка растут почти двузначными цифрами, психологический барьер в 1% еще не преодолен.

Майра Медеубаева


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

29753

Материалы по теме:

parizh-nicca-vlasov-i-isagirre-menyayutsya-mestami-v-generale

plej-off-chempionata-rk-pobezhdayut-tolko-favority

sergej-drozdov-na-olimpiade-my-budem-nastraivatsya-na-kazhdogo-sopernika

kotochigov-vnov-proigryvaet-titulnuyu-shvatku

parizh-nicca-vlasov-v-belom-isagirre-tretij-v-generale

загрузка

×