Стали ли казахстанцы активнее интересоваться программами страхования жизни?

2668

Рынок страхования жизни продолжает расти.

Стали ли казахстанцы активнее интересоваться программами страхования жизни?

О том, что происходит на рынке страхования жизни сегодня и стали ли казахстанцы активнее интересоваться программами, корреспонденту inbusiness.kz рассказал директор департамента продаж Nomad Life Рамай Курбангалиев.  

– Рамай Ришатович, по последним данным, рынок страхования жизни стал лидером роста в 2021 году. Что на это повлияло?

– Действительно, за 2021 год отрасль страхования жизни значительно выросла, на 71%. Это связано с несколькими моментами. Так, в начале прошлого года изменилось пенсионное законодательство. Теперь компании по страхованию жизни имеют право принимать деньги из пенсионного фонда по договорам аннуитета, если полученной суммы будет достаточно для обеспечения ежемесячной выплаты клиентам не меньше 70% от прожиточного минимума (24 012 тенге в 2021 году). Ранее размер выплат должен был быть не менее минимальной пенсии (43 272 тенге в 2021 году). Кроме этого, в рамках изменений пенсионного законодательства были внедрены отложенные аннуитеты. Теперь вкладчики ЕНПФ могут заключать договоры аннуитета в 40-45 лет и получать выплаты с 50-55 лет. Ранее такой формы аннуитета не было, договор аннуитета можно было заключить только с 50-55 лет. Изменения в законодательстве привели к расширению сегмента пенсионных аннуитетов.

Позитивное влияние оказало также создание в 2020 году законодательной базы для внедрения unit-linked технологии в накопительном страховании жизни. В ее рамках нашей компанией создан страховой продукт, объединяющий в себе страхование и инвестирование на фондовом рынке. В 2021-м эта программа страхования активно продвигалась на рынке.

– Как повлияла пандемия? Стали ли казахстанцы более активно интересоваться программами страхования жизни?

– Конечно, пандемия сказалась на компаниях по страхованию жизни. Например, в нашей компании на порядок выросло количество выплат, связанных и с самим коронавирусом, и с последствиями этой инфекции.

Больший интерес мы видим не со стороны казахстанцев, а от наших партнеров-банков, выдающих населению займы. Наличие полиса страхования жизни заемщика – это инструмент управления рисками кредитора. С наступлением пандемии наши партнеры-банкиры разработали специальные программы кредитования для своих клиентов, и в некоторых банках теперь можно получить заем либо на обычных условиях, либо с пониженной ставкой по самому кредиту, но при условии, если человек согласен застраховать свою жизнь. Если заемщик уйдет из жизни или станет нетрудоспособным, то его задолженность перед банком погасит страховая компания. Эта тенденция, к слову, тоже повлияла на то, что в 2021 году отрасль страхования жизни росла быстрее, чем в предыдущие годы.

– Как Вы оцениваете состояние и перспективы развития рынка страхования жизни в Казахстане?

– Отрасль страхования жизни растет постоянно. Рост на уровне 30% в год для нас считается нормальным. Несмотря на то, что страхование жизни существует в Казахстане 20 лет, оно еще не дошло до уровня насыщения или перенасыщения рынка. На сегодняшний день из 19 млн населения страны полисы страхования жизни имеют не более 16% всех казахстанцев, а в ВВП отрасль страхования жизни составляет не многим более 0,5%. Так что нам есть, куда расти.

– В чем особенности современного состояния рынка страхования жизни?

– Наша отрасль развивается динамично. В этом году мы ждем поправки в пенсионное законодательство в части появления совместных пенсионных аннуитетов. Сейчас пенсионный аннуитет – это индивидуальный страховой продукт. В совместном аннуитете будут объединятся пенсионные накопления двух человек – мужа и жены. Выплаты по такому договору будут производиться обоим.

Мы ожидаем изменений в государственной образовательной накопительной системе и планируем активно в нее включиться, дать казахстанцам страховой продукт, при помощи которого можно будет накопить деньги на оплату высшего образования ребёнка. При этом жизнь и трудоспособность вкладчика будет защищена. Если вкладчик станет нетрудоспособным либо уйдет из жизни, то отчисления на счет будущего студента будет делать компания по страхованию жизни.

– Расскажите о ключевых тенденциях, складывающихся на рынке?

– В глобальных тенденциях: постоянно совершенствующаяся законодательная база, изучение и внедрение страховщиками международного опыта. Если говорить о тенденциях в рамках Nomad Life и наших конкурентов, то ключевые тенденции – это автоматизация бизнес-процессов, цифровизация, внедрение информационных технологий. Например, в 2020 году, когда мы все пережили локдаун, хорошие результаты показали именно компании с автоматизированными бизнес-процессами. Мы видим в этом триггер роста. Компании, которые не прилагают к этому усилий, проигрывают конкурентную гонку.

– На Ваш взгляд, какие у рынка страхования сильные и слабые стороны? Где вы видите перспективы роста?

– За время своего существования в нашей отрасли выросли грамотные сильные профессионалы: андеррайтеры, актуарии, продавцы, риск-менеджеры, управленцы. Специалистов некоторых профессий 20 лет назад просто не было. Несомненно, это большое достижение и сильная сторона отрасли страхования жизни. Нельзя не отметить роль государства. Надзорные органы сейчас выполняют не только контрольные функции, но и стали лучше слышать страховщиков, инициируемые нами предложения, например, по совершенствованию законодательства, налогового и страхового, активно внедряются.

При этом нужно признать, что до сих пор страхование жизни не покупается клиентами, а продается страховщиками. У казахстанцев еще недостаточно собственной финансовой дисциплины. Поэтому и перспективы для дальнейшего роста мы видим в расширении использования современных информационных технологий при продвижении своих услуг.

– Каковы сегодня требования клиентов к современным страховым продуктам по страхованию жизни?

– Поскольку казахстанцы пока плохо знакомы со страхованием жизни, свои требования они и не оформляют. Наша задача – как раз помочь будущему клиенту осознать потребность в страховой защите. При работе с будущими клиентами самый трудоемкий процесс – это добиться контакта, выстроить доверительные отношения. Выгоды и преимущества страхования жизни в формировании и преумножении накоплений, инвестировании, защите своих средств неоспоримы, и, как правило, наше предложение очень интересно клиентам. При этом программы страхования соответствуют самым высоким стандартам, поэтому способны удовлетворить даже самые серьезные требования.

– Опишите среднестатистический портрет вашего клиента. Кто он? В каком возрасте казахстанцы начинают страховать жизнь?

– Это человек возраста 35+, с уровнем дохода, позволяющим приобрести полис накопительного страхования. Целесообразно на накопительное страхование направлять от $100 ежемесячно. Соответственно, доход семьи должен быть порядка 400-500 тысяч тенге в месяц. Последние два года мы отмечаем, что наша аудитория молодеет. Отчасти это связано с появлением страхового продукта, позволяющего инвестировать деньги в международные финансовые инструменты. Молодые люди внимательнее изучают тенденции фондового рынка, адекватнее оценивают его потенциал. Ну а выгоды страхования жизни, в первую очередь налоговые льготы при инвестировании, обеспечивают конкурентоспособность нашего предложения.

– Какие есть проблемы на этом рынке сегодня и каковы перспективы казахстанского рынка страхования жизни в целом? 

– Как я уже говорил, одна из проблем – отсутствие финансовой грамотности. Вторая – недоверие населения к страховщикам. К сожалению, у казахстанцев имеется негативный опыт, когда они сталкивались с мошенническими схемами. Люди не доверяют нам, так как ранее они имели дело с финансовыми пирамидами и другими организациями, которые зарабатывали деньги нечестным путем. Проблемы решаемы. При правильном выстраивании коммуникаций каждая компания по страхованию жизни сможет довести аргументы, подтверждающие ее надежность, до будущего клиента. Опыт этих коммуникаций увеличивается из года в год. Учитывая то, что информация о страховых организациях находится в открытом доступе на информационных ресурсах Национального банка, надзорные органы тщательно отслеживают выполнение страховщиками своих обязательств, а сами страховщики могут подтвердить свою надежность, привлекая к оценке результатов своей работы иностранные компании (например, рейтинг Nomad Life подтвержден американской компанией Standard&Poor`s на уровне ВВ+ по международной шкале). Уверен, нам удастся выстроить доверительные отношения с потенциальными клиентами и отрасль продолжит расти высокими темпами.

Мария Галушко