RU KZ
ЕАЭС – что будет после пандемии?

ЕАЭС – что будет после пандемии?

08:25 07 Август 2020 13402

ЕАЭС – что будет после пандемии?

Автор:

Кульпаш Конырова

Как будет восстанавливаться, и какой из стран выгодна дальнейшая интеграция.

Казахстанцам сегодня пришлось столкнуться не только с проблемами внутри страны в связи с пандемией, но и за ее пределами, в частности в странах, входящих в Евразийский экономический союз. О трудностях и о путях их решения своим видением с Inbusiness.kz поделились казахстанские эксперты. Сегодня наш собеседник – руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

Еще несколько месяцев назад сложно было представить, что работа ЕАЭС, богатого планами и перспективами, столкнется с глобальным кризисом, вызванном пандемией. На чем больше всего сказалось его влияние?

Для начала хотел бы напомнить, что Договор о ЕАЭС предполагал наличие четырех свобод: свободы движения товаров, капитала, услуг и рабочей силы. Когда в рамках объединения был снят таможенный контроль на внутренних границах, а граждане стран ЕАЭС могли осуществлять трудовую деятельность в любой союзной стране без получения разрешения, это привело к увеличению трансграничной мобильности, которая формировала более позитивное отношение людей к процессам интеграции.

Однако сегодня меры, предпринятые государствами в борьбе с коронавирусом, сильно ограничили возможности и свободы выхода за пределы национальных границ. Из этих четырех свобод в ЕАЭС пандемия больше всего повлияла на единый рынок услуг и общий рынок труда.

Новые, непривычные условия труда и жизни вместо формирующегося многогранного ЕАЭС вызвали эмоциональные импульсы и разнообразные высказывания по поводу будущего постсоветских интеграционных объединений. СМИ запестрели заголовками вроде «Интеграция на паузе», «Выдержит ли ЕАЭС испытание коронавирусом», «Коронавирус залихорадил ЕАЭС» и т. п. Такие громкие заголовки внушают скептицизм в способность ЕАЭС выстроить оптимальную антикризисную стратегию. А нынешняя ситуация дает определенные козыри в руки противникам интеграции. Рассуждения примерно таковы: люди не могут выехать, застряли на границах. Например, в Кыргызстане были возмущения по поводу того, что грузовики не могли проехать границу Казахстана. Хотя пограничный контроль – это не компетенция ЕЭАС. Тем не менее это все косвенно ударило по имиджу ЕАЭС.

Вы сказали, что больше всех от пандемии пострадал общий рынок труда. Давайте поговорим об этом подробнее.

Казахстан, оказавшись в повторном карантине после временных послаблений, вряд ли сейчас является привлекательной страной, чтобы границы для наших граждан были с радостью открыты другими странами.

Говоря об общем рынке труда, могу сказать, что особенно пострадают страны, экспортирующие рабочую силу за свои пределы. Трудовые мигранты столкнутся с серьезной конкуренцией с местными жителями. Многие проблемы государствам придется решать самостоятельно, отсюда возникает рост экономических эгоизмов, возврат к внутренним ресурсам.

Разве возврат к внутренним ресурсам – это плохо?

Знаете, недавно я ознакомился с одним европейским исследованием по трансграничной мобильности, в котором приняли участие более 10 тыс. молодых людей из восьми государств – членов Европейского союза (ЕС).

Вопрос перед исследователями был поставлен такой: как путешествия по Европе могут повысить у молодежи чувство общеевропейской причастности? Результаты показали, что чем больше молодежь посещает другие страны ЕС, тем активнее она становится у себя дома, обладая многогранным видением, начинает проявлять патриотизм у себя на родине. Не случайно страны ЕС начали, в первую очередь, открывать границы друг другу, несмотря на разность эпидемиологической ситуации связанной с коронавирусом. Но в рамках деятельности постсоветских интеграционных объединений никакая причастность не является ключевым фактором для открытия границ.

Почему?

В июне нынешнего года был создан проект комплексного плана мероприятий по предотвращению распространения COVID-19 и иных инфекционных заболеваний на территориях государств ЕАЭС. Утверждение документа ожидается, также планируется смягчение введенных ограничений, в том числе условий для свободного перемещения населения на общем экономическом пространстве. Правда, в ближайшее время это пока не достижимо, потому что карантинные меры, которые предпринимаются, слишком разнородные на пространстве ЕАЭС. Беларусь отказалась от жестких мер, в России они значительно ослабляются. Кыргызстан, Казахстан и Армения пока находятся в карантинном режиме.

То, что Вы перечислили, грустно осознавать. Означает ли это, что пропадает экономическая привлекательность того же Евразийского экономического союза?

Конечно, всем уже понятно, что экономический ущерб от эпидемии будет существенный. Мир изменился, процессы глобализации дали сбой, сильно упали продажи услуг и ряда товаров (за исключением продуктов питания и лекарств). Пока пандемия не закончилась, о масштабах падения мировой экономики можно только предполагать, пока слишком мало данных.

Создавая ЕАЭС, страны-основатели руководствовались подходом win-win (выигрыш-выигрыш), то есть идеей возможности такого взаимодействия с другими странами, при котором все стороны останутся в выигрыше. Сейчас же каждое государство старается самостоятельно решать свои проблемы.

Так, по данным Евразийского банка развития (ЕАБР), потери ВВП стран объединения от действия внешних факторов в 2020 году году могут быть около 2%. При этом каждый месяц карантинных мер обходится странам ЕАЭС падением ВВП в размере от 1,5% до 3%. В целом общий ВВП государств ЕАЭС по итогам года снизится на 2,2%. Текущий кризис стал уникальным: он был вызван фактором, который не смогли предугадать экономисты или чиновники. Так что, какова роль вируса COVID-19 в экономических бедствиях, еще предстоит изучить.

Но вызовы всегда неожиданные. Вирус никого не предупредил, что он придет в нашу жизнь. Тут уже государственные мужи каждой страны ЕАЭС должны были ориентироваться в ситуации оперативно и принимать решения… Согласитесь?

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) довольно быстро начала принимать меры по ликвидации кризиса и борьбе с эпидемией на союзном уровне. Например, в целях предоставления возможности поиска работы без выезда с места проживания в настоящее время создается Евразийская электронная биржа труда. В плане формирования общего рынка труда есть прецеденты из мира спорта. Например, футболисты из стран ЕАЭС с июля 2020 года не считаются легионерами во всероссийских соревнованиях на территории России (а также баскетболисты, волейболисты, регбисты и представители хоккея на траве). Некоторые казахстанские тренеры в этом видят позитив, говоря о том, что это даст толчок в развитии спортсменов, которым будет проще конкурировать с местными игроками. То есть лимит на легионеров стал напоминать схему, которая работает в Европе. Там чаще всего лимит действует на игроков не из ЕС. В Казахстане еще в ноябре прошлого года членами исполкома Казахстанской федерации футбола было принято решение об отмене статуса «не воспитанника казахстанского футбола» для игроков, являющихся гражданами стран, входящих в ЕАЭС.

На Ваш взгляд, после пандемии сохранится ли ЕАЭС?

Конечно, программы и планы развития ЕАЭС подверглись влиянию пандемии. Но интеграционные проекты, как правило, являются долгосрочными. Борьба с коронавирусом рано или поздно увенчается успехом. Поэтому усилия стран союза сейчас направлены на сохранение существующей базы во взаимной торговле и наращивание ее оборотов.

Мы видим, что в условиях борьбы с коронавирусом страны ЕАЭС продолжают контакты в режиме онлайн на различных уровнях с хорошей динамикой, тем более что сейчас требуются быстрые и эффективные решения.

Страны ЕАЭС уверены, что после кризиса, вызванного пандемией, и соответствующих условий неопределенности дальнейшее объединение интеграционных усилий приобретет особую значимость.

На мой взгляд, в связи с пандемией COVID-19 объединению необходимо как можно оперативнее выработать новые критерии и стратегии существования в новых условиях жизни.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!