RU KZ
Эксперт: «Термин «Большая Евразия» – это пока еще концепция»

Эксперт: «Термин «Большая Евразия» – это пока еще концепция»

13:47 25 Ноябрь 2020 4665

Эксперт: «Термин «Большая Евразия» – это пока еще концепция»

Автор:

Кульпаш Конырова

Может ли санкционная война между США и Китаем отразиться на торговых отношениях Казахстана и Китая в рамках проекта «Большая Евразия»? Своим мнением в эксклюзивном интервью inbusiness.kz поделился казахстанский политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

В последние годы политики все чаще и чаще произносят термин «Большая Евразия». Что это? Страны ЕАЭС (Евразийский экономический союз) плюс Китай или Евросоюз плюс Китай?

Нет, это не только страны ЕАЭС и Китай. Если обратиться к предыстории, то следует подчеркнуть, что сам термин «Большая Евразия» появился в политическом лексиконе своем недавно, всего лишь четыре года назад. Истоки берут начало в 2016 году, когда два президента практически одновременно впервые использовали этот термин. Это были президент России Владимир Путин и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время их участия в Питерском экономическом форуме. Тогда речь шла о сотрудничестве ЕАЭС с Евросоюзом.

Чуть позже появилось определение этого термина в ряде источников, в частности, в классификации ООН этот термин означал весь европейский мир, а это 48 стран Европы, 50 стран Азии и семь стран северной Африки (от Египта до Марокко).

В то же время многие международные эксперты считают, что термин «Большая Евразия» еще не устоявшийся. Это либо пространство от Лиссабона до Владивостока, либо сопряжение различных проектов на всем Евразийском пространстве.

Месяц назад министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью российскому агентству упомянул термин «Большая Евразия», говоря об успехах сотрудничества между странами ЕАЭС и Китаем. То есть все-таки, по мнению российского министра, речь идет о взаимодействии между двумя этими сторонами – ЕАЭС и Китаем?

Как я уже сказал выше, идея Большой Евразии пришла не из Европы и не из Китая, а именно от ЕАЭС, а вернее, от стран Северной Евразии. Если быть еще точнее, от трех стран постсоветского пространства, для которых важно было иметь перспективу взаимодействия как с Евросоюзом, так и с Китаем.

И речь шла о том, что в этом сотрудничестве Северной Евразии больше отводилась роль транзитного пространства, потому что территория огромная, а вот население и экономический потенциал малы. Изначально идея заключалась в объединении всех проектов на пространстве от Лиссабона до Владивостока.

В 2018 году на «полях» Астанинского экономического форума был подписан договор между странами ЕАЭС и Китаем, который предполагал снятие определенных ограничений между сторонами: облегчение доступа товаров на рынки, прозрачность при передвижении товаров.

Сегодня термин «Большая Евразия», на мой взгляд, представляет собой некие геополитические упражнения, где имеют в виду либо «Евросоюз плюс Китай», либо «ЕАЭС плюс Китай».

Но суть в том, что Большая Евразия – это возможность наладить контакты в экономике и создать благоприятные условия для бизнеса на всем этом огромном пространстве. Словом, Большая Евразия – это новая глобальная модель, принципы работы которой еще не определены окончательно. Пока это больше концепция, чем конкретная структурная организация.

Как на идее Большой Евразии могут отразиться санкции против Китая и против России? И как они могут отразиться на торговых отношениях, например, между Казахстаном и Китаем, которые являются участниками идеи Большой Евразии?

Во-первых, в реальности в двухсторонней экономической войне, например, между США и Китаем, сами бизнес-стороны не заинтересованы в позиции своих властей. США опираются в основном на правозащитные аргументы в торговой войне. Китай, в свою очередь, говорит о давлении империализма и о нечестной конкуренции.

Во-вторых, трудно говорить о каком-либо сильно негативном эффекте в санкционной войне между США и (за компанию) Евросоюза против Китая на страны ЕАЭС.

Почему?

Потому что вся внешняя торговля стран ЕАЭС с Китаем составляет всего лишь три процента. Не забывайте, совокупное население ЕАЭС составляет всего лишь 180 миллионов человек. Скорее всего, пострадают крупные корпорации Китая, с которым сотрудничают такие мировые массовые бренды, как H&M. Что касается конкретно Казахстана, что механизм покупки китайских товаров за долгие годы налажен, и в этой цепочке нет предприятий или компаний, которые переживают за свою репутацию в мире.

Здесь все тихо и «серо» проходит, не в публичном пространстве. Я имею в виду то, что никто не знает, кто у нас является крупным покупателем китайского товара. К тому же у нас много малого и среднего бизнеса, который легко перегоняет товар через границу.

Да и следует помнить, что рынок Казахстана небольшой (всего лишь 18 миллионов человек), чтобы говорить о серьезном негативном эффекте санкционных войн против Китая. Так что больших проблем ожидать тут не стоит.

Кульпаш Конырова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!