Эрнар Курмашев: «70 кинотеатров в стране – это смешно, у нас их должно быть в 10 раз больше» | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 246,73 Пшеница 465,40
$ 378.38 € 431.05 ₽ 6.02
Погода:
+12Нур-Султан
+17Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 246,73 Пшеница 465,40
Эрнар Курмашев: «70 кинотеатров в стране – это смешно, у нас их должно быть в 10 раз больше»

Эрнар Курмашев: «70 кинотеатров в стране – это смешно, у нас их должно быть в 10 раз больше»

1702 29 Май 2019 10:57

Inbusiness.kz поговорил с кинопродюсером о том, какие наши фильмы могут быть интересны международной аудитории и почему с режиссерами фестивального кино тоже выгодно работать.

Эрнар Курмашев: «70 кинотеатров в стране – это смешно, у нас их должно быть в 10 раз больше», Кино, Кинематограф, Культура, Эрнар Курмашев, Astana Film Fund, продюсирование, Almaty Film Festival

Автор: Галия Байжанова

Один из соучредителей частного кинофонда Astana Film Fund, молодой кинопродюсер Эрнар Курмашев – один из заметных людей в отечественном кинобизнесе. Сегодня он продюсирует и семейные комедии, и криминальные драмы, и даже большое авторское кино. Как он пришел к этому, и что, по его мнению, превратит отечественную киносферу в настоящую индустрию.

– Эрнар, Вы только приехали с Каннского кинофестиваля, где презентовали Almaty Film Festival, организатором которого являетесь. Вы считаете это эффективной рекламой?

– Безусловно, ведь на Каннском кинофестивале крупнейший кинорынок – Marche du film, а на мероприятие приезжают тысячи профессионалов. Мы арендовали стенд, чтобы презентовать Almaty Film Festival, а заодно и рассказать мировому сообществу как можно больше о нашей киноиндустрии, а также об Алматы и Алматинской области. Ведь это одна из самых красивейших локаций в мире для сьемок кино любого жанра. Используя технологии виртуальной реальности и ролик, который был снят по заказу Управления туризма города, мы продемонстрировали красоты Алматы, наши визитные карточки – озера Каинды и Кольсай, Чарынский каньон и другие живописные уголки области. Также мы показали инфраструктуру города, насколько он развит и подходит для съемок.

– Сумели вызвать интерес?

– Да, и большой. После презентации стенда в Каннах стало очевидно, что наше желание превратить Алматы в город, куда бы приезжали снимать кино, вполне осуществимо. Все хотели узнать, насколько выгодно снимать кино в Алматы, есть ли у нас высококлассные киноспециалисты, как работает новый закон о кино, который предполагает до 30% возврата налогов. Для Алматы и для страны в целом, важно, чтобы к нам приезжало как можно больше кинематографистов и просто любителей кино со всего мира. Примеры таких фильмов, как «Властелин колец», «Игра престолов», вдохновляют, ведь благодаря съемкам в этих местах растет интерес к региону, появляется кинотуризм. А благодаря ему, сами знаете, растет ВВП.

– Ваш самый свежий проект на данный момент – это фильм для семейной и молодежной аудитории «Каникулы off-line», который вышел на Наурыз. Каковы его успехи? Это ведь первый казахстанский проект, рассчитанный на самую выгодную сегодня аудиторию – детей и их родителей?

– Да, первый, поскольку для нас это пока неизведанная территория, мы с одной стороны рисковали, с другой стороны, зная потенциал этой аудитории, имели оптимистичные ожидания, и, к счастью, они оправдались. За первый же уикенд мы собрали около 60 миллионов тенге, и благодаря хорошему «сарафану», то есть положительным отзывам, все время проката прошло у нас при полных залах. В соцсетях наш фильм много обсуждали, в Instagram 99% зрителей, оставивших отзывы о картине, были в восторге. И что самое интересно, дети стали проситься в аул, а родители говорили, чтобы было бы очень хорошо по-настоящему открыть такой реальный лагерь. Что мы, кстати, и сделали. Сейчас на месте сьемок мы строим настоящий лагерь «Аул Кэмп» и уже в июне запускаем первый поток.

В общей сложности за девять недель кинопроката (а это один из самых продолжительных кинотеатральных прокатов отечественного кино), мы собрали более 400 млн тенге (это больше миллиона долларов. – Авт.). Учитывая, что бюджет проекта не превысил 50 млн тенге вместе с маркетинговым бюджетом, то мы можем с уверенностью сказать, что проект для нас стал очень успешным.

– Этот фильм вышел в прокат в интересное для нашей страны время: сменился Президент, переименовали столицу, людям как будто не до кино стало. Отразилось ли это на кассе? Может быть, собрали бы еще больше?

– Поскольку я вам уже озвучил цифры, то лишь повторюсь, что, к счастью, это не отразилось. Хотя мы сами переживали – я мониторил посещение кинотеатров в первые праздничные дни Наурыза, и торгово-развлекательные центры, а соответственно, и кинозалы в них, были полупустыми. Сказалось несколько факторов: это и хорошая весенняя погода, по которой все соскучились, это и пять дней выходных, которые дают людям возможность уехать из города и устроить мини-отпуск за границей или же в пригороде, это, наверное, и случившиеся социальные перемены.

– В прошлом году на Наурыз тоже была хорошая погода, а в прокат вышло одновременно пять казахстанских картин, в итоге все недобрали…

– Да, все наши кинопроизводители стремятся попасть именно в эти весенние даты, но на деле мы видим, что это не так выгодно, как кажется. С одной стороны, праздник и длинные выходные, с другой стороны, в этот период большая конкуренция между отечественными кинолентами, и это первые теплые весенние дни, которые хочется провести не в кинотеатре, а на природе.

Для нас было важно выйти в Наурыз, поскольку у нас соответствующая концепция фильма – светлая, позитивная и по-настоящему весенняя. «Каникулы off-line» – это картина о возвращении к истокам, к нашим традициям, но продолжение фильма (уже решено, что мы будем снимать «Каникулы off-line 2») мы постараемся выпустить в канун Нового шода. Уже определили дату – 26 декабря 2019-го.

– Все проекты вы реализуете в Astana Film Fund. Как вы работаете? Зарабатываете на одной картине, после чего вкладываете доход в другой фильм, или же у вас есть инвестиционный фонд?

– Когда у меня спрашивают о наших доходах и финансах в кинобизнесе, я люблю повторять слова великого Уолта Диснея о том, что «мы снимаем кино не для того, чтобы заработать, а мы зарабатываем деньги для того, чтобы снимать кино». Эта фраза и легла в принцип деятельности нашего фонда. Мы сумели привлечь инвестиции с самого начала.

– Какую сумму удалось привлечь?

– Наши инвесторы предполагали, что вложат в фонд 350 миллионов тенге, чтобы за пятилетний период мы сняли как минимум пять фильмов. На деле же получилось, что мы получили на 100 миллионов тенге меньше – 250 миллионов, но при этом всего за четыре года сняли семь фильмов. Это «Районы», «Бизнесмены», «Она» Акана Сатаева, «Ласковое безразличие мира» и «Куандык» Адильхана Ержанова («Куандык» снят, но работа над ним продолжается), «Каникулы off-line» Руслана Акуна, а также новый фильм известного корейского режиссера с мировым именем Ким Ки Дука под названием «Дин», который он снял в окрестностях Алматы.

– То есть так много фильмов, потому что предпочитаете вкладывать сразу в несколько проектов?

– Да, при такой бизнес-модели у нас есть возможность диверсифицировать риски. По этому принципу работает весь Голливуд. Нельзя привлекать частные инвестиции на один проект, это всегда должен быть пул проектов. Может оказаться так, что все проекты будут убыточными, но один-два станут настолько прибыльны, что перекроют убытки других проектов и еще принесут прибыль.

– Вы – управляющий фонда или учредитель?

– Учредитель. Нас трое: это бизнесмен Олжас Тохтаров, кинорежиссер Акан Сатаев и я. Мы открыли фонд в 2015 году и договорились, что первые результаты будем оценивать, как я это уже упоминал, через пять лет. Если проект окажется успешным, мы продолжим его, если нет, то разделим дивиденды и закроем компанию. До оценки первых результатов у нас есть еще год.

– Как возникла идея создать фонд и какие цели вы изначально преследовали?

– Идея возникла после общения с нашим инвестором – Олжасом Тохтаровым. Познакомившись с работами, которые делала наша студия компьютерной графики и ЗD-анимации – это мультфильмы «Батырлар», «Выставка Чудес», «Волшебная азбука», он захотел проспонсировать полнометражный анимационный фильм. Это был бы современный, яркий казахский мультфильм для большого экрана, который был бы сделан специально для маленьких казахстанцев. Олжасу понравилось качество нашей анимации, и он посчитал, что студия справится с такой амбициозной задачей. Но, когда мы стали просчитывать проект, оказалось, что для производства конкурентоспособного мультфильма, который потом не ляжет на полку, нужно, как минимум семь-восемь миллионов долларов. На нашем рынке отбить такую цифру невозможно, и тогда я предложил Олжасу вложить деньги в создание фонда, который бы занимался картинами с маленьким и средним бюджетами и мог бы оправдать вложенные средства за гораздо более короткое время.

– И вы пригласили в проект Акана?

– Он являлся одним из инициаторов проекта. На картине «Дорога к матери» мы поняли, что у нас с ним много общих интересов, у нас похожие взгляды на киноиндустрию, мы единомышленники. Поэтому решили дальше развиваться вместе. После создания фонда мы определили правила его работы и создали совет директоров, в которые вошли два человека от инвестора и мы с Аканом. На совете директоров мы совместно решаем, какому проекту дать зеленый свет, а какому давать его не стоит. У нас есть своя политика: фильм, который запускает наш фонд, должен быть интересным кинопродуктом с правильным, созидательным посылом и социально полезным мессенджем, но с коммерческим потенциалом. При этом бюджет проекта не должен превышать 200-250 тысяч долларов.

– Большинство фильмов вашего фонда сняты Аканом Сатаевым. Это было так задумано? Не дешевле ли было бы пригласить молодых режиссеров?

– Поначалу Акан у нас должен был выступать только в роли учредителя и творческого эксперта, но, когда мы стали вести переговоры с молодыми режиссерами, вскоре пришли к тупику. Одних режиссеров не устраивали условия фонда, к примеру контроль с нашей стороны или наличие у нас творческой экспертизы. У других были амбиции, третьих не устраивал бюджет, и т. д. Время шло, мы не приходили к компромиссу, нужно было запускаться, и Акан предложил снять "Районы". Бюджет фильма немного превышал те рамки, которые мы для себя определили в фонде, но, поскольку фильм затрагивает важную часть нашей истории – 1990-е годы, мы понимали, что проект может стать хорошим имиджевым проектом. В итоге мы не ошиблись – заработали с «Районами» и деньги, и хорошую репутацию.

– Вы стали работать с режиссерами авторского кино, например с Адильханом Ержановым. Насколько сложно было, ведь все режиссеры-авторы очень свободолюбивы?

– Да, свободолюбивы, но мы нашли компромиссную точку. Изначально Адильхан предложил нам снять проект «Стрельба в 11-м микрорайоне», это должен был быть экшен, настоящее жанровое, прокатное кино, в итоге же снял артхаусную ленту – фильм «Ласковое безразличие мира», который потом попал в престижную программу Каннского кинофестиваля «Особый взгляд».

– То есть, по сути, превзошел все ваши ожидания? Ведь попасть в такой престижный конкурс – это даже лучше, чем выйти в большой казахстанский прокат!

– Да, но поначалу, признаюсь, у нас даже возникло недопонимание на этой почве, просто в момент съемок фильма Адильхана мы все были поглощены съемочным процессом фильма «Бизнесмены», и у нас не было возможности все проконтролировать. Мы думали, что съемки у Адильхана будут идти два месяца, а он снял все за 15 дней. С нашей стороны, конечно, появились вопросы, но автор заверил нас, что картину ждет фестивальный успех. Так и получилось. Когда картина Адильхана действительно попала в «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля и стала событием, наше мнение о коммерческом потенциале артхаусных фильмов изменилось. Во-первых, у картины появился международный дистрибьютор «Бета Синема», он купил нашу драму, и мы тут же отбили потраченные инвестиции – 50 тысяч долларов. Вскоре картина начнет приносить дивиденды от международных продаж и принесет как минимум 200-300 тысяч евро. Теперь к авторским лентам мы относимся совсем по-другому.

– Какой фильм, снятый вашим фондом, был самый коммерчески успешный в Казахстане?

– Все наши проекты успешны. Что касается именно коммерческого успеха, то только наша картина «Она» с Айсулу Азимбаевой в главной роли стала, к сожалению, убыточной. Несмотря на то, что мы с самого начала понимали, что это эксперимент, причем очень рискованный, мы не жалеем, что взялись за этот фильм, поскольку именно на этом проекте получили хороший опыт международного сотрудничества. Мы впервые привлекли в качестве партнера мэйджора – кинокомпанию XX Century Fox и вместе с ними прокатывали наш фильм в пяти странах СНГ. К тому же получили хороший фидбэк от самой киностудии – по их мнению, картина снята в лучших традициях FOX и при других обстоятельствах имела бы успех.

– Так что же помешало – может, выбранный жанр, качество картины или еще что-то?

– Причин был несколько, и рискованный жанр в том числе, ведь триллер не самый популярный жанр среди кинозрителей. Даже если говорить о лучших образцах жанра – американских триллерах, то по сборам они всегда собирают меньше всех. Но главная причина, почему мы понесли убытки, – это очень большой бюджет на продвижение, а мы взяли весь рекламный бюджет на себя. Когда реклама должна охватить не только Казахстан, но и другие страны СНГ, получается довольно внушительная сумма. Если бюджет всего проекта составил около 50 миллионов тенге, это около 150 тысяч долларов на тот момент, то только маркетинг на СНГ составил более 100 тысяч долларов. К тому же рекламировать картину было сложно, поскольку серьезного доверия к казахскому кино в соседних странах пока нет. Да и никогда на 100 процентов казахстанский фильм, в котором нет ни процента российского участия, не выходил в прокат в той же России.

– Что, по вашему мнению, нужно делать, для того чтобы продвигать казахстанские фильмы хотя бы на соседних рынках?

– Участвовать в киножизни этих стран: принимать участие в фестивалях, кинорынках, пытаться продавать наше кино на телеканалы или в онлайн-кинотеатрах, и со временем о нашем кино будут знать больше. Мы даже можем судить по себе. Если фильм «Она» мы прокатывали с компанией FOX, но тратя деньги на маркетинг, то по нашему следующему фильму «Бизнесмены» нам удалось совершить гораздо более выгодную сделку – дистрибьюционной компании Russian Film Group так понравилось кино, что они весь маркетинговый бюджет и все риски, связанные с этим, взяли на себя. В итоге мы собрали более одного миллиона рублей. Ничего не заработали, только отбили маркетинговый бюджет. Но зато фильм будет после кинотеатрального проката лучше продаваться на вторичном рынке. Это и телевидение, и онлайн-ТВ, и другие сервисы.

– Вы поняли формулу экспортного кино?

– Мы пытаемся ее понять. На мой взгляд, это должен быть проект с хай-концептом, то есть это какая-то универсальная, космополитичная история, которая стоит над всеми культурными, этническими, политическими рамками, она не ограничена территорией, национальностью и прочими вещами. Такая история не локальна, она могла бы произойти где угодно. Вот чем интересен проект «Она»? Тем, что это понятная во всем мире история молодой женщины, девушки, которая после потери ребенка уходит в себя и доходит до грани безумства. Ее начинает преследовать ее воображаемый ребенок, который хочет довести героиню до самоубийства в отместку за то, что когда-то та сделала неправильный выбор. Действия в фильме происходят в неизвестном городе, а актеры там с евразийской, или, точнее будет сказать, европеоидной внешностью, что позволяет зрителю отвлечься от того, что фильм сделан в Казахстане.

– Ощущение, что частному кинофонду работать в Казахстане легко и выгодно.

– На самом деле сложно. И главная причина в том, что у нас маленькая прокатная площадка – всего в 70 кинотеатров и 230 экранов на всю страну. Такие цифры, честно говоря, курам на смех. У нас должно быть не меньше 700 кинозалов, а в идеале 700 кинотеатров. Тем более, мы видим, что интерес к казахстанскому кино у зрителей растет.

– И что делать?

– Строить кинотеатры. Мы сейчас изучаем российский опыт в этой области. У них есть государственная программа кинофикации регионов. За счет нее россияне смогли увеличить количество кинотеатров больше чем в два раза. В конце прошлого года мы с коллегами организовали Гильдию кинопродюсеров Казахстана, куда вошли все те люди, кто сегодня делает кино: это и мы с Аканом, и Аскар Узабаев, и Айдар Баталов, и Асель Садвакасова, всего 14 человек, и мы собираемся внести аналогичное предложение нашему новому Государственному фонду по поддержке национального кино.

– Этот проект возможен, только если будет поддержка со стороны государства?

– Безусловно. Как работает проект в России? Государство выдает грант в пять миллионов рублей любому предпринимателю, который захочет организовать в своем городе, поселке мини-кинотеатр. Для реализации проекта будет достаточно наличие зала, кресел, экрана и возможности установить звук. При этом бизнесмен подписывает жесткий договор с государством, согласно которому в кинозале будет прокатываться как минимум 50 процентов отечественного кино. Если бизнесмен нарушает правила, то ему выписывают такие штрафы, что в следующий раз ему не захочется этого делать. За счет этого проекта россияне серьезно увеличили емкость рынка и дали хорошие возможности для проката отечественных фильмов. Результат мы видим – сегодня российские проекты делают кассовые рекорды, к примеру патриотические фильмы, такие как спортивная драма «Движение вверх», или историческая лента «Т-34», собирают по 50-60 миллионов долларов! Они не просто отбиваются, не просто зарабатывают, они еще и выполняют идеологическую задачу. Почему бы и нам не присмотреться к таким проектам? Ведь будет достаточное количество кинотеатров и зрителей, будет настоящая индустрия!

Галия Байжанова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: