RU KZ
Христенко: «Формат Большой Евразии – унифицированная инфраструктура»

Христенко: «Формат Большой Евразии – унифицированная инфраструктура»

20:13 15 Июнь 2017 8202

Христенко: «Формат Большой Евразии – унифицированная инфраструктура»

Автор:

Игорь Воротной

Фото: Мария Матвиенко

Президент делового совета Евразийского экономического союза Виктор Христенко считает возможным слияние ЕАЭС и ЕС в одно интеграционное объединение.

Правда, для того чтобы такой проект, сторонники появления которого уже называют его "Большой Евразией", состоялся, потенциальные участники его должны одновременно унифицировать правила предоставления друг другу инфраструктурных объектов, убежден президент делового совета ЕАЭС. В том же, что такой проект рано или поздно возникнет, у него сомнений нет, поскольку, по его мнению, в настоящее время экономическая интеграция является основным фактором развития любого государства.  

"Сегодня каждое государство в мире придерживается многовекторной политики, опираясь исключительно на собственные интересы, и будет продолжать так делать – это очевидно, – заявил Виктор Христенко в ходе сессии Астанинского экономического форума "Перспективы "Большой Евразии" в четверг, 15 июня. – Но сегодня национальный интерес тех государств, которые думают о будущем, состоит в создании наднациональных объединений. По сути, это не создание новой страны с неким суверенным правом, это не создание новой нации – это создание нового управляющего органа, который в состоянии для больших территорий обеспечить большую, высокую конкурентоспособность. А стало быть, создать более высокую конкурентоспособность для стран, входящих в эти макрорегиональные группировки", – добавил он.

От Гонконга до Дублина

Отвечая на основной вопрос этой сессии, может ли стать Евразийский экономический союз ядром для "Большой Евразии", глава делового совета заметил, что даже в образном мышлении по поводу интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС эксперты уходят от традиционного измерения пространства "от центра материка до Владивостока". И все чаще используют "южные и северные измерения, от Гонконга до Дублина".

"Совершенно очевидно, что материковое расположение, материковое позиционирование "Большой Евразии" создает такие возможности по формированию на его базе материкового экономического союза для ЕАЭС, он может стать ядром такого объединения, потому что сохраняет в себе достаточно высокий потенциал для развития, с учетом того, что мы смогли продвинуться достаточно далеко по созданию единого рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы", - убежден Виктор Христенко.

Но главное условие появления такого глобального союза, по его словам, будет лежать в плоскости создания единой инфраструктуры как для ЕАЭС, так и для главных его партнеров по "Большой Евразии". "И если случится то, что экономический пояс Шелкового пути и ЕАЭС найдут соединение в области инфраструктуры, но не просто в области отдельных проектов, и не просто в области того, как в эти проекты вложить ресурсы, но и найдут решение в том, чтобы создать унифицированную правовую базу для реализации этих инфраструктурных проектов, которые, по большому счету, на таких больших территориях не могут быть конкурентными, это слишком гигантские ресурсы для того, чтобы создавать на огромных пространствах конкурентные коридоры, назовем их так, так вот, если найдут в себе силы и найдут возможность создать унифицированную базу – это и будет ответ на вопрос, какой формат приобретает "Большая Евразия", – заявил он.

Точно так же, по его словам, если Евразийский союз с Европейским союзом найдут "одновременно – не в альтернативу восточному направлению, а в дополнение к нему – возможность выхода на унифицированную инфраструктуру, то это создаст ту базу, на которой может развиваться "Большая Евразия".

"Если найдет Индия возможности создания с ЕАЭС унифицированных правил функционирования, норм, управляемых из единого центра, значит, это даст существенный импульс для развития, – продолжил президент делового совета ЕАЭС. – Я хочу сказать, что на все это совершенно очевидным образом накладывается цифровая трансформация экономики, которая в первую очередь направлена на то, чтобы убить транзакционные издержки, чтобы в максимальной степени создать благоприятные условия, на порядок перспективнее, чем существующие на сегодня", – добавил он.

Без "цифры" барьеры не устранишь

Виктор Христенко напомнил, что инфраструктура не только является физической основой любого большого экономического хозяйства, но и главным источником, главным предметом приложения цифровой информации в экономике.

"Четырех инфраструктур достаточно, чтобы сформировать интеграционный каркас: транспортная, энергетическая, финансовая и информационная – это четыре инфраструктуры, которые лежали в основе всех войн и господство над которыми определяло господство над территориями, это четыре инфраструктуры, которые должны определить облик будущего мира, и именно этот скелет инфраструктурный. Если он становится унифицированным, эффективным, да еще и цифровым, он создаст то преимущество, которого сегодня так не хватает", – заметил он.

Причем нехватку этого преимущества, создаваемого "цифрой", участники экспортных рынков остро ощущают даже тогда, когда технический процесс обеспечивает им, казалось бы, невиданные преимущества.

"Поезда сегодня почти летают, скорости движения поездов уже превысили скорость самолетов пятидесятилетней давности, – говорит Виктор Христенко. – Они почти летают, но нет смысла гнать, если надо потом стоять. И если управление инфраструктурами является разобщенным, то, пролетев свое расстояние, вы остановитесь на пограничных пунктах. Потому что управление транзитом еще не приобрело унифицированного характера, а инвестиции уже потрачены. Поэтому возможно на базе ядра ЕАЭС выстраивать не в альтернативу, а в дополнение вектору развития с КНР, с Евросоюзом, с Индией, и на базе инфраструктур определять и создавать то будущее, которое существенным образом определит и будущее мира", – заключил он.

Азия больше настроена на интеграцию, чем Европа

Управляющий международным финансовым центром "Астана" Кайрат Келимбетов разделил мнение Виктора Христенко относительно невозможности уйти от интеграционных процессов и относительно необходимости унификации правил игры в рамках этой интеграции. Да вот только Европа, как ни парадоксально, сейчас менее расположена к такой интеграции, чем Азия, заметил глава МФЦА.

"Хотел бы напомнить, что для модели евразийской интеграции бэнчмарком являлась модель европейской интеграции: в то время, когда мы спорили, как мы должны работать, как должны быть делегированы те или иные полномочия наднациональным структурам, конечно, большой интерес вызывала европейская интеграция, – сказал Кайрат Келимбетов. – Но у них сегодня все так стремительно меняется, что те, кто был идеальным примером, сегодня испытывает свои трудности. И если сравнивать интеграцию с новыми сезонами какого-нибудь сериала, то каждый новый сезон порождает новую проблему. Мы видим, какую встряску получила европейская интеграция после выхода Великобритании из Европейского союза, видим большие вызовы в связи с миграционными вызовами – и интересно, что будут предпринимать вновь избранные лидеры, кто приходит руководить крупными экономиками Европы, и как им вместе удастся найти какой-то консенсус, потому что налицо большое протекционистское движение в Европе".

Совершенно другие процессы - в пользу глобализации, в пользу интеграции, по его мнению, идут в Азии.

"Мы видим, что крупнейшая инициатива – Шелковый путь – по глобализации как раз является призывом к тому, чтобы не останавливать глобализацию. Мы видим эффективность работы многих региональных соглашений. И мне кажется, для Казахстана есть разного уровня интеграция с разными странами. Конечно, для нас первый приоритет, исторически и экономически обусловлено, это Евразийский союз, но это не закрывает дорогу для стыковки этого интеграционного объединения со всеми многими другими", –считает Кайрат Келимбетов.

В этой связи одномоментного слияния и одномоментной унификации на всем материке ожидать вряд ли стоит: азиатская часть единой Евразии, скорее всего, сформируется ранее, чем европейская часть дозреет до понимания выгод такой интеграции. На это указывает хотя бы то, что, как сказал Кайрат Келимбетов, "естественным образом ЕАЭС сходится с инициативой "Экономического пояса Шелкового пути", а ШОС пополнилась Индией и Пакистаном", которые после вхождения в ШОС вполне могут влиться с разной степенью интегрированности в оба проекта – и в Шелковый путь, и в ЕАЭС.

"Я считаю, что не закрыта еще дверь для интеграции с Европейским союзом со стороны ЕАЭС, идея ведь не закрыться в каком-то одном союзе, идея, наоборот, стремиться состыковаться со всеми остальными", – заключил глава МФЦА.

Игорь Воротной