/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 384,89 Brent 36,55
Индустриальный сертификат – защита бизнеса

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

Интервью заместителя председателя правления НПП РК «Атамекен» Жунусовой Д.Б.

17:40 13 Январь 2020 4589

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

Автор:

– Дана Бейсеновна, в социальных сетях среди представителей бизнеса наблюдаются активные дискуссии по поводу индустриального сертификата, разработанного Национальной палатой. Поясните, пожалуйста, что такое индустриальный сертификат и зачем он нужен?

– Индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства у предприятия. Он свидетельствует о номенклатуре производства, а также производственных мощностях предприятия. Другими словами, наличие индустриального сертификата является своего рода гарантией того, что предприятие действительно является производителем, а не «пустышкой».

– Почему это так важно? Можно пример?

– Это важно с точки зрения обеспечения добросовестной конкуренции между предприятиями. В прошлом мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда лжепредприятия, маскируясь под отечественных производителей, пользовались преференциями и мерами поддержки, выигрывали в государственных и иных закупках, при этом не имея ни одного оборудования для производства.

Выдача индустриального сертификата – новая функция Нацпалаты. С 1 января прошлого года она была закреплена в законе о НПП. Полноценная выдача индустриальных сертификатов начата с марта 2019 года.

С марта по сегодняшний день мы выдали 238 индустриальных сертификатов.

Из них предприятиям легкой промышленности выдано 121 сертификатов, мебельной – 29, машиностроения – 48, IT-сферы – 15, строительной – 15, химической – 13, медицинской – 1, целлюлозно-бумажной – 1.

Глобально мы стремимся к формированию единого и достоверного реестра отечественных производителей, чтобы на уровне республики понимать наши реальные производственные возможности. Безусловно, это крайне важно для формирования эффективной промышленной политики и выработки мер поддержки.

– Какие преимущества дает индустриального сертификата?

– При поддержке правительства и депутатского корпуса мы добились существенных привилегий для обладателей индустриального сертификата.

Так, к примеру, с 1 июля 2019 года по товарам легкой и мебельной промышленности государственные закупки осуществляются только через предварительный квалификационный отбор, для прохождения которого необходим индустриальный сертификат. В результате за второе полугодие прошлого года закупки на более 4,3 млрд тенге были проведены только среди отечественных товаропроизводителей.

В частности, по товарам легкой промышленности проведены закупки на 2,9 млрд тенге среди 39 отечественных производителей, по мебельной промышленности – на 1,4 млрд тенге среди 22 ОТП.

Аналогичную работу мы планируем провести и по другим отраслям.

Также с 1 января 2020 года наличие индустриального сертификата наряду с СТ-КЗ позволяет войти в реестр товаропроизводителей холдинга «Самрук-Казына», а с 31 марта 2020 года для этого будет достаточно наличие только индустриального сертификата. Это большие возможности для отечественных товаропроизводителей, учитывая, что ежегодный объем закупок товаров Фонда составляет порядка 1,9 трлн тенге.

При этом надо понимать, что индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства, но не определяющий долю местного содержания и происхождение в конкретной партии или единице товара. Таким образом, ИС – это не аналог сертификата СТ-КЗ.

Приоритет отечественным товаропроизводителям с индустриальным сертификатом теперь также предусмотрен и в государственном оборонном заказе.

Кроме того, ряд мер государственной поддержки по продвижению экспорта, таких как возмещение затрат за рекламу, участие в выставках, содержание торговой площади и склада, доставка, сертификация за рубежом, будет предоставляться только предприятиям, подтвердившим свой статус товаропроизводителя наличием индустриального сертификата либо сертификатом СТ-KZ.

Мы планируем продолжить работу над расширением сферы применения индустриального сертификата, как в целях доступа к закупкам, так и в целом для анализа уровня технологического развития предприятий и выработки на основе этого иных мер поддержки.

– Поднимался вопрос о финансовой составляющей. Выдача ИС – платная?

– Здесь необходимо внести ясность. Выдача индустриального сертификата состоит из двух этапов:

Первое – анализ состояния производства отраслевым экспертом, назначаемым профильной ассоциацией.

Второе – формирование реестра отечественных производителей товаров, работ и услуг и выдача индустриального сертификата региональной палатой предпринимателей.

По настоянию отраслевых ассоциаций работа отраслевого эксперта на первом этапе проводится на платной основе: в размере до 10 МРП, или 26 510 тенге за один рабочий день. Также отдельно оплачивается перелет и проживание отраслевого эксперта: около 100-150 тыс. тенге. Итого, если брать в среднем 7-10 дней на проведение экспертизы, получается порядка 200-400 тыс. тенге.

Фактическая выдача сертификата Национальной палатой, то есть второй этап, производится на безвозмездной основе. Таким образом, НПП не получает ни одного тенге за выдачу индустриального сертификата. Несмотря на существенные затраты организации, такие как сопровождение электронной системы сертификации (80 млн тенге ежегодно), содержание дополнительного штата сотрудников (около 110 млн тенге ежегодно) проведение процедуры верификации и аудита, участие в судебных процессах (более 8 млн тенге ежегодно).

При этом мы видим, что выражаются разного рода вопросы по поводу требования уплаты обязательных членских взносов для получения индустриального сертификата. Необходимо пресечь подмену понятий.

ОЧВ – это не плата за получение индустриального сертификата. Согласно законодательству субъекты частного предпринимательства обязаны оплачивать обязательные членские взносы в качестве членов Национальной палаты. При этом решением съезда НПП малый бизнес освобожден от уплаты ОЧВ до 2022 года. Таким образом, фактически всего два процента от всех субъектов бизнеса подпадают под обязательство уплаты взноса.

Более того, из 238 предприятий, уже получивших индустриальный сертификат, порядка четверти (58 компаний) освобождены от уплаты ОЧВ.

– Как разрабатывались правила выдачи ИС? Все ли мнения были учтены?

– Обсуждения правил начались еще более трех лет назад. Было проведено более 50 совещаний, круглых столов, видеоконференций и т. д. Естественно, к данной работе привлекались все заинтересованные лица: бизнес, ассоциации, госорганы.

Правила разрабатывались так долго отчасти по причине того, что до последнего сохранялся ряд принципиальных разногласий.

Если вспомнить, то одним из главных при обсуждении проекта правил был вопрос, кто будет проводить экспертизу технологического процесса предприятий. Ассоциации выражали позицию о том, что именно они как отраслевые объединения, имеющие соответствующих специалистов и экспертов, должны проводить экспертизу предприятий.

В конечном итоге Национальная палата пошла навстречу, и в правила была включена норма – проводить экспертизу технологического процесса отраслевыми экспертами, рекомендованными ассоциациями.

– С какими сложностями вы столкнулись на практике при выдаче ИС?

– Как я отмечала выше, на сегодня индустриальный сертификат внедрен в государственные закупки, закупки фонда «Самрук-Казына», а также гособоронзаказа.

И эффект для компаний – обладателей индустриального сертификата – действительно значительный.

Вместе с тем в ходе анализа эффекта для отечественных производителей от применения индустриального сертификата мы столкнулись со случаями недобросовестного участия в государственных закупках и злоупотребления наличием ИС.

Так, к примеру, имеются факты участия компаний, которые получили ИС как производитель продукции легкой промышленности, в закупках товаров мебельной промышленности.

Более того, такие компании не только приняли участие, но были определены победителем и поставили товар.

Другой пример: предприятие мебельной промышленности получило индустриальный сертификат и было включено в реестр квалифицированных поставщиков. Однако в заявке на участие в закупке стульев указало страну происхождения поставляемого товара – Республика Украина, что не соответствует цели применения индустриального сертификата в закупках.

В рамках совместной работы с Центром электронных финансов по мониторингу госзакупок мы выявили данный факт. После чего предложили доработать Портал государственных закупок путем установления форматно-логистического контроля.

Дополнительно также прорабатывается с министерством финансов внесение изменений в правила осуществления государственных закупок в части установления четкого требования о предоставлении только сертификата СТ-КЗ при поставке товара, закупаемого способом конкурса с ПКО.

– Почему вносятся изменения в правила выдачи ИС? В чем суть этих изменений и что это даст?

– Можно констатировать, что за полгода практика выдачи ИС позволила выявить изъяны в процессе выдачи сертификатов.

Проблемные вопросы возникли уже с первого этапа выдачи, т. е. начиная от выбора отраслевого эксперта до получения заключения отраслевой экспертизы. Можно выделить основные из них.

Во-первых, это острая нехватка отраслевых экспертов, особенно в регионах.

На сегодня, к примеру, Союзом машиностроителей Казахстана выделено всего 6 экспертов на проведение экспертизы. При этом в Казахстане числится более 2,2 тыс. предприятий в отрасли машиностроения. Получается, это один эксперт на 375 компаний!

Аналогично в отрасли легкой промышленности на 1030 компаний приходится всего 15 экспертов, а в мебельной отрасли – 7 экспертов на 905 предприятий.

Нехватка экспертов на этапе отраслевой экспертизы стала своего рода «узким горлышком» для предпринимателей. Поэтому с учетом мнения бизнеса мы считаем необходимым установить в правилах требование об определении не менее одного отраслевого эксперта в каждом регионе.

Во-вторых, это отсутствие четких отраслевых критериев для проведения анализа состояния производства. К примеру, нет классификации видов деятельности по кодам в разрезе отраслей, нет градации предприятий по размерности – малое, среднее, крупное. Таким образом, все сводится к субъективной оценке отраслевого эксперта, что влечет за собой определенные риски.

В этой связи мы настаиваем на утверждении ассоциациями по каждой отрасли критериев по анализу состояния производств, с согласованием комитета индустриального развития и промышленной безопасности МИИР РК и НПП.

Стоит отметить, на сегодняшний день Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности Казахстана – единственное отраслевое объединение, которое разработало такие отраслевые критерии и выражает активную и конструктивную позицию по вопросу совершенствования механизма выдачи индустриального сертификата.

К сожалению, остальные отраслевые ассоциации не столь активны в данном вопросе.

В-третьих, это отсутствие четкой регламентации по включению либо исключению отраслевых экспертов ассоциациями, а также регламентации их взаимодействия.

На сегодня нет даже квалификационных требований, аттестации и процедуры утверждения кандидатур. Не определены права и обязанности экспертов и ассоциаций, штрафы за нарушения, отчетность, механизмы контроля за деятельностью эксперта.

В-четвертых, не регламентирован процесс взаимодействия ассоциаций и экспертов с заявителями на получение индустриального сертификата. То есть не определяются сроки и порядок проведения экспертизы, сумма оплаты и т. д.

Для решения этих проблем, в целях обеспечения прозрачности и наделения ответственностью вовлеченных сторон мы предлагаем провести автоматизацию всего бизнес-процесса с включением всех участников механизма, а также внедрить электронные типовые договоры с указанием регламента работы, ответственности, квалификации, сроков, штрафов за неисполнение и др.

В-пятых, на сегодняшний день в ИС указываются коды ЕНСТРУ на каждый выпускаемый товар. Однако ЕНСТРУ не является госсистемой кодификации, не является статичным и исчерпывающим справочником. Новые коды могут создаваться ежедневно.

Соответственно, к примеру, чтобы участвовать в закупках, бизнесу придется вносить изменения в ИС по каждому незначительному изменению в кодификации или после каждого добавления новых кодов. Это затратно и нецелесообразно. Поэтому мы предлагаем исключить поле кодификации ЕНСТРУ из индустриального сертификата.

Кроме того, другие изменения и дополнения в правила включают:

  • камеральный контроль со стороны центрального аппарата НПП в целях выявления рисков нарушений при выдаче индустриального сертификата;
  • усиление квалификационных требований к отраслевым экспертам;
  • усиление ответственности экспертов, ассоциаций и региональных палат предпринимателей и др.

Хотелось бы отметить, что индустриальный сертификат – это потенциально один из самых действенных инструментов поддержки реальных производителей Казахстана. Мы видим, что правительство принимает конкретные меры по данному вопросу.

Но предпринимателям и отраслевым объединениям также важно понимать ответственность данной работы, учитывая, что ОТП открывается доступ к закупкам государственного и квазигоссектора с огромными бюджетными средствами. Как отмечал президент на расширенном заседании правительства 15 июля прошлого года, нельзя забывать о встречных обязательствах, поэтому НПП и в целом бизнес должны идти навстречу правительству.

Бизнес направил премьер-министру 10 мер борьбы с пандемией

«Где я возьму лекарства, если заболею?», – снять этот вопрос с короновирусной повестки для казахстанцев предлагает Палата предпринимателей «Атамекен».

29 Июнь 2020 17:00 1722

Бизнес направил премьер-министру 10 мер борьбы с пандемией

На минувшей неделе НПП направила премьер-министру Аскару Мамину сразу 10 конкретных предложений по улучшению эпидобстановки, помощи населению и врачам. Пакет мер сформирован экспертами Палаты совместно с представителями медицинского сообщества в рамках обсуждений на площадке НПП.

Одна из мер – доставка больному на дом коробки со всеми необходимыми лекарствами. Причем домашнее лечение должно проходить по установленному алгоритму, под наблюдением участкового врача, подключая возможности онлайн-консультаций, считает зампред Палаты Юлия Якупбаева.

«Лекарства больным должны покрываться из средств Фонда медицинского страхования. Если люди будут знать, что они будут обеспечены медикаментами, ажиотаж в аптеках и чувство неуверенности в завтрашнем дне спадут. Предложили Минздраву, Фонду и СК – Фармации проработать этот механизм», – сообщила Якупбаева.

Инициатива выглядит своевременно с учетом того, что госпитализировать теперь будут не всех и многим придется лечиться на дому.

Напомним, на днях для Службы 103 утвердили новую схему маршрутизации и алгоритм оказания медпомощи пациентам с подозрением на КВИ. Бригада скорой на месте оценит состояние пациента по показателям сатурации (уровня кислорода в крови), температуры, наличию одышки. И, если данные не критичны, а пациент моложе 60 лет и не имеет побочных заболеваний, то в стационаре человеку откажут и передадут его под наблюдение участкового врача. Ранее, отметим, глава столичной станции скрой медпомощи Мурата Оразбаева сообщал СМИ, что с 1 июня по итогам вызовов по Казахстану госпитализировалось около 70% обратившихся. А нагрузка на скорую в среднем по стране выросла с привычных 18 тысяч вызовов до 22 тысяч.

«Учащаются жалобы со стороны населения, что люди болеют семьями, а скорая помощь не приезжает по несколько дней. Отсутствуют алгоритмы лечения COVID-19 на дому для пациентов средней тяжести. Стационары, лаборатории, поликлиники – перегружены. (…) На местах практически невозможно сдерживать рост заболеваемости», – говорится в обращении НПП к Правительству.

Авторы документа, кроме бесплатной доставки лекарств больным, предлагают также немедленно создать централизованную диспетчерскую службу, которая бы осуществляла онлайн-консультации пациентов, в том числе из регионов.

Кроме того, заявлено о необходимости дополнительно закупить лабораторное оборудование и тесты для ПЦР-исследований, аппараты КТ и ИВЛ. Центры компьютерной томографии, по мнению авторов обращения, должны работать круглосуточно. По опыту других стран маски и другие средства защиты нужно выдавать бесплатно социально уязвимым группам населения и сотрудникам системообразующих производств.

Еще один пункт – ускорить принятие Дорожной карты развития отечественной фармацевтической и медицинской промышленности, то есть задействовать все возможности казахстанских производителей для выпуска лекарств и средств защиты.

Частные медорганизации, по словам Якупбаевой, готовы помогать властям в борьбе с пандемией, однако требуется ускорить снятие различных ограничений.

«Вот мы вначале снимали ограничения для частных лабораторий, достаточно долго это делалось. А сейчас частные клиники готовы участвовать, частные аптеки готовы участвовать в госзаказе, чтобы эти лекарства для больных продавались и в частных аптеках. Нужно поправить нормативные акты Минздрава, все это обсуждалось неоднократно», – добавила спикер.

Все десять предложенных мер, по ее мнению, полностью реализуемы.

«Я думаю, что все эти меры реальны, абсолютно реализуемы. Зависит от того, насколько Министерство здравоохранения готово оперативно их внедрять. Но, договоренность уже есть, понимание есть, будем совместно отрабатывать. Первый вопрос – насчет алгоритма лечения на дому – он уже принят. Следующее – нужно диспетчерскую службу делать. Дальше – остальные вещи – параллельно, и закуп КТ, ИВЛ и тестов. Все это постепенно делается, просто нужно быстрее!», – подчеркнула зампред Палаты предпринимателей.

Виктория Кучма


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Бизнес продолжает стагнировать»

В условиях нового локдауна частному сектору необходимы беспрецедентные меры поддержки.

26 Июнь 2020 08:49 1524

«Бизнес продолжает стагнировать»

Фото: atameken.kz

Бизнесу нужны беспрецедентные меры поддержки в условиях нового локдауна. Об этом на своей странице в сети Facebook написал член правления – первый заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Эльдар Жумагазиев.

Он подчеркнул, что ограничительные меры оправданы, если рассматривать вопрос с точки зрения эффективности для снижения распространения коронавируса. Однако приостановка работы бизнеса в выходные дни идет не в пользу предпринимателей.

«Мы должны учесть, что до 40% от общей выручки приходится на выходные!

«Атамекен» анализирует последствия ограничительных мер на бизнес. Для примера: в розничной торговле за январь-май текущего года объемы продаж «просели» на 16,2%. В транспорте объем оказанных услуг за аналогичный период снизился на 38,4%. Больше всех пострадали отели, рестораны и кафе – 52,6%», – привел статистику Эльдар Жумагазиев.

Опрос НПП, в котором принимали участие 21 199 предпринимателей после снятия режима ЧП, показал, что только в гостиницах, ресторанах, кафе в бессрочный отпуск будут направлены 45% работников, а 17% будут сокращены, в оптовой и розничной торговле – 27% и 7% соответственно.

«В течение последних трех месяцев «Атамекен» на постоянной основе информирует правительство о проблемах предпринимателей. Согласно опросам, отсрочка займов и уплаты налогов оказались наиболее востребованными и эффективными мерами поддержки для бизнеса в период ЧП и после него. Неизбежно вступят в силу новые ограничения. Необходимо в срочном порядке принимать беспрецедентные меры поддержки отраслей экономики», – заявил первый зампред Национальной палаты.

Он также перечислил ранее озвученные на госкомиссии по нераспространению COVID-19 предложения НПП «Атамекен»:

  1. Льготное кредитование действующего бизнеса для сохранения занятости в пострадавших отраслях по опыту РФ. Есть две программы: «ФОТ по 0%» и «Займы под 2%». В них не требуется залог, а кредиты на 75% обеспечены государственной гарантией от Внешэкономбанка. Более того, по второй программе в случае сохранения 90% штата предусмотрено 100% списание, а при сохранении 80% штата – 50% списание основного долга.
  2. Кредитование самозанятых в «серой» зоне. Предлагается разработать и внедрить данную программу со ставкой вознаграждения 2-3% годовых с внедрением встречных обязательств по регистрации бизнеса, сохранению численности занятых, внедрению онлайн-кассы, ERP-системы. Данная программа не только поддержит действующих самозанятых, но и «обелит» данный пласт населения страны.
  3. Внедрить новые подходы в непрерывной работе субъектов бизнеса в условиях пандемии: установление четких санитарных норм и требований; внедрение цифрового контроля за соблюдением санитарных требований с четким разделением ответственности бизнеса и населения; внедрение «Электронного санитарного паспорта предприятия» (согласие предприятий на установку дистанционного контроля); усилить контроль за долей местного содержания со стороны МИО, пересмотр способа закупок. Необходимо создавать максимальный внутренний спрос для отечественных товаров за счет регулируемых закупок.
  4. Решить системные проблемы бизнеса за счет внедрения «умного» регулирования предпринимательства с «чистого листа» с учетом опыта Грузии, Эстонии и других стран Восточной Европы. Реализация проекта «Правительство для бизнеса».
  5. Создать единый ситуационный центр по занятости. В рамках данного центра проводить оперативный ежедневный сбор первичных данных с регионов: о состоянии предприятий (в том числе по «простоям», сокращениям и отпускам без сохранения зарплаты); о последствиях карантинных мер; данные по обращениям за отсрочками по кредитам в БВУ и налогам в ДГД.
  6. На основе проведенного скрининга регионов разработать и принять программы развития отраслей экономик для каждой области. Выявить отрасли с наибольшей долей занятости с учетом общей стагнации и начать трудоустройство граждан.
  7. Пересмотреть индикативы всех государственных программ поддержки предпринимательства, упор сделать на необходимость создания постоянных рабочих мест.

Карина Алимова


Подпишитесь на наш канал Telegram!