/img/tv1.svg
RU KZ
Качество медуслуг: выход из тупика

Качество медуслуг: выход из тупика

Текущие реформы в медицине натолкнулись на серьезное неприятие в обществе.

16:29 24 Сентябрь 2016 2438

Качество медуслуг: выход из тупика

Автор:

Саян Абаев

Причина проста – общество недовольно качеством медуслуг и не доверяет тому, что текущие «правила игры» в отрасли исправят ситуацию.

Даже если значительно увеличить финансирование. Об этом и путях выхода из текущей ситуации мы беседуем с директором Улагат Консалтинг Групп, к.э.н. Маратом Каирленовым и о результатах их последнего исследования по данной теме.

- Как вы оцениваете ситуацию с качеством медуслуг в стране? Есть ли какие-то замеримые индикаторы качества медуслуг и ее динамики?

- Для меня одним из важнейших показателей выступает показатель фармацевтического персонала (сотрудники аптек) на 100 тыс. населения. Его ценность в том, что он отражает уровень самолечения наших сограждан. Так вот, согласно данным ВОЗ у нас в разы выше наших соседей по ЕвразЭС. Например, мы в 2,7 раза опережаем ближайшего «преследователя» – Беларусь и более чем в  20 раз – Армению, и разрыв нарастает. Стоит отметить, что продолжительность жизни в данных странах, по данным ВОЗ, выше, чем у нас. Исходя из этих данных, наши сограждане предпочитают не идти в больницы с их очередями, угрозой неверных диагнозов и внутрибольничных заражений и т.д., а лечиться сами. И это в XXI веке.

Другим показателем выступает «сбегание» пациентов на лечение за рубеж (медтуризм). Например, по данным акима г. Алматы Б. Байбека, только алматинцы ежегодно тратят на медтуризм порядка 500 млн. долларов.

- Почему же у нас так обострилась проблема с качеством медуслуг?

- Прежде всего, данная ситуация – следствие пробуксовки с запуском механизмов рыночной конкуренции в отрасли. Как вы помните, несколько лет назад её планировалось запустить за счет трех элементов:

введения подушевого финансирования (оплата за прикрепленное население);
придания большей самостоятельности медучреждениям (перевод с категории «госучреждение - ГУ» на «ГКП на ПХВ – Госкомпредприятие на праве хозяйственного ведения»);
и разрешения свободного выбора пациентами поликлиники для обслуживания.

Это должно было стать основой здоровой конкуренции между медучреждениями и постоянного повышения качества медуслуг. Однако реальность сложилась несколько иначе.

Если в развитых странах,  имея в виду недостатки подушевого финансирования, говорят «о запертности» пациентов у одного провайдера услуг (больницы) или их экономии на лекарствах / процедурах при лечении пациентов, то в нашей стране до этого просто не дошло. Реформа в РК столкнулась с отсутствием единой базы данных о пациентах,  что при недостаточной  ответственности вспомогательного персонала (как на уровне областных управлений, так и республики в целом) привело к путанице с закреплением пациентов. В частности, человек, обратившись в ближайшую поликлинику, мог обнаружить, что он приписан к поликлинике в другой области или «перекинут» в другое учреждение на другом конце города. Как следствие, руководителям медучреждений становилось ясно, что количество приписанного населения (а значит, и заработки поликлиники) мало зависят от качества медуслуг.

Кроме того, того как показывают результаты нашего опроса (менеджеров среднего и высшего звена поликлиник и врачей), ключевым фактором фактического провала реформы, выступает проблема низкой оплаты со стороны государства (57%). Выделяемых средств не хватает, в том числе на расширение мощностей поликлиники (новые здания, оборудования и т.д.) – 46%, привлечение / мотивирование хороших врачей – 38%, и даже рекламировать / информировать население о своих услугах – 14%.

Ведь если бы оплата была выше, то больницы в которых высокое качество обслуживания могли бы расширяться, чтобы обслуживать еще больше пациентов. Но оплата низка, и ее не хватает, чтобы расширять мощности по обслуживанию и/или платить больше персоналу хорошо обслуживающим клиентов. Отсюда, руководство больниц не заинтересовано в значительном повышении качества обслуживания т.к. это вызовет «наплыв» пациентов, а значит очереди, перегрузку персонала и т.д. А доходы больницы особо не увеличатся, чтобы можно было увеличить мощности по обслуживанию, поэтому будут очереди, отсюда недовольство пациентов, и пойдет не важная слава о качестве обслуживания. Поэтому лучше в эту спираль с повышением качества и не начинать.

Вторым по значимости фактором выступает отсутствие достаточно дифференциации в оплате между поликлиниками с высоким и низким уровнем качества медобслуживания. Действительно, государство могло бы, исходя из международного опыта, платить больше тем, кто хорошо обслуживает (а значит может организовать работу), забирая у тех кто плохо обслуживает (т.е. плохо организовывает работу).

Но тут в дело вступает другое мощное ограничение отрасли - система замера качества медуслуг. С одной стороны, Минздрав собирает большое количество статистической информации, но доверия к ней со стороны общества  немного. С другой стороны, есть рейтинг качества медуслуг, но он построен на основе финансовых результатов больниц, наличия ресурсов и «крайних» показателей лечения – смертность и др. Однако, основная масса медошибок ведет не к смерти, а к ухудшению здоровья, дополнительным расходам времени и денег пациента и т.д. Поэтому текущий рейтинг не информативен.

Также можно отметить, что обратная связь от населения, как, собственно, получателя данных услуг, носит нерегулярный характер. С одной стороны, МЗиСЗН РК ориентируется на подтвержденные жалобы клиентов, с другой – специфика медицинских услуг такова, что разбираться с врачами, к которым (или их друзьям, знакомым) вы завтра можете попасть на лечение, решаются очень немногие. Уровень рисков высок, так как на кону собственное здоровье. С учетом, что в больницах созданы  службы  реагирования на «шумных» пациентов, «шума» стало меньше. Но поскольку других индикаторов качества медуслуг, особенно на уровне первичной медико-санитарной помощи (ПМСП), практически нет, то и руководство больниц, и Минздрав поняли правоту классического высказывания товарища Сталина «Неважно, как голосуют, важно, как считают». Для них вопросы качества медуслуг ушли на второй и даже на третий план. Население же все больше «садится» на лекарства или уезжает лечиться за рубеж.

Отрезвление начинает приходить сейчас, когда потребовалось увеличение финансирования здравоохранения. Как известно, основная цель запуска системы обязательного медстрахования заключается в увеличении финансирования отрасли (с текущих 3,8% ВВП до порядка 6%, по аналогии со странами ОЭСР) за счет населения и бизнеса. И тут выяснилось, что общество недовольно качеством медуслуг и не верит, что текущие «правила игры» в отрасли приведут к серьезному и устойчивому повышению качества при увеличении финансирования. Проблема в том, что без увеличения финансирования здравоохранения качество, скорее всего, будет и дальше снижаться.

- А какие вообще есть механизмы и инструменты, чтобы решить проблему с качеством медуслуг?

- Тут важно четко разделять инструменты и механизмы. Инструментов много, и внедрение Протоколов лечения, Национальной скрининговой системы, Транспортной и телемедицины, Электронных медицинских карт (ЭМК) пациентов, ГЧП и т.д. Однако это инструменты достижения, но не механизмы повышения качества. Например, даже привлечение частных партнеров к управлению или владению больницами не изменит ситуацию. Частные предприниматели будут «играть» по текущим правилам. Поскольку стимулов к постоянному повышению качества нет, то и чересчур напрягаться они не будут. Тем более, что частный бизнес всегда стремится к оптимизации затрат.

Собственно же механизмов т.е. отвечающих на вопросы – Зачем это делать? или Надо ли это делать? можно выделить только 3. Это Система оплаты или за что платят клиенты? Судебные иски пациентов и Заслуживающая доверия, объективная и доступная информация о качестве услуг в различных больницах. Рассмотрим по порядку.

Системы оплаты за медуслуги у нас две – одна в частных клиниках и другая в государственных учреждениях - подушевое финансирование.

В частных медучреждениях, как уже сказано выше, доминирует оплата за каждую медицинскую консультацию или процедуру (гонорарный способ), т.е. оплата не зависит от достигнутых результатов. Отсюда мотивация для врачей затягивать / увеличивать стоимость лечения – дают направления на ненужные анализы, консультации специалистов и т.д., что не способствует качеству медуслуг. В развитых странах внедряются системы оплаты за результат лечения – быстрое и устойчивое возвращение человека в строй. В целом, можно констатировать, что рассматриваемый механизм работает против повышения качества медуслуг.

В государственных медучреждениях (поликлиниках) внедрено подушевое финансирование. Данный способ оплаты предполагает, что оплата будет не за каждую отдельную процедуру (как при гонорарном способе), а в целом по итогам года. Поскольку оплата поставщику медицинских услуг не зависит от количества и вида полученных медицинских услуг, подушевая оплата должна мотивировать поставщика быть более эффективным, инвестировать в действенные и экономичные профилактические и поддерживающие процедуры и диагностику, что определяет снижение дальнейших расходов на лечение. Однако, как было отмечено выше, ввиду высокого уровня коррупции и безответственности в управлении здравоохранением в отрасли высок уровень приписок населения к различным поликлиникам. В итоге, объем финансирования поликлиник не зависит от качества медуслуг, что делает бессмысленным  их повышение.  Как следствие, данный механизм влияет негативно на качество медуслуг.

Следующий механизм – возможность судебных исков со стороны пациентов с истребованием крупных компенсаций морального ущерба. В нашей стране не так давно усилили данный механизм. В Уголовный Кодекс введена специальная глава по медпреступлениям, идут судебные дела. Но у этого механизма большой минус – ввиду неразвитости системы страхования профответственности врачей может усилиться дефицит спецов в отрасли. Тем более, что с учетом больших нареканий к нашей судебной системе говорить об объективности можно с большими оговорками. Поэтому действенность данного инструмента ограничена, но он все-таки позитивно влияет на качество медуслуг.

И наконец, заключительным инструментом  является заслуживающая доверия, объективная и доступная информация о качестве услуг в различных больницах. Как отмечено выше, текущая система отрицательно влияет на качество медуслуг, дискредитируя саму идею рейтинга.

Получается, что в нашей стране работает только один механизм стимулирования качества (Угроза судебных исков пациентов), но он несет большие издержки для отрасли. Отсюда такое качество медуслуг.

- Как же нам исправить ситуацию?

- Необходимо запустить механизмы / стимулы, чтобы больницам и врачам было выгодно предоставлять качественные медуслуги – вылечивать пациентов, а не просто лечить. Для этого необходимо несколько параллельных шагов.

Прежде всего, необходимо навести четкий порядок с прикреплением населения к поликлиникам, возможно, через создание единой базы пациентов и повышения ответственности администраторов.

Параллельно необходимо внедрение заслуживающего доверия, объективного, регулярного рейтинга качества медуслуг. И уже на его основе запускать градацию оплаты больницам в зависимости от качества медуслуг. Это позволит попробовать еще раз запустить механизмы рыночной конкуренции в отрасли.

За основу целесообразно взять методику рейтинга, предложенную нашей компанией (Улагат Консалтинг Групп – прим. ред.). Суть его в опросе пролеченных пациентов (отобранных по таким критериям, как клинико-диагностические группы, возраст, хронические болезни и т.д.). Опрос предлагается проводить по телефону (и/или электронной почте), что позволит снизить расходы. Вопросы структурируются в несколько групп: качество медицинских услуг и риски (диагноз, лечение, угроза внутрибольничных заражений, осложнений и др.), скорость (очереди, отзывчивость персонала и др.) и стоимость лечения (доплаты за лечение, назначение лекарств / процедур и др).

Внедрение рейтинга по данной методике позволит решить целый ряд задач:

Публично показать обществу и бизнесу работу Минздрава по решению вопроса достижения высокого качества медуслуг, что повысит доверие к Минздраву и проводимым реформам – внедрение Обязательного медицинского страхования и т.д.;
Запустить механизм постоянного улучшения качества медуслуг, что усилит конкурентоспособность отечественной медицины и привлечет медтуристов из других стран;
Регулярный опрос станет способом снижения социального напряжения в обществе, так как будет наглядным примером активной и адекватной работы госорганов;
Подготовит отрасль к внедрению современных систем оплаты за медуслуги на основе создания ценности для пациентов (value-based payment), т.е. результатов лечения.

Ранее мы предлагали внедрить данный рейтинг, но руководство отечественного здравоохранения не пожелало нас услышать. Однако без этого, отрасль будет и дальше «пробуксовывать», а население заниматься самолечение и все больше ездить за рубеж.

Запустив данные механизмы постоянного повышения качества, можно будет переходить к другим системным вопросам развития отрасли – продвижение ОМС, качества подготовки и переподготовки специалистов и т.д.

Саян Абаев

Врачи готовятся к поступлению детей с Кавасаки-подобным синдромом

Минздрав опровергает слухи о росте количества детей с осложнениями, но готовит к ним медиков. 

31 Август 2020 11:25 5348

На днях минздрав опроверг информацию о массовом заболевании детей синдромом Кавасаки. В ведомстве пояснили, что в настоящее время во многих странах мира, в том числе в Казахстане, среди детей, заболевших легкой или бессимптомной формой коронавирусной инфекции, регистрируется многосистемный воспалительный синдром (синдром Кавасаки). Однако это заболевание носит единичные случаи, и не все дети, перенесшие КВИ, обязательно переболеют этим синдромом. С марта зафиксировано только 14 детей с подобным осложнением. При этом по служебным каналам медиков предупредили, что ожидаемая сентябрьская волна пандемии вполне может сопровождаться именно таким осложнением.

Корреспондент  Inbusiness.kz поговорил с практикующим инфекционистом-реаниматологом об особенностях и симптоматике, на которую следует обратить внимание родителям. На вопросы согласился ответить заместитель главного врача по лечебно-профилактической работе городской инфекционной больницы Шымкента Мурат Агабаев. С начала пандемии доктор практически не покидал стен клиники, но сейчас почти все пациенты с коронавирусом выписаны, и медучреждение вернулось к своим докоронавирусным обязанностям – лечить людей с различными инфекционными заболеваниями. А медики наконец смогли покинуть «грязные зоны».

Первым делом хочу сказать, что все пациенты с синдромом Кавасаки, конечно, должны лечиться не в инфекционных стационарах. В Шымкенте их будут направлять, к примеру,  в городскую детскую многопрофильную больницу. Такое решение уже принято на уровне министерства, что данные пациенты должны находиться в многопрофильном стационаре, чтобы там были все специалисты, такие как  кардиоревматологи,  например. Такие пациенты должны быть проконсультированы со всех сторон.

Медики сообщают о неких рассылках с предупреждением второй волны заболевания, причем именно синдромом Кавасаки у детей.

То, что волна будет, – это общие ожидания, но точно утверждать никто не может, что будет и как будет. Есть информация, что будет мультивоспалительный синдром, и мы должны быть готовы. Просто у нас должна быть настороженность. Дети, которые длительно лихорадят, с сыпью непонятной плюс другой симптоматикой должны быть осмотрены специалистами. Сейчас и сезон простуд начинается, и детей аллергичных много, поэтому заранее, чтобы люди не паниковали, но пусть приходят на осмотр врача.

Что должно насторожить родителей?

Общее состояние ребенка. Интоксикация, вялость, слабость выраженная, лихорадит более трех дней. Склерит – это покраснение глаз выраженное. Боли различные, могут быть в животе, с непонятной локализацией. Если есть такая симптоматика, лучше обратиться к специалистам.

Чем опасен это синдром?

Отмечу, что это не истинный синдром Кавасаки, который наблюдается у детей, как правило, очень редко и чаще в возрасте до пяти лет. Основное – это поражение сосудов, именно сосудов сердца в большей степени. Из-за этого и наблюдаются самые разные осложнения. Поэтому быстро может развиться ухудшение состояния. То есть при Кавасаки поражаются в основном именно сосуды сердца, а при мультивоспалительном синдроме поражаются любые сосуды организма. Отсюда боли в животе или в любом органе. Так как у нас везде есть сосуды. У наших пациентов еще не было таких осложнений. Самому маленькому моему пациенту с коронавирусом было два-три месяца.  Причем у наших маленьких пациентов коронавирусная инфекция протекла практически бессимптомно, пару дней температура – и все, никакого специфического лечения не назначали.

Всегда ли многосистемный воспалительный синдром может развиться после перенесенной коронавирусной инфекции?

Почему мультивоспалительный синдром выделили, потому что он возникает, как правило, на фоне перенесенной коронавирусной инфекции и как-то связан с ней. Большинство детей перенесли COVID-19 бессимптомно, да и неизвестно, болели или нет, или как ОРВИ обычное, на что родители могли не обратить внимание. Поэтому, когда начнется выраженная симптоматика,  в виде перечисленных выше симптомов следует обратиться к специалистам.

Как вы готовитесь к появлению детей с Кавасаки-подобным синдромом?

В нашем стационаре мы провели обучение, показали слайды и объяснили, если будут подобные пациенты, чтобы была настороженность. Такие пациенты заслуживают особого внимания. Во-первых, этот диагноз ставится совместно с республиканскими специалистами. Мы будем их направлять в городскую детскую больницу, там уже при помощи телемедицины будет проводиться большой консилиум, большое обследование и комплексный подход к лечению. Не один-два человека должны посмотреть ребенка, так как  это очень сложный диагноз. В зависимости от клиники назначается лечение. Индивидуальный подход к каждому пациенту.

Если уж известно, что дети могут дать осенью новую волну тяжелого осложнения коронавирусной инфекции, нельзя ли сейчас заранее провести профилактику? Существует ли специфическая профилактика развития этого синдрома у детей?

Увы, нет точных данных, что можно использовать для профилактики. А у нас вообще люди для профилактики что только не используют, мне задавали вопросы и про суп из ежиков. Ну просто без комментариев. Про имбирь хотя бы понятно, лечение им люди давно практикуют. А тут какие рекомендации?!

Мурат Агабаев признался, что за время пандемии, которая продолжается уже полгода, отношение к новому заболеванию и к жизни изменили все. Вирус отрицания поначалу блуждал и среди медиков, но с массовым наплывом пациентов недоверие исчезло.

Мы впервые столкнулись с заболеванием с подобной клиникой, сложно было понять в самом начале, что нужно для таких пациентов. Только потом, с увеличением количества больных стало понятно, что это не просто пневмония бактериальная. И потом люди, я думаю, вообще очень сильно поменяли отношение ко многим вещам, люди стали вести себя по-другому. Плюс вторая волна ожидается, надеюсь, люди поняли, что это серьезное заболевание,  требует особого внимания, и желательно этим заниматься специалистам, потому что у нас были основные проблемы – позднее поступление и массовое самолечение.

По информации минздрава, с 13 марта по 19 августа в Казахстане зарегистрировано 2 тыс. 357 детей в возрасте от 0 до 18 лет, заболевших коронавирусной инфекцией. Многослойный воспалительный синдром зарегистрирован у 14 детей, что составляет 0,6%. Среди них пятеро детей в городе Нур-Султане, трое уже выписаны с полным выздоровлением домой, по двое детей – в Карагандинской, Акмолинской и Актюбинской областях, по одному ребенку – в городах Алматы, Туркестане и Атырауской области.

На  26.08.2020 г. лечение от коронавирусной инфекции продолжают получать 9541 человек, среди которых 49  детей. В стационарах находятся 4786 пациентов, на амбулаторном уровне – 4755. 305 человек находятся в тяжелом состоянии, 56 – крайней степени тяжести, 47 – на аппаратах ИВЛ.

По заболеваемости пневмонией с признаками COVID-19 на 26 августа 2020 года зарегистрирован 781 случай, семь – с летальным исходом. За сутки выздоровели 351 человек. С 1 по 26 августа 2020 г. заболевших – 23 543, случаев с летальным исходом – 263.

Справочно:

Синдром Кавасаки (слизисто-кожный лимфонодулярный синдром) – некротизирующий системный васкулит с преимущественным поражением средних и мелких артерий. Проявляется лихорадкой, изменениями слизистых оболочек, кожи, поражением коронарных и других висцеральных артерий с возможным образованием аневризм, тромбозов и разрывов сосудистой стенки. На фоне пандемии коронавируса SARS-CoV-2 появились сообщения о серьезном увеличении количества случаев воспалительного синдрома, похожего по симптомам на синдром Кавасаки.

Мира Бахытова, Шымкент

Подпишитесь на наш канал Telegram!

Минздрав РК принимает непопулярные решения?

Мнение производителей.

05 Сентябрь 2019 12:25 5984

Фото: Константин Харламов

Приказ министра здравоохранения Елжана Биртанова о внесении изменений и дополнений в приказ «Об утверждении списка лекарственных средств, изделий медицинского назначения в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и в системе обязательного социального медицинского страхования, закупаемых у Единого дистрибьютора на 2019 год» был подписан несмотря на всевозможные отрицательные моменты со стороны производителей.   

Такого  мнения придерживаются сами производители, большая часть которых тем не менее высказываться с критикой в адрес министерства не спешит.

Однако, по словам президента ассоциации «Фарм Мед Индустрия Казахстана» Руслана Султанова, приказ, регулирующий цены, недоработан в плане методологии. То есть не были учтены все правила формирования цен, а любое их предложение не рассматривалось и просто отклонялось.

– Это повлияло на конечную версию документа, который, по сути, мы получили и увидели тогда, когда он был опубликован. Если вспомнить сам приказ, то утвержден он был в середине апреля и с 14 мая этого года вступил в силу. И здесь начинаются проблемы. В первую очередь – с процедурой регистрации. До 20 мая все производители должны были подать заявление на регистрацию цены. 14 мая опубликован приказ, срок до 20 мая – очень сжатый. Следующий этап, когда мы постарались, чтобы все производители подали документы, хотя проблемы существуют и до сих пор, и перечень документов зарубежным производителям было тяжело найти, – говорит Руслан Султанов.

Следующая проблема, с которой также столкнулись производители, коснулась этапа подготовки проекта самих предельных цен, который был утвержден 16 июля. По словам Руслана Султанова, проект приказа, направленный в рамках рассмотрения во все ассоциации, и та версия, которая утверждена – это совершенно разные случаи. И опять же, по словам специалистов, никакого диалога не было. В один день отправили документ на согласование, а уже на следующий он находился в Министерстве юстиции на регистрации.

– Естественно, большинство производителей высказывают очень много замечаний, потому что мы видим, как по ряду препаратов вообще нет различий в ценах оптовых и розничных. То есть не было использовано оптовых и розничных надбавок, которые были предусмотрены. Почему? Потому, что Минздрав ориентируется на пункт 36 правил, где говорится о том, что там будут применяться цены не выше среднерыночных. Исходя из так называемых открытых источников. Но что такое открытые источники – это тоже вопрос, потому что в документе это конкретно не указано. Само министерство использовало открытые источники данных частного маркетингового агентства «Виортис», которые вообще нигде не зафиксированы, – продолжает Султанов.

Впрочем, не совсем понятных и в то же время опасных моментов достаточно много. Производители переживают, что их никто не слушает и не слышит, однако пострадать в конечном итоге может обычный гражданин, у которого в нужный момент просто не окажется необходимого лекарства.

– Опасения заключаются в том, что многие аптеки уже говорят производителям: «Снижайте свои цены, мы не будем брать ваши препараты». Если у отечественных и зарубежных производителей есть определенная возможность, они, конечно, на это идут. Но там, где такой возможности нет, мы скорее всего, можем получить ситуацию, что эти препараты будут изъяты с рынка. Уже с 3 августа функционируют розничные цены на рынке, но мы опасаемся, что до января, когда должен быть новый приказ, ассортимент лекарственных препаратов будет сокращаться, – делится опасениями Руслан Султанов.

Абсурд в этом случае, по словам президента ассоциации, в том, что процедура утверждения цен – казалось бы, легкая вещь, все производители вносили свои заявления на сайт. Однако национальный центр экспертизы решил ориентироваться не на данные производителей, а на рыночные цены по данным «Виортиса». Итог – по некоторым препаратам пошла нестыковка. К примеру, если ранее препарат мог продаваться по 300 тенге, то, по данным «Виортиса», он стоил 3-4 тысячи. И наоборот, если же препарат раньше стоил около 180 тенге, то теперь, по данным открытого источника, его цена – всего 80 тенге. И министерство с легкостью все это утверждает.

Еще одна угроза, которую несет новый приказ за подписью Елжана Биртанова, по словам Руслана Султанова, в прекращении работы аптек в сельской местности. Именно приказ создает все условия для недоступности лекарств, и это ведет к тому, что все производители будут изымать свои препараты с полок аптек.

– Конечно, нам сейчас говорят о том, что теперь у нас будет расширяться механизм государственного закупа, будет механизм сооплаты лекарственных средств, и тогда потребитель, население сможет уже доплачивать определенную сумму за лекарства, часть будет возмещать государство. Но не везде в мире это используется, и эффективность тоже будет вызывать много вопросов. Потому, что мы раздуваем государственный заказ, мы расширяем и будем увеличивать бюджетные затраты, и таким образом, по сути, подводим к тому, что у нас будет сокращаться аптечный сегмент. Завтра мы придем к тому, что у нас будут государственные аптеки. Продолжение огосударствления экономики будет продолжаться. По сути, государство приходит в фармбизнес, и завтра государство будет заниматься и продажей лекарств, – продолжает Руслан Султанов.

Увы, но пока обращения в уполномоченные органы должного эффекта не приносят. Руслан Султанов утверждает, что письма и жалобы переходят из ведомства в ведомство, но сам вопрос не решается.

– В Минюст мы тоже писали жалобы, но там говорят: «Обращайтесь в уполномоченный орган – Минздрав». Это круговорот, к сожалению, мы его и получили, – говорит Султанов.

Константин Харламов