/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 26 707,38 KASE 2 304,73
РТС 1 461,22 FTSE 100 7 042,47
DOW J 26 963,08 Медь 5 662,59
Минздрав РК принимает непопулярные решения?

Минздрав РК принимает непопулярные решения?

Мнение производителей.

05 Сентябрь 2019 12:25 4961

Минздрав РК принимает непопулярные решения?

Автор:

Фото: Константин Харламов

Новости

Все новости

Приказ министра здравоохранения Елжана Биртанова о внесении изменений и дополнений в приказ «Об утверждении списка лекарственных средств, изделий медицинского назначения в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и в системе обязательного социального медицинского страхования, закупаемых у Единого дистрибьютора на 2019 год» был подписан несмотря на всевозможные отрицательные моменты со стороны производителей.   

Такого  мнения придерживаются сами производители, большая часть которых тем не менее высказываться с критикой в адрес министерства не спешит.

Однако, по словам президента ассоциации «Фарм Мед Индустрия Казахстана» Руслана Султанова, приказ, регулирующий цены, недоработан в плане методологии. То есть не были учтены все правила формирования цен, а любое их предложение не рассматривалось и просто отклонялось.

– Это повлияло на конечную версию документа, который, по сути, мы получили и увидели тогда, когда он был опубликован. Если вспомнить сам приказ, то утвержден он был в середине апреля и с 14 мая этого года вступил в силу. И здесь начинаются проблемы. В первую очередь – с процедурой регистрации. До 20 мая все производители должны были подать заявление на регистрацию цены. 14 мая опубликован приказ, срок до 20 мая – очень сжатый. Следующий этап, когда мы постарались, чтобы все производители подали документы, хотя проблемы существуют и до сих пор, и перечень документов зарубежным производителям было тяжело найти, – говорит Руслан Султанов.

Следующая проблема, с которой также столкнулись производители, коснулась этапа подготовки проекта самих предельных цен, который был утвержден 16 июля. По словам Руслана Султанова, проект приказа, направленный в рамках рассмотрения во все ассоциации, и та версия, которая утверждена – это совершенно разные случаи. И опять же, по словам специалистов, никакого диалога не было. В один день отправили документ на согласование, а уже на следующий он находился в Министерстве юстиции на регистрации.

– Естественно, большинство производителей высказывают очень много замечаний, потому что мы видим, как по ряду препаратов вообще нет различий в ценах оптовых и розничных. То есть не было использовано оптовых и розничных надбавок, которые были предусмотрены. Почему? Потому, что Минздрав ориентируется на пункт 36 правил, где говорится о том, что там будут применяться цены не выше среднерыночных. Исходя из так называемых открытых источников. Но что такое открытые источники – это тоже вопрос, потому что в документе это конкретно не указано. Само министерство использовало открытые источники данных частного маркетингового агентства «Виортис», которые вообще нигде не зафиксированы, – продолжает Султанов.

Впрочем, не совсем понятных и в то же время опасных моментов достаточно много. Производители переживают, что их никто не слушает и не слышит, однако пострадать в конечном итоге может обычный гражданин, у которого в нужный момент просто не окажется необходимого лекарства.

– Опасения заключаются в том, что многие аптеки уже говорят производителям: «Снижайте свои цены, мы не будем брать ваши препараты». Если у отечественных и зарубежных производителей есть определенная возможность, они, конечно, на это идут. Но там, где такой возможности нет, мы скорее всего, можем получить ситуацию, что эти препараты будут изъяты с рынка. Уже с 3 августа функционируют розничные цены на рынке, но мы опасаемся, что до января, когда должен быть новый приказ, ассортимент лекарственных препаратов будет сокращаться, – делится опасениями Руслан Султанов.

Абсурд в этом случае, по словам президента ассоциации, в том, что процедура утверждения цен – казалось бы, легкая вещь, все производители вносили свои заявления на сайт. Однако национальный центр экспертизы решил ориентироваться не на данные производителей, а на рыночные цены по данным «Виортиса». Итог – по некоторым препаратам пошла нестыковка. К примеру, если ранее препарат мог продаваться по 300 тенге, то, по данным «Виортиса», он стоил 3-4 тысячи. И наоборот, если же препарат раньше стоил около 180 тенге, то теперь, по данным открытого источника, его цена – всего 80 тенге. И министерство с легкостью все это утверждает.

Еще одна угроза, которую несет новый приказ за подписью Елжана Биртанова, по словам Руслана Султанова, в прекращении работы аптек в сельской местности. Именно приказ создает все условия для недоступности лекарств, и это ведет к тому, что все производители будут изымать свои препараты с полок аптек.

– Конечно, нам сейчас говорят о том, что теперь у нас будет расширяться механизм государственного закупа, будет механизм сооплаты лекарственных средств, и тогда потребитель, население сможет уже доплачивать определенную сумму за лекарства, часть будет возмещать государство. Но не везде в мире это используется, и эффективность тоже будет вызывать много вопросов. Потому, что мы раздуваем государственный заказ, мы расширяем и будем увеличивать бюджетные затраты, и таким образом, по сути, подводим к тому, что у нас будет сокращаться аптечный сегмент. Завтра мы придем к тому, что у нас будут государственные аптеки. Продолжение огосударствления экономики будет продолжаться. По сути, государство приходит в фармбизнес, и завтра государство будет заниматься и продажей лекарств, – продолжает Руслан Султанов.

Увы, но пока обращения в уполномоченные органы должного эффекта не приносят. Руслан Султанов утверждает, что письма и жалобы переходят из ведомства в ведомство, но сам вопрос не решается.

– В Минюст мы тоже писали жалобы, но там говорят: «Обращайтесь в уполномоченный орган – Минздрав». Это круговорот, к сожалению, мы его и получили, – говорит Султанов.

Константин Харламов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Оградить детей и обезопасить взрослых

Мифы и правда о бестабачных никотиновых продуктах.

25 Февраль 2020 17:08 270

Оградить детей и обезопасить взрослых

Фото: Серикжан Ковланбаев

Проблема распространения снюса среди школьников в последнее время очень сильно волнует педагогов и родителей, она находится в постоянном поле зрения СМИ и обсуждается в соцсетях.

Очень важным для общества является то, что сейчас эта проблема вышла на законодательный уровень и соответствующие нормы обсуждаются в рамках разработки поправок в Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения в стенах мажилиса парламента Республики Казахстан.

Однако не стоит забывать, что к так называемым бестабачным некурительным изделиям относятся не только скандально известные снюсы, но и вполне легальные так называемые паучи, которые помогают курильщикам избавиться от вредной привычки. Мы попытались разобраться, в чем разница между снюсами и паучами.

«Мера важнее всего» – эта древнегреческая максима указывает на необходимость избегать крайностей, искать рациональную середину. Подобная дилемма снова возникла перед казахстанским правительством вследствие широкого распространения бестабачных никотиновых продуктов. Перед государством стоит задача решить проблему потребления такой продукции детьми, а также оградить население от некачественных и высококонцентрированных никотиновых продуктов, потребление которых сопряжено с высокими рисками для здоровья. Необходимо найти и понять научно обоснованную меру содержания никотина, что позволило бы сформулировать общую методологию, определяющую безопасность продукции. Это могло бы стать основанием для продвижения модели ответственного потребления паучей, безопасного для здоровья людей.

Паучи: мифы и реальность

Прежде всего давайте разберемся, что собой представляет каждая никотиновая категория. Сегодня в СМИ активно муссируется тема потребления снюсов. Снюс – это сосательный табак. При этом категорию никотиновых паучей нельзя путать со снюсом. Никотиновые паучи – это бестабачные некурительные изделия перорального потребления без содержания табака и/или его частей. Безусловно, состав никотиновых паучей также должен быть четко проанализирован аккредитованными лабораториями. Должны быть предъявлены требования к этому продукту на основании технических регламентов: ЕЭК уже приняла предварительное решение по включению никотиносодержащей продукции в единый перечень продукции, подлежащей техрегулированию.

Тем не менее основным действующим веществом для потребителя в данной категории является никотин. В СМИ нередко приводится вводящая в заблуждение информация, что одна порция бестабачного никотиносодержащего изделия соответствует нескольким пачкам сигарет.

Данное сравнение является некорректным, поскольку процесс потребления некурительных изделий отличается от курения сигарет: происходит экстракция в слизистой полости рта, а не вдыхание дыма. Экспериментально установлены значительные различия усвоения никотина в зависимости от способов его поступления в организм человека.

На рисунке 1 этот подход можно увидеть наглядно. Красные столбцы демонстрируют общее содержание никотина в пауче и в дыме сигареты, а зеленые – уровень абсорбции никотина человеком.

Никотиновые паучи употребляются перорально: никотин усваивается через слизистую оболочку полости рта. О динамике абсорбции можно судить по полученным данным: они показывают, что пользователи извлекают только 30-37% от общего количества никотина, который присутствует в пауче, а поглощают в итоге еще меньше – только 10-20% никотина.

Далее отличаются временные рамки потребления никотина в процессе курения сигарет и паучей. Легкие усваивают никотин очень быстро и эффективно, тогда как поглощение никотина через слизистую оболочку полости рта происходит гораздо медленнее. Сигарета выкуривается за несколько минут, а на один пауч уходит от 30 минут до часа (эта динамика представлена на рис. 2.)

Рисунок 2. Сравнение абсорбции никотина в крови в течение определенного времени при курении сигареты и употреблении различных никотиносодержащих пероральных продуктов.

Однако главный вывод сравнительных исследований заключается в том, что ежедневное количество поглощенного никотина среди пользователей паучей примерно такое же, как и у курильщиков, независимо от того, измеряется ли оно через устойчивые уровни никотина в крови или через продукты никотинового метаболизма.

Также объективные данные показывают определенные преимущества паучей как никотиносодержащего продукта: никотин из паучей поступает в организм медленнее, чем от курения сигарет. Если в одной порции (пауче) содержится, например, 10 мг никотина, то реально при потреблении человек получает в два-три раза меньше никотина.

Снизить содержание никотина

Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий (ФГБНУ ВНИИТТИ) проанализировал представленные в ЕАЭС сегодня товары категории бестабачных никотиносодержащих паучей на предмет концентрации никотина и столкнулся с недопустимыми показателями.

Самая острая проблема рынка заключается в том, что потребителям в данной категории предлагаются продукты с чрезвычайно высоким содержанием никотина – до 250 мг в одной порции. Широко известно, что никотин является токсичным веществом и быстрое всасывание его больших доз может привести к летальному исходу. Такое большое количество опасно даже для взрослого человека. При этом в зону риска попадают не только потребители паучей с экстремально высокими дозами никотина, но и те, кто может попробовать их случайно, то есть несовершеннолетние.

Наиболее уязвимой частью социума, к сожалению, оказывается молодежь. В своем поведении подростки чаще следуют эмоциям, а не рациональным аргументам, и эту тягу к «острым ощущениям» используют безответственные маркетологи. Они продвигают модель безответственного «любителя экстрима», употребляющего паучи с высоким содержанием никотина. В результате молодежь оказывается беззащитной перед алчным маркетингом, который ради прибыли забывает о социальных последствиях своих действий.

Должен быть определен разумный уровень никотина, который снизит риск отравлений (в том числе среди молодежи) и в то же время предложит эффективную альтернативу для потребителей, желающих отказаться от сигарет.

Если говорить о нижней границе, то она должна обеспечить удовлетворенность от потребления никотина, сопоставимую с получаемой от курения сигарет, доступных на сегодняшнем казахстанском рынке. На рис. 2 видно, что максимальный уровень никотина в крови после употребления никотинового пауча с содержанием никотина 15 мг сопоставим с максимальным уровнем никотина, получаемом при курении сигареты крепостью 10 мг смолы в дыме сигареты.

Максимальный уровень содержания никотина должен не превышать 20 мг на порцию (пауч). Это гарантирует, что токсикологические риски от случайного употребления будут столь же низкими, как и от употребления традиционных табачных изделий. Указанная цифра получена на основании данных о последствиях случайного употребления никотина, предоставленными токсикологическими центрами. Обзоры таких данных показывают, что, хотя паучи потенциально токсичны, их проглатывание, как правило, не приводит к побочным эффектам или такие эффекты очень ограничены. Результаты 56 тематических исследований показывают, что все серьезные симптомы были обратимыми и не приводили к летальному исходу, – при пероральном приеме внутрь 1,7 мг никотина / кг массы тела. Именно на основе этих данных разумно заключить, что максимальный уровень содержания никотина необходимо ограничить 20 мг на порцию (пауч).

Запретить проще, чем регулировать

Поскольку проблема с распространением высококонцентрированных никотиносодержащих паучей уже есть, ее нельзя игнорировать. Необходимо сочетать регулятивные меры и регламент, определяющий свойства никотиносодержащей продукции.

Если говорить о запретах, то, безусловно, необходимо запретить продажу никотиносодержащих паучей несовершеннолетним – это даже не обсуждается.

Другим шагом должно стать определение законодательных требований к продукту. У паучей есть социальная функция, связанная с тем, что их употребление может снизить зависимость от табака и табакокурения. Евразийская экономическая комиссия предварительно уже включила никотиносодержащую продукцию в перечень продукции, подлежащей регулированию. Интересы потребителей, общества и бизнеса будут учтены, если в нормативных актах и / или технических регламентах максимальный уровень содержания никотина будет установлен в диапазоне 20 мг на порцию (пауч). Аналогичная доза содержится в никотиновых жвачках и аэрозолях, которые продаются в аптеках.

Дополнительным аргументом в пользу регулирования, а не полного запрета, может стать опыт Европы и США. Например, в Швеции, где паучи разрешены, доля курильщиков традиционных сигарет снижается и в настоящее время составляет 4%. Также отмечается общее снижение числа заболеваний, связанных с курением табака. В США в октябре 2019 года никотиносодержащие некурительные продукты перорального потребления были официально объявлены менее вредными, чем сигареты. Производители паучей могут заявлять, что их продукция уменьшает риски заболеваний (рака легких, эмфиземы и т.п.), вызываемых курением. Опыт этих стран позволяет утверждать, что регламентирующий подход является эффективным и социально приемлемым.

Однако общество нуждается не в крайностях, а в тонкой настройке поведения людей, чтобы с помощью продуманного законодательства мотивировать их беречь свое здоровье и жизнь. Наука в состоянии предложить обоснованные нормы содержания никотина в бестабачных паучах, – и государство может использовать результаты профильных исследований, чтобы взять ситуацию под свой эффективный контроль, который помимо ограничения количества никотина в продукции, должен предусматривать введение принципов ответственного маркетинга и запрет продажи такой продукции несовершеннолетним.

На правах рекламы

Как борцы с коррупцией на онкологов ходили

В Костанайской области специальная мониторинговая группа при антикоррупционной службе вынесла на обсуждение вопрос взяточничества в онкодиспансере, оперируя непроверенными данными.

10 Февраль 2020 08:00 2851

Как борцы с коррупцией на онкологов ходили

Вопрос законности и эффективности работы костанайской онкологической многопрофильной больницы подняли блоггеры в соцсетях. Они предложили своим подписчикам написать о нарушениях, допускаемых в костанайских онкологических поликлинике и больнице, чем вывали волну жалоб со стороны населения. Часть сообщений пользователей была опубликована в Сети, часть легла в основу претензий, выдвинутых специальной мониторинговой группой Костанайской области, которая призвана отслеживать факты бытовой коррупции.

ФАКТические разборки

Глава антикоррупционной службы Костанайской области Куаныш Бекбасов отметил, что с 2017 по 2020 год ими были зарегистрированы 16 досудебных расследований в сфере здравоохранения. Часть из них – в текущем году. Громким делом 2019-го стал суд над главврачом костанайской онкобольницы Муслимом Наурзовым и его заместителем Даулетом Бупежановым. Их осудили к четырем и трем годам колонии соответственно за получение взятки в размере 4,4 млн тенге от директора ТОО за беспрепятственную приемку реактивов по заключенным договорам госзакупок.

Коррупционную тему предложили обсудить на заседании мониторинговой группы, в которой приняли участие сами общественники, руководство департамента по борьбе с коррупцией, управления здравоохранения, а также главврачи больниц региона и онкодиспансера. Среди участников оказалось немало и пациентов онкологической больницы. Главными претензиями, озвученными общественниками, стали очереди в онкополикинике, а также взятки за запись к врачу и проведение операций. Свою позицию члены мониторинговой группы подкрепили анонимными сообщениями в соцсетях, а также видео, на котором люди говорят о том, что вынуждены приходить в поликлинику к 07:30, чтобы взять талоны на прием к нужному специалисту.

Часть сообщений член республиканской мониторинговой группы Алдан Менкеев, как человек, который собирал жалобы в Сети, зачитал. Прозвучала информация о том, что врач-онколог взял у пациента 80 тысяч тенге за проведение операции, кто-то заплатил 3000 тенге за запись к врачу, среди прочего была и жалоба на длительное ожидание госпитализации для прохождения химиотерапии. К ответу призвали заместителя главврача онкологической многопрофильной больницы Максима Бобожко.

– По данному факту вы разбирались, по поводу обращений, попыток вымогательства, взятки? – задал вопрос врачу замруководителя специальной мониторинговой группы по Костанайской области Дастан Жумабаев.

– За период моей работы официальных заявлений не поступало, – ответил Максим Бобожко.

– По данному факту вы разбирались?

– Этот факт анонимный, и разбираться по нему достаточно сложно, потому что знать изнутри эту ситуацию не представляется возможным.

– Человек, который простаивает в очередях часами и даст две-три тысячи тенге, поверьте, никогда не скажет. Это единицы, которые будут жаловаться. Поэтому, если мы решим проблему с очередями, они не будут давать, – высказал свое мнение член республиканской специальной мониторинговой группы Алдан Менкеев.

– Максим Юрьевич, дабы не наступить на грабли, как Ваш предшественник, я сегодня приводил пример в части получения взятки. Какие конкретно будете принимать меры, потому что сигналы поступают 80 и три тысячи тенге (взятки за проведение операций на запись к врачу, о которых писали пользователи в Сети – Прим. авт.)? Одними посадками мы сегодня выход из положения не найдем. Посадим одного, значит, на его место придут три-четыре, но проблема-то останется. Сегодня мы избирательно к этому вопросу подходим. Мы сегодня собрались, у Вас должен быть конкретный ответ. Мы привели конкретные примеры, – вмешался в диалог руководитель антикоррупционной службы по Костанайской области Куаныш Бекбасов.

– Если поступит такое заявление, которое афишируется в данный момент, – ответил Бобожко, – у нас есть служба внутреннего контроля, внутренний отдел по противодействию коррупции…

– Не каждый человек придет к вам с жалобой, потому что они зависимы от вас. Как улучшить ситуацию? У вас есть какой-то действенный план? Мы уже привели пример, что в предыдущем году Ваш коллега был задержан за получение взятки. Не было бы этого примера, другой бы был. Кроме того, поступают устные сообщения. Вы на эти сигналы должны реагировать, делать мониторинг. Люди, жалуются, – прервал врача глава антикоррупционной службы региона.

ДостоВЕРНОе информирование

На вопрос журналистов о том, были ли проверены озвученные в соцсетях факты, члены мониторинговой группы признали, что этого сделано не было. Со стороны антикоррупционной службы подтверждения достоверности озвученной информации также не прозвучало. Важно, что часть описываемых пользователями событий произошла год и более назад. Заплативший за операцию в переписке с членом мониторинговой группы признал, что человек, получивший деньги, в больнице больше не работает.

«Критика – вещь хорошая, но она должна быть конкретная. Нужен фактологический анализ, прежде чем делать какие-то заключения. Факты, какие они есть, самые плохие, должны быть обоснованы цифрами, фамилиями. Никакой анонимности. Не надо делать медиков козлами отпущения», – высказал свое мнение журналист с многолетним стажем, почетный гражданин Костанайской области Сергей Харченко.

Поддержали работников онкологической больницы профсоюзные лидеры и пациенты. Часть из них живет с онкологией не первый год, прошли больше 10 курсов химиотерапии, пережили несколько операций. «Благодаря врачам я получила возможность поднять детей и увидеть внуков», – звучало в зале. В итоге встреча, инициированная специальной мониторинговой группой и антикоррупционной службой Костанайской области, продлилась больше двух часов и оказалась малоконструктивной. Борцы с коррупцией признали, что изначально «что-то пошло не так».

Корреспондент inbusiness.kz в рамках подготовки материала побывал в онкологической многопрофильной больнице, побеседовал с пациентами, врачами, понаблюдал за работой регистратуры. Выяснилось, что претензии к работе онкослужбы есть. И если это взяточничество, то инициированное самими пациентами и их близкими, пытающимися быстрее пройти диагностику и лечение.

ОЧЕРЕДные всплески

Проблемы с очередями в онкополиклинике видны невооруженным взглядом. Есть те, кто приходит в 5-6 утра, чтобы занять очередь за талонами. Пациенты отмечают, что ежедневная запись – около 20-25 человек. К некоторым врачам запись проводят раз в две недели. Самыми дефицитными называют специалистов «голова-шея», маммологов, радиологов. Люди утверждают, что если не успел к восьми утра, то, скорее всего, талонов не хватит. Общественные активисты в качестве одного из вариантов решения проблемы предлагают разграничить очередь на две: тех, кто приходит на консультацию и тех, кому положено лечение.

Отвечая на вопросы корреспондента inbusiness.kz, руководители онкобольницы признали, что проблема с очередностью это следствие нехватки специалистов. На приеме сидят те же врачи, что оперируют пациентов в больнице. Сегодня в больнице всего четыре радиолога из необходимых семи. Не хватает химиотерапевтов, маммологов. По словам руководителей больницы, ежедневно только к маммологу не получают талоны 3-5 человек. Именно дефицит врачей вынуждает руководство медзаведения отправлять на прием дополнительные «руки». Так в ближайшей перспективе могут удлиниться очереди на прием к специалистам по желудочно-кишечному тракту, так как обращений к врачам этого профиля все больше.

При этом объявления возле регистратуры онкополиклиники сообщают о возможности записи по телефону или через специалиста поликлиники по месту жительства. «Талоны, выдающиеся с утра, будут сокращены. Предварительная запись открывается за две недели», – гласит объявление в холле поликлиники. Тут же по телефону сотрудница регистратуры записала пациента по ИИН, вторая – выдала талон на прием женщине к одному специалисту и предупредила, чтобы она в восемь утра не приходила, потому что очередь 26-я, а значит, в кабинет она зайдет лишь к обеду. Еще одного человека вовсе не записали. Это оказался как раз случай с дефицитным специалистом.

Статистика по работе поликлиники за 2019 год, предоставленная руководством онкобольницы, показала, что на прием пришли более 54 тысяч человек, не считая тех, кто проходил диагностику. Это в среднем около 200 человек в день. Годом ранее число посетителей было на тысячу меньше. Поликлиника рассчитана на 300 посещений в день. Еще около 200-300 человек в среднем ежедневно проходит диагностические процедуры: компьютерную томографию, рентген, обследования желудочно-кишечного тракта и т. д.. Максимальное количество посетителей за день, зафиксированное официально, 900 человек, включая прием и диагностику. Наибольший наплыв, как правило, наблюдается в периоды выдачи препаратов, а также перед праздниками. Все визиты пациентов зафиксированы в системе КМИС – комплексной медицинской информационной системе.

Набросить сеть

«По годовой статистике 40% обращений – первичные. Часть из них переходит в категорию постоянных. В 2019 году было выявлено 2500 новых случаев рака. Около 70% людей, обратившихся к нам впервые, уходят со снятым диагнозом. Есть те, у кого найдено доброкачественное образование. Они могут пройти лечение у нас», – рассказала заведующая онкологической поликлиникой Ксения Дисаенко.

На уровне управления здравоохранения признают, что часть направлений на обследование в онкологию не оправданы. Это подтверждают и результаты дальнейших обследований. И. о. главврача онкологической многопрофильной больницы Игорь Дженджара в свою очередь отметил, что сегодня идет работа по выстраиванию цепочки от районных больниц к онкобольнице.

«В районах нужны онкологи при ПМСП (первичная медико-санитарная помощь – прим. авт.), а не совместители. Мы хотим службу оптимизировать. Некоторые пациенты приезжают к нам в больницу, чтобы получить гормонотерапию или другие лекарства. Мы хотим организовать все так, чтобы они получали препараты на местах. Но мы над этим только начали работать. Хотим также взять поликлиники Костаная и врачей-онкологов принять в наш штат и вести прием на местах. Хотели задействовать Аркалык, Лисаковск, Житикару, Рудный. Сейчас открывается ситуационный центр, где мы будем мониторить пациентов, которым уже на уровне ПМСП ставят подозрение на онкологию. Будем его видеть и отслеживать в динамике. Этот год будет довольно плодотворным», – сказал Игорь Дженджара.

Свою эффективность в раннем выявлении онкозаболеваний показывают скрининговые программы. Врачи констатируют факт: случаев рака, выявленных на начальных стадиях все больше. А это значит, что и смертей от этой болезни становится меньше. Пятилетняя выживаемость, по данным управления здравоохранения, по Костанайской области составляет 52%. Всего на учете в местной онкобольнице состоит 13162 человека, из которых половина – оздоровленные. Еще около 4000 – периодически приезжают в диспансер на лечение, около 500 – люди, которым онкологи уже не в силах помочь. По уровню заболеваемости Костанайская область находится на третьем месте в республике.

Пациенты же отмечают, что в ряде случаев врачи в городких и районных больницах не могут выявить онкологическое заболевание и, как следствие, ставят человеку неверный диагноз. Каждое такое заявление требует отдельного изучения, но люди просят повысить онконастороженность врачей в поликлиниках и местных больницах, а также скорректировать содержание некоторых диагностических процедур. К примеру, при проведении бронхоскопии брать анализы на атипичные клетки.

В рамках встречи мониторинговой группы с антимонопольной службой и врачами со стороны одного из костанайцев прозвучало предложение искать деньги на расширение поликлиники. В реальности вопрос практически риторический. Новый шестиэтажный корпус диагностического и поликлинического отделений был введен в эксплуатацию в 2016 году. Тогда на учете в онкологии состояло 11 тысяч человек. Выделит ли государство еще несколько миллиардов на строительство дополнительных кабинетов, несмотря на растущий уровень заболеваемости?

Сами пациенты предлагают создать платное отделение, где можно будет пройти анализы в срочном порядке за деньги, минуя длинные очереди. Это особо важно, если человек готовится к какой-либо срочной операции. Пациенты говорят, что в любом случае это делают, только за пределами страны, либо в частных клиниках за большие деньги.

Стационарные койки

Два года назад в онкобольнице было упразднено гинекологическое отделение, которое объединили с общей хирургией. Тогда причиной стала нехватка врачей: в больнице работал лишь один гинеколог. Сегодня гинекология вновь самостоятельна: в больнице работает сразу три гинеколога и сегодня идут переговоры с еще одним специалистом, которого хотят привлечь для ведения приемов в поликлинике.

«За этот год пришло семь человек, но мы должны отдавать себе отчет в том, что прием на работу молодых специалистов – это не решение сиюминутной задачи. Это больше перспективное решение проблемы, потому что становление молодого врача подразумевает прохождение определенного периода, за который врач становится врачом. Он получает возможность мыслить, проводить диагностику, разговаривать и понимать разговоры других специалистов», – отметил заместитель главврача многопрофильной онкологической больницы Максим Бобожко.

Имеющиеся в больнице 220 коек поделены между шестью отделениями, включая паллиативное – хоспис. Очереди на госпитализацию есть по ряду отделений, включая радиологическое и сам хоспис, где всего 20 коек. Вопрос его расширения поднимают не первый год, однако в больнице говорят, что ажиотаж, как правило, возникает накануне праздников, сезона отпусков. Есть в данном случае вопрос и по финансированию содержания.

«Мы не можем увеличить оборот койки в радиологическом отделении, потому что курс лечения этих больных подразумевает достаточно длительный период нахождения в стационаре. Начинаем класть этих больных в другие отделения, но это тоже отягощает работу стационара. Завтра встанет потребность в химиотерапевтической койке, которая работает более активно. И у человека возникнут такие же проблемы и вопросы», – объяснил Максим Бобожко.

В среднем курс в радиологии длится 30-40 дней. В больнице также отметили, что оборот коек за сутки нередко превышает их количество. Домой отпускают пациентов отделения химиотерапии, если позволяет их состояние. В нынешней ситуации сегодня стоит вопрос об открытии еще одной операционной.

По данным управления здравоохранения, в 2019 году в стационаре побывало около 8500 человек. Из них были прооперированы 1600, химиотерапию прошли 6000, еще 800 пациентов – лучевую терапию.

Лекарства где?

Мониторинг обеспечения больницы медикаментами показал, что в январе в онкобольницу поступил практически весь объем лекарств. Исключение составили таргетные препараты, которые призваны работать точечно. Причем даже сами пациенты, не получившие нужный объем медикаментов, признают, что вины больниц в этом нет. Врачи показывают людям заявки и дают возможность увидеть, указали их фамилии в списках или нет.

Сложнее тем, кого онкологи уже не курируют – людям с четвертой стадией. Их отправляют, согласно правилам, к терапевту по месту жительства. Страдают и те, кто находится в активной фазе лечения по имиотерапии. Часто от сильной боли.

«После получения одного из видов лечения онкобольной и его родные остаются один на один со своей проблемой. Скорая помощь просто не приезжает, либо когда приезжает, то они просто разводят руками и ставят «Кеторол» на обезболивание. Что делать в этом случае? Всегда приходится приходить только в онкодиспансер. Но люди с терминальной стадией (пограничное состояние между жизнью и смертью – Прим. авт.) не в состоянии встать с кровати! Почему обезболивание вообще отдали поликлиникам по месту жительства? На выходных, когда очень плохо больному, приходит дежурный врач, который не может выписать красный рецепт. Порой до будних дней онкобольной не может дожить!», – озвучила проблемный вопрос родственница одного из бывших пациентов онкологической больницы и общественная активистка Зарина Кокжанова.

Девушка собрала вопросы, которые назрели у пациентов онкобольницы. На встрече, инициированной специальной мониторинговой группой она озвучила более 20 проблем, с которыми сталкиваются онкобольные и их близкие. В их числе расшифровка и выдача людям на руки анализов, сроков определении точного диагноза и многое другое. Отдельным блоком стоят вопросы информирования населения об онкологических заболеваниях и пациентов онкобольницы об их правах. Часть вопросов системного характера и требует вдумчивого обсуждения. Руководство управления здравоохранения предложило девушке встретиться и подробно изучить каждый пункт в отдельности.

Обсуждение онкологической темы в кулуарах после завершения встречи дало понять, что последующие встречи, по всей видимости, пройдут за закрытыми дверями. Одна из причин – пациенты в большинстве своем не хотят огласки своих личностей и персональных историй.

С другой стороны, антикоррупционная служба рекомендовала всем, кто может сообщить о фактах коррупции, могут звонить на номер 1424.

Татьяна Шестакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: