DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 274,05 Brent 36,55
Как Мирзиеев Москву на Астану променял

Как Мирзиеев Москву на Астану променял

Первый визит нового президента Узбекистана состоится в Казахстан.

28 Февраль 2017 16:51 61959

Как Мирзиеев Москву на Астану променял

Автор:

Аскар Муминов

Во второй половине марта ожидается визит недавно избранного президента Узбекистана Шавката Мирзиеева в Казахстан. Изначально предполагалось, что узбекский лидер первым делом посетит Россию, чтобы обозначить новый внешнеполитический курс Ташкента. Однако изменение маршрута может говорить о желании узбекских элит сконцентрироваться в первую очередь на центральноазиатской интеграции и ослабить влияние на внутренние процессы в стране внешних сил, в первую очередь Китая и России, предполагают эксперты.

Считается, что первый визит главы того или иного государства после избрания на пост является своеобразным символом, характеризующим дальнейший внешнеполитический ориентир лидера. По этой причине после избрания Шавката Мирзиеева вторым президентом Узбекистана проходила информация, что свой первый официальный визит он нанесет в Россию. Но, видимо, в Ташкенте решили не раздражать другие центры силы, такие как Китай и США, учитывая, что Мирзиеев обозначил продолжение курса Ислама Каримова на выстраивание «многовекторной внешней политики» и дистанцирование от любых интеграционных схем. В этой связи включение Узбекистана в ЕАЭС пока представляется крайне маловероятным.

Исходя из обозначенной внешнеполитической доктрины Ташкента, продвигаемой еще в бытность Ислама Каримова, выбор в качестве первой страны для официального визита – Казахстана – вполне закономерен. К тому же, вероятно, Ташкент хочет открыть новую страницу во взаимоотношении двух республик и перезапустить отношения. В прежние  годы, когда Узбекистаном руководил Ислам Каримов, ни для кого не было секретом, что отношения Ташкента и Астаны складываются крайне напряженно.

От конкуренции к дружбе
В начале 1990-х годов они характеризовались скорее как соперничество за место лидера в регионе Центральной Азии. Начиная с 2000-х перешли в стадию перманентного напряжения, особенно по вопросам демаркации границы, и лишь начиная с конца нулевых и начала десятых годов Ислам Каримов сделал попытку снять напряжение между двумя странами. Причиной разрядки эксперты тогда называли вынужденный поиск Каримовым союзников по водному вопросу в регионе, и основным здесь для Ташкента могла стать лишь Астана, которая также заинтересована в соблюдении со стороны стран верховья – Таджикистана и Кыргызстана – водного баланса в Центральной Азии. Однако после смерти Ислама Каримова Узбекистан заметно переформатировал свои отношения с соседями и в первую очередь с Казахстаном. Это видно по числу совместных инициатив и по абсолютно иной динамике двусторонних отношений.

В первую очередь Узбекистан решил, наконец, уладить все приграничные вопросы с Казахстаном. До конца 2017 года, по заверению Ташкента, будет проведена полная демаркация границ, и определен статус всех спорных территорий на границе двух стран.

«В плане демаркации границы Узбекистан и Казахстан продемонстрировали лучшую модель взаимоотношений. Мы продвинулись по этим вопросам очень далеко и, в принципе, скоро готовимся завершить весь этот комплекс. У нас осталась точка стыка между Казахстаном, Узбекистаном и Туркменией. В этом году, я думаю, мы завершим все эти процессы. Есть большой прогресс в этом вопросе, остались технические согласования», - подчеркнул посол Казахстана в Узбекистане Ерик Утембаев.

Стоит отметить, что общая протяженность госграницы Казахстана с Узбекистаном составляет 2203 км, при этом процесс ее демаркации начался еще в далеком 2003 году.

Водный баланс и экономические интересы
Второй ключевой вопрос, который объединяет Ташкент и Астану – вода. В последнее время Узбекистан стал менее нервно реагировать на желание Таджикистана построить Рогунскую ГЭС, критика по этому вопросу практически сошла на нет. Между тем острота самой проблемы никуда не исчезла, и в ближайшие годы, по оценкам специалистов, она всерьез даст о себе знать. Здесь и Узбекистан, и Казахстан уже начали предпринимать определенные действия. В частности, 16 февраля аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев встретился с представителями межгосударственной рабочей группы по вопросам проточных вод между Казахстаном и Узбекистаном. Сама рабочая группа была создана в соответствии с соглашением, заключенным между главами государств Казахстана и Узбекистана, и должна заняться решением проблем проточных вод. Предполагается реализация масштабного проекта по обеспечению населения чистой питьевой водой из реки Угам, которая расположена в трансграничной зоне. В случае успеха в Сарыагашском, Казыгуртском, Мактааральском, Шардаринском районах в 2020–2030 годах будет реализован проект по обеспечению чистой питьевой водой около миллиона человек.

Третий круг вопросов связан с оживлением экономических контактов двух стран. После смерти Ислама Каримова 22 сентября 2016 года было подписано соглашение об основных направлениях торгово-экономического сотрудничества между Узбекистаном и Казахстаном. В рамках общих договоренностей планируется создание сети совместных торговых домов в области нефтепродуктов, электротехнической, машиностроительной, автомобильной, фармацевтической и агропромышленной продукции. Нацхолдинг «Байтерек» намерен установить прямые контакты с Национальным банком внешнеэкономической деятельности Узбекистана. Начата работа по наладке совместной крупноузловой сборке легковых автомобилей, автобусов и сельскохозяйственной техники, выпускаемых казахстанскими и узбекистанскими предприятиями «Азия-Авто», KazKioti, «СамАвто» и GM Uzbekistan.

В ходе заседания совместной межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству в Ташкенте на прошлой неделе были достигнуты договоренности открыть регулярное автобусное сообщение, а также запустить к 21 марта железнодорожное пассажирское сообщение между Ташкентом и Алматы. Кроме того, ожидается запуск в эксплуатацию казахстанского участка автодороги М-39, связывающей Ташкент с Самаркандом. Автодорога М-39, проходящая через Мактааральский район Казахстана, была закрыта в 2006 году. Принято решение о предоставлении взаимных скидок на тарифы по перевозкам казахстанского зерна и муки, грузов и, соответственно, перевозкам через Казахстан плодоовощной и других видов сельхозпродукции из Узбекистана. Сейчас изучается возможность организации узбекских экспортных и импортных перевозок через порты Актау и Курык по Транскаспийскому международному транспортному маршруту (ТМТМ).

По итогам 2016 года товарооборот между Узбекистаном и Казахстаном составил более 2 млрд долларов, хотя еще при Исламе Каримове озвучивались планы увеличить этот показатель как минимум вдвое.

Но, помимо этих вопросов, в центре внимания, безусловно, будут и вопросы безопасности. Активизация боевиков в Афганистане заботит как Ташкент и Астану, тем более не ясна позиция нового американского лидера по дальнейшему прибиванию спецконтингента НАТО в этой стране. Ранее проходила информация, что Штаты в скором времени могут полностью свернуть свой контингент в Афганистане.

В целом на этом достаточно комфортном для двух лидеров стран фоне и состоится встреча. Главный вопрос, который сейчас интересует экспертов, что же могло повлиять на смену страны для первого визита узбекского лидера?

В русле тюркской идентичности
Эксперт ОФ Bilig Brains Расул Арин считает, что предстоящий визит Мирзиеева в Казахстан был ожидаемым, он является логическим с точки зрения географии выстраивания отношений для новоизбранного президента. Но все упирается не только в географию, так как Казахстан имеет большое значение для Узбекистана и для ЦА региона в целом. И поэтому первый визит главы Узбекистана в Казахстан является признанием этого факта.

Политолог Баходир Сафоев считает, что Шавкат Мирзиеев поступил сообразно узбекской пословице «Сначала ближний сосед, потом дальний родственник». По его словам, новому лидеру Узбекистана нужно было избавиться от шлейфа российского ставленника и продемонстрировать независимость в принятии решений. По его словам, выбор в пользу Казахстана достаточно взвешенный и в конечном итоге правильный.

«Узбекистанцы ждали, куда первым делом поедет Мирзиеев. Если бы это была Россия, то пошли слухи о том, что такое решение продавил Алишер Усманов, с которым у нового лидера Узбекистана крайне тесные отношения.  После избрания Мирзиеева активно ходили слухи, что не последнюю роль в этом сыграла не только позиция спеслужб, но и веское слово Москвы и лично Усманова. Поэтому нужно было развеять этот образ ставленника Кремля, хотя очевидно, что Мирзиеев будет значительно более пророссийским президентом, чем Каримов, который всегда выдерживал строгую дистанцию с Москвой. Поездка в Белокаменную могла бы быть неправильно воспринята населением, ведь в эпоху Ислама Каримова в Узбекистане активно насаждались национальные ценности, и даже появился свой аналог музея оккупации. Ташкент не был открыто настроен антироссийски, но всегда имел свое «особое мнение». Появилось целое поколение, для которого контакты с Москвой вызывают настороженность, и в этом смысле Мирзиеев, назвавший себя фактически наследником Ислама Каримова, должен был продолжить эту линию хотя бы как символ, хотя известно, что уже совсем скоро он нанесет визит и в Россию», - сказал г-н Сафоев.

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов считает, что Шавкат Мирзиеев делает ставку на тюркское единство и региональную кооперацию, именно поэтому был выбран Казахстан. Сразу же как он принял бразды правления после Каримова начал  налаживать отношения с соседями. Эксперт считает, что именно в этой логике и действует новый узбекский лидер, выбирая между Москвой и Астаной.

«Я думаю, что и в дальнейшем Мирзиеев будет стремиться к интеграции именно со странами региона, избегая больших геополитических проектов вроде ЕАЭС», - заметил Алишер Хамидов.

Политолог Александр Шустов приходит к выводу, что Мирзиеев в связке с Назарбаевым могут вновь реанимировать идею Центрально-Азиатского союза. По его словам, такой динамики в отношениях между Ташкентом и Астаной ранее никогда не было. Он отметил, что через территорию Казахстана пролегают все основные транспортные коммуникации, связывающие Узбекистан с Россией, другими странами СНГ и ЕАЭС, а также Европейским союзом. Альтернативой может служить выход к портам Персидского залива через Туркменистан и Иран, но этот маршрут гораздо длиннее. Поэтому задача построения в Узбекистане развитой экономики без Казахстана трудноразрешима. Эксперт заметил, что обе страны относятся к числу экономических и демографических лидеров региона. На их территории в совокупности проживает почти 3/4 населения региона. По данным за прошлый год, ВВП Казахстана по паритету покупательной способности составлял 460,7 млрд долларов, Узбекистана – 202,3 млрд долларов, тогда как Туркменистана – 94,8 млрд долларов, Таджикистана – 25,8 млрд долларов, а Кыргызстана – 21 млрд долларов. Казахстан и Узбекистан с советских времен располагают во многом взаимодополняемыми экономиками, включая такие отрасли, как водопользование, энергетика, транспорт, сельское хозяйство, телекоммуникации.

«Все это создает для возрождения Центрально-Азиатского союза неплохую основу, которая позволит Казахстану и Узбекистану создать своего рода «подушку безопасности» в экономике. Причем в отличие от ЕАЭС в это объединение можно будет попытаться вовлечь не только Таджикистан, но и Туркменистан, с которым у Узбекистана в последние годы сложились хорошие отношения. Россия может извлечь из создания нового ЦАС определенную пользу, сохранив режим льготной торговли с Казахстаном и получив тем самым доступ на внутренние рынки всех среднеазиатских республик», - заключил Александр Шустов.

Аскар Муминов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

Власти Узбекистана всерьез работают над улучшением финансового рынка в стране.

03 Апрель 2019 07:15 3366

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

Фото: sputniknews.kz

Эксперты считают, что проведенная либерализация рынка и проводимые реформы положительно скажутся на развитии страны.

Так, Международный валютный фонд прогнозирует, что экономический рост Узбекистана может увеличиться до 5,5% в этом году благодаря большому притоку инвестиций. Рейтинговое агентство Fitch Ratings считает, что в этом году рост экономики страны составит 4,9%, в следующем увеличится до 5,3%.

«Рост будет происходить за счет государственных инвестиций в стратегические проекты, жилищных и инфраструктурных расходов», — отмечается в сообщении. Агентство также отмечает низкий уровень госдолга.

В свежем отчете агентства Moody's отмечается мощный потенциал для роста экономики, так как в стране происходит переход от плановой монополистической системы, контролируемой государством, к рыночной. Хотя и в агентстве признают, что в стране сохраняются проблемы с исполнением законов, связанных с масштабной перестройкой всех институтов, разработкой и внедрением новых инструментов политики, переходом к рыночной экономике.

«Узбекистан характеризуется недостаточно развитой инфраструктурой и невысоким уровнем благосостояния в сравнении с сопоставимыми странами: в 2018 г. ВВП на душу населения, по оценкам, составил около 1200 долларов. Вместе с тем мы полагаем, что показатель располагаемого дохода на душу населения в Узбекистане может быть выше ввиду значительных масштабов теневой экономики. По нашему мнению, процесс принятия решений сконцентрирован в руках лишь нескольких политических деятелей, что оказывает негативное влияние на предсказуемость государственной политики. В качестве позитивных факторов мы отмечаем либерализацию режима валютного курса в 2017 г. и меры Центрального банка Республики Узбекистан (ЦБУ), направленные на снижение инфляционного давления и уровня долларизации экономики», – отмечает в своем отчете S&P Global Ratings.

Тем временем руководство страны активно нацелено на развитие финансового рынка. На днях, например, в Ташкенте презентовали национальный межбанковский процессинговый центр Humo, в развитии которого помогает американская платежная система.

В ноябре в Узбекистане заявили о подготовке к приватизации банков. Для этого даже разрабатывается специальная программа. Об этом сообщила «Газета.uz» со ссылкой на председателя Центробанка Мамаризо Нурмуратова. По его словам, госдоля в уставном капитале банков составляет 86%.

«Постепенно мы будем оздоравливать банки, улучшать финансовое состояние, качество кредитов, а затем начнем продавать», — отметил глава ЦБ.

При этом аналитики Fitch считают, что в банковском секторе страны ситуация остается стабильной благодаря хорошему качеству активов (по оценкам агентства, в стране всего 1,3% обесцененных кредитов в валовом портфеле) и прибыли по итогам 2018 года. Но все еще уровень капитализации и ликвидности банков остается низким, также имеются риски, связанные с быстрым ростом кредитования и выдачей кредитов в иностранной валюте. По прогнозам Fitch, быстрый рост общего ссудного портфеля продолжится, поскольку объем кредитования все еще является невысоким относительно размера экономики Узбекистана.

Тем временем два казахстанских банка уже объявили о своем желании выйти на рынок Узбекистана. Кроме того, казахстанские специалисты с большим интересом смотрят на рынок для трудоустройства. И сам Узбекистан стал гостеприимнее к экспатам, утвердив новый порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы в стране.

Оценивая такие перспективы страны, намеченные реформы, готовность к переменам, возникает вопрос, не станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстану?

«Узбекистан как страновой рынок не является конкурентом казахстанскому – в силу разной структуры экономики», – рассказал независимый эксперт Расул Рысмамбетов. По его словам, если и говорить о конкуренции, то скорее между частными компаниями, которые работают на одном региональном рынке и выпускают идентичный продукт.

«В целом, когда речь идет о Казахстане и Узбекистане, я рассматриваю их скорее как взаимодополняющие друг друга рынки. И привлечение инвестиций в Узбекистан будет позитивно влиять на инвестиционный климат Казахстана и наоборот: многие компании, работающие в РК, как иностранные, так и наши, чрезвычайно рады положительным изменениям в Узбекистане. Богатый сосед – залог и нашего богатства», – подчеркнул эксперт.

Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам» уверен, что Узбекистан все еще довольно закрытая страна. Даже по меркам многих других среднеазиатских республик. Именно поэтому и информации о их финансовой системе не так много, да и сама она развита крайне слабо и имеет ряд структурных перекосов.

«На 86% банковский сектор страны принадлежит государству. Сами банки в основном выполняют не классические функции кредитных учреждений, а выступают своеобразными казначействами для различных министерств и ведомств, которых и кредитуют. По сути, это просто большие кэптивные банки, осуществляющие кредитование и предоставляющие прочие виды услуг только предприятиям определенного ведомства, к которым они «привязаны». При этом все эти кредитные учреждения находятся под жестким регуляторным влиянием со стороны государства и от него же получают соответствующее субсидирование», – пояснил аналитик.

«Тем не менее, периодически некоторыми кредитными учреждениями из республик бывшего СССР и стран дальнего зарубежья предпринимаются попытки зайти на банковский рынок Узбекистана. Среди них грузинский TBC Bank, а также западные Sturgeon Capital, который приобрел 39,6% акций Universal Sug’urta (страховая компания, которой принадлежит 9,6% Universal Bank), и крупный швейцарский инвестор Respons Ability, купивший в ноябре 2018-го 50%-ную долю IFC в «Хамкорбанке» (тому принадлежало 15,4% акционерного капитала банка)», – отметил эксперт.

Экспансию на рынок Узбекистана таких крупных российских игроков, как Сбербанк или ВТБ, он считает маловероятной. По его мнению, власти республики откровенно опасаются столь мощных игроков и не спешат подпускать их к своей финансовой системе.

«Перспективы развития финансового сектора Узбекистана довольно туманны на ближайшие годы. Тут возможны самые различные сценарии, однако вероятность того, что он быстро станет открытым, диверсифицированным, ориентированным на массового розничного потребителя и доступным для иностранных инвесторов, относительно невелика», – подчеркнул Алексей Коренев.

Ольга Фоминских

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

В 160 раз больше безалкогольных напитков ввозится из Узбекистана в Казахстан по сравнению с взаимным экспортом.

20 Декабрь 2018 13:21 2923

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

Фото: liter.kz

Казахстанские производители заявляют о невозможности конкурировать с узбекистанскими производителями товаров из-за высоких налогов и тарифов на коммунальные услуги.

Действенными мерами экономисты считают введение зеркального акцизного налога на похожие товары при экспорте в Узбекистан и субсидирование части затрат на коммунальные услуги для производства товаров первой необходимости.

Республика Узбекистан является главным торговым партнёром предпринимателей Шымкента и Туркестанской области, в прошлом году доля в общем товарообороте между регионом и соседней страной составила более 30%. Однако, как утверждает эксперт Палаты предпринимателей Шымкента Бауржан Бердалиев, для повышения доли экспорта казахстанской продукции на 30-миллионный рынок Узбекистана имеются преграды в виде налоговых нагрузок с узбекистанской стороны.

Узбекские лимонады

К примеру, с января 2019 года отечественные производители при экспорте безалкогольных напитков обязаны будут оплачивать акцизный налог 25% от таможенной стоимости, сейчас данный налог составляет 50%. И, тем не менее, снижение вполовину всё равно ставит местные компании в неравную конкуренцию с узбекистанскими товаропроизводителями. Так, при экспорте в Казахстан безалкогольных напитков акцизный налог отсутствует. Эксперт провёл небольшой анализ рынка по безалкогольным напиткам и пришёл к выводам: в Казахстан из Узбекистана на сегодня ввезено в 160 раз больше безалкогольных напитков, чем в обратном направлении.

«На сегодня на рынке города Шымкента уже продаётся продукция восьми узбекистанских компаний с 17 наименованиями напитков (Dena, Hydrolife, «Айс Теа», «Вкус детства», Dinay и другие). Более того, на рынке есть давно существующие бренды российских напитков («Сад», J7, «Сады Придонья», «Добрый», «Агуша»), филиалы (Coca-Cola, Fanta, Sprite, Piko, Fuse tea, Pepsi и другие), грузинских («Боржоми», «Натахтари»), кыргызстанских (Organic, чай Let's go) компаний. К примеру, по итогам девяти месяцев 2018 года из Узбекистана в Казахстан экспортировано порядка 3,6 миллиона литров минеральной воды и напитков (код ТНВЭД 2201, 2202) на 891,3 тысячи долларов. А в обратную сторону экспорт со всего Казахстана составляет лишь 22,5 тысячи литров на сумму 10,9 тысячи долларов. И данный наплыв импортных напитков ставит под угрозу будущее местных производителей», – считает Бауржан Бердалиев.

Для более подробного проведения анализа рынка безалкогольных напитков Шымкента эксперты Палаты предпринимателей совместно с представителями ТОО «Рауан» в начале 2019 года планируют провести ревизию крупных супермаркетов, базаров и розничных магазинов с целью контроля отечественных безалкогольных напитков и их проходимости.

Один ковёр против миллиона

При этом оказалось, что от такой конкуренции страдают также производители ковровых изделий фабрики «Бал текстиль» и «Назар текстиль». При экспорте в Узбекистан ковровых изделий казахстанского производства производители обязаны платить акцизный налог 15% от таможенной стоимости товара с 1 января 2019 года, до этого он составлял 30%. Хоть акциз и снижен на 15%, но это всё равно невыгодно для экспорта ковров в соседнюю страну. Что касается производителей Узбекистана, для них при ввозе ковров в Казахстан акцизный налог опять-таки не предусмотрен. В итоге, по информации эксперта, за девять месяцев 2018 года в Казахстан завезено 1,2 млн квадратных метров узбекистанских ковров на сумму 4,3 млн долларов, в то время как из Казахстана в Узбекистан экспортировано всего лишь 8 кв. метров ковров на сумму всего 50 долларов.

«Более того, с 15 декабря 2017 года отменены экспортные таможенные пошлины на все виды товаров и лицензирование экспорта товаров, за исключением специфических товаров. При этом узбекистанским предприятиям, экспортирующим собственную продукцию, разрешено открывать торговые дома и представительства для маркетинговых исследований внешних рынков и рекламы, с поставкой для них товаров на условиях консигнации», – отмечает Бауржан Бердалиев.

Кроме того, на ценообразование и снижение конкурентоспособности казахстанских товаров по отношению к узбекистанским влияет огромная разница в тарифах на коммунальные услуги, тем более что для юридических лиц они в разы больше, чем для физических. Так, стоимость кубометра воды в Шымкенте на 11 тенге дороже, чем в столице Узбекистана – Ташкенте, электроэнергия выше на 15 тенге за кВт·ч, а природный газ почти на 23 тенге.

Сравнительные цены по тарифам г. Шымкент и г. Ташкент для юридических лиц

Туркестанская область и Шымкент являются приграничными регионами, расстояние из Шымкента в Ташкент всего 120 км. Население Узбекистана более 30 млн человек, что открывает прекрасный рынок сбыта для казахстанских товаропроизводителей. И также взаимный открытый доступ получили и узбекистанские предприниматели, а через Казахстан и доступ на рынки России, Китая и других стран.

Мира Бахытова, Шымкент

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: