/img/tv1.svg
RU KZ
Кандидат в президенты Узбекистана Шавкат Мирзияев ищет друзей

Кандидат в президенты Узбекистана Шавкат Мирзияев ищет друзей

Политологи заговорили о признаках оттепели в стране.

17:40 11 Октябрь 2016 8331

Кандидат в президенты Узбекистана Шавкат Мирзияев ищет друзей

Автор:

Аскар Муминов

Исполняющий обязанности президента Узбекистана Шавкат Мирзияев демонстрирует готовность к проведению реформ в стране, которую считают одним из самых закрытых государств мира. Первые его шаги многими экспертами были восприняты как верные, которые способны придать импульс политической и экономической жизни республики. Некоторые с осторожностью заговорили о начале «узбекской оттепели». Так или иначе, Шавкат Мирзияев демонстрирует новый, отличный от каримовского, стиль управления. Однако насколько декларируемые цели и задачи будут отличаться от способности проводить реформы на деле пока под вопросом.

Эксперты насчитали более десятка знаковых изменений, с момента смерти Ислама Каримова, произошедшие в Узбекистане. В первую очередь всех удивило открытие виртуальной приемной для жалоб от граждан, которую открыл на правительственном портале и. о. президента.  Теперь любой житель соседней республики может напрямую обратиться к первому лицу в государстве.  Появился и специальный телефон доверия для информации по принудительному сбору хлопка несовершеннолетними, то есть реакция на одну из ключевых проблем, за которую международные правозащитные организации критикуют узбекские власти. Насколько формален этот шаг, пока не известно. Фермерам снизили объем обязательной продажи валютной выручки государству с 50% до 25%. Движение по, так называемой, президентской трассе, которое было перекрыто в бытность Ислама Каримова главой государства, вновь открыли для всех автомобилистов. 

Также в новой редакции принят закон «О гражданстве», облегчающий выход из гражданства Узбекистана при наличии гражданства или подданства иностранного государства. Ранее выход из гражданства Узбекистана превращался в настоящее испытание и многие годами ждали разрешения из Ташкента.

Новые времена
Произошло смягчение нравов в отношении деятелей культуры. Так, целому ряду артистов и музыкантов, запрещенных при Исламе Каримове, разрешили вернуться на сцену по личному указанию Шавката Мирзияева. В частности, право выступать на официальных мероприятиях получила известная узбекская певица Юлдуз Усманова, в свое время попавшая в опалу из-за некоторых критических замечаний по поводу политики властей.

Также в Узбекистане впервые со дня получения независимости официально определен статус и полномочия милиции, так как был принят закон «Об органах внутренних дел». За все время правления Ислама Каримова правовое положение милиции и перечень ее прав и обязанностей так и не был определен, международные правозащитные организации призывали власти принять соответствующий закон, но узбекский лидер был непреклонен.

Однако, пожалуй, самый широкий комплекс изменений связан с экономическими реформами в республике. В частности, впервые в стране официально признали наличие так называемого «черного курса» доллара, по которому живет большая часть граждан, и который почти в два раза меньше официального. Такое положение дел в свое время было выгодно правившей при Исламе Каримове элите, которая получала колоссальный доход от изъятия долларов с черного рынка и перепродаже их по официальному курсу. Однако такое положение дел  истощает национальную экономику. МВФ на протяжении последних 10 лет рекомендовал Ташкенту отказаться от неофициального курса валюты, так как иностранный бизнес не мог работать в стране из-за курсовой диспропорции.

Также Шавкат Мирзияев предложил целый комплекс мер по либерализации узбекской экономики. Так, в частности,  5 октября им как исполняющим обязанности президента был подписан указ «О дополнительных мерах по обеспечению ускоренного развития предпринимательской деятельности, всемерной защите частной собственности и качественному улучшению делового климата». В нем говорится о необходимости предоставления большей свободы малому бизнесу и частному предпринимательству, кардинальное сокращение вмешательства в их деятельность.

В частности, указом устанавливается ряд принципиально новых механизмов государственного контроля. Так, уже с 1 января 2017 года вводятся такие беспрецедентные меры, как отмена всех видов внеплановых проверок деятельности субъектов предпринимательства, кроме проверок в связи с ликвидацией юридического лица, встречных проверок деятельности субъектов предпринимательства, в том числе по уголовным делам. Контролирующие органы теперь не вправе инициировать проведение внеплановых проверок, правда, сохраняется ограниченная возможность проведения краткосрочной проверки только на основании обращений физических и юридических лиц по фактам нарушений законодательства. Подобная проверка может проводиться исключительно по решению Республиканского совета, и ее продолжительность ограничена одним рабочим днем. Новые нормы предусматривают такие кардинально меры, как освобождение от всех видов ответственности субъектов предпринимательства и их работников, впервые совершивших правонарушения, а также лиц, осуществлявших предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, в случае возмещения ими причиненного ущерба и добровольного устранения последствий правонарушений.

Побольше гуманизма – людям это нравится
Для повышения инвестиционной привлекательности Узбекистана Шавкат Мирзияев предложил вновь созданным производственным предприятиям с иностранными инвестициями предоставить право применения в течение пяти лет ставок налогов и других обязательных платежей, действовавших на дату их регистрации. Также намечается создание института Уполномоченного по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства.  Предусматривается принятие пакета законов, включая законы «О противодействии коррупции», «Об административных процедурах», «О государственных закупках» и «О государственно-частном партнерстве». Запланированы меры по усилению судебной защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательства путем поэтапной передачи судам функций и полномочий контролирующих органов по применению административных взысканий в отношении субъектов предпринимательства и их работников.

Возможна и гуманизация узбекской системы в целом. Так, в Сенат внесен проект об амнистии в связи с 24 годовщиной принятия Конституции Узбекистана. Как правило, при Исламе Каримове амнистия объявлялась лишь по круглым датам и была связана с переполненностью тюрем, по ней почти никогда на свободу не выходили, так называемые, политзаключенные. Дело в том, что наличие огромной армии политзаключенных было одним из наиболее частых обвинений со стороны международного сообщества в адрес Узбекистана.  О том, что некоторые из них выйдут на свободу можно судить по тому, что впервые в число освобождаемых по амнистии могут попасть  «лица, впервые осужденные к лишению свободы за участие в деятельности запрещенных организаций, совершение в их составе преступлений против мира и безопасности или против общественной безопасности». Как правило, оппонентов режима при Исламе Каримове не сажали по, так называемым, политическим статьям и в основном они проходили как «участники запрещенных религиозных организаций». Такие люди на амнистию ранее рассчитывать не могли.

Видя первые шаги по либерализации общественно-политической и экономической системы со стороны Шавката Мирзияева, узбекские активисты, проживающие за рубежом, предложили пойти дальше и принять еще несколько революционных норм, которых, по их мнению, ждут граждане Узбекистана. Среди них называется полный отказ от использования детского труда на хлопковых плантациях, разрешение оппозиции участвовать в политической жизни страны, отмену цензуры в средствах массовой информации. Также правозащитники предложили закрыть печально известную тюрьму «Жаслык», которая специально строилась для отбывания наказания политзаключенными и пытки в которой носят системный характер. Также властям Узбекистана рекомендовали отменить «унизительную процедуру прописки и регистрации по месту жительства» и открыть столицу государства Ташкент для всех желающих, отменить так называемые выездные визы. Например, сейчас, чтобы узбекистанец смог выехать за границу он должен получить разрешения от контролирующих органов, пройдя проверку на политическую благонадежность. Правозащитники выступили и с предложением исключить из уголовного кодекса статью за мужеложство, Узбекистан остается одним из немногих государств в мире, где лиц нетрадиционной сексуальной ориентации сажают в тюрьмы за однополые связи.

Не без влияния Азимова
Политолог Баходир Сафоев, анализируя первые шаги в качестве исполняющего обязанности президента Шавката Мирзияева, отметил, что, вряд ли он пойдет на тотальную либерализацию, что не вписывается в его образ весьма консервативного человека. И ждать появления оппозиции, каких-то чрезмерных проявлений демократии и отмены ряда дискриминационных, с точки зрения международных институтов, законов не стоит. Однако, система уже начала меняться, считает политолог. По его словам, политическое поле продолжит оставаться абсолютно подконтрольным, но Мирзияев будет открывать страну для инвестиций, пытается нормализовать отношения с соседями, чтобы выстроить более эффективную экономическую модель. Г-н Сафоев убежден, что значительное влияние на первые решения и.о президента оказывает его новый соратник первый вице-премьер министр Рустам Азимов, с которым он работает в тандеме. Его называют либералом и западником, поэтому в экономической политике возможна серьезная либерализация, вплоть до того, что именно в Узбекистане будут самые свободные нормы для бизнеса из стран Центральной Азии, считает политолог.

«Первые шаги Шавката Мирзияева вселяют надежду на перемены. Сейчас он активно демонстрирует, что хоть он и ставленник Ислама Каримова, и покойный президент его «политический отец», но отличается от своего предшественника достаточно серьезно. С другой стороны у элиты нет другого выхода, кроме полномасштабных реформ, так как экономика из-за изоляционистской политики Ислама Каримова загнана в тупик, отношения со всеми соседями испорчены, все это нужно срочно исправлять. К тому же перед выборами и.о президента нужно продемонстрировать решительность и готовность к диалогу с обществом. Нельзя сбрасывать со счетов и противников Мирзияева, а их немало, к тому же, вероятно, он еще не заручился полной поддержкой силовых структур, то есть все его первые шаги это попытка показать, что он сторонник реформ. В этом смысле, шансов на серьезные преобразования не мало», - сказал Баходир Сафоев.

Давайте жить дружно
Международные эксперты обращают внимания на стремительные шаги Шавката Мирзиева по нормализации отношений с соседями, в том числе с Казахстаном. Так между двумя разрабатывается межправительственная стратегия экономического сотрудничества на период с 2017-го по 2021 год.  10 октября состоялся телефонный разговор Шавката Мирзиёева  с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, где уже проговаривали подробности идентификации отношений. Сделал Узбекистан и шаг навстречу Таджикистану и Кыргызстану, отношения с которыми в последние годы у Ташкента были крайне напряженными.

Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов 29 сентября в ходе встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном в Душанбе заявил о готовности возобновления отношений между двумя странами. Впервые за много лет Узбекистан сделал шаг навстречу Кыргызстану, заявив о готовности к диалогу. Предполагается, что в скором времени может быть открыта граница между двумя странами в направлении Андижанской области, проход которой был настоящим испытанием для граждан двух стран, после трагических событий 2005 года.

Вот как смягчение нравов Узбекистана по отношению к соседям прокомментировала британский журналист, работающая в странах Центральной Азии Джоанна Лиллис.

«Возможно, Ташкент считает, что лучше иметь хорошие отношения с соседними странами, чем препираться с ними. Мы были свидетелями конфликта между Узбекистаном и Кыргызстаном по Унгар-Тоо. Узбекистан использовал свои вертолеты, тем самым загнав участников конфликта в дипломатический и военный тупик. Организация такого акта требует много ресурсов и энергии. Возможно, один из новых лидеров в Ташкенте решил направить эти ресурсы в другое русло. Возможно, они решили, что конфликты с соседями не соответствуют интересам Узбекистана. Поэтому улучшение отношений принесет пользу и самому Узбекистану».

Таким образом, первые признаки «оттепели» в Узбекистане налицо. Главный вопрос насколько этот процесс будет системным.

Аскар Муминов

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

03 Апрель 2019 07:15 3971

Власти Узбекистана всерьез работают над улучшением финансового рынка в стране.

Эксперты считают, что проведенная либерализация рынка и проводимые реформы положительно скажутся на развитии страны.

Так, Международный валютный фонд прогнозирует, что экономический рост Узбекистана может увеличиться до 5,5% в этом году благодаря большому притоку инвестиций. Рейтинговое агентство Fitch Ratings считает, что в этом году рост экономики страны составит 4,9%, в следующем увеличится до 5,3%.

«Рост будет происходить за счет государственных инвестиций в стратегические проекты, жилищных и инфраструктурных расходов», — отмечается в сообщении. Агентство также отмечает низкий уровень госдолга.

В свежем отчете агентства Moody's отмечается мощный потенциал для роста экономики, так как в стране происходит переход от плановой монополистической системы, контролируемой государством, к рыночной. Хотя и в агентстве признают, что в стране сохраняются проблемы с исполнением законов, связанных с масштабной перестройкой всех институтов, разработкой и внедрением новых инструментов политики, переходом к рыночной экономике.

«Узбекистан характеризуется недостаточно развитой инфраструктурой и невысоким уровнем благосостояния в сравнении с сопоставимыми странами: в 2018 г. ВВП на душу населения, по оценкам, составил около 1200 долларов. Вместе с тем мы полагаем, что показатель располагаемого дохода на душу населения в Узбекистане может быть выше ввиду значительных масштабов теневой экономики. По нашему мнению, процесс принятия решений сконцентрирован в руках лишь нескольких политических деятелей, что оказывает негативное влияние на предсказуемость государственной политики. В качестве позитивных факторов мы отмечаем либерализацию режима валютного курса в 2017 г. и меры Центрального банка Республики Узбекистан (ЦБУ), направленные на снижение инфляционного давления и уровня долларизации экономики», – отмечает в своем отчете S&P Global Ratings.

Тем временем руководство страны активно нацелено на развитие финансового рынка. На днях, например, в Ташкенте презентовали национальный межбанковский процессинговый центр Humo, в развитии которого помогает американская платежная система.

В ноябре в Узбекистане заявили о подготовке к приватизации банков. Для этого даже разрабатывается специальная программа. Об этом сообщила «Газета.uz» со ссылкой на председателя Центробанка Мамаризо Нурмуратова. По его словам, госдоля в уставном капитале банков составляет 86%.

«Постепенно мы будем оздоравливать банки, улучшать финансовое состояние, качество кредитов, а затем начнем продавать», — отметил глава ЦБ.

При этом аналитики Fitch считают, что в банковском секторе страны ситуация остается стабильной благодаря хорошему качеству активов (по оценкам агентства, в стране всего 1,3% обесцененных кредитов в валовом портфеле) и прибыли по итогам 2018 года. Но все еще уровень капитализации и ликвидности банков остается низким, также имеются риски, связанные с быстрым ростом кредитования и выдачей кредитов в иностранной валюте. По прогнозам Fitch, быстрый рост общего ссудного портфеля продолжится, поскольку объем кредитования все еще является невысоким относительно размера экономики Узбекистана.

Тем временем два казахстанских банка уже объявили о своем желании выйти на рынок Узбекистана. Кроме того, казахстанские специалисты с большим интересом смотрят на рынок для трудоустройства. И сам Узбекистан стал гостеприимнее к экспатам, утвердив новый порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы в стране.

Оценивая такие перспективы страны, намеченные реформы, готовность к переменам, возникает вопрос, не станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстану?

«Узбекистан как страновой рынок не является конкурентом казахстанскому – в силу разной структуры экономики», – рассказал независимый эксперт Расул Рысмамбетов. По его словам, если и говорить о конкуренции, то скорее между частными компаниями, которые работают на одном региональном рынке и выпускают идентичный продукт.

«В целом, когда речь идет о Казахстане и Узбекистане, я рассматриваю их скорее как взаимодополняющие друг друга рынки. И привлечение инвестиций в Узбекистан будет позитивно влиять на инвестиционный климат Казахстана и наоборот: многие компании, работающие в РК, как иностранные, так и наши, чрезвычайно рады положительным изменениям в Узбекистане. Богатый сосед – залог и нашего богатства», – подчеркнул эксперт.

Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам» уверен, что Узбекистан все еще довольно закрытая страна. Даже по меркам многих других среднеазиатских республик. Именно поэтому и информации о их финансовой системе не так много, да и сама она развита крайне слабо и имеет ряд структурных перекосов.

«На 86% банковский сектор страны принадлежит государству. Сами банки в основном выполняют не классические функции кредитных учреждений, а выступают своеобразными казначействами для различных министерств и ведомств, которых и кредитуют. По сути, это просто большие кэптивные банки, осуществляющие кредитование и предоставляющие прочие виды услуг только предприятиям определенного ведомства, к которым они «привязаны». При этом все эти кредитные учреждения находятся под жестким регуляторным влиянием со стороны государства и от него же получают соответствующее субсидирование», – пояснил аналитик.

«Тем не менее, периодически некоторыми кредитными учреждениями из республик бывшего СССР и стран дальнего зарубежья предпринимаются попытки зайти на банковский рынок Узбекистана. Среди них грузинский TBC Bank, а также западные Sturgeon Capital, который приобрел 39,6% акций Universal Sug’urta (страховая компания, которой принадлежит 9,6% Universal Bank), и крупный швейцарский инвестор Respons Ability, купивший в ноябре 2018-го 50%-ную долю IFC в «Хамкорбанке» (тому принадлежало 15,4% акционерного капитала банка)», – отметил эксперт.

Экспансию на рынок Узбекистана таких крупных российских игроков, как Сбербанк или ВТБ, он считает маловероятной. По его мнению, власти республики откровенно опасаются столь мощных игроков и не спешат подпускать их к своей финансовой системе.

«Перспективы развития финансового сектора Узбекистана довольно туманны на ближайшие годы. Тут возможны самые различные сценарии, однако вероятность того, что он быстро станет открытым, диверсифицированным, ориентированным на массового розничного потребителя и доступным для иностранных инвесторов, относительно невелика», – подчеркнул Алексей Коренев.

Ольга Фоминских

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

20 Декабрь 2018 13:21 3153

В 160 раз больше безалкогольных напитков ввозится из Узбекистана в Казахстан по сравнению с взаимным экспортом.

Казахстанские производители заявляют о невозможности конкурировать с узбекистанскими производителями товаров из-за высоких налогов и тарифов на коммунальные услуги.

Действенными мерами экономисты считают введение зеркального акцизного налога на похожие товары при экспорте в Узбекистан и субсидирование части затрат на коммунальные услуги для производства товаров первой необходимости.

Республика Узбекистан является главным торговым партнёром предпринимателей Шымкента и Туркестанской области, в прошлом году доля в общем товарообороте между регионом и соседней страной составила более 30%. Однако, как утверждает эксперт Палаты предпринимателей Шымкента Бауржан Бердалиев, для повышения доли экспорта казахстанской продукции на 30-миллионный рынок Узбекистана имеются преграды в виде налоговых нагрузок с узбекистанской стороны.

Узбекские лимонады

К примеру, с января 2019 года отечественные производители при экспорте безалкогольных напитков обязаны будут оплачивать акцизный налог 25% от таможенной стоимости, сейчас данный налог составляет 50%. И, тем не менее, снижение вполовину всё равно ставит местные компании в неравную конкуренцию с узбекистанскими товаропроизводителями. Так, при экспорте в Казахстан безалкогольных напитков акцизный налог отсутствует. Эксперт провёл небольшой анализ рынка по безалкогольным напиткам и пришёл к выводам: в Казахстан из Узбекистана на сегодня ввезено в 160 раз больше безалкогольных напитков, чем в обратном направлении.

«На сегодня на рынке города Шымкента уже продаётся продукция восьми узбекистанских компаний с 17 наименованиями напитков (Dena, Hydrolife, «Айс Теа», «Вкус детства», Dinay и другие). Более того, на рынке есть давно существующие бренды российских напитков («Сад», J7, «Сады Придонья», «Добрый», «Агуша»), филиалы (Coca-Cola, Fanta, Sprite, Piko, Fuse tea, Pepsi и другие), грузинских («Боржоми», «Натахтари»), кыргызстанских (Organic, чай Let's go) компаний. К примеру, по итогам девяти месяцев 2018 года из Узбекистана в Казахстан экспортировано порядка 3,6 миллиона литров минеральной воды и напитков (код ТНВЭД 2201, 2202) на 891,3 тысячи долларов. А в обратную сторону экспорт со всего Казахстана составляет лишь 22,5 тысячи литров на сумму 10,9 тысячи долларов. И данный наплыв импортных напитков ставит под угрозу будущее местных производителей», – считает Бауржан Бердалиев.

Для более подробного проведения анализа рынка безалкогольных напитков Шымкента эксперты Палаты предпринимателей совместно с представителями ТОО «Рауан» в начале 2019 года планируют провести ревизию крупных супермаркетов, базаров и розничных магазинов с целью контроля отечественных безалкогольных напитков и их проходимости.

Один ковёр против миллиона

При этом оказалось, что от такой конкуренции страдают также производители ковровых изделий фабрики «Бал текстиль» и «Назар текстиль». При экспорте в Узбекистан ковровых изделий казахстанского производства производители обязаны платить акцизный налог 15% от таможенной стоимости товара с 1 января 2019 года, до этого он составлял 30%. Хоть акциз и снижен на 15%, но это всё равно невыгодно для экспорта ковров в соседнюю страну. Что касается производителей Узбекистана, для них при ввозе ковров в Казахстан акцизный налог опять-таки не предусмотрен. В итоге, по информации эксперта, за девять месяцев 2018 года в Казахстан завезено 1,2 млн квадратных метров узбекистанских ковров на сумму 4,3 млн долларов, в то время как из Казахстана в Узбекистан экспортировано всего лишь 8 кв. метров ковров на сумму всего 50 долларов.

«Более того, с 15 декабря 2017 года отменены экспортные таможенные пошлины на все виды товаров и лицензирование экспорта товаров, за исключением специфических товаров. При этом узбекистанским предприятиям, экспортирующим собственную продукцию, разрешено открывать торговые дома и представительства для маркетинговых исследований внешних рынков и рекламы, с поставкой для них товаров на условиях консигнации», – отмечает Бауржан Бердалиев.

Кроме того, на ценообразование и снижение конкурентоспособности казахстанских товаров по отношению к узбекистанским влияет огромная разница в тарифах на коммунальные услуги, тем более что для юридических лиц они в разы больше, чем для физических. Так, стоимость кубометра воды в Шымкенте на 11 тенге дороже, чем в столице Узбекистана – Ташкенте, электроэнергия выше на 15 тенге за кВт·ч, а природный газ почти на 23 тенге.

Сравнительные цены по тарифам г. Шымкент и г. Ташкент для юридических лиц

Туркестанская область и Шымкент являются приграничными регионами, расстояние из Шымкента в Ташкент всего 120 км. Население Узбекистана более 30 млн человек, что открывает прекрасный рынок сбыта для казахстанских товаропроизводителей. И также взаимный открытый доступ получили и узбекистанские предприниматели, а через Казахстан и доступ на рынки России, Китая и других стран.

Мира Бахытова, Шымкент