/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 440,81 Brent 36,55
Каримов пост сдал, Мирзияев принял

Каримов пост сдал, Мирзияев принял

Узбекистан выбрал второго в истории президента по старой схеме.

23:28 05 Декабрь 2016 5597

Каримов пост сдал, Мирзияев принял

Автор:

Аскар Муминов

Как и предполагали эксперты, премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев стал вторым в истории независимого государства президентом. За выборами в этой центральноазиатской стране с самым большим количеством населения в регионе и третьим среди всех стран бывшего СССР внимательно следили как соседи, так и ведущие внешнеполитические акторы в силу особого геополитического расположения Узбекистана.

Голосование в Узбекистане состоялось 4 декабря на 9381 избирательных участках, по данным Центризбиркома, явка составила более 87%.Шавкат Мирзияев набрал 88,61% голосов избирателей, за него проголосовало 15 906724 граждан, сообщил сегодня на брифинге в Ташкенте председатель Центральной избирательной комиссии Узбекистана Мирза-Улугбек Абдусаломов. Хотамжон Кетмонов набрал 3,73% (669 187), Нариман Умаров - 3,46% (619 972) Сарвар Отамуратов - 2,35% (421 055) голосов.

Стоит отметить, что кандидатов на пост президента выдвинули все 4 зарегистрированные в республике партии, от Либерально-демократической партии Узбекистана Шавкат Мирзияев, от  Национально-демократической партии «Миллийтикланиш» («Национальное возрождение») Сарвар Отамурадов, лидер социал-демократической партии «Адолат» («Справедливость») Наримон Умаров  и  лидер Народно-демократической партии Узбекистана Хотамжон Кетмонов. При этом, Умаров и Кетмонов уже выступали спарринг-партнерами покойного Ислама Каримова годом ранее, на президентских выборах 2015 года, получив ничтожное количество голосов избирателей.

Транзит прошел, как по маслу
В ходе избирательной кампании, так называемые, проходные кандидаты, сконцентрировались на вопросах возрождения культуры, национальных и семейных ценностей, поддержки малообеспеченных слоев населения, развития самоуправления граждан, информационно-идеологической безопасности и прочих малоинтересных большинству избирателей темах. В свою очередь очевидный фаворит выбрал более выигрышную позицию и сконцентрировался на проблемах малого и среднего бизнеса, строительстве дорог, домов, обеспечения молодежи работой, повышении заработных плат, повышению конкурентоспособности экономики. 

После 25-лет жесткого авторитарного правления Ислама Каримова, наблюдатели сомневались, что власть в республике перейдет к новому человеку без эксцессов. Еще при жизни первого президента в политологических прогнозах нередко фигурировало предположение, что после кончины Каримова может начаться гражданская война, так как кланы не смогут выбрать компромиссную фигуру. Однако транзитный период показал договороспособность элитных групп, в условиях, когда ставки слишком высоки.

Между тем, эксперты не сомневаются, что новоизбранному президенту придется доказывать свою состоятельность, так как авторитета, которым пользовался в свое время Каримов за счет его роли в нормализации межэтнической ситуации в Узбекистане, на момент развала СССР и решительности в ходе Ошской трагедии 1990 года у Мирзияева нет. К тому же главной силой, гарантирующей стабильность в неспокойной республике, по-прежнему, выступают силовики, которые в любом случае будут стараться, чтобы трансформация системы проходила плавно, безболезненно, оставаясь под их контролем.  

Стоит отметить, что на этот раз в Узбекистане постарались придать достаточно демократический флер как предвыборной кампании, так и непосредственному ходу голосования. В отличие от выборов каримовского периода всем кандидатам в СМИ уделялось равное количество времени и былопредоставлено одинаковое число полос в газетах. Был открыт пресс-клуб по освещению выборов, который стал медиа-площадкой, на которой все аккредитованные журналисты, более 1300 человек, могли получать официальную информацию. Был подготовлен специальный законопроект, регламентирующий процедуру проведения выборов, в котором прописана и такая форма как дебаты, правда, они не проводились.

Он не Каримов, он другой
Государственные СМИ, в отличие от прошлых кампаний заострили внимание не только на позиции наблюдателей от стран СНГ, но и на мнение представителей миссии Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Оценке мнений представителей этой организации были посвящены большие телевизионные сюжеты в эфире национального телевидения, что было удивительно, так как, начиная с 1991 года, ОБСЕ не признавала свободными ни одни из выборов прошедших в Узбекистане. В промежуточном отчете организации отмечается, что среди кандидатов не было видимого обмена точками зрения касательно их программ, в качестве позитивных сторон было отмечено большое количество встреч кандидатов на пост президента с избирателями по всей стране.

Вчера, после завершения голосования глава миссии БДИПЧ ОБСЕ посол Йохан Петер Тейлер заявил журналистам, что центральная избирательная комиссия проводила открытые сессии, это служило залогом прозрачности. Вместе с тем, отмечались отдельные нарушения в процессе голосования, заметил он. Так  миссия зафиксировала вбросы в урну одним человеком сразу несколько избирательных бюллетеней, также «были случаи так называемого «семейного голосования».

Помимо более свободной избирательной кампании наблюдатели обратили внимание и на стиль поведения фаворита ШавкатаМирзияева, который в ходе поездок по стране пытался позиционировать себя как человек из народа, а накануне пришел на избирательный участок с семьей из девяти человек, включая не только супругу и детей, но и зятьев и внуков. Это сильно контрастировало с тем, как Ислам Каримов приходил голосовать, в одиночестве и дистанцируясь от семьи. В день выборов в республике был введен бесплатный проезд на общественном транспорте, что многие узбекистанцы восприняли как подарок от Мирзияева.

В целом три месяца, с момента смерти Ислама Каримова новые власти пытались демонстрировать, что готовы к переменам. Помимо затеянной масштабной либерализации бизнес-среды было объявлено о готовности провести валютную реформу, сейчас проект закона находится на обсуждении, к которому могут подключиться и рядовые граждане. Основное ожидаемое изменение – введение единого курса валют по республике, формирование которого будет происходить по рыночным законам. Наблюдатели отметили потепление отношений Узбекистана с соседями,  в первую очередь с Таджикистаном, с которым было принято решение восстановить прерванное при Каримове авиасообщение. Также узбекская делегация посетила юг Кыргызстана, где в июне 2010 года произошла массовая этническая резня между узбеками и кыргызами, после которой отношения двух стран заметно ухудшились. Впервые с начала 2000-ых годов, с момента, когда отношения Турции и Узбекистана ухудшились из-за того, что Анкара предоставила политубежище оппоненту Ислама Каримова, лидеру партии «Эрк» Мухаммаду Салиху, с официальным визитом в Узбекистан приехал глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Перемен, все ждут перемен
Обратило на себя внимание и освобождение из заключения бывшего депутатаВерховного Совета Узбекской ССР, экс-директора  нефтеперерабатывающего завода в Чиназе Самандара Куканова, который провел в тюрьме 23 года и 4 месяца, став личным врагом Ислама Каримова. Его называли в числе политзаключенных, проведших самое большое время ареста за свои убеждения. Европарламент приветствовал это решение узбекских властей, выразив надежду, что и другие политзаключенные, включая правозащитников и журналистов в скором времени выйдут на свободу. Освобожденный Куканов, в свою очередь, призвал голосовать за Шавката Мирзияева, любопытно, что с таким же призывом выступили и некоторые другие оппозиционеры, которые считают, что новый лидер может изменить ситуацию в стране и ему нужно дать шанс.

Также были реабилитированы некоторые деятели культуры и искусства, попавшие в опалу во времена Каримова, им позволили вернуться на сцену. Заметным событием стало открытие виртуальной приемной органов власти в Узбекистане, включая все министерства, первопроходцем в этом стал на тот момент и.о. президента Мирзияев. 

Вербальные интервенции представителей власти также должны были внушить населению и международному сообществу, что в Ташкенте зреют перемены. Так, ШавкатМирзияев на одной из встреч с избирателями заявил, что отныне пришло время, чтобы власть служила народу. Своими высказываниями многих удивил и председатель комитета Сената Олий Мажлиса Узбекистана по внешнеполитическим вопросам Садык Сафаев, который заявил, что политическая модернизация  в Узбекистане должна включать децентрализацию.

«Я вижу четыре ее направления, первое из них децентрализация между ветвями власти, уход от того, что исполнительная власть обладает всеми пунктами полномочий. Второе направление - децентрализация на разных уровнях: власть и полномочия должны переходить ближе к потребителям государственных услуг, к обычным гражданам. Третье направление - когда не государство, но гражданское общество решает важные вопросы. Наконец, четвертое направление - это уход государства от контроля экономики: основным двигателем ее развития должен быть частный сектор. Узбекистан сформировал свою внешнюю политику таким образом, что является самодостаточным государством. Тем не менее, нужны новые партнеры. На мой взгляд, одна из самых актуальных задач сейчас - интенсификация диалога с ближайшими соседями. Нужно не уходить от обсуждения острых вопросов, а искать разумный компромисс. Чего нужно нам опасаться? Я думаю, пути назад. Экономического подъема мы не достигнем, если не сдвинется политическая матрица. Если не будут созданы законы, которые поддерживают частное предпринимательство, если не будут гарантированы права человека, права предпринимателя, если не будет создан благоприятный климат для инвесторов. То есть, без демократизации экономического взлета не будет», - заявил он.

Очевидно, что в Узбекистане, где все строго регламентировано подобный спич сенатора вряд ли мог быть импровизацией, и скорее всего, на такого рода риторику было получено одобрение сверху. Любопытно и то, что в относительно короткий срок, в стране, где кроме Ислама Каримова народ не знал ни одного чиновника вдруг стали появляться публичные политики.

По делам их узнаете
Политолог Баходир Сафоев считает, что, несмотря на весь набор позитивных изменений делать далеко идущие выводы слишком рано. Пока не ясно речь идет о предвыборной риторике или действительно взят курс на демократизацию и реформы. По его словам, так или иначе, слишком резких движений власти делать не будут, ограничившись в большей степени полумерами. На это, заметил эксперт, указывает, что даже за столь короткий период времени, как прошедшие три месяца, из Узбекистана были депортированы несколько независимых журналистов, развернулась драма вокруг Гульнары Каримовой, и появилось интервью ее сына, в котором он рассказывает о продолжающемся домашнем аресте старшей дочери покойного первого президента.

«Какие-то перемены будут, они идут уже сейчас. Но все будет дозировано, трудно поверить, что уже завтра власти примут решение разблокировать все независимые ресурсы, которые рассказывают о ситуации в Узбекистане, разрешат свободу слова, отменят ряд дискриминационных норм, таких как получение разрешение у проверяющих органов на выезд из страны. Но есть огромная усталость в обществе от репрессивных мер, которые были при Исламе Каримове и не учитывать этого уже нельзя. По неофициальной информации, власти ведут переговоры с представителями умеренной оппозиции из незарегистрированной в 2003 году партии «Свободные дехкане» о включении ее в политическое поле, для создания видимости наличия конструктивной оппозиции. Этот проект может быть реализован в короткие сроки. На все эти шаги новая власть вынуждена идти, так как все понимают, что от Ислама Каримова Узбекистану досталось тяжелое наследие в виде безработицы, фактического банкротства государства, стремительной девальвации нацвалюты, отсутствия гарантий для иностранных инвесторов и личных свобод граждан. Все это тормозит развитее страны, бьет посоциальной мобильности, особенно молодежи, как следствие, растущее общественное недовольство. У Шавката Мирзияева будет очень сложная задача решить комплекс проблем, которые не находили разрешения годами. А еще есть проблема Гульнары Каримовой, так или иначе, ее статус должен быть определен. Вопросы о ее судьбе будут заданы узбекским властям международным сообществом в обозримом будущем, так как Каримова должна предстать перед судом в Европе, где ее обвиняют в коррупционных сделках. Но, очевидно одно, что, так или иначе, Узбекистан будет меняться, и эпоха Ислама Каримова окончательно и безвозвратно уходит в прошлое», - заключил Баходир Сафоев.

Аскар Муминов

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

Власти Узбекистана всерьез работают над улучшением финансового рынка в стране.

03 Апрель 2019 07:15 3742

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

Фото: sputniknews.kz

Эксперты считают, что проведенная либерализация рынка и проводимые реформы положительно скажутся на развитии страны.

Так, Международный валютный фонд прогнозирует, что экономический рост Узбекистана может увеличиться до 5,5% в этом году благодаря большому притоку инвестиций. Рейтинговое агентство Fitch Ratings считает, что в этом году рост экономики страны составит 4,9%, в следующем увеличится до 5,3%.

«Рост будет происходить за счет государственных инвестиций в стратегические проекты, жилищных и инфраструктурных расходов», — отмечается в сообщении. Агентство также отмечает низкий уровень госдолга.

В свежем отчете агентства Moody's отмечается мощный потенциал для роста экономики, так как в стране происходит переход от плановой монополистической системы, контролируемой государством, к рыночной. Хотя и в агентстве признают, что в стране сохраняются проблемы с исполнением законов, связанных с масштабной перестройкой всех институтов, разработкой и внедрением новых инструментов политики, переходом к рыночной экономике.

«Узбекистан характеризуется недостаточно развитой инфраструктурой и невысоким уровнем благосостояния в сравнении с сопоставимыми странами: в 2018 г. ВВП на душу населения, по оценкам, составил около 1200 долларов. Вместе с тем мы полагаем, что показатель располагаемого дохода на душу населения в Узбекистане может быть выше ввиду значительных масштабов теневой экономики. По нашему мнению, процесс принятия решений сконцентрирован в руках лишь нескольких политических деятелей, что оказывает негативное влияние на предсказуемость государственной политики. В качестве позитивных факторов мы отмечаем либерализацию режима валютного курса в 2017 г. и меры Центрального банка Республики Узбекистан (ЦБУ), направленные на снижение инфляционного давления и уровня долларизации экономики», – отмечает в своем отчете S&P Global Ratings.

Тем временем руководство страны активно нацелено на развитие финансового рынка. На днях, например, в Ташкенте презентовали национальный межбанковский процессинговый центр Humo, в развитии которого помогает американская платежная система.

В ноябре в Узбекистане заявили о подготовке к приватизации банков. Для этого даже разрабатывается специальная программа. Об этом сообщила «Газета.uz» со ссылкой на председателя Центробанка Мамаризо Нурмуратова. По его словам, госдоля в уставном капитале банков составляет 86%.

«Постепенно мы будем оздоравливать банки, улучшать финансовое состояние, качество кредитов, а затем начнем продавать», — отметил глава ЦБ.

При этом аналитики Fitch считают, что в банковском секторе страны ситуация остается стабильной благодаря хорошему качеству активов (по оценкам агентства, в стране всего 1,3% обесцененных кредитов в валовом портфеле) и прибыли по итогам 2018 года. Но все еще уровень капитализации и ликвидности банков остается низким, также имеются риски, связанные с быстрым ростом кредитования и выдачей кредитов в иностранной валюте. По прогнозам Fitch, быстрый рост общего ссудного портфеля продолжится, поскольку объем кредитования все еще является невысоким относительно размера экономики Узбекистана.

Тем временем два казахстанских банка уже объявили о своем желании выйти на рынок Узбекистана. Кроме того, казахстанские специалисты с большим интересом смотрят на рынок для трудоустройства. И сам Узбекистан стал гостеприимнее к экспатам, утвердив новый порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы в стране.

Оценивая такие перспективы страны, намеченные реформы, готовность к переменам, возникает вопрос, не станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстану?

«Узбекистан как страновой рынок не является конкурентом казахстанскому – в силу разной структуры экономики», – рассказал независимый эксперт Расул Рысмамбетов. По его словам, если и говорить о конкуренции, то скорее между частными компаниями, которые работают на одном региональном рынке и выпускают идентичный продукт.

«В целом, когда речь идет о Казахстане и Узбекистане, я рассматриваю их скорее как взаимодополняющие друг друга рынки. И привлечение инвестиций в Узбекистан будет позитивно влиять на инвестиционный климат Казахстана и наоборот: многие компании, работающие в РК, как иностранные, так и наши, чрезвычайно рады положительным изменениям в Узбекистане. Богатый сосед – залог и нашего богатства», – подчеркнул эксперт.

Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам» уверен, что Узбекистан все еще довольно закрытая страна. Даже по меркам многих других среднеазиатских республик. Именно поэтому и информации о их финансовой системе не так много, да и сама она развита крайне слабо и имеет ряд структурных перекосов.

«На 86% банковский сектор страны принадлежит государству. Сами банки в основном выполняют не классические функции кредитных учреждений, а выступают своеобразными казначействами для различных министерств и ведомств, которых и кредитуют. По сути, это просто большие кэптивные банки, осуществляющие кредитование и предоставляющие прочие виды услуг только предприятиям определенного ведомства, к которым они «привязаны». При этом все эти кредитные учреждения находятся под жестким регуляторным влиянием со стороны государства и от него же получают соответствующее субсидирование», – пояснил аналитик.

«Тем не менее, периодически некоторыми кредитными учреждениями из республик бывшего СССР и стран дальнего зарубежья предпринимаются попытки зайти на банковский рынок Узбекистана. Среди них грузинский TBC Bank, а также западные Sturgeon Capital, который приобрел 39,6% акций Universal Sug’urta (страховая компания, которой принадлежит 9,6% Universal Bank), и крупный швейцарский инвестор Respons Ability, купивший в ноябре 2018-го 50%-ную долю IFC в «Хамкорбанке» (тому принадлежало 15,4% акционерного капитала банка)», – отметил эксперт.

Экспансию на рынок Узбекистана таких крупных российских игроков, как Сбербанк или ВТБ, он считает маловероятной. По его мнению, власти республики откровенно опасаются столь мощных игроков и не спешат подпускать их к своей финансовой системе.

«Перспективы развития финансового сектора Узбекистана довольно туманны на ближайшие годы. Тут возможны самые различные сценарии, однако вероятность того, что он быстро станет открытым, диверсифицированным, ориентированным на массового розничного потребителя и доступным для иностранных инвесторов, относительно невелика», – подчеркнул Алексей Коренев.

Ольга Фоминских

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

В 160 раз больше безалкогольных напитков ввозится из Узбекистана в Казахстан по сравнению с взаимным экспортом.

20 Декабрь 2018 13:21 3033

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

Фото: liter.kz

Казахстанские производители заявляют о невозможности конкурировать с узбекистанскими производителями товаров из-за высоких налогов и тарифов на коммунальные услуги.

Действенными мерами экономисты считают введение зеркального акцизного налога на похожие товары при экспорте в Узбекистан и субсидирование части затрат на коммунальные услуги для производства товаров первой необходимости.

Республика Узбекистан является главным торговым партнёром предпринимателей Шымкента и Туркестанской области, в прошлом году доля в общем товарообороте между регионом и соседней страной составила более 30%. Однако, как утверждает эксперт Палаты предпринимателей Шымкента Бауржан Бердалиев, для повышения доли экспорта казахстанской продукции на 30-миллионный рынок Узбекистана имеются преграды в виде налоговых нагрузок с узбекистанской стороны.

Узбекские лимонады

К примеру, с января 2019 года отечественные производители при экспорте безалкогольных напитков обязаны будут оплачивать акцизный налог 25% от таможенной стоимости, сейчас данный налог составляет 50%. И, тем не менее, снижение вполовину всё равно ставит местные компании в неравную конкуренцию с узбекистанскими товаропроизводителями. Так, при экспорте в Казахстан безалкогольных напитков акцизный налог отсутствует. Эксперт провёл небольшой анализ рынка по безалкогольным напиткам и пришёл к выводам: в Казахстан из Узбекистана на сегодня ввезено в 160 раз больше безалкогольных напитков, чем в обратном направлении.

«На сегодня на рынке города Шымкента уже продаётся продукция восьми узбекистанских компаний с 17 наименованиями напитков (Dena, Hydrolife, «Айс Теа», «Вкус детства», Dinay и другие). Более того, на рынке есть давно существующие бренды российских напитков («Сад», J7, «Сады Придонья», «Добрый», «Агуша»), филиалы (Coca-Cola, Fanta, Sprite, Piko, Fuse tea, Pepsi и другие), грузинских («Боржоми», «Натахтари»), кыргызстанских (Organic, чай Let's go) компаний. К примеру, по итогам девяти месяцев 2018 года из Узбекистана в Казахстан экспортировано порядка 3,6 миллиона литров минеральной воды и напитков (код ТНВЭД 2201, 2202) на 891,3 тысячи долларов. А в обратную сторону экспорт со всего Казахстана составляет лишь 22,5 тысячи литров на сумму 10,9 тысячи долларов. И данный наплыв импортных напитков ставит под угрозу будущее местных производителей», – считает Бауржан Бердалиев.

Для более подробного проведения анализа рынка безалкогольных напитков Шымкента эксперты Палаты предпринимателей совместно с представителями ТОО «Рауан» в начале 2019 года планируют провести ревизию крупных супермаркетов, базаров и розничных магазинов с целью контроля отечественных безалкогольных напитков и их проходимости.

Один ковёр против миллиона

При этом оказалось, что от такой конкуренции страдают также производители ковровых изделий фабрики «Бал текстиль» и «Назар текстиль». При экспорте в Узбекистан ковровых изделий казахстанского производства производители обязаны платить акцизный налог 15% от таможенной стоимости товара с 1 января 2019 года, до этого он составлял 30%. Хоть акциз и снижен на 15%, но это всё равно невыгодно для экспорта ковров в соседнюю страну. Что касается производителей Узбекистана, для них при ввозе ковров в Казахстан акцизный налог опять-таки не предусмотрен. В итоге, по информации эксперта, за девять месяцев 2018 года в Казахстан завезено 1,2 млн квадратных метров узбекистанских ковров на сумму 4,3 млн долларов, в то время как из Казахстана в Узбекистан экспортировано всего лишь 8 кв. метров ковров на сумму всего 50 долларов.

«Более того, с 15 декабря 2017 года отменены экспортные таможенные пошлины на все виды товаров и лицензирование экспорта товаров, за исключением специфических товаров. При этом узбекистанским предприятиям, экспортирующим собственную продукцию, разрешено открывать торговые дома и представительства для маркетинговых исследований внешних рынков и рекламы, с поставкой для них товаров на условиях консигнации», – отмечает Бауржан Бердалиев.

Кроме того, на ценообразование и снижение конкурентоспособности казахстанских товаров по отношению к узбекистанским влияет огромная разница в тарифах на коммунальные услуги, тем более что для юридических лиц они в разы больше, чем для физических. Так, стоимость кубометра воды в Шымкенте на 11 тенге дороже, чем в столице Узбекистана – Ташкенте, электроэнергия выше на 15 тенге за кВт·ч, а природный газ почти на 23 тенге.

Сравнительные цены по тарифам г. Шымкент и г. Ташкент для юридических лиц

Туркестанская область и Шымкент являются приграничными регионами, расстояние из Шымкента в Ташкент всего 120 км. Население Узбекистана более 30 млн человек, что открывает прекрасный рынок сбыта для казахстанских товаропроизводителей. И также взаимный открытый доступ получили и узбекистанские предприниматели, а через Казахстан и доступ на рынки России, Китая и других стран.

Мира Бахытова, Шымкент