/img/tv1.svg
RU KZ
Казахстан может восстановить законсервированный нефтепровод до Узбекистана

Казахстан может восстановить законсервированный нефтепровод до Узбекистана

Новый старый трубопровод необходим для транзита казахстанской и российской нефти в Узбекистан. 

09:51 08 Сентябрь 2017 17896

Казахстан может восстановить законсервированный нефтепровод до Узбекистана

Автор:

Куралай Абылгазина

Казахстан готов протянуть нефтепровод с Шымкента до границы Узбекистана при гарантии объемов транзита нефти через территорию республики. Об этом журналистам в Астане сообщил министр энергетики Канат Бозумбаев.

Ранее «Узбекнефтегаз» договорился с Казахстаном и Россией о поставках казахстанской и российской нефти в Узбекистан по системе Омск – Павлодар – Шымкент. Дополнительные объемы сырья необходимы Узбекистану для строящегося в республике нефтеперерабатывающего завода в Джизакской области (завершение строительства в 2022-2023 годах).

В связи с этим Казахстан может протянуть нефтепровод от Шымкента до Джизакской области в Узбекистане. Предварительно речь шла о транзите трех-пяти миллионов тонн нефти в год через территорию республики.

«Объемы, которые Узбекистан просил, были пять миллионов тонн нефти, потом стали три миллиона тонн. Если больше будет, надо будет строить трубу до Джизака. Это планы до 2021-2023 года – срок, когда Узбекистан планирует построить НПЗ. Они ищут ресурсы как в Казахстане, так и в России. На прошлой неделе было обсуждение с Новаком (министр энергетики РФ Александр Новак. – Прим. авт.), на этой неделе – с  вице-премьером Ибрагимовым (заместитель премьер-министра Республики Узбекистан Гуломжон Ибрагимов. – Прим. авт.)», – сказал Канат Бозумбаев журналистам в кулуарах форума Kazenergy.

Речь идет о восстановлении нефтепровода, который в советский период соединял нефтеперекачивающую станцию в селе Шагыр Южно-Казахстанской области с Узбекистаном. На сегодня данный отрезок трубопровода законсервирован.

«Когда был нефтепровод отдельный, он от Шагыра шел в Узбекистан, но его законсервировали, какую-то часть даже разобрали. Вопрос его восстановления будет зависеть от гарантии с узбекской и российской сторон по объемам транзита нефти. Если будут нормальные объемы, под них можно восстанавливать», – пояснил в интервью abctv.kz вице-министр энергетики Асет Магауов.  

«Надо провести ревизию трубопровода от Шагыра до Узбекистана: какие участки разобраны, проверить физическое состояние оставшихся участков.  Далее принимать решение о восстановлении», – добавил он.

На сегодняшний день у Казахстана есть возможность транспортировать нефть от конечной точки нефтепровода Омск – Павлодар – Шымкент в Узбекистан по железной дороге.

«По текущему нефтепроводу «ТОН-2» (принадлежит российской компании «Транснефть». – Прим. авт.) заходить на Павлодар, далее через нашу систему до железнодорожного нефтеналивного пункта Шагыр на границе с Узбекистаном, далее железнодорожными цистернами из Шагыра в Узбекистан», – заключил г-н Магауов.

Министр энергетики Канат Бозумбаев также подтвердил готовность Казахстана экспортировать часть собственных объемов нефти в Узбекистан.

«Из 86 миллионов тонн нефти, которые в этом году добудет Казахстан, всего 14,5 миллиона перерабатываются на внутреннем рынке. Все остальное – экспорт. Из этих ресурсов можно пару миллионов отправить в Узбекистан. Вопрос в цене и инфраструктуре», – пояснил г-н Бозумбаев.

Куралай Абылгазина

Станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстана?

03 Апрель 2019 07:15 3974

Власти Узбекистана всерьез работают над улучшением финансового рынка в стране.

Эксперты считают, что проведенная либерализация рынка и проводимые реформы положительно скажутся на развитии страны.

Так, Международный валютный фонд прогнозирует, что экономический рост Узбекистана может увеличиться до 5,5% в этом году благодаря большому притоку инвестиций. Рейтинговое агентство Fitch Ratings считает, что в этом году рост экономики страны составит 4,9%, в следующем увеличится до 5,3%.

«Рост будет происходить за счет государственных инвестиций в стратегические проекты, жилищных и инфраструктурных расходов», — отмечается в сообщении. Агентство также отмечает низкий уровень госдолга.

В свежем отчете агентства Moody's отмечается мощный потенциал для роста экономики, так как в стране происходит переход от плановой монополистической системы, контролируемой государством, к рыночной. Хотя и в агентстве признают, что в стране сохраняются проблемы с исполнением законов, связанных с масштабной перестройкой всех институтов, разработкой и внедрением новых инструментов политики, переходом к рыночной экономике.

«Узбекистан характеризуется недостаточно развитой инфраструктурой и невысоким уровнем благосостояния в сравнении с сопоставимыми странами: в 2018 г. ВВП на душу населения, по оценкам, составил около 1200 долларов. Вместе с тем мы полагаем, что показатель располагаемого дохода на душу населения в Узбекистане может быть выше ввиду значительных масштабов теневой экономики. По нашему мнению, процесс принятия решений сконцентрирован в руках лишь нескольких политических деятелей, что оказывает негативное влияние на предсказуемость государственной политики. В качестве позитивных факторов мы отмечаем либерализацию режима валютного курса в 2017 г. и меры Центрального банка Республики Узбекистан (ЦБУ), направленные на снижение инфляционного давления и уровня долларизации экономики», – отмечает в своем отчете S&P Global Ratings.

Тем временем руководство страны активно нацелено на развитие финансового рынка. На днях, например, в Ташкенте презентовали национальный межбанковский процессинговый центр Humo, в развитии которого помогает американская платежная система.

В ноябре в Узбекистане заявили о подготовке к приватизации банков. Для этого даже разрабатывается специальная программа. Об этом сообщила «Газета.uz» со ссылкой на председателя Центробанка Мамаризо Нурмуратова. По его словам, госдоля в уставном капитале банков составляет 86%.

«Постепенно мы будем оздоравливать банки, улучшать финансовое состояние, качество кредитов, а затем начнем продавать», — отметил глава ЦБ.

При этом аналитики Fitch считают, что в банковском секторе страны ситуация остается стабильной благодаря хорошему качеству активов (по оценкам агентства, в стране всего 1,3% обесцененных кредитов в валовом портфеле) и прибыли по итогам 2018 года. Но все еще уровень капитализации и ликвидности банков остается низким, также имеются риски, связанные с быстрым ростом кредитования и выдачей кредитов в иностранной валюте. По прогнозам Fitch, быстрый рост общего ссудного портфеля продолжится, поскольку объем кредитования все еще является невысоким относительно размера экономики Узбекистана.

Тем временем два казахстанских банка уже объявили о своем желании выйти на рынок Узбекистана. Кроме того, казахстанские специалисты с большим интересом смотрят на рынок для трудоустройства. И сам Узбекистан стал гостеприимнее к экспатам, утвердив новый порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы в стране.

Оценивая такие перспективы страны, намеченные реформы, готовность к переменам, возникает вопрос, не станет ли Узбекистан финансовым конкурентом Казахстану?

«Узбекистан как страновой рынок не является конкурентом казахстанскому – в силу разной структуры экономики», – рассказал независимый эксперт Расул Рысмамбетов. По его словам, если и говорить о конкуренции, то скорее между частными компаниями, которые работают на одном региональном рынке и выпускают идентичный продукт.

«В целом, когда речь идет о Казахстане и Узбекистане, я рассматриваю их скорее как взаимодополняющие друг друга рынки. И привлечение инвестиций в Узбекистан будет позитивно влиять на инвестиционный климат Казахстана и наоборот: многие компании, работающие в РК, как иностранные, так и наши, чрезвычайно рады положительным изменениям в Узбекистане. Богатый сосед – залог и нашего богатства», – подчеркнул эксперт.

Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам» уверен, что Узбекистан все еще довольно закрытая страна. Даже по меркам многих других среднеазиатских республик. Именно поэтому и информации о их финансовой системе не так много, да и сама она развита крайне слабо и имеет ряд структурных перекосов.

«На 86% банковский сектор страны принадлежит государству. Сами банки в основном выполняют не классические функции кредитных учреждений, а выступают своеобразными казначействами для различных министерств и ведомств, которых и кредитуют. По сути, это просто большие кэптивные банки, осуществляющие кредитование и предоставляющие прочие виды услуг только предприятиям определенного ведомства, к которым они «привязаны». При этом все эти кредитные учреждения находятся под жестким регуляторным влиянием со стороны государства и от него же получают соответствующее субсидирование», – пояснил аналитик.

«Тем не менее, периодически некоторыми кредитными учреждениями из республик бывшего СССР и стран дальнего зарубежья предпринимаются попытки зайти на банковский рынок Узбекистана. Среди них грузинский TBC Bank, а также западные Sturgeon Capital, который приобрел 39,6% акций Universal Sug’urta (страховая компания, которой принадлежит 9,6% Universal Bank), и крупный швейцарский инвестор Respons Ability, купивший в ноябре 2018-го 50%-ную долю IFC в «Хамкорбанке» (тому принадлежало 15,4% акционерного капитала банка)», – отметил эксперт.

Экспансию на рынок Узбекистана таких крупных российских игроков, как Сбербанк или ВТБ, он считает маловероятной. По его мнению, власти республики откровенно опасаются столь мощных игроков и не спешат подпускать их к своей финансовой системе.

«Перспективы развития финансового сектора Узбекистана довольно туманны на ближайшие годы. Тут возможны самые различные сценарии, однако вероятность того, что он быстро станет открытым, диверсифицированным, ориентированным на массового розничного потребителя и доступным для иностранных инвесторов, относительно невелика», – подчеркнул Алексей Коренев.

Ольга Фоминских

Производители просят условий для конкуренции с узбекскими товарами

20 Декабрь 2018 13:21 3157

В 160 раз больше безалкогольных напитков ввозится из Узбекистана в Казахстан по сравнению с взаимным экспортом.

Казахстанские производители заявляют о невозможности конкурировать с узбекистанскими производителями товаров из-за высоких налогов и тарифов на коммунальные услуги.

Действенными мерами экономисты считают введение зеркального акцизного налога на похожие товары при экспорте в Узбекистан и субсидирование части затрат на коммунальные услуги для производства товаров первой необходимости.

Республика Узбекистан является главным торговым партнёром предпринимателей Шымкента и Туркестанской области, в прошлом году доля в общем товарообороте между регионом и соседней страной составила более 30%. Однако, как утверждает эксперт Палаты предпринимателей Шымкента Бауржан Бердалиев, для повышения доли экспорта казахстанской продукции на 30-миллионный рынок Узбекистана имеются преграды в виде налоговых нагрузок с узбекистанской стороны.

Узбекские лимонады

К примеру, с января 2019 года отечественные производители при экспорте безалкогольных напитков обязаны будут оплачивать акцизный налог 25% от таможенной стоимости, сейчас данный налог составляет 50%. И, тем не менее, снижение вполовину всё равно ставит местные компании в неравную конкуренцию с узбекистанскими товаропроизводителями. Так, при экспорте в Казахстан безалкогольных напитков акцизный налог отсутствует. Эксперт провёл небольшой анализ рынка по безалкогольным напиткам и пришёл к выводам: в Казахстан из Узбекистана на сегодня ввезено в 160 раз больше безалкогольных напитков, чем в обратном направлении.

«На сегодня на рынке города Шымкента уже продаётся продукция восьми узбекистанских компаний с 17 наименованиями напитков (Dena, Hydrolife, «Айс Теа», «Вкус детства», Dinay и другие). Более того, на рынке есть давно существующие бренды российских напитков («Сад», J7, «Сады Придонья», «Добрый», «Агуша»), филиалы (Coca-Cola, Fanta, Sprite, Piko, Fuse tea, Pepsi и другие), грузинских («Боржоми», «Натахтари»), кыргызстанских (Organic, чай Let's go) компаний. К примеру, по итогам девяти месяцев 2018 года из Узбекистана в Казахстан экспортировано порядка 3,6 миллиона литров минеральной воды и напитков (код ТНВЭД 2201, 2202) на 891,3 тысячи долларов. А в обратную сторону экспорт со всего Казахстана составляет лишь 22,5 тысячи литров на сумму 10,9 тысячи долларов. И данный наплыв импортных напитков ставит под угрозу будущее местных производителей», – считает Бауржан Бердалиев.

Для более подробного проведения анализа рынка безалкогольных напитков Шымкента эксперты Палаты предпринимателей совместно с представителями ТОО «Рауан» в начале 2019 года планируют провести ревизию крупных супермаркетов, базаров и розничных магазинов с целью контроля отечественных безалкогольных напитков и их проходимости.

Один ковёр против миллиона

При этом оказалось, что от такой конкуренции страдают также производители ковровых изделий фабрики «Бал текстиль» и «Назар текстиль». При экспорте в Узбекистан ковровых изделий казахстанского производства производители обязаны платить акцизный налог 15% от таможенной стоимости товара с 1 января 2019 года, до этого он составлял 30%. Хоть акциз и снижен на 15%, но это всё равно невыгодно для экспорта ковров в соседнюю страну. Что касается производителей Узбекистана, для них при ввозе ковров в Казахстан акцизный налог опять-таки не предусмотрен. В итоге, по информации эксперта, за девять месяцев 2018 года в Казахстан завезено 1,2 млн квадратных метров узбекистанских ковров на сумму 4,3 млн долларов, в то время как из Казахстана в Узбекистан экспортировано всего лишь 8 кв. метров ковров на сумму всего 50 долларов.

«Более того, с 15 декабря 2017 года отменены экспортные таможенные пошлины на все виды товаров и лицензирование экспорта товаров, за исключением специфических товаров. При этом узбекистанским предприятиям, экспортирующим собственную продукцию, разрешено открывать торговые дома и представительства для маркетинговых исследований внешних рынков и рекламы, с поставкой для них товаров на условиях консигнации», – отмечает Бауржан Бердалиев.

Кроме того, на ценообразование и снижение конкурентоспособности казахстанских товаров по отношению к узбекистанским влияет огромная разница в тарифах на коммунальные услуги, тем более что для юридических лиц они в разы больше, чем для физических. Так, стоимость кубометра воды в Шымкенте на 11 тенге дороже, чем в столице Узбекистана – Ташкенте, электроэнергия выше на 15 тенге за кВт·ч, а природный газ почти на 23 тенге.

Сравнительные цены по тарифам г. Шымкент и г. Ташкент для юридических лиц

Туркестанская область и Шымкент являются приграничными регионами, расстояние из Шымкента в Ташкент всего 120 км. Население Узбекистана более 30 млн человек, что открывает прекрасный рынок сбыта для казахстанских товаропроизводителей. И также взаимный открытый доступ получили и узбекистанские предприниматели, а через Казахстан и доступ на рынки России, Китая и других стран.

Мира Бахытова, Шымкент