/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 413,08 Brent 36,55
Казахстан заинтересован во вступлении Таджикистана в ЕАЭС

Казахстан заинтересован во вступлении Таджикистана в ЕАЭС

Евразийские перспективы Душанбе интересны для Астаны больше в политической, а не экономической плоскости.

15:05 14 Май 2018 12343

Казахстан заинтересован во вступлении Таджикистана в ЕАЭС

Автор:

Аскар Муминов

Фото: sputniknews.kz

14 мая в ходе саммита ЕАЭС в Сочи Молдова получит статус государственного наблюдателя на заседании Евразийского экономического союза, заявил помощник президента России Юрий Ушаков. Расширение статуса наблюдателей при ЕАЭС – одна из ключевых тем встречи в Сочи. Ранее такое же предложение было озвучено в адрес соседнего с Казахстаном Таджикистана. Оно прозвучало в конце апреля, и видно, что ЕАЭС активно созывает новых участников. Что это значит для развития интеграции и выгодны ли эти процессы для Казахстана, abctv.kz рассмотрел на примере заявки Таджикистана.

Россия предложила Таджикистану стать страной-наблюдателем при Евразийском экономическом союзе, сообщил первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов.

«В том числе мы предложили на фоне двусторонней повестки Республике Таджикистан серьезно посмотреть на статус страны-наблюдателя при ЕАЭС», – сказал он.

Статус не несет никакого политического аспекта. Это исключительно вопросы, которые способствуют товарообороту и взаимному проникновению экономик, поскольку вопросы фитосанитарного контроля, ветеринарного контроля, технического регулирования, стандартов – это все то, что ведет потом к более свободному перемещению товаров, подчеркнул политик.

То, что Таджикистан является страной для расширения ЕАЭС, говорят уже давно, Душанбе не раз делал реверансы в сторону союза. Однако что может дать вступление Таджикистана в ЕАЭС Казахстану и другим странам объединения? Эксперты отмечают, что с экономической точки зрения Таджикистан – малоинтересный игрок для ЕАЭС, и если он и вступит в союз, то сугубо из политических предпосылок.

Тактика остается неизменной

Координатор аналитических проектов «Самрау» Дмитрий Михайличенко заметил, что для руководства России геополитические вопросы имеют приоритетную важность.

В многолетней истории ЕАЭС – Таджикистан ключевую роль играют именно геополитические факторы. Слабая экономика Таджикистана, в которой все большую роль играет Китай, не представляет особого интереса для России и других стран ЕАЭС, однако с точки зрения геополитики и желания Москвы влиять на ситуацию Таджикистан, несомненно, интересен, считает он.

По его словам, тактика Душанбе будет прежней, там не будут говорить «нет», но и торопиться вступать в ЕАЭС также не будут. Возможно, вариант со статусом наблюдателя и будет принят, так как формально он может удовлетворить все стороны. Эксперт считает, что Таджикистан может получить определенные преференции от вступления в ЕАЭС – это и российский, и казахстанский рынок, это и дополнительные возможности для мигрантов. Однако Таджикистан не захочет терять свободу маневра и предпочтет иметь возможность бесконтрольного взаимодействия с Китаем, а для Казахстана гораздо интереснее представляется формат интеграции с Узбекистаном, чем с Таджикистаном, подчеркнул аналитик.

«Считаю, что в настоящий момент на постсоветском пространстве интерес к ЕАЭС не растет. Это связано прежде всего с ролью России в мировой экономике и санкционным давлением со стороны Запада. США и Евросоюз относятся ревностно к перспективам евразийской интеграции под началом Москвы и делают много для сворачивания проектов. На мой взгляд, в конечном счете, перспективы интеграции постсоветского пространства в Центральной Азии будут зависеть от возможности Москвы договориться с Пекином о синхронизации своих евразийских инициатив», – сказал г-н Михайличенко.

Таджикистан обещает, но не значит, что вступит

Директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Сергей Рекеда отметил, что статус наблюдателя ЕЭС не накладывает никаких особых обязательств на Таджикистан, но и не дает серьезных преференций, например, в таком статусе сейчас находится Молдова. Ее правительство ориентировано на евроинтеграцию, а в стране идет постепенный сбор подписей о присоединении к Румынии.

Эксперт заметил, что таджикские коллеги изучают возможные выгоды от вступления ЕАЭС и при этом обращают особое внимание на опыт Кыргызстана, потому что у двух стран есть общие черты с точки зрения масштабов и структуры экономики, потребностей в экспорте рабочей силы. Поэтому если вспомнить создание российско-кыргызского фонда развития, преференций для работы граждан ЕАЭС в России и Казахстане, основных странах – реципиентах рабочей силы ЕАЭС, совместные производственные проекты, развитием которых занимается Евразийская комиссия, то потенциальные выгоды для Таджикистана понятны. Издержки тоже будут – связаны они с переходом на новые технические регламенты, ростом таможенных пошлин для товаров из третьих стран, необходимостью оборудования фитосанитарных лабораторий. Хотя если обратиться к опыту Кыргызстана, то можно предположить, что для Таджикистана могут также договориться о льготном периоде перехода на стандарты ЕАЭС и минимизировать издержки.

«Вопрос основной – какую выгоду получат страны ЕАЭС от вступления Таджикистана в союз? Приоритет для ЕАЭС сегодня все же развитие интеграции «вглубь», а не «вширь», и допускаю, что Казахстан и Кыргызстан могут быть не сильно заинтересованы в присоединении Таджикистана. Однако есть выгоды стратегического порядка, о которых не стоит забывать. ЕАЭС, будучи экономическим союзом, имеет, хотим мы того или нет, измерение в сфере безопасности и в гуманитарной сфере. Более прозрачные механизмы миграции позволяют снизить потоки нелегальной миграции в страны, прежде всего в Россию и Казахстан, понижают террористические риски, потому что сообщества нелегальных мигрантов являются одним из источников рекрутирования в экстремистские организации», – заметил г-н Рекеда.

По его словам, проекты ЕАЭС, нацеленные на развитие производства и рост торговли, повышают уровень жизни в стране, а значит, стабилизируют общественно-политическую ситуацию, очевидно, что дополнительные очаги нестабильности в Центральной Азии не нужны ни России, ни Казахстану. Поэтому для стран ЕАЭС вступление Таджикистана в союз было бы сопряжено прежде всего с такими выгодами стратегического характера, сказал он.

Важный экономический партнер

Эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук заметил, что ЕАЭС давно уже присматривается к Таджикистану, то есть подготовительная работа к более активной интеграции фактически ведется. В свою очередь, и сам Таджикистан подбирает формат участия в организации.

Эксперт заметил, что Таджикистан за все последние годы, проведенные в суверенном статусе, не вошел ни в один из межгосударственных блоков, характер которого бы полностью противоречил принципам ЕАЭС. Относительно невысокие экономические показатели Таджикистана не могут быть барьером на пути его евразийской интеграции, ведь тот же, например, Кыргызстан имел аналогичные позиции при вступлении, подчеркнул политолог.

По его словам, действующие участники ЕАЭС как минимум позитивно воспримут возможное членство Таджикистана в этом союзе или участие в совместной работе в том или ином качестве. Тем более что ЕАЭС сейчас – это не просто Россия, Казахстан, Беларусь, Армения и Кыргызстан, это еще и такие страны, как Вьетнам, Иран и другие, имеющие соглашения о льготной торговле. При этом самому ЕАЭС, и прежде всего Москве, следует более четко артикулировать тезис о том, что данный союз не является попыткой «возрождения СССР», заметил г-н Трофимчук.

«Для Астаны, безусловно, членство Таджикистана в ЕАЭС намного лучше, чем его отсутствие. Никакой дополнительной тяжестью таджикская экономика на плечи Казахстана не ляжет, так как это не союз двух стран. Более того, по факту будет усилен общий оборонительный периметр, что положительно скажется и на развитии экономики. Но только для общего подъема необходимо, в конце концов, сделать так, чтобы ЕАЭС был не только союзом чиновников, а чтобы и население стран постоянно ощущало улучшения в социально-экономической сфере. В противном случае внутри ЕАЭС не произошло бы такого потрясения, как, например, с Арменией», – сказал г-н Трофимчук.

По его словам, с теоретическим вступлением Таджикистана в ЕАЭС вес организации в целом усилится, у каждого свои мотивы для обретения более сильной и надежной «крыши», для чего иногда приходится больше тратить, чем приобретать, сказал он.

«С Таджикистаном такая формула работает тоже, так как соседство Афганистана является постоянной тревогой для Душанбе. Поэтому не думаю, что новый кабинет министров РФ откажется от тех слов по поводу перспектив сотрудничества ЕАЭС с Таджикистаном, которые были произнесены первым вице-премьером Игорем Шуваловым еще до ротации членов правительства», – подчеркнул политолог.

Стоит отметить, что по итогам 2017 года товарооборот между Казахстаном и Таджикистаном составил 840 млн долларов, что на 25% больше, чем в 2016 году. В 2017 году импорт товаров из Казахстана осуществлен на сумму 515 млн долларов, экспорт – на 325 млн долларов с увеличением на 130 млн долларов.

Казахстан в основном экспортирует в Таджикистан зерно, муку, подсолнечное масло, строительные и лакокрасочные материалы, газы нефтяные и углеводороды газообразные, нефть и нефтепродукты. Таджикистан – в Казахстан: овощи, фрукты, руды и концентраты свинцовые, цинковые, медные.

За 2007-2016 годы экспорт Таджикистана снизился на 38,6%, а импорт увеличился на 56,5%. Объемы экспорта – в пять раз меньше объемов импорта, что приводит к ежегодному оттоку иностранной валюты. Казахстан – основной рынок сбыта для таджикских товаров, на Казахстан приходится треть экспорта Таджикистана (32,5%).

Аскар Муминов

ЕАЭС – что будет после пандемии?

Как будет восстанавливаться, и какой из стран выгодна дальнейшая интеграция.

07 Август 2020 08:25 3099

ЕАЭС – что будет после пандемии?

Казахстанцам сегодня пришлось столкнуться не только с проблемами внутри страны в связи с пандемией, но и за ее пределами, в частности в странах, входящих в Евразийский экономический союз. О трудностях и о путях их решения своим видением с Inbusiness.kz поделились казахстанские эксперты. Сегодня наш собеседник – руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

Еще несколько месяцев назад сложно было представить, что работа ЕАЭС, богатого планами и перспективами, столкнется с глобальным кризисом, вызванном пандемией. На чем больше всего сказалось его влияние?

Для начала хотел бы напомнить, что Договор о ЕАЭС предполагал наличие четырех свобод: свободы движения товаров, капитала, услуг и рабочей силы. Когда в рамках объединения был снят таможенный контроль на внутренних границах, а граждане стран ЕАЭС могли осуществлять трудовую деятельность в любой союзной стране без получения разрешения, это привело к увеличению трансграничной мобильности, которая формировала более позитивное отношение людей к процессам интеграции.

Однако сегодня меры, предпринятые государствами в борьбе с коронавирусом, сильно ограничили возможности и свободы выхода за пределы национальных границ. Из этих четырех свобод в ЕАЭС пандемия больше всего повлияла на единый рынок услуг и общий рынок труда.

Новые, непривычные условия труда и жизни вместо формирующегося многогранного ЕАЭС вызвали эмоциональные импульсы и разнообразные высказывания по поводу будущего постсоветских интеграционных объединений. СМИ запестрели заголовками вроде «Интеграция на паузе», «Выдержит ли ЕАЭС испытание коронавирусом», «Коронавирус залихорадил ЕАЭС» и т. п. Такие громкие заголовки внушают скептицизм в способность ЕАЭС выстроить оптимальную антикризисную стратегию. А нынешняя ситуация дает определенные козыри в руки противникам интеграции. Рассуждения примерно таковы: люди не могут выехать, застряли на границах. Например, в Кыргызстане были возмущения по поводу того, что грузовики не могли проехать границу Казахстана. Хотя пограничный контроль – это не компетенция ЕЭАС. Тем не менее это все косвенно ударило по имиджу ЕАЭС.

Вы сказали, что больше всех от пандемии пострадал общий рынок труда. Давайте поговорим об этом подробнее.

Казахстан, оказавшись в повторном карантине после временных послаблений, вряд ли сейчас является привлекательной страной, чтобы границы для наших граждан были с радостью открыты другими странами.

Говоря об общем рынке труда, могу сказать, что особенно пострадают страны, экспортирующие рабочую силу за свои пределы. Трудовые мигранты столкнутся с серьезной конкуренцией с местными жителями. Многие проблемы государствам придется решать самостоятельно, отсюда возникает рост экономических эгоизмов, возврат к внутренним ресурсам.

Разве возврат к внутренним ресурсам – это плохо?

Знаете, недавно я ознакомился с одним европейским исследованием по трансграничной мобильности, в котором приняли участие более 10 тыс. молодых людей из восьми государств – членов Европейского союза (ЕС).

Вопрос перед исследователями был поставлен такой: как путешествия по Европе могут повысить у молодежи чувство общеевропейской причастности? Результаты показали, что чем больше молодежь посещает другие страны ЕС, тем активнее она становится у себя дома, обладая многогранным видением, начинает проявлять патриотизм у себя на родине. Не случайно страны ЕС начали, в первую очередь, открывать границы друг другу, несмотря на разность эпидемиологической ситуации связанной с коронавирусом. Но в рамках деятельности постсоветских интеграционных объединений никакая причастность не является ключевым фактором для открытия границ.

Почему?

В июне нынешнего года был создан проект комплексного плана мероприятий по предотвращению распространения COVID-19 и иных инфекционных заболеваний на территориях государств ЕАЭС. Утверждение документа ожидается, также планируется смягчение введенных ограничений, в том числе условий для свободного перемещения населения на общем экономическом пространстве. Правда, в ближайшее время это пока не достижимо, потому что карантинные меры, которые предпринимаются, слишком разнородные на пространстве ЕАЭС. Беларусь отказалась от жестких мер, в России они значительно ослабляются. Кыргызстан, Казахстан и Армения пока находятся в карантинном режиме.

То, что Вы перечислили, грустно осознавать. Означает ли это, что пропадает экономическая привлекательность того же Евразийского экономического союза?

Конечно, всем уже понятно, что экономический ущерб от эпидемии будет существенный. Мир изменился, процессы глобализации дали сбой, сильно упали продажи услуг и ряда товаров (за исключением продуктов питания и лекарств). Пока пандемия не закончилась, о масштабах падения мировой экономики можно только предполагать, пока слишком мало данных.

Создавая ЕАЭС, страны-основатели руководствовались подходом win-win (выигрыш-выигрыш), то есть идеей возможности такого взаимодействия с другими странами, при котором все стороны останутся в выигрыше. Сейчас же каждое государство старается самостоятельно решать свои проблемы.

Так, по данным Евразийского банка развития (ЕАБР), потери ВВП стран объединения от действия внешних факторов в 2020 году году могут быть около 2%. При этом каждый месяц карантинных мер обходится странам ЕАЭС падением ВВП в размере от 1,5% до 3%. В целом общий ВВП государств ЕАЭС по итогам года снизится на 2,2%. Текущий кризис стал уникальным: он был вызван фактором, который не смогли предугадать экономисты или чиновники. Так что, какова роль вируса COVID-19 в экономических бедствиях, еще предстоит изучить.

Но вызовы всегда неожиданные. Вирус никого не предупредил, что он придет в нашу жизнь. Тут уже государственные мужи каждой страны ЕАЭС должны были ориентироваться в ситуации оперативно и принимать решения… Согласитесь?

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) довольно быстро начала принимать меры по ликвидации кризиса и борьбе с эпидемией на союзном уровне. Например, в целях предоставления возможности поиска работы без выезда с места проживания в настоящее время создается Евразийская электронная биржа труда. В плане формирования общего рынка труда есть прецеденты из мира спорта. Например, футболисты из стран ЕАЭС с июля 2020 года не считаются легионерами во всероссийских соревнованиях на территории России (а также баскетболисты, волейболисты, регбисты и представители хоккея на траве). Некоторые казахстанские тренеры в этом видят позитив, говоря о том, что это даст толчок в развитии спортсменов, которым будет проще конкурировать с местными игроками. То есть лимит на легионеров стал напоминать схему, которая работает в Европе. Там чаще всего лимит действует на игроков не из ЕС. В Казахстане еще в ноябре прошлого года членами исполкома Казахстанской федерации футбола было принято решение об отмене статуса «не воспитанника казахстанского футбола» для игроков, являющихся гражданами стран, входящих в ЕАЭС.

На Ваш взгляд, после пандемии сохранится ли ЕАЭС?

Конечно, программы и планы развития ЕАЭС подверглись влиянию пандемии. Но интеграционные проекты, как правило, являются долгосрочными. Борьба с коронавирусом рано или поздно увенчается успехом. Поэтому усилия стран союза сейчас направлены на сохранение существующей базы во взаимной торговле и наращивание ее оборотов.

Мы видим, что в условиях борьбы с коронавирусом страны ЕАЭС продолжают контакты в режиме онлайн на различных уровнях с хорошей динамикой, тем более что сейчас требуются быстрые и эффективные решения.

Страны ЕАЭС уверены, что после кризиса, вызванного пандемией, и соответствующих условий неопределенности дальнейшее объединение интеграционных усилий приобретет особую значимость.

На мой взгляд, в связи с пандемией COVID-19 объединению необходимо как можно оперативнее выработать новые критерии и стратегии существования в новых условиях жизни.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

На какие товары будет обязательна маркировка с 1 октября 2020 года

Департамент государственных доходов по г. Нур-Султан дал пояснения

30 Июль 2020 17:56 3025

На какие товары будет обязательна маркировка с 1 октября 2020 года

Решением совета Евразийской Экономической Комиссии от 18 ноября 2019 года перечень товаров, подлежащих маркировке средствами идентификации, был расширен и в него вошли следующие товары. Духи и туалетная вода, запрет на оборот немаркированных товаров вводится не ранее 1 октября 2020 года. Запрет на немаркированные фотокамеры (кроме кинокамер), фотовспышки и лампы-вспышки вводится не ранее 1 октября 2020 года, на оборот немаркированных шин и покрышек пневматических резиновых не ранее 1 декабря 2020 года, на отдельные позиции товаров легкой промышленности не ранее 1 января 2021 года.

Напомним, главами правительств стран ЕАЭС в целях обеспечения законного оборота товаров в рамках ЕАЭС, защиту прав потребителей и предупреждение действий, вводящих их в заблуждение, в Алматы в 2018 году было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС.

В нашей стране соглашение было ратифицировано законом «О ратификации соглашения о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС». Внедрение маркировки товаров в РК регламентируется так же законом «О регулировании торговой деятельности», в котором определены компетенции отраслевых уполномоченных государственных органов, координирующего органа и Единого оператора в области маркировки и прослеживаемости товаров.

Постановлением правительства Единым оператором в области маркировки и прослеживаемости товаров определен АО «Казахтелеком».

Изначально положения Соглашения распространялись на маркировку товаров контрольными (идентификационными) знаками по товарной позиции "Предметы одежды, принадлежности к одежде и прочие изделия, из натурального меха".

В ДГД отмечают положительный опыт стран-членов ЕАЭС, Армении и Беларуси, которые у себя уже ранее ввели маркировку товаров. К примеру, в Армении с 2004 г. подлежат обязательной маркировке такие товары, как пиво, минеральные воды, молочные продукты, фруктовые и овощные соки, напитки, содержащие алкоголь с содержанием спирта до 9%, чай, кофе, масло, мясная и рыбная продукция, консервированные овощи, фрукты, грибы и орехи, уксус, косметическая продукция, мыло, витамины и лекарственные препараты. Обязательная маркировка товаров позволила вывести из «теневого» оборота порядка 15% отечественных и импортируемых в Армению товаров, которые включены в список обязательной маркировки.

В свою очередь Беларусь, с марта 2005 г. ввела маркировку специальными контрольными знаками такие товары, как моторные масла, растительное масло, икра осетровых, рыбные консервы, соки, питьевые воды, газированные и слабоалкогольные напитки, кофе, чай, обувь, мобильные телефоны, принтеры, вычислительные машины, мониторы, телевизоры, часы и другие товары. Причем маркируются не только импортные товары, но и отечественные.

Саян Абаев

Новости

Все новости