/img/tv1.svg
RU KZ
КЭА: теплоэнергетике Казахстана требуется налоговый спецрежим

КЭА: теплоэнергетике Казахстана требуется налоговый спецрежим

В Казахстанской электроэнергетической ассоциации не понимают, зачем взымаются налоги с субсидируемой из бюджетов отрасли теплоэнергетики.

09:47 14 Ноябрь 2016 6320

КЭА: теплоэнергетике Казахстана требуется налоговый спецрежим

Автор:

Игорь Воротной

То, что казахстанская теплоэнергетика на сегодня требует больших капиталовложений – факт общеизвестный и не требующий особых доказательств. Для того, чтобы понять – это аксиома, не требующая доказательств, достаточно обратиться к сухой статистике – к возрасту генерирующих мощностей, действующих в этой отрасли, и к показателям степени изношенности тепловых сетей. По данным Казахстанской электроэнергетической ассоциации, 11% генерирующих тепло станций в стране были построены 20 лет назад, столько же станций в возрасте от 20 до 30 лет, 38% приходится на станции в возрасте от 30 до 40 лет, еще 39 % генерирующих тепло мощностей – старше 40 лет.

При таком среднем возрасте генерации очевидно, что она нуждается в глобальной модернизации, то есть – в деньгах, которым, однако, браться неоткуда.

"В настоящее время теплоснабжающие организации не могут самостоятельно осуществлять необходимое техническое перевооружение централизованной системы теплоснабжения, так как они ограничены регулируемыми тарифами на тепло, ориентированными на относительно низкую платежеспособность основных потребителей – физических лиц", - констатирует председатель казахстанской электроэнергетической ассоциации Шаймерден Уразалинов.

При этом государство в последние годы увлеклось созданием тарифных стимулов на увеличение производства только электроэнергии, а про генерацию тепла благополучно "забыло". И это денежные проблемы только генерирующих мощностей, а есть ведь еще и транспортировка тепла до потребителей: в республике протяженность тепловых сетей составляет 12 тысяч 300 километров, свыше 24 % которых признаны ветхими. "Остальные расположенные в регионах тепловые сети имеют износ свыше 50%", - утверждает Шаймерден Уразалинов. При таком раскладе теплоэнергетика держится не столько на частных инвестициях, сколько на субсидиях местных бюджетов. Которые облагаются налогами, как облагается налогами и новые активы теплостанций, появляющиеся в результате модернизации: КЭА считает, что этот парадокс должен быть устранен государством.

"На сегодня одной из задач в секторе теплоснабжения является восстановление не только генерации, но и тепловых сетей, модернизации тепловых сетей, тепловых насосных станций, тепловых пунктов и доведения до мировых стандартов потери в тепловых сетях, - говорит глава КЭА. - К сожалению, сегодня это идет очень медленно, поскольку требуются большие капиталовложения. В настоящее время бюджеты всех уровней финансируют модернизацию тепловых сетей, в тоже время "теплотранзиты", получая субсидии из бюджета, в полном объеме платят налоги на имущество, корпоративный подоходный налог, налог на добавленную стоимость. Спрашивается – где логика? Коль поставлена задача по восстановлению и модернизации сетевых сетей и их инфраструктуры, надо рассмотреть возможность освобождения от уплаты указанных налогов этих предприятий, которые обеспечивают жизнеобеспечение в регионах республики", - добавляет он.

По мнению Шаймердена Уразалинова, освобождение от этих налогов позволит снизить темпы ежегодного роста тарифов для потребителей и создать условия для привлечения финансирования замены старых сетей на новые в теплоэнергетике. Поскольку материалы, оборудование и новые технологии являются не просто дорогостоящими сами по себе, но и еще и ведут к значительному росту налогов на имущество и других отчислений.

"В конечном счете, специальный налоговый режим для таких предприятий позволит создать условия для восстановления и обновления оборудования предприятий жизнеобеспечения. Других путей нет, без этого данная сфера всегда будет убыточной и непривлекательной для инвесторов", - говорит председатель КЭА.

Данная инициатива ассоциации была впервые оглашена на энергетическом форуме в минувший четверг, 10 ноября, а потому реакции на нее правительства пока не поступало. По словам Шаймердена Уразалинова, речь идет о создании спецрежима для всех теплоснабжающих станций, вне зависимости от формы собственности: по его сведениям, в настоящее время в Казахстане 38 ТЭЦ, 29 крупных котельных и порядка 5400 мелких котельных регионального назначения. Порядка 80 % из них находится в коммунальной собственности, около 20% - в частной.

Обещанного закона годами ждут

Пока неизвестно, как правительство отнесется к данной инициативе КЭА, но печальный опыт взаимодействия с отечественным чиновничеством у ассоциации уже имеется – в ходе того же  энергетического форума Шаймерден Уразалинов напомнил, что ассоциация четвертый год не может добиться принятия в Казахстане закона "О теплоснабжении". При том, что все заинтересованные госорганы на словах выражают поддержку идее появления такого нормативного акта в Казахстане. В связи с чем КЭА просит вместо всеведомственной поддержки своей инициативы узкоотраслевого приложения усилий со стороны министерства энергетики.

"В целях восполнения пробелов в законодательстве республики по вопросам теплоснабжения необходимо инициировать от имени министерства энергетики рассмотрение и принятие проекта такого закона, - говорит Шаймерден Уразалинов. - Следует отметить, что на пространстве СНГ мы являемся единственной республикой, в которой нет такого закона. Большинство участников сегодняшнего форума принимали активное участие, когда мы разработали проект закона "О теплоснабжении", уже пошел четвертый год, но госорганы не могут дать ума этому законопроекту. Сначала его поручили Агентству по регулированию естественных монополий - не знаю, то ли в понедельник это было, не пойму: провели 15 рабочих групп в стенах АРЕМа, потом передали министерству экономики и торговли – еще лучше. И на этом все заглохло", - констатирует он.

По словам Шаймердена Уразалинова, было и обращение к министерству энергетики с приложением к этому обращению разработанного КЭА законопроекта четыре месяца назад, потом, после смены министра, два месяца назад обращение с приложением было повторено.

"Получаем ответ, но не за подписью министра, что данный законопроект необходим, но этим должно заниматься министерство национальной экономики, - говорит он. - Как это понимать? Как и кто это будет делить: электрическую часть – министерству энергетики, а тепловую часть – министерству национальной экономики, ну, где логика? Поэтому закон необходим, тем более, основа есть, мы его разработали и поэтому просьба представителям министерства – не надо стрелки переводить, надо министерству энергетики со своими функциями и полномочиями заняться и родить этот закон. Потому что с этим законом связано много подзаконных актов, которые сегодня несовершенны", - считает он.

Парниковые квоты – не для угольных станций  

Еще одна глобальная проблема отрасли теплоснабжения в стране связана с намерением Казахстана ввести систему продажи квот на выбросы парниковых газов: в условиях, когда основную массу составляет угольная генерация с уже упомянутым "древним" возрастом активов, ей этих квот всегда будет не хватать.

"При такой системе угольные генерации будут выступать только в роли покупателей, - говорит Шаймерден Уразалинов. – Мы в ассоциации сделали прогнозный расчет для девяти станций, не базовых, не крупных. Так вот, для того, чтобы угольной станции среднего, будем говорить, пошива, нормально работать при такой системе, ей необходимо покупать на бирже квоты недостающие на сумму от 117 миллионов до 680 миллионов тенге", - утверждает он.

При этом данные затраты на покупку недостающих квот никто не разрешит включать в тарифы на тепло – хотя бы потому, что тариф сразу станет неподъемным для многих потребителей. То есть денег на покупку недостающих квот у станций не будет, однако и остановить свою работу в суровых климатических условиях Казахстана им никто не даст. Как следствие, последуют многомиллиардные штрафные санкции.

"Суммарно для девяти таких станций, для которых делался прогнозный расчет, эти штрафы составят 27 миллиардов тенге, - подчеркивает глава КЭА. - Так у нас задача какая – развивать централизованное теплоснабжение или ограничить производство на угольных станциях электрической и тепловой энергии?", - задается он риторическим вопросом.

По сведениям специалистов КЭА, доля Казахстана в мировом сообществе по выбросам парниковых газов составляет всего 0,7%, то есть это не тот вклад в загрязнение, ради которого стоит гробить собственную энергетику.

"Второй момент – сегодня в мировой практике нет ни технологии, ни установки, которую установил – и увеличил сжигание угля, а выбросы парниковых газов уменьшил, - продолжает Шаймерден Уразалинов. - Нет выхода, нет технического решения, и потом, я уже перечислил возраст наших угольных станций, там площадки, земельные участки не позволят развернуть полномасштабную модернизацию Дай Бог, по выбросам оксидов, азота, серы, твердых частиц вопросы решить за счет электрофильтров", - добавляет он.

При этом альтернативы угольной генерации в КЭА в обозримом будущем не видят. "Только газификация страны в какой-то степени, но, учитывая цены на газ, угольные станции, перейдя на газ, станут по тарифам, по ценам неконкурентоспособны, - считает глава ассоциации. - И то, газификация, как нам сказали при разработке программы развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года, раньше 2030 года не предвидится. То есть, альтернативы одной нет, атомная станция решит вопрос в каком-то регионе – западном, допустим, по электроэнергии, но она не решит вопросов по теплоснабжению в регионах, потенциал гидроэнергетики ограничен, доля возобновляемой энергетики к 2020 году будет 3%, но и по ВИЭ мы тоже должны взвешенно подходить: сегодня энергосистема может поглотить, интегрировать в себя 1400 мегаватт, а заявок уже поступило на строительство солнечных и ветростанций на 7 тысяч мегаватт. То есть это – напрасные потуги, 1400 – и не более", - добавляет он.

"Часто говорят – у нас сейчас профицит мощностей электроэнергии. Но он сложился за счет предельных тарифов, модернизации с 2009 по 2015 год и за счет  спада производства в кризис. Однако надо понимать, что кризис приходит и уходит: если мы сейчас можем 91 миллиард киловатт час производить, то к 2030 году мы должны производить 145-148 миллиардов киловатт часов, о каком профиците мы вообще говорим? – продолжает Шаймерден Уразалинов. - И зная, сколько нужно капвложений и времени для того, чтобы прирастить мощности, мы потом не догоним рост потребления, поэтому здесь надо очень точно осуществлять прогнозные расчеты, рассчитывать наперед. В этой ситуации мы в 2015 году внесли в парламент при рассмотрении закона об экологии предложение отложить введение национального плана по торговле квотами для угольных генераций до 2030 года. Парламент не принял решение, отправил заключение в правительство, оно дало ответ – отсрочку продлить до 1 января 2018 года. Но этот год ничего не решает, это не решение вопроса, и даже до 2020 года – тоже не решение. Поэтому мы должны для угольной генерации как минимум до 2030 года отложить введение в действие национального плана", - подчеркивает он.

В противном случае развитие угольной генерации в стране будет остановлено при том, что она в обозримой перспективе будет иметь главенствующую роль как самое дешевое производство электроэнергии и тепла не только в Казахстане. "Вот сейчас в Европе объяви: вот вам экибастузский уголь по цене такой-то на 300 лет – они будут самыми счастливыми людьми, потому что они работают на импортном углеводородном сырье, - заметил Шаймерден Уразалинов. - Поэтому от добра добра не ищут, вопрос с отсрочкой надо решить, сейчас мы работаем с комитетом по экологии мажилиса над этим – и тут необходима поддержка министерства энергетики: свои интересы в энергетике надо защищать и на первый план ставить приоритет интересов Казахстан и его экономики, в том числе – электроэнергетической отрасли. В противном случае, мы будем тормозить экономику", - заключил он.

Игорь Воротной