/img/tv1.svg
RU KZ
Коммуникации еще не завод

Коммуникации еще не завод

Утверждает компания, намеренная построить в Павлодаре завод кальцинированной соды, несмотря на протесты горожан.

07:47 13 Октябрь 2020 1119

Коммуникации еще не завод

Автор:

Марина Попова

Фото: pavon.kz

В Павлодаре подрядчик ведет строительство коммуникаций к будущему заводу кальцинированной соды, несмотря на то, что общественные слушания по его строительству дважды признаны не состоявшимися.

Разгоревшиеся в соцсетях дебаты по данному поводу не замечаются местным властями. Не ведают о строительстве и в департаменте экологии области. Само же ТОО «Павлодар-Сода» сработало на опережение, разослав в СМИ пресс-релизы, где заверяют, что строительство завода пока не ведется, мол, все будет по закону.

«В связи с публикациями о строительстве инженерно-коммуникационной инфраструктуры (ИКИ) поясняем, что оно осуществляется независимо от судьбы проекта завода. ИКИ может быть использована в случае реализации других инвестиционных проектов. Проведение общественных слушаний для подведения ИКИ на индустриальную зону, согласно действующим правилам, не требуется, и ТОО «Павлодар-Сода» является только одним из проектов индустриальной зоны. Никаких строительно-монтажных работ непосредственно по проекту завода не начато», – сказано в сообщении.

При этом на месте стойки размещен баннер, где указано, что ведется строительство внеплощадных сетей и объектов завода по производству кальцинированной соды. Работы должны быть завершены в январе будущего года.

ЮНЕСКО добро не дает

Потребность Казахстана в кальцинированной соде составляет 50 тысяч тонн в год. Вся она импортируется. К слову, идея строительства возникла не вчера, но его высокая стоимость, а год назад она составляла 77 млрд тенге, тормозила реализацию проекта. По словам технического директора ТОО «Павлодар-Сода» Амантая Сабитова, актуальность строительства завода связана с тем, что основной ее поставщик в Казахстан – АО «Башкирская содовая компания» заявило о снижении объемов производства почти в два раза в связи с отсутствием известняка. К слову, новое месторождение известняка, которое планировали разрабатывать, находится в заповедной зоне, его курирует ЮНЕСКО. Разрешения на его разработку нет.

Без альтернативы

Уже дважды общественные слушания по строительству завода были признаны не состоявшимися. Главная претензия со стороны общественных организаций – выбор места и устаревшая технология. Завод мощностью 200 тысяч тонн кальцинированной соды планируют возвести на площадке в черте города. Среди претензий к разработчикам проекта – отсутствие альтернативной площадки. Так, по мнению руководителя ОО «ЭКОМ» Светланы Могилюк, никто не озвучил экономические показатели по альтернативности строительства, решив строить там, где удобно, и без вариантов. Оно и понятно, основной потребитель соды – алюминиевый завод расположен также в черте областного центра.

Новое производство планируется построить по схеме Сольве (Solvay). Общественники считают, что это устаревшая технология, требующая значительного объема воды в процессе производства, планируют брать из Иртыша. Специалист в области капитального строительства Артур Ахметов отмечает, что данный способ производства самый дешевый, но его никак нельзя отнести к «зеленым технологиям». Причина – значительное количество отходов при производстве. И, наконец, еще один немаловажный аспект – куда будут сбрасывать сточные воды? Первоначально речь шла о водоеме Былкылдак, имеющем в донных отложениях тонны ртути. Рассматривался и второй вариант – накопитель-испаритель, принадлежащий ТОО «Павлодарский нефтехимический завод». Но, как выяснилось, никто на это свое добро не давал.

К слову, в феврале текущего года в ходе отчетной встречи акима области Абылкаира Скакова был поднят вопрос о заводе кальцинированной соды. И глава региона тогда отметил, что это серьезный системный вопрос.

«Сейчас в мире идет тренд на борьбу за инвестиции, и наша страна не является исключением. При этом для руководства нашей области приоритетным является поиск качественных инвестиций. И вы правы: это не должно приносить ущерб нашему населению. Мы должны провести аудит новых инвестпроектов, и все проекты, которые могут нанести вред здоровью людей, должны откладываться», – отметил тогда Абылкаир Скаков.

Был ли тот аудит или опять все спишется на пандемию, не известно.

Согласно исследованиям чешской неправительственной организации «Арника» и ее партнеров, изменение закона в пользу инвесторов, внезапное одобрение спорных проектов, незаконное строительство гидроэлектростанций, незаконные вырубки леса, преследование гражданских активистов.

«Это лишь некоторые из случаев нарушения прав человека и разрушения окружающей среды во время карантина, вызванного глобальной пандемией COVID-19», – отмечается в пресс-релизе.

Марина Попова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Как устроен бизнес по переработке аккумуляторов

Павлодарский предприниматель выстроил сеть по утилизации отработанных аккумуляторов и производству свинца.  

22 Сентябрь 2020 11:23 7320

Компания появилась в Павлодаре в 2007 году и первые десять лет занималась только торговлей аккумуляторами. Постепенно расширяясь, к 2017 году предприятие дополнило свою деятельность утилизацией и переработкой аккумуляторов. Создание нового производства обошлось в сумму порядка 250-300 млн тенге. Основная часть пришлась на собственные средства. Однако впоследствии возникла необходимость взять заем на пополнение оборотных средств. Заем удалось взять по государственной программе «Дорожная карта бизнеса», а процентную ставку субсидировать через фонд «Даму». В 2020 году предприятие снова получило кредит на пополнение оборотных средств в размере 50 млн тенге. Ставка по кредиту составила 13%, почти половину которой финансирует государство.

Процесс переработки аккумуляторов выглядит нехитро. Так, из отработанных аккумуляторов удаляют электролит, который нейтрализуется с помощью каустической соды до состояния воды и утилизируется. Далее из него извлекается два вида сырья – в основном это свинец, а также в виде побочного продукта – пластик. В дальнейшем пластик промывается и дробится на фракции, свинец выливают в чушки. Оба вида продукции компания экспортирует в Россию.

«У нас есть сертификат соответствия ГОСТ – на пластик и свинец. Мы продаем не просто лом, это не продажа сырья – это производство продукции первого передела», – рассказал Павел Горбачев, руководитель компании.

Цена на свинец не фиксирована и привязана к торгам на Лондонской бирже металлов (LME). Свинец, к слову, может достигать до 55% от массы самого аккумулятора.Пластик стоит порядка 40 российских рублей за килограмм. На выходе пластик составляет порядка 6% от массы аккумулятора. Таким образом, компании в месяц удается накопить около 10-15 тонн пластика.

Чтобы не перегружать линию производства, компания старается перерабатывать в сутки порядка десяти тонн аккумуляторов. Тогда это выходит в месячный норматив порядка 250 тонн. Кроме павлодарцев, в Казахстане в данной сфере также работает завод в Талдыкоргане, построенный еще в советское время. Объёмы завода, конечно, намного превосходят объемы переработки небольшого частного предприятия, однако при этом ожесточенной конкуренции между двумя предприятиями нет.

«Мы находим свои рынки. Завод, к примеру, слишком большой для каких-то заказов. Мы же более мобильны в этом плане. Поэтому нам нет необходимости воевать в цене. Всегда можно найти свои ниши», – считает Павел Горбачев.

В западных странах автомобилисты сами платят за услуги по утилизации своего аккумулятора, казахстанские реалии другие. Здесь отработанный аккумулятор продается, хотя бы не выкидывается на свалку. Даже в магазине при покупке нового аккумулятора покупателю могут предоставить скидку, если он согласен отдать старый. Зачастую такие аккумуляторы даже не разбирают, а просто экспортируют, к примеру, в Россию на ту же самую переработку. В розницу компания приобретает старые отработанные аккумуляторы по ценам в пределах от 3 тыс. до 15 тыс. тенге. Конечная цена зависит от нескольких факторов, в первую очередь это его масса, что напрямую сказывается на содержании в нем свинца.

На долю розничных поставщиков приходится порядка 30-40% от общего потока аккумуляторов. Точки приема компании функционируют в Павлодаре, Экибастузе, Усть-Каменогорске, Караганде, Семее и Алматы.

Помимо этого, существуют и оптовые поставщики. Например, в прошлом году павлодарский предприниматель заключил договор на покупку старых аккумуляторов с ресайклинг-фирмой. Это компания, которая скупает по Казахстану старые автомобили для их дальнейшей утилизации. Там по нормативу при сдаче авто должен быть в том числе и аккумулятор.

Сейчас общий штат предприятия насчитывает порядка 60 работников, в то время как на производстве работают 12 человек. В ближайшем будущем предприниматель собирается построить небольшой завод, на котором, помимо свинца, можно будет перерабатывать, к примеру, цветные металлы, такие как медь и дюраль.

Пока по понятным причинам неясно, во сколько обойдется строительство завода. Сам же предприниматель оценивает эту сумму примерно в 3-4 млн долларов. К слову, вентиляция и системы очистки воздуха занимают в предварительной смете порядка трети всего бюджета и выходят дороже самого оборудования. В качестве одного из вариантов для будущего строительства рассматривается территория специальной экономической зоны «Павлодар». Там предпринимателю могут предоставить значительные льготы, а также выстроена удобная логистика.

Руслан Логинов

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Почему аким Павлодара не приветствует иждивенческий настрой

Как будет решать вопросы города, почему на вопросы граждан отвечает лично – в эксклюзивном интервью Ержана Иманслямулы.

20 Август 2020 08:00 6638

Фото: Алибек Дженалинов

За неполный месяц работы новый аким Павлодара уже объездил город, определил для себя наиболее уязвимые точки и набросал план ближайших действий. Впрочем, этот участок он знает не понаслышке: родом отсюда, трудился в должности заместителя акима города. И вот шесть лет спустя вновь вернулся сюда уже в новом качестве. О своем видении преобразования областного центра Ержан Иманслям рассказал порталу inbusiness.kz.

Ержан Иманслямулы, Вы приступили к обязанностям градоначальника 27 июля. Тем не менее уже выделили основной круг первостепенных проблем?

Поскольку я павлодарец, за мое шестилетнее отсутствие связи с городом не терял. Первое, с чего начал, – подготовка к зиме. В этом году ведется много ремонтных работ, поэтому есть нарекания от жителей, прежде всего из-за отсутствия горячей воды. Идет замена труб теплотрассы на большой диаметр. Думаю, к осени большинство вопросов снимется. Проверил работу тепловых сетей, городских ТЭЦ. Сейчас главное – войти в зиму с завершением всех ремонтных работ.

В отделах городского акимата отмечается большая текучесть кадров. Есть способ это остановить?

Наша область одна из немногих, кто перешел на факторно-балльную шкалу, которая дает возможность госслужащим получать достойную зарплату. Если честно, придя сюда, удивился: в министерстве получают меньше, чем в регионе. Это позволяет приглашать на работу хороших специалистов.

То-то Вы из столицы к нам приехали.

Ну, прежде всего, это моя родина. Что касается кадров, то хорошего специалиста всегда сложно найти. Причем на любом уровне. На сегодня штат не укомплектован, человек всегда ищет, где лучше. Этот процесс необратим. Другой вопрос – понять причину того или иного ухода, выявить проблему, чтобы ее решить.

Как Вам после министерства (работал в министерстве индустрии и инфраструктурного развития РК, в том числе руководил управлением машиностроения комитета. – Авт.) оказаться в кресле градоначальника? Не мелковато? Вы там привыкли к другим размахам.

Для любого госслужащего полезно поработать в министерстве. Если на местах ты лишь исполняешь поручения, спущенные сверху, то в столице ты сам занимаешься разработкой нормативно-правовых актов, учишься отстаивать свою позицию в мажилисе парламента и прочее. Там реальный накал страстей порой происходит.

Хорошая школа получается.

Два года в министерстве – хороший опыт, участвовал в работе межправительственной комиссии с Российской Федерацией, Республикой Беларусь и другими. Есть опыт работы с иностранными инвесторами. Все это думаю использовать в Павлодаре.

Нет ощущения потери какой-то глобальности? Там весь мир был, а теперь все сузилось до масштаба города, местечковых проблем.

Как Вы говорите, в том, большом, мире я был винтиком. Здесь, во-первых, живая работа с людьми. Во-вторых, город – это множество отраслей, за которые ты отвечаешь.

Что за нелицеприятная история с Северо-Казахстанской областью получилась?

Начнем с того, как я оказался там. Я ушел в другой регион с должности заместителя акима Павлодара. Почему? На тот момент мне хотелось поработать в качестве акима. А поскольку у нас в регионе в резерве корпуса «А» достаточно многолюдно, решил попытать свои силы в другом месте – в СКО в резерве был только один человек. Сделал выбор в пользу этого региона. Сначала работал в управлении индустриально-инновационного развития и через 11 месяцев возглавил район, самый крупный в области – 46 тысяч жителей, очень разнообразный по национальному составу. Проработал там чуть больше двух лет. За это время китайских инвесторов привлек для строительства завода по производству рапсового масла. Было интересно и поучительно.

Но аким СКО сказал, что Вы покинули пост главы Тайыншинского района, не достигнув определенных социально-экономических показателей.

Если честно, для меня такое заявление было неожиданным. Я освободил должность в ноябре, и на тот момент о не достижениях социально-экономических показателей вопрос не стоял.

Вернемся к Павлодару. В его границы сегодня входит несколько пригородов: село Павлодарское, поселки Ленинский, Жетекши и другие населенные пункты. Когда они приблизятся к уровню городской жизни? Или такой задачи не стоит?

Есть задача на урбанизацию. Чтобы жить как в городе, не обязательно ехать в Павлодар. Условия можно создать везде: септик, титан для горячей воды. Если село вошло в черту города, оно одномоментно с ним не сравняется. Главное – наличие центрального водопровода и электроснабжения. Если говорить о рабочих местах, то в пригородах можно поставить откормочные площадки, гусиные и утиные фермы. Направление задано – надо работать.

В последние годы в Павлодаре остро стоят вопросы экологии. И это касается не только выбросов, но и наличия зеленого фонда. Общественники утверждают, что больше вырубается, чем садится.   

Старожилы говорят, что город утерял статус одного из зеленых городов не только страны, но и прилегающих российских областей. Говорят, мы были вторыми после Омска в этом регионе. Думаю, пришло время вернуть утерянные позиции. Тем более что есть специальные организации, занимающиеся выращиванием саженцев. Другой вопрос, что необходима концепция по уходу за зелеными насаждениями. Те же компенсационные высадки. Кто за ними ухаживает, поливает?

И как Вы планируете это осуществить?

Хочу вовлечь в этот процесс население, чтобы они участвовали в той же посадке деревьев. Это могут быть семейные уголки зеленых насаждений, именные. Важно не просто посадить дерево и забыть, а нести за него ответственность, поливать на первых порах, если потребуется. Необходимо уходить от потребительства: сделайте, дайте. Когда население города будет вовлечено в данный процесс, то и отношение к окружающему будет иное. Я уверен, люди готовы совершать подвиги, надо просто найти нужные слова.

Ержан Иманслямулы, коли мы заговорили о приграничье, хотелось бы остановиться на таком вопросе, как развитие речного судоходства. Вроде движение есть, но продолжения нет.

Согласен. Был на днях в речпорту, познакомился с его работой и предложил создать хаб. Наши баржи могут спускаться по Иртышу не только до Омска, но и ниже, до Тюмени, где нужен наш щебень, оттуда можно лес возить. Необходимо и другое направление рассматривать – в сторону Семея, Восточного Казахстана, а там и Китай. Речпорт транспортирует и добывает около двух миллионов тонн продукции в год, его максимальная возможность – 6,5 миллиона тонн. Речники готовы наращивать объемы перевалки песка, щебня и леса, однако для этого необходимо провести дноуглубительные работы на Иртыше как минимум на трех участках реки: Омск – Урлютобе, Урлютобе – Павлодар и Павлодар – Курчатов.

Коли затронули промышленную тему, то мое видение – продолжать работу по строительству более высоких переделов. Взять тот же алюминий: сегодня мы уже не сырье экспортируем, вышли на новый уровень, например диски для автопрома. Можно ложки и вилки делать. Если спрос имеется.

Алюминиевые? Как-то «совком» попахивает.

Поверьте, это будут не те приборы, что когда-то предлагали в советских столовых. Главное – желание инвестора и приобретение технологии.

Как думаете, надолго пришли в Павлодар? Понятно, что не все от Вас зависит, но все же. А то в последнее время в городе слишком часто меняют акимов, это точно не идет на пользу областному центру.

Мне бы не хотелось, чтобы это закончилось одним годом, минимум три необходимо. Думаю, за это время можно что-то реальное сделать для города и его жителей. Не скажу, что совершу какой-то переворот, но надеюсь, общую культуру жителей удастся поменять. Правда, сделать это без поддержки горожан не получится.

Что Вы имеете в виду?

Хотелось бы в город привнести каких-то ярких цветов. Сейчас вот прорабатывается единый концепт стандарта интерьера и экстерьера, благоустройства прилегающих территорий школ. Уйдем от серых тонов к определенной цветовой гамме. В плане благоустройства отметил для себя, что в городе мало урн, а это порождает мусор на улицах, в местах отдыха. У горожан не должно быть только одно место отдыха, как сейчас набережная. В каждом микрорайоне должны быть свои «фишки». А то приезжают к нам гости из той же России, Германии. Куда мы их ведем? На набережную, больше некуда. Необходимо поставить стационарные туалеты в парковых зонах, на той же набережной. На сегодня у горожан в этом вопросе выбор не большой – кусты. И это только часть большого вопроса.

Не успев прийти, Вы оповестили горожан о своем номере на WhatsApp. Что пишут?

Когда обнародовал свой номер, за два часа было более полутора тысяч сообщений. И все хотят ответов немедленно. Причем, как это ни парадоксально, обращаются даже с других регионов, например Жамбылской области. Или из Аксуского района пишут, мол, координат своего акима не знаем, помогите.

Все читаете и отвечаете?

Когда надоедает писать, просто перезваниваю. На том конце провода удивляются. Были и абсурдные сообщения, типа займите тысячу тенге. Ответил, чтобы не ждали. Возможно, кому-то любопытно: отвечу или нет. Хочу сказать, что эта переписка занимает много времени, но она необходима, чтобы знать проблемы изнутри.

Недавно школьник отправил Вам видеосообщение, мол, хотим новую спортивную площадку. И ее сделали. Не боитесь, что это станет сигналом для шквала требований: сделайте нам то и это?

Да, стадион обновили. Меня задело это видеообращение тем, что в бытность своей работы в акимате я вручал жильцам этого дома ключи от новых квартир, и вдруг там уже разруха на стадионе. Поэтому поехал, посмотрел, а неравнодушному мальчику и его брату вручил футбольные мячи. Но это не значит, что акимат будет работать как пожарные. Горожанам надо научиться вкладывать свои силы в благоустройство города, начав с дома, где они живут: высадить цветы, посадить деревья, навести чистоту в подъезде. Кто-то это делает без всяких просьб. У других – иждивенческая позиция, и ее поощрять не собираюсь.

Немного о личном. У акима свободное время есть? Чем занимаетесь? Дружите ли со спортом?

Времени, признаюсь, практически нет. Тем не менее взял за правило, приходя домой, оставлять работу за дверьми. У меня четверо детей, они в том самом возрасте, когда им нужен отец. Что касается спорта, то по утрам я час занимаюсь силовыми упражнениями. Меня к этому сподвиг ветеран войны, 94-летний мужчина, которого и дедом сложно назвать, такой живчик. Дочь его рассказывала, что он в 70 лет «солнышко» на турнике крутил, он и сейчас на турнике подтягивается. Когда уехал от него, подумал, надо собой заняться в плане спорта, здоровья. За два года тридцать килограмм сбросил и стал чувствовать себя намного лучше. Когда чувствуешь себя хорошо, то и работа ладится. Тем более что сделать надо много.

Марина Попова


Подпишитесь на наш канал Telegram!